3 книги в месяц за 299 

Духовная ловушкаТекст

0
Отзывы
Читать фрагмент
Отметить прочитанной
Как читать книгу после покупки
Шрифт:Меньше АаБольше Аа

i

Искусственный сон общего пользования завершился. Мужчина разлепил веки. Он лежал на жесткой койке под тонким одеялом в комнате без окон. Перед ним нависала консоль для соединения с корпоративным сегментом Сети. От консоли к основанию черепа тянулся транс-кабель.

«Надеюсь, я не потерял себя за ночь, – подумал мужчина. – Меня зовут Ниден Налтон… Или так зовут не меня? Проверю по служебному удостоверению… Я работаю на Корпорацию… У меня впереди два выходных для обострения болезненного восприятия мира… – Он извлек штекер транс-кабеля из дуплекс-порта, впаянного в головной мозг через позвоночник. – Так, что у нас с бафи?..»

Ниден спустил босые ноги на холодный каменный пол. Пальцы коснулись дуплекс-порта. Он осторожно вытянул барьерный фильтратор. Под прозрачным корпусом темнела тройная спираль.

– Подгорел! – прошипел Ниден. – Уже подгорел, а я только вечером вставил его! – Он подавил порыв швырнуть барьерный фильтратор в стену. – Корпорация не на шутку решила прожарить наши извилины!..

Ниден шагнул к шкафу. Под ворохом ненужной одежды пряталась жестяная коробочка. В ней хранились початый пакетик с зеро-40, пачка засаленных колониальных банкнот, обломок хрусталита и барьерные фильтраторы с потемневшей тройной спиралью, использованные за последние две недели.

Окунув палец в початый пакетик с зеро-40, Ниден натер десны зеленым порошком. Действие зеро-40 не заставило себя ждать. Мысли приобрели воздушность, тело наполнилось легкостью.

Зеро-40 вселял уверенность, что на этот раз получится пароксизм, способный принести по-настоящему хороший доход. Улыбаясь будущему успеху, Ниден выскользнул из комнаты в узкий коридор Катакомб. Толпа людей, пробудившихся после искусственного сна, понесла его к столовой.

– Как дела? – поравнялся с Ниденом пожилой мужчина. – Проголодался?

– Привет, Мирак! Откуда столько народа?

– Уплотнение. – Мирак взмахнул рукой. – В Катакомбах полно свободного места, а хрусталит на Таронире валяется под ногами. Корпорация увеличивает добычу.

– Ты никогда не задавался вопросом, кто построил Катакомбы?

Мирак потер шею.

– Древнее подземное сооружение на мертвом Ксате… – пробормотал Ниден. – Оно задумано как общежитие размером с город? Так бывает?

– Общежитие размером с город. Наверное, да, так бывает.

– Корпорация проводила научные исследования?

– Не слышал.

– А ты слышал, – прошептал Ниден, схватив Мирака за локоть, – что через свой сегмент Сети Корпорация управляет нашей волей?

– Еще бы! А ты что, веришь в это?

– Не знаю, – смутился Ниден. – Барьерные фильтраторы… ты пользуешься ими?

– А ты пользуешься?

– Нет, – солгал Ниден. – А должен?

– Как раз через барьерные фильтраторы злоумышленники управляют твоей волей, – сообщил Мирак. – Они получают прямой доступ к твоему сознанию. Ты что, не догадывался? Вам, молодым, надо все объяснять. – Прежде чем смешаться с толпой, он хлопнул Нидена по спине. – Ладно, пересечемся.

Предоставленный себе, Ниден попал в столовую. За длинными столами сидели люди, поспешно поглощающие пищу из приготовленного концентрата. От регидрат-конвертеров тянулись очереди. Он стал за девушкой, привлеченный крутыми изгибами под форменным комбинезоном. Девушка обернулась, полностью черные глаза смерили его ледяным взглядом существа из морских глубин.

– Тоже новенький? – прозвучал приятный мягкий голос. – Нет, вижу, что нет. Из персонала Корпорации или на транзите?

Ниден облизнул губы. Крутые изгибы могли быть следствием межвидовой трансплантации. Узнать правду опытным путем казалось достаточно любопытным занятием для обострения болезненного восприятия мира. Воображая, как под ладонями трепещет жаркая нечеловеческая кожа, он показал девушке служебное удостоверение.

– Специалист механических систем, – кивнула девушка. – Работаешь с железяками. Ты не очень разговорчив. Привык к обществу железяк?

– Дело в том, что я поражен, – поспешно произнес Ниден. – У тебя есть вкус. Эти трансплантаты подчеркивают твою изысканность… твою утонченность…

– Спасибо. Очень приятная лесть. Мое имя Ренара Тредар, и я собираюсь получить должность администратора-аналитика.

Ниден пожал вполне человеческую руку.

– В этом месте странные бесплатные сны, – сказала Ренара. – Или ты привык и не замечаешь? – Она склонила голову. – Или тебе не с чем сравнить? Или я устала…

– Считается, что на Ксате опасно спать.

– Колониальная легенда?

– Да не знаю я, – пожал плечами Ниден. – Считается, что от Катакомб исходит нейроактивный смог, который проникает в головной мозг как обычный нейроактивный код, пока человек спит.

– Какой ужас! – Ренара рассмеялась. – Вот почему в этом месте странные бесплатные сны. Что происходит, когда нейроактивный смог проникает в головной мозг?

– Наверное, происходит страшное. – Ниден улыбнулся. – Я использую бафи, на всякий случай.

Ренара прищурилась.

– Почему так много народа?!

– Корпорация не успела подготовиться к вашему прибытию. – Приблизив лицо к Ренаре, Ниден вдохнул запах густых черных волос. – К вечеру подвезут концентрат.

– Не хотелось бы опоздать.

Освободив запястье от рукава форменного комбинезона, Ренара включила дисплей браслета. Лицо приняло озабоченное выражение. Подошла ее очередь, и она забегала пальцами по сенсорному экрану регидрат-конвертера, делая заказ.

– Отправление на Таронир по расписанию, – предупредил Ниден. – Если не успеешь, то жди следующей смены.

– Я побежала. – Получив лоток еды, Ренара схватила одноразовый стакан кофейного напитка. – Нужно успеть на гравитационный лифт.

– Удачи с должностью.

– Ладно, пересечемся.

Ренара начала проталкиваться к выходу. Ниден смотрел ей вслед, пока регидрат-конвертер готовил его заказ. Крутые изгибы под форменным комбинезоном внушали трепет, усиленный зеро-40. Забрав лоток еды и одноразовый стакан кофейного напитка, он двинулся вдоль столов.

Не заметив нужного человека, Ниден опустился на свободный стул. Перед внутренним взором к нему, охваченная зеленым облаком зеро-40, плыла Ренара, теряя части форменного комбинезона в бурлящей воде. Она изогнула перед ним нечеловеческое тело с обязательным дуплекс-портом в позвоночнике…

«Почему я должен верить Мираку? – подумал Ниден. – Никто не пытался управлять моей волей через бафи. Наверное, Мирак потерял себя. Если бафи подгорают, значит, мне нужны новые. Надеюсь, они есть у Реверса».

Реверс не торопился в столовую. Пробудившись от искусственного сна общего пользования, он сразу проверил барьерный фильтратор. Голубая тройная спираль под прозрачным корпусом потемнела.

Реверс подсоединил портативный компьютер транс-кабелем к консоли. Перед внутренним взором возник образ тела, обтянутого кожей из композитного полимера. Ему не мешало бы расслабиться, чтобы лучше соображать, но его тайная любовница должна была навестить его еще не скоро… Запустив анализатор Сети, он знал, что увидит на голографическом экране.

Последние две недели в нейроактивном коде присутствовала параллельная пульсация.

«Нейроактивный смог Катакомб добрался до серверов Корпорации. – подумал Реверс. – Никогда не поверю! Но параллельная пульсация – вот она! Если Корпорация не убирает ее, значит, это работа самой Корпорации!»

Придвинув к койке столик, Реверс разложил перед собой разобранный барьерный фильтратор. Темная тройная спираль повисла перед ним в воздушном держателе. Попробовав несколько доступных способов восстановления, он не представлял, как возвратить барьерному фильтратору защитные свойства.

Стук в дверь вынудил Реверса соскочить с койки. На пороге улыбался Ниден. Взгляд маслянистых зеленых глаз устремился к блестящим ногам Реверса, выполненным из композитного полимера.

– Что? – осведомился Реверс. – Весело тебе?

– Это зеро-40. – Ниден вошел. – Ты выяснил насчет Нирхо?

– Не до Нирхо. – Реверс захлопнул за ним дверь. – У тебя подлива на подбородке. Много новеньких отвалило на Таронир? Гравитационный лифт должен был отчалить.

– Да не знаю я, – поморщился Ниден. – Что ты имеешь против новеньких?

– Мало мне тебя, что ли? – проворчал Реверс. – Почему их заселили туда, где живу я? Было так спокойно…

– Уплотнение. – Ниден склонился перед темной тройной спиралью в воздушном держателе. – У тебя есть бафи? – Он показал свой барьерный фильтратор. – Посмотри. За одну ночь.

– У меня не лучше.

– У тебя есть бафи?

– Нет у меня бафи! – Реверс щелкнул блестящими зубами из композитного полимера. – Корпорация принялась рьяно бороться с контрабандой. Я вчера потратил выходной, чтобы обойти приятелей. Ни у кого нет.

– Мы теперь без бафи?

– А я о чем толкую?

– Ты знаешь, что через барьерные фильтраторы злоумышленники управляют нашей волей? – спросил Ниден. – Именно поэтому корпоративная полиция пресекает распространение бафи.

– Совсем больной? – Реверс указал на голографический экран портативного компьютера. – Видишь эту параллельную пульсацию? Корпорация не скрывает свои намерения. Я склоняюсь к тому, что это патогенный нейроактивный код. Патогенный нейроактивный код у тебя под носом, а ты сомневаешься.

– Из-за него подгорают бафи?

– И с каждым разом все сильнее.

– Ты выделил патогенный нейроактивный код, – кивнул Ниден. – Что в нем?

– Все что угодно! – закричал Реверс. – Только благодаря мне ты не теряешь себя! – Он часто задышал. – Ты ведь всегда пользовался бафи, ну, после того, как я убедил тебя в его необходимости?

– Он никогда не подгорал.

– Поэтому ты не понимаешь разницы. Ты слеп и глух относительно того, что происходит в Сети.

– Что происходит в Сети?

– Доверься мне, – прошептал Реверс. – Бафи отсекает патогенные флуктуации в нейроактивном коде. Патогенные флуктуации, они как вспышки. Но эта параллельная пульсация – она постоянна.

 

– Как ты надоел!.. – Ниден вздохнул. – Если бафи подгорают, мне нужны новые, и я хочу, чтобы ты помог достать их.

– Мне тоже нужны бафи, – сказал Реверс. – Где я достану их? Надо восстанавливать старые. Только они необслуживаемые. Хотя…

Ниден с надеждой посмотрел на него.

– …хотя есть продвинутые личности, которые умудряются их восстанавливать, – докончил Реверс. – Ну что ты уставился? Я не знаю никого, кто умеет восстанавливать бафи.

– Я знаю, у кого могут быть приятели, которые умеют восстанавливать бафи, – сообщил Ниден. – Я знаю, кто спасет нас от патогенного нейроактивного кода. Лутида Латис!

Лутида не спала трое суток. Она не нуждалась в отдыхе, пока деформант помогал сохранить ясность мысли. Тело лежало на койке с опущенными веками, подсоединенное транс-кабелем к портативному компьютеру; сознательная сущность собирала завершенный нейроактивный код нового искусственного сна.

Удостоверившись в отсутствии ошибок, Лутида покинула кодовый редактор. Ощущения тела возвратились. Взгляду предстала комната с нависающей над койкой консолью. Оторвав голову от подушки, она подняла онемевшее от неподвижности тело. Мышцы заныли, к горлу подступила горечь.

Дрожащими руками Лутида потерла зудящие глаза. Под койкой тихо шуршал принтер, печатая кристаллы из композитного полимера. Ее детище готовилось увидеть свет. Было достаточно двадцати кристаллов, чтобы обеспечить безбедное существование на месяц. Но обычно количество проданных кристаллов превышало тридцать.

Лутида создавала искусственные сны для людей с повышенными требованиями к отдыху. Ее сны отличались от бесплатных снов общего пользования тем, что почти не обращались к воспоминаниям, а извлекали нужные образы из подсознания. Спящий получал приключение, неотличимое от действительности, в дебрях своих тайных желаний и страхов.

За многие годы создания искусственных снов Лутида уяснила – желания и страхи должны пересекаться. В умелом чередовании желаний и страхов заключался залог успеха. Без успеха ей давно пришлось бы либо стать частью персонала Корпорации, либо покинуть Ксат. А Катакомбы были не таким уж плохим местом для человека на транзите.

Вдыхая запах расплавленного композитного полимера, Лутида сняла теплую пижаму. В треснутом зеркале, висящем на стене, она с тоской изучила свое отражение. Тело требовало улучшения. Ее молодость увядала – лицо покрывала сетка мелких морщин, дряблый живот выдавался вперед, бедра утратили упругостью.

Одевшись, Лутида покинула комнату. В столовой она заметила Нидена и Реверса. Ниден размахивал руками перед Реверсом, поглощающим завтрак. После трех суток написания искусственного сна ей не повредило бы пообщаться с персоналом Корпорации, чтобы узнать последние новости.

Получив выданные регидрат-конвертером за полную цену лоток еды и одноразовый стакан кофейного напитка, Лутида села напротив Нидена и Реверса. Реверс постукивал искусственными ногами по полу, глядя на нее исподлобья. Ниден потягивал кофейный напиток.

– Тебя давно не было видно, – сказал Ниден. – Как твое самочувствие?

– Было бы лучше, если бы Одлим вернул долг. – Лутида посмотрела на Реверса. – Ты собираешься отдавать долг?

Сунув руку в карман куртки, Реверс положил на стол несколько засаленных колониальных банкнот.

– У нас к тебе разговор, – проговорил Ниден. – Ты слушаешь?

– Прекрасно. – Лутида забрала банкноты. – Давай поговорим. Хочешь получить какой-нибудь особенный сон?

Ниден показал барьерный фильтратор с потемневшей тройной спиралью.

– Знаешь кого-нибудь, кто умеет восстанавливать?

– Нет, – покачала головой Лутида. – Я считаю, что бафи – глупость.

– Я предупреждал, – пробормотал Реверс. – Она на транзите. Ей все равно. Корпорация не будет прожаривать ее извилины.

– Ты помнишь свое прошлое? – осведомился Ниден. – Не хочешь поделиться подробностями?

– Надо быть сумасшедшим, чтобы просить человека поделиться подробностями о прошлом, – проворчала Лутида. – Можно подумать, тебе есть что вспомнить такого, от чего я испытаю острый приступ зависти.

Ниден улыбнулся. Ему не давали покоя мысли о Ренаре. Полностью черные глаза обволакивали его морскими глубинами. Он воображал, как освобождает крутые изгибы от форменного комбинезона, чтобы убедиться в их нечеловеческой принадлежности.

– Я предупреждал, – повторил Реверс. – Она на транзите. Ей все равно. Корпорация не будет прожаривать ее извилины.

Лутида повернулась к нему.

– Одлим, хватит дуться. Мой сон вызвал у тебя учащенное сердцебиение?

– Что?

– Если искусственный сон не вызывает у спящего учащенного сердцебиения, значит, это провал, – пояснила Лутида. – Мой сон вызвал у тебя учащенное сердцебиение?

– Да, у тебя получилось, – кивнул Реверс. – Я давно хотел вернуть долг. Были трудности с выводом наличности.

– До сих пор получаю заказы на этот сон, – похвасталась Лутида. – А ты, – она указала одноразовой вилкой на Нидена, – ты никогда не покупал мои сны. Ты такой обычный, что тебе нравятся бесплатные сны общего пользования – вялые и тусклые, после которых нет тягучего сладкого осадка?

– Тягучий сладкий осадок… – повторил Реверс. – Мне нравится тягучий сладкий осадок. Но сейчас ни один твой сон не запускается. В них ошибки.

– Ошибки возникают сами по себе, – признала Лутида. – Наверное, из-за нейроактивного смога. Он меняют структуру кристалла. Даже исходный нейроактивный код невозможно защитить от ошибок. Вчера он прекрасно запустится, а завтра вылезли ошибки.

– Лутида, какой у тебя цвет снов? – Ниден почувствовал потребность натереть десны зеленым порошком. Початый пакетик с зеро-40 лежал у него во внутреннем кармане жилета. – Я хочу зеленых снов.

– В каком смысле? – Лутида свела брови. – Я могу оживить твои мечты, которых ты боишься. Они станут явью. Ты получишь то, чего лишен, но чего отчаянно желаешь.

– Я хочу зеленых снов. – Ниден рассмеялся. – Подари мне зеленый сон. Ну или продай, если дарить зеленые сны не в твоих правилах. Главное – напиши.

Реверс ткнул Нидена в бок.

– Ты, Лутида, считаешь бафи глупостью, но я точно знаю, что они нужны. Если бы с Сетью был порядок, бафи не подгорали бы.

– Корпорация не будет прожаривать ваши извилины, – возразила Лутида. – Это противозаконно.

– Нам пора. – Отодвинув пустой лоток, Реверс встал. – У меня есть кое-кто на примете.

– О ком ты говоришь? – полюбопытствовала Лутида. – Еще один борец за здоровье?

– Это специалист на транзите, – пожал плечами Реверс. – Он устранял у меня неисправность в правом коленном сочленении.

– Как его зовут?

Ниден вспомнил, как помогал Реверсу добраться к специалисту по кибернетическим модификациям, живущему на другой этаже. Сломавшийся правый шаровой узел коленного сочленения оказался предназначенным для сгибания назад. Как выяснилось, его установили наоборот.

– Лутида, ты намерена обновиться? – прищурился Реверс. – Давно пора. Сотвори себе такое тело, чтобы я упал.

Лутида отвернулась.

– Какая обидчивая. – Реверс закатил глаза. – Мы идем к Ханлару Сахлину.

Ханлар проводил время подсоединенным к консоли, общаясь в Сети с представительницами противоположенного пола, если отсутствовали желающие за невысокую плату заменить части своего тела на трансплантаты из композитного полимера. Но не сегодня.

Слухам о нейроактивном патогене, используемом корпорациями для влияния на персонал, Ханлар никогда не верил. До него доходило много разных слухов. От перемены миров слухи не менялись. Их распространяли люди, недовольные сложившимся порядком вещей, считающие себя несправедливо обделенными. В неудачах они винили корпорации.

По мере пользования Сетью на Ксате Ханлар заметил, что забывает редкие слова, означающие отвлеченные понятия. Он и в других мирах иногда пользовался барьерным фильтратором, но никогда голубая тройная спираль не темнела.

Сидя перед консолью, Ханлар бездумно перебирал транс-кабель блестящими пальцами из композитного полимера. Вывод напрашивался сам собой: если Коропрация намерена прожарить его извилины, ему необходимо улететь с Ксата. Вот только у него не хватало средств для оплаты места на межзвездном судне.

Ханлар повернул голову к столику, где стоял барьерный фильтратор с потемневшей тройной спиралью. Других у него не было. Размышляя о необходимости найти сбытчиков барьерных фильтраторов, он не сразу обратил внимание на стук в дверь.

На пороге Ханлар обнаружил двух мужчин. Один выглядел обычно, у другого вместо ног блестели трансплантаты из композитного полимера. Он вспомнил их. Это были люди из персонала Корпорации. Реверс и Ниден.

Реверс и Ниден смотрели на обращенные к ним объективы, расположенные внутри глазниц на лице без морщин; от прежнего тела у Ханлара осталась только человеческая голова. Специалист по кибернетическим модификациям возвышался горой блестящего композитного полимера с выражением вежливого любопытства. Линзы объективов медленно вращались, уменьшая глубину резкости видимого пространства.

– Мы войдем? – Реверс потянул Нидена за собой в комнату. – Как жизнь? – Он отметил на столике барьерный фильтратор с потемневшей тройной спиралью. – Подгорел?

Ханлар кивнул.

– Мне нужно купить хотя бы десяток. Где можно достать их? Я пока не освоился на Ксате и уже не хочу осваиваться.

– Реверс, с чего ты решил, что он понимает в бафи? – спросил Ниден. – У него другая область занятий.

Реверс почесал затылок.

– Ханлар, ты не понимаешь в бафи?

Ханлар покачал головой.

– Не возражаешь? – Реверс покрутил перед глазами барьерный фильтратор Ханлара. – Откуда он?

– Не помню, – признался Ханлар. – Я давно таскаю его с собой.

– Везде одинаковые. – Реверс показал Нидену барьерный фильтратор Ханлара. – Никаких отличий. Никаких обозначений.

Приложив ладонь к гладкой груди Ханлара, Ниден не ощутил ударов сердца.

– Так лучше, что ли?

– Мне не нужен концентрат, – сказал Ханлар. – У меня топливная ячейка.

– Но все равно ты должен спать, да? – Ниден улыбнулся. – Извилинам нужен отдых, чтобы не распрямились. – Он нахмурился. – Они долго не протянут на топливной ячейке.

– Для них предусмотрен питательный раствор. Хочешь получить условное бессмертие?

– С ума сошел? – С округлившимися глазами Ниден отступил от Ханлара. – Достоинство жизни заключается в том, что она конечна! Как жить с условным бессмертием и понимать, что смерть условно недостижима?

– Я справляюсь, – пожал плечами Ханлар. – И многие хотят избавиться от своего тела. Ты не улавливаешь веяния времени, веяния перемен.

– У тебя есть образование? – спросил Реверс.

– Конечно! – Губы Ханлара растянулись в хищном оскале. – Я люблю резать людей.

– Ты бесполый, – заметил Ниден.

– Никогда не жалел об этом, – ответил Ханлар. – Условное бессмертие означает условное отсутствие пола. Но Сеть позволяет получать удовлетворение за счет головного мозга… – Он взмахнул блестящими руками. – Хватит болтать! Решайтесь. Кому что заменить – говорите. Мне нужно определиться с размерами.

– Мне показалось, тебе нужно купить хотя бы десяток бафи. – Реверс сел на койку. – У нас в Инии бафи нет. Мы собираемся в другой район.

«Неужели? – подумал Ниден. – В другой район?.. Последний раз в Умбае безобидные мбоны чуть не расчленили меня. – Сунув руку во внутренний карман жилета, он нащупал початый пакетик с зеро-40. – Но позволить серверам Корпорации сожрать мою личность я тоже не могу».

– Ханлар, ты с нами? – Реверс приподнял бровь. – Решайся.

– Зачем Корпорации прожаривать мои извилины, если я на транзите? – пробормотал Ханлар. – В чем смысл?

– В чем смысл – не знаю, – отозвался Реверс. – Наверное, Корпорация не делает различий между нами.

Ниден натер десны зеленым порошком.

– Реверс, как считаешь, Лутида напишет для меня зеленый сон?

– Ваша знакомая пишет сны? – спросил Ханлар. – Эта Лутида, она пишет сны?

– Она пишет сны, – подтвердил Реверс. – Но принимает только наличные.

– Я с вами, – сказал Ханлар. – А ты, – он устремил объективы на Нидена, – сведешь меня с Лутидой. Меня уже выворачивает от снов общего пользования, а те, что я достал – не многим лучше.

Купите 3 книги одновременно и выберите четвёртую в подарок!

Чтобы воспользоваться акцией, добавьте нужные книги в корзину. Сделать это можно на странице каждой книги, либо в общем списке:

  1. Нажмите на многоточие
    рядом с книгой
  2. Выберите пункт
    «Добавить в корзину»