3 книги в месяц за 299 

За дальние моряТекст

Читать фрагмент
Отметить прочитанной
Как читать книгу после покупки
Шрифт:Меньше АаБольше Аа

Глава 1
В холодной стране

Если бы посторонний взгляд мог проникнуть за темную завесу холодной страны, то ему открылась бы лишь только голая безжизненная равнина. Замершее белое безмолвное море бескрайних снегов. Словно чужая воля схватила жестокой рукой и вырвала из мира все краски, всю красоту, всю жизнь. Казалось, так проходит вечность. Лишь ветер перекатывает снежные хлопья с сугроба на сугроб, временами разбиваясь о торчащие как попало оскаленные клыки каменных утесов. Но что это? Вот там внизу? Движение? Жизнь? Не может быть?!! Точно, кто-то идет. Двигается с трудом. Маленькая фигурка, согнувшаяся под порывами ветра. Даже издали чувствуется, как тяжело идущему. А если присмотреться пристальнее, то окажется, что бредущий среди ледяной пустыни человек – это ребенок. Да, ребенок. Обычный мальчуган с рюкзаком-ранцем, каких полно в каждом городе и каждой школе. Наверняка у каждого из нас есть несколько таких знакомых, он мог бы сидеть за соседней партой или жить в доме через дорогу, но он тут. И что могло понадобиться этому мальчишке в столь неподходящем для прогулок месте? Он идет и что-то бормочет под нос. И как это ни странно, нос ему отвечает. Этого не может быть. Приблизимся и послушаем:

– Карак, я совсем потерял счет времени, – шептал мальчик в варежку, прикрывая рот рукой от вездесущего ветра. – Ты знаешь, с того момента, как мы здесь, ни разу Отец Солнце не обращал сюда свой лик, я не знаю сколько прошло времени, сколько мы идем и сколько нам еще предстоит пройти.

– Вр-ремени прошло не так и много, всего несколько часов, – ответил ему шевелящийся сверток под меховой курткой, – нужно сделать прривал. Тебе надо отдохнуть, чаю гор-рячего попить.

– Карак, я, конечно, очень сильно уважаю твою светлую голову, но не кажется тебе, что ты неправ?

– Почему непр-рав?

– Если ты не заметил, мы в глубине холодной страны. Тут нет ни огня, ни дров, ни воды, даже укрытия от ветра и того нет. Я не вижу, где мы можем остановиться, чтобы передохнуть и выпить горячего чаю. Или ты быстренько слетаешь к Инмару и возьмешь у него кипяточку?

– Мар-ртин, не горячись. – Сверток развернулся, и из ворота куртки показалась черная как смоль голова с большущим вороньим клювом. – Ты же человек, житель сррединного мира. Хранитель. В одиночку я не выдер-ржал бы тут и нескольких минут. Только благодаря тебе мы зашли так далеко. А сейчас ты хочешь все бр-росить и сдаться?

– Я не хочу сдаваться, просто я не вижу возможности выполнить то, что ты предлагаешь – отдохнуть и напиться чаю, – выпалил Мартин.

– О, это несложно. Повер-рь мне, – повертел головой ворон, – во-первых, выбери место стоянки, р-разгреби снег, чем глубже ты сделаешь яму, тем лучше. Снег из ямы выбрасывай на ту сторону, с которой дует ветер-р. Набросай еще снега по кр-раям, чтобы получились стены, они укроют нас от ветр-ра, и ты сможешь спокойно рразвести огонь. Расчисти место под очаг до самой земли, чтобы тающий снег не залил огонь, а лучше возьми тар-релку, она металлическая, и в нее посади уголек.

Мальчик остановился и начал руками и ногами раскидывать снег, он работал, словно не было пройдено бесконечных шагов по снежным заносам.

– Остор-рожнее, – предупредил его ворон. – Поутихни, а то вспотеешь, затем замерзнешь и уже никогда не согреешься.

Мартин работал усердно, но осторожно, и через некоторое время согрелся. Почувствовал, как жар разгоряченной крови вернул его телу желание двигаться дальше. Когда, по мнению ворона, убежище было готово, мальчик распаковал рюкзак и, следуя советам птицы, начал выкладывать необходимые предметы.

– Сейчас нужно р-развести огонь, – не умолкала птица. – Вспомни, Инмар подарил тебе искр-ру Негасимого Огня, подкор-рми его одной лучиной, и он будет пылать сегодня, р-разгоняя сумрак и холод.

Мартин с большой предосторожностью приоткрыл ларчик, подаренный кузнецом, и вынул уголек. С уголька спрыгнул маленький, размером с букашку, огненный человечек.

– Мар-ртин, смотри – это Дух Огня, – шепотом произнес Карак.

– Я уже понял, – так же шепотом ответил мальчик, и уже в полный голос, – приветствую тебя, славный огненный дух, прими от нас в дар эту лучину и помоги нам в нашем трудном путешествии.

С этими словами он протянул одну из заранее заготовленных Инмаром лучин. Огненный человечек не заставил его повторять предложение, и лучина исчезла в горящем чреве.

– Спасибо, уважаемый Мартин, я очень проголодался, – произнес дух надтреснутым голосом, он значительно вырос, окреп и практически дотягивался мальчику до колена. – И тебе теплых ветров, славная птица. Отец мой Инмар поведал о вашем пути и попросил помочь вам по мере моих сил. Можете рассчитывать на меня, я весь к вашим услугам.

– Уважаемый Дух Огня, мы сильно замерзли, и очень хочется горячего чая, а еще согреть ноги. Снег набился мне в ботинки, растаял, и сейчас ноги промокли и начинают сильно замерзать.

– Этой беде я помочь могу. Снимай обувь и носки, и давай мне, я высушу, а сам надень сухую пару носков и посиди в сторонке.

– А как же быть с чаем? – чуть не умоляя, проговорил Мартин.

– Набер-ри в котелок снега и поставь на огонь. Вот тебе и кипяток, а как чай заваривать, тебя, навер-рное, учить не надо, – вставил свое слово ворон.

– Что бы я без вас делал, – восторженно прошептал мальчик, ставя котелок ближе к огню.

Через некоторое время снежная яма показалась путникам обжитой: булькал закипевший котелок, пар мохнатыми лапами поднимался вверх и рассеивался на ветру. Кружка наполнилась густым темным напитком. Мартин не пожалел и обильно смазал медом сухое печенье, взятое с собой в дорогу. Карак примостился рядом с горячим котелком и склевывал раскрошенные специально для него галеты. Дух Огня все суетился, скользил, словно на коньках, по краю тарелки. Мартин смотрел на него и чувствовал, как теплеет у него на душе. А совсем недавно ему казалось, что все усилия напрасны и они так и останутся здесь – замершим бугорком в белом безмолвии.

– Прошу прощения, добрый дух, но как нам к вам обращаться? – поинтересовался Мартин.

– Называйте меня, как и прежде называли, Дух Огня, – ответил дух, краснея.

– Разве у вас нет имени? – удивился мальчик.

– У всех и всего есть имя, и я не исключение, только имя это непроизносимо на человеческом языке. Оно очень длинное, если бы его можно было произнести, это наверняка отняло бы несколько человеческих лет.

– Ты р-разве не слышал притчу о человеке с длинным именем? – с хитрым прищуром глаз вмешался в разговор ворон.

– Нет, но с удовольствием бы послушал, – ответил Мартин, он любил слушать различные истории.

– Слушай:

«В одной деревне жила богатая и знатная семья, которая прославилась своей жадностью и заносчивостью. Они насмехались над простыми жителями деревни и всячески пытались подчеркнуть свое положение. Унижали соседей, указывая на их бедность. Однажды у них родился мальчик, и они решили назвать его так, чтобы жители деревни не смогли это имя произнести. Родители думали, что имя должно превосходить все имена, какие ни есть на свете, и назвали они его ”Первый-Сын-Наследник-Подобный-Солнцу-Озаряющему-Этот-Мир-Глядит-Свысока-На-Мох-Растущий-У-Его-Ног-Смеется-Над-Муравьями-Ползущими-По-Его-Ступням-Тот-Кто-Руками-Выстраивает-На-Небе-Облака-Дыхание-Его-Наполняет-Ветра-Силой-Благодатна-Земля-На-Которую-Ниспадает-Его-Великолепная-Тень”. Вот такое длинное имя они дали своему сыну. Надменные родители приказали всем жителям деревни называть сына только полным именем. Люди так и привыкли его называть. Однажды, когда мальчик подрос, он с сыном бедного пастуха пошел на рыбалку, поскользнулся и упал в воду, и начал тонуть. Он звал на помощь, но сын пастуха тоже не умел плавать, и со всех ног бросился в деревню за подмогой. Запыхавшись, он прибежал к дому заносчивых родителей и сбивчиво начал объяснять:

– Первый-Сын-Наследник-Подобный-Солнцу-Озаряющему-Этот-Мир-Глядит-Свысока-На-Мох-Растущий-У-Его-Ног-Смеется-Над-Муравьями-Ползущими-По-Его-Ступням-Тот-Кто-Руками-Выстраивает-На-Небе-Облака-Дыхание-Его-Наполняет-Ветра-Силой-Благодатна-Земля-На-Которую-Ниспадает-Его-Великолепная-Тень тонет на реке за холмом.

Все в доме богача переполошились, закричали, запричитали:

– Первый-Сын-Наследник-Подобный-Солнцу-Озаряющему-Этот-Мир-Глядит-Свысока-На-Мох-Растущий-У-Его-Ног-Смеется-Над-Муравьями-Ползущими-По-Его-Ступням-Тот-Кто-Руками-Выстраивает-На-Небе-Облака-Дыхание-Его-Наполняет-Ветра-Силой-Благодатна-Земля-На-Которую-Ниспадает-Его-Великолепная-Тень тонет на реке, ой, спасите, помогите!

Услышал это старый рыбак и бросился на выручку, только, пока люди голосили, мальчик утонул. И больше никто в этой деревне не называл новорожденных детей длинными именами».

– Поучительная история, – обнимая ладонями горячую кружку, произнес мальчик.

– Отогр-релся? – поинтересовался ворон.

– Да. Спасибо тебе, Карак, и тебе спасибо, благородный Дух Огня. Без вас я бы пропал.

– Прежде чем мы снова отправимся в путь, – настаивал ворон, – поищи в рюкзачке, я видел у тебя пару холщовых мешков. Вытряхни из них все и одень поверх обуви, они как раз тебе под колено будут. Подвяжи их веревками, чтобы не сползали.

– Зачем это? – удивился Мартин.

– Затем, что снег тебе в ботинки набиваться не будет. Не р-растает. Ноги не промокнут, снег останется на мешках, а на следующей стоянке снимешь мешки и высушишь.

– Какой ты мудрый, Карак, – восхитился мальчик, – я бы ни за что не додумался.

– Был бы умный, сидел бы дома, – польщено проворчал ворон.

Путники быстро собрались, Мартин снова упаковал рюкзак, Дух Огня удобно развалился в ларчике, положив тлеющий уголек себе под голову, и задремал. Ворон после всех приготовлений занял привычное место под курткой мальчика. Стоило им только выйти из укрытия, как холодный, колющий лицо ветер набросился на них и начал нещадно покусывать щеки. Он не прекращал попыток проникнуть в любую щель или складку на одежде, неосмотрительно оставленную путниками. Мартин оценил преимущества одетых на ботинки мешков. Ворон как обычно оказался прав, и снег больше не забивался в ботинки. Когда Мартин еще раз поблагодарил ворона за смекалку, Карак задумчиво заметил:

 

– Знаешь, в этих кр-раях не всегда было темно и холодно. Когда я был еще птенцом, Отец Ворон мне ррассказывал историю, что посреди стр-раны, которую сейчас зовут холодной, находится великая гор-ра. Ось мира, которую обнимает наша земля. Об эту гору р-разбила свое яйцо Небесная Мать, когда спустилась в виде утки на землю.

– Но как же?.. Я думал, кузница Инмара и есть ось мира, – удивился мальчик.

– Нет, кузня – гор-ра, под которой покоятся в бездонных пещерах темные и злобные боги др-ревних времен.

– Ой, я вспомнил, мне бабушка рассказывала, про демонов в пещерах, про щит Отца Грома и Негасимый Огонь. Но мне непонятно, что тогда случилось с этой землей. Почему она стала безжизненной и пустынной?

– С изначальных времен эту землю населяли люди, духи, тени. И была она благодатна. Ласковые волны омывали ее, теплые ветрра поднимались из чрева земли, согретые ее жаром. И все были счастливы. Солнце ходило вокруг Великой горы, освещая ее денно и нощно. Но Небесный Отец повелел твоему предку, первому Хранителю, и Отцу Солнцу проложить путь по той стороне земли. Дабы разделить ее на мир людей, мир теней и мир духов. И до сих пор Воин-Солнце в своей колеснице встает на востоке, в зените мчится на юг и садится на западе. А на той стороне он сражается. И все те, кто боится света, во всех трех мирах, пришли на север и разорили страну, бывшую некогда богатой. И стала холодная страна призрачной, она и здесь и там. Она везде. Словно льдину в океанской пучине, носит ее волнами туда и сюда. Когда она ближе к нашему миру, в ней все время светло, когда она дальше от нашего мира, в ней темно и холодно. Сейчас она отдаляется от нас, и с каждым днем в ней становится темнее и холоднее.

– Карак, но если в ней становится холоднее, то сила ее возрастает. Вот почему наше побережье засыпало снегами, море неспокойно от штормов. Ледяные глыбы выстраиваются в море мостами, по которым в наши земли приходят хозяева льдов, сеют страх и панику, разоряют поселки.

– Да, все живое покидает эти земли. Уходит ррыба, тюлени, уплывают величественные киты. А все те, кто зависит от них, двигаются вслед за ними. Даже хозяева льдов не могут прожить без пищи и вынуждены пер-ребираться со льдины на льдину в поисках пр-ропитания. Так Изер-рга и правит ими, дает им пищу в обмен на вер-рную службу.

– Не представляю, как тут прожить долгое время.

– А что пр-редставлять, люди р-ранее населяли эти негостеприимные бер-рега.

– Но как же они жили? Чем питались? Как согревались? Из чего строили дома? – Мартин настолько удивился, что забыл прикрыть рот варежкой и вдохнул полную грудь холодного обжигающего воздуха напополам со снежными хлопьями.

– Дома стр-роят из того, что под р-рукой. Снега, шкур-р животных….

– А как же они не замерзают в ледяных домах? – перебил его Мартин.

– Дай мне дорассказать, и ты все поймешь, а если и дальше будешь пер-ребивать, больше ни слова от меня не услышишь, – обиделся ворон.

– Прости, пожалуйста, Карак, – извинился мальчик, – ты говоришь такие удивительные вещи, что очень сложно в них поверить и представить. Продолжай, прошу тебя. Честное слово, не буду больше перебивать тебя.

Ворон смягчился:

– Да ладно. На чем я остановился… Ах да, вспомнил. Жилища они строили из снега и шкур-р животных. Мы с тобой сегодня это практически повтор-рили. Они вырезают из снега кир-рпичи и аккуратно выстр-раивают кр-руглый дом, котор-рый сужается кверху. Напоминает половинку яйца. Когда укладывают последний кир-рпичик, то пр-рорезают небольшое отверстие для воздуха. Вход прокапывают в снегу, ниже ур-ровня пола, чтобы холодный ветер-р не врывался в жилище и тяжелый воздух выходил. А еще, к пр-римеру, выйдут они в холодное море за китом, владыкой морей, позовут его «погостить» у себя. Он приходит с дар-рами. Из его огр-ромных костей они делают основу дома. Крышу покроют шкурой, жир-ром заправят каменные чаши, которые они используют как светильники и для обогрева дома. Мясо заготовят впр-рок до следующего года. Потом они веселятся, поют песни, р-развлекают дорогого гостя. А по окончании праздника они пр-ровожают его в обратную дорогу. Отдают морю то, что осталось, р-рассчитывая, что владыка морей опять нагуляет жир-р и шкуру и заглянет к ним, помня гостепр-риимных хозяев.

– Это очень сложно для меня. Я не понимаю, при чем тут гости, если его съедают, – поежился Мартин.

Карак вдохнул побольше воздуха, он всегда это делал перед особенно долгой речью:

– Когда только мир зародился, люди и киты жили вместе на берегу северного моря. Люди ходили в гости к китам, а киты к людям, жили они весело. Однажды влюбился молодой кит в дочку деревенского главы. Она была красива, много парней хотели взять ее в жены, но она выбрала благородного кита. Отвергнутые деревенские женихи договорились погубить зверя. Ночью, взяв гарпуны в руки, они тайком выскользнули из домов и отправились на берег, где на мелководье спал кит. Пользуясь его беспомощностью на мелкой воде, они подло напали на него, убили, рразрубив на мелкие части, которые подарили морскому хозяину. Морской владыка был рад такому подарку, но его опечалила участь благородного кита. Он призвал на помощь Мать Всего Сущего. Она спустилась на землю и сквозь отдушину в стене вселила дух благородного зверря в тело красавицы. Черрез несколько месяцев она рродила китенка. Женщина кормила его грудью как обычного ребенка. Баюкала, пела колыбельные, а жил он в каменном корыте, наполненном морской водой. Когда оно стало ему мало, отец девушки вырыл для него пруд перед домом. А когда и он стал мал, то жители деревни взвалили его себе на плечи, подняли на руки, отнесли на берег. Там они выпустили его на просторы северного бескрайнего моря. Он уплыл к морскому хозяину, а тот наградил его семьей и долголетием. Он повелел ему плавать по мирровому океану и быть судьей над ррыбами и всеми тварями морскими. Но рраз в год молодой кит отправлялся в гости к рродным к далеким северным берегам. Так и повелось с тех далеких времен. И никто из людей не помнит, почему киты приплывают в эти воды, да и киты сами не упомнят о рродстве двух племен. Но люди продолжают ррадостно встречать и провожать далеких рродственников, которые приходят к ним с дарами. Такова традиция, соблюдаемая веками.

Ворон закончил, а Мартин еще некоторое время шел не говоря ни слова, сопротивляясь порывам ветра:

– Все равно не понимаю, – ошарашено покрутил он головой.

– Чего ты не понимаешь?! – расстроился ворон.

– Не понимаю, как можно жить в таких землях, где бабушки не рассказывают сказки внукам у камина, а детям не во что играть. Тут же нет ничего.

– Стр-ранные вы существа – люди. Вы можете жить там, где др-ругие не могут. Но делаете саму жизнь невозможной. Здешние люди жили, как завещали им пр-редки, в единении с природой. Сказки можно р-рассказывать и при свете лучины, свечки, светильника. А ночь тут длится порой по полгода, так что времени на сказки более чем достаточно. А во что дети игррают? Мальчики – в охотников и дичь, в р-рыболовов и строителей домов, девочки – помогают по дому матер-ри, да мало ли интересных подвижных игр можно пр-ридумать на свежем воздухе и в снегу, тут особо не заскучаешь. Не будешь двигаться – замер-рзнешь. Эти игры готовят их ко взр-рослой жизни. Если мальчик игр-рает в охотника, то, когда придет время, он с отцом пойдет на охоту, и будет знать, что делать, поможет отцу во всем.

– Какая интересная у них жизнь. Я и не думал, что такое возможно. Видимо, человек действительно может жить и в песках пустыни, и во льдах северных морей, – восхищенно произнес Мартин. Но ворон и не думал останавливаться, словно не замечая возгласа, продолжал:

– Но вы забываете, только забир-рая и не отдавая ничего взамен, через какое-то врремя и забирать будет нечего. В былые вр-ремена все имело начало и конец. Если бр-росаешь зерна в землю, они прорастают, собираешь ур-рожай и снова сеешь, опять собираешь в положенный ср-рок. Если охотник добывал дичь, то он часть ее возвращал Лесному Духу, дабы тот на следующий год мог заново нар-родить зверя. Если добывали кита, котор-рым кормились целый год, отапливали дома, то считалось, что это кит оказал им великую честь, войдя гостем в их дом. Надо его хор-рошо встретить и проводить, чтобы он, перер-родившись, пришел снова. Ты же сам был на той сторроне земли. Неужели не понял, что за р-рассветом – закат, а за закатом – р-рассвет, за тенью – свет, за весной – зима, за р-рождением – бесконечное путешествие. Это все называется колесом жизни. Ты сам часть мирра, но в твоих силах восстанавливать р-разрушенные взаимосвязи. Вы, Хранители, призваны латать пр-рорехи в понимании смысла и существования жизни. Вы занимаетесь лечением душ пр-редметов, явлений, символов. Не понимая смысла и душу мира, как можно любить и беречь его хрупкое р-равновесие? Ушли из этих мест киты, ушли и люди, потому как ушел смысл их жизни, смысл их существования. Вер-рнутся киты, и люди вновь заселят побережье. И когда-нибудь ты сможешь пр-ройти по этим землям, встречая р-радушный прием местных жителей. Кочуя от жилища к жилищу, меняя ездовых собак на стоянках….

– СОБАК!!! – удивленно выкрикнул Мартин.

– Опять ты пер-ребиваешь, – проворчал ворон.

– Извини, Карак, так интересно, как это можно путешествовать на собаках.

– Можно, потому что собаки давно пр-ривязались к человеку и за ним готовы идти куда угодно. Рразве ты не знаешь, почему собаки и люди так дружны?

– Нет. Я думал, так было всегда.

– Слушай…

«Давно, когда человечество еще было юным и диким, люди бродили по земле в поисках пропитания. Они не умели охотиться, возделывать землю, ловить рыбу. Только и умели, что срывать плоды и выкапывать коренья, собирать ягоды, орехи. Они не знали, как разводить огонь и готовить пищу. Питались они плохо, а единственным их развлечением были хвосты. Люди гордились своими хвостами и постоянно хвастались друг перед другом их красотой. Однажды Небесная Мать спустилась на землю в виде птицы гагары, и увидела, что людям на земле живется несладко. Когда она вернулась в свой небесный чертог, то долго думала, как бы помочь людям, и послала она на землю чайку, кабана и волка и наказала им поделиться своими умениями. Чайка научила людей ловить рыбу, кабан – пахать землю и сеять зерно, а волк научил людей охотиться и загонять стаей добычу. И жизнь людей пошла по-новому, они стали хорошо есть, и были счастливы. Но однажды Хозяин Леса рассердился на людей, за то, что они охотятся в его лесах. Он напустил туману, закружил голову, набросил морок на глаза и охотники заблудились, разбрелись и потерялись в лесной глуши. Все они погибли в болотах, реках и под завалами. Но один остался жив. Хвост его придавило огромным упавшим деревом, и он никак не мог выбраться без посторонней помощи. Мимо пролетала птичка-невеличка, она пожалела охотника и присела ему на плечо.

– Если хочешь выйти из леса, то слушайся меня. Я дочь Хозяина Леса и помогу тебе. Вначале тебе нужно избавиться от хвоста, иначе тебе не освободиться.

Охотник заплакал, он так гордился своим хвостом, что готов был навсегда остаться в лесу, но не расставаться с ним. Но делать нечего, он напрягся, и рванулся прочь из ловушки, напрочь оторвав хвост. Он сидел, обливаясь слезами, на стволе поваленного дерева и гладил потерянный навсегда хвост. Птичка-невеличка вновь запрыгнула ему на плечо и затараторила прямо в ухо:

– Сейчас же сними одежду, выверни ее наизнанку, одень снова, и чары Хозяина Леса спадут, а ты увидишь дорогу к дому.

Охотник послушал и сделал так, как советовала птица. О чудо! Оказывается, он был недалеко от своего дома, где ему был знаком каждый камень, каждое дерево. Когда он вышел из чащи, птичка-невеличка обернулась красивой девушкой и спросила охотника:

– Ты возьмешь меня в жены?

Он с радостью согласился, они сыграли веселую свадьбу, но дочь Хозяина Леса стала замечать, что муж ее с каждым днем становится мрачнее тучи, и поняла, что он скучает по своему хвосту, и отправилась в самое сердце дремучей чащи в дом своего отца Хозяина Леса. Дочь попросила его вернуть охотнику хвост. Хозяин Леса, видя ее горе и любовь к охотнику, сжалился, захотел помочь дочери:

– Я не могу вернуть обратно то, что потеряно – печально проговорил он, – но я могу вдохнуть в потерянное жизнь, и хвост снова будет подле своего хозяина.

С этими словами он подул на безжизненный хвост, и тот обернулся собакой. Пес жизнерадостно скакал вокруг девушки и махал собственным хвостом. Когда они пришли в дом охотника, собака бросилась к своему хозяину и облизала ему лицо. Они сразу узнали друг друга, человек и его хвост, и больше никогда не расставались».

 

– Нам в школе говорили… – начал было Мартин, и сам удивился, что это произнес. Как, кажется, давно это было: школа, уютные вечера у камина, сказки на ночь. Что-то невидимое перехватило грудь, и слова застряли в горле. Он закашлялся.

– Что, пр-рости? – поинтересовался Карак.

Мартин отогнал наваждение и протолкнул упирающиеся слова наружу:

– Нам в школе рассказывали, что в те далекие времена мужчины приходили с охоты и приносили раненых животных. Или детенышей диких зверей, а женщины и дети их лечили, выхаживали, играли с ними. Они жили среди людей, и через несколько поколений дикие звери уже и не помнили о том, что когда-то были дикими. Так приручили коров, овец, коз, свиней. Я вот и подумал, возможно, так же и приручили собак. Приносили из лесу щенков волка и выращивали среди людей.

– Так могло быть, но согласись, что сказка интер-реснее, – подмигнул ему ворон.

Купите 3 книги одновременно и выберите четвёртую в подарок!

Чтобы воспользоваться акцией, добавьте нужные книги в корзину. Сделать это можно на странице каждой книги, либо в общем списке:

  1. Нажмите на многоточие
    рядом с книгой
  2. Выберите пункт
    «Добавить в корзину»