«Боинг» идет на таранТекст

Читать 70 стр. бесплатно
Как читать книгу после покупки
«Боинг» идет на таран | Шахов Максим Анатольевич
«Боинг» идет на таран | Шахов Максим Анатольевич
«Боинг» идет на таран | Шахов Максим Анатольевич
Бумажная версия
271
Подробнее
Шрифт:Меньше АаБольше Аа

9
Поволжье, Ульяновск, аэропорт Восточный,
борт самолета «Боинг-737»,
кабина пилотов

Прогнав раненого пассажира с женой в конец салона, Равиль шагнул обратно в кабину пилотов.

– Не ответили? – спросил он.

– Нет, – махнул головой командир «Боинга».

– Тогда скажи им, что самолет захвачен! И я держу пистолет переодетого федерала приставленным к твоей голове! Если они не ответят в течение минуты, то услышат, как я прострелю твою баранью башку! Так и скажи! Понял?

– Да.

– Тогда давай! У тебя всего минута. Время пошло!

Командир снова вызвал вышку и своими словами повторил то, что ему было велено сказать. Когда он умолк, Равиль спросил:

– Ну что?

– Ничего… – начал было командир и вдруг умолк. – Ответили, – кивнул он секунду спустя.

– Проси разрешение на взлет!

– Диспетчер, на связи командир борта полста три. Прошу дать разрешение на взлет. Как поняли?

Командир, подняв руку к левому наушнику, выслушал ответ и проговорил:

– Полста третий, вас понял.

– Ну что? – тут же спросил Равиль.

– Нужно ждать ответа. Диспетчер связывается с главным диспетчером, – повернул голову командир.

– Зачем нам главный диспетчер? Нам разрешение на взлет нужно!

– Такой порядок, – объяснил командир. – Каждый диспетчер ведет два-три борта. Главный диспетчер координирует их действия в соответствии с общей летной обстановкой.

– И сколько он будет связываться с этим главным диспетчером?

– Я не знаю, правда, – сказал командир. – Я летчик. Мое дело – выполнять указания моего диспетчера. А каким образом он работает с главным диспетчером – это его дело…

10
Поволжье, Ульяновск, аэропорт Восточный,
борт самолета «Боинг-737»,
пассажирский салон

Когда Анжела приблизилась к середине салона, террорист с сумкой подался назад в проход между рядами кресел. Захваченная им стюардесса была напугана до смерти. Анжела и Виктор друг за дружкой быстро прошли мимо нее. При этом Логинов внимательно осмотрел сумку. Судя по весу, тротила в ней не было, а самодельное взрывное устройство, если оно имелось, было сделано на основе пластита. Такой взрыв в середине салона самолета должен был привести к неминуемой гибели по меньшей мере двух-трех десятков пассажиров. Остальные получили бы ранения разной степени тяжести. Так что ситуация не создавала поводов для оптимизма.

Логинов посмотрел в хвост самолета. Справа из последнего ряда в проход торчала чья-то безжизненная рука. О том, что это убитый террористами переодетый сотрудник службы безопасности, Логинов догадался сразу. Именно из его пистолета татарин подстрелил Виктора. Если бы не это, все могло уже кончиться. Или если бы Анжела с перепугу не бросилась к трапу. Или если бы Виктор просто оставил ее в аэровокзале… Таких «если» было много. Сегодня был явно не его день. И все «если» сработали против него.

Последний ряд был пуст. За исключением убитого сотрудника службы безопасности, на нем никого не было видно. В предпоследнем ряду под иллюминатором правого борта сидела какая-то женщина. Лучше всего было сесть за ней. Но случай с Анжелой наглядно продемонстрировал, что от женщин по возможности следовало держаться подальше. И Виктор негромко сказал:

– Садимся в предпоследний ряд, Анжела, справа. Только я под окно.

– Но там же сзади… – замедлила шаг Анжела.

– Не смотри на него, и все будет хорошо, – подтолкнул левой рукой радиоведущую Виктор.

Когда они поравнялись с предпоследним рядом кресел, он нырнул вперед и прошел к иллюминатору. Анжела с побелевшим лицом прошмыгнула следом за ним и боязливо опустилась в среднее кресло.

– Так, давай закончим перевязку, – сказал ей Виктор.

– Да… – мотнула головой Анжела.

Однако то, что в каких-то полутора метрах от нее находится мертвый человек, снова выбило ее из колеи.

– Анжела, положи сумку и спокойно заканчивай перевязку, – наклонился к ней Виктор.

– Да, – сглотнула радиоведущая и наконец развернулась.

Ее белое как мел лицо заострилось, губы непроизвольно подрагивали. С трудом Анжела взяла себя в руки и, следуя указаниям Виктора, закончила перевязку. В этот момент из кабины пилотов донесся вскрик татарина:

– Скажи им, что, если они не дадут взлет, мы взорвем самолет!

Виктор приподнялся и осторожно выглянул. Рассмотреть, что происходит у кабины пилотов, он не смог из-за декоративной перегородки, отделявшей эконом-класс от кресел бизнес-класса, зато снова услышал ор татарина:

– Да не волнует нас их посадка! Пусть отправят самолет в другой аэропорт! Если через пять минут не дадут нам взлет, мы начнем резать проводниц! На куски! Так и скажи, если они еще не поняли.

11
Поволжье, Ульяновск, аэропорт Восточный,
борт самолета «Боинг-737», кабина пилотов

– Говори! – рявкнул Равиль.

Командир снова поправил микрофон и проговорил:

– Диспетчер, это снова полста третий. Если в течение пяти минут вы не дадите нам разрешение на взлет, те, кто захватил борт, начнут резать бортпроводниц на куски! Они попросили передать это дословно. Как поняли?

Выслушав ответ, командир оглянулся на Равиля.

– Что сказали? – спросил тот.

– Диспетчер сказал, что сейчас передаст ваши слова главному диспетчеру. А там – как он решит.

– Если он ничего не решит, мы ему поможем! – процедил Равиль и оглянулся: – Джан!

– Да! – отозвался Джан.

– Держи эту суку крепче! Если нам не дадут взлет, мы наденем на нее наушники рации и начнем резать. Сперва пальцы, потом нос и уши…

Стюардесса ахнула, но Джан тут же уцепился рукой в волосы на ее затылке и сказал, задрав голову девушки:

– Тихо, овца! Не заставляй меня резать тебя сразу. Всему свое время.

– Только его остается все меньше, – кивнул Равиль и повернулся к командиру: – Молчит диспетчер?

– Пока молчит, – кивнул командир. – Я прошу прощения, но, думаю, будет лучше, если я вам кое-что объясню. Можно?

– Валяй!

– Дело в том, что если самолет уже заходит на посадку, то для его увода и перенаправления в другой аэропорт требуется довольно много времени. Если же у него на исходе топливо, то это вообще невозможно.

– Да нас это не волнует! Пусть уводят его куда хотят, хоть на кукурузное поле! – отрезал Равиль. – Понятно?

– Да. Но если топливо на исходе, то командир самолета откажется выполнять указание диспетчера. Потому что он отвечает за самолет и пассажиров.

12
Поволжье, Ульяновск, аэропорт Восточный,
борт самолета «Боинг-737», пассажирский салон

В предпоследний ряд по левому борту Виктор сел потому, что перед ним все три места были пустыми. А это давало возможность связаться с землей так, чтобы этого никто не услышал.

– Анжела, сядь прямо, – негромко попросил Виктор.

– Что? – переспросила радиоведущая.

– Сядь, пожалуйста, прямо. Мне нужно позвонить, и я не хочу, чтобы это кто-то увидел!

Под «кем-то» Виктор, естественно, подразумевал террористов и сидевшую напротив у противоположного иллюминатора женщину. Анжела выпрямилась, Виктор, наоборот, чуть съехал по спинке вниз и выудил из кармана левой рукой мобильный. Быстро позвонив, он прижал телефон к уху и подался к Анжеле.

– Да, – ответил Петров после первого же гудка.

– Это я, – тихо сказал Виктор.

– Что там у вас?

– Их трое. Наш знакомец Саврасов, татарин и еще какой-то друг степей. Сопровождающего убили заточкой в сердце. Пистолет у татарина, он из него меня подстрелил.

– Так… – начал было Петров, но Виктор продолжил:

– Случайно, но правую руку он мне отключил. Поэтому я с ними сам не справлюсь.

– Так что, давать команду на штурм? Группа захвата уже подтянулась.

– У друга степей сумка. Вроде со взрывным устройством. И стоит прямо посреди салона. Со стюардессой в обнимку. Если рванет, мало не покажется. Четверть пассажиров на куски разнесет.

– И что будем делать?

– Надо быстро узнать у службы досмотра – они уверены, что в ручной клади нет компактного СВУ, или не уверены? Ну, и плюс к этому надо уточнить – сумку эту могли передать кому-то из троицы уже после досмотра или нет?

– Вы хотите сказать, что у них могли быть сообщники из числа служащих аэропорта?

– Не знаю. Но они с ходу убили сотрудника службы безопасности. А это о чем-то говорит.

– Понял.

– Тогда давай, Петров, в темпе. Я не отключаюсь, жду.

Чуть опустив трубку, Виктор спросил шепотом у Анжелы:

– Все в порядке? К нам никто не приближается?

– Нет! – дернула головой радиоведущая и вдруг спросила: – Значит, в сумке бомба, которой хватит, чтобы взорвать весь самолет?

Виктор посмотрел снизу на дрожащие губы Анжелы и сказал:

– Не думай об этом. Все будет хорошо…

В этот момент в трубке послышался голос Петрова:

– Алло!

– Да, – быстро ответил Виктор.

– Служба досмотра делала все по процедуре. Но гарантировать, что бомба не попала на борт, они не могут.

– Понятно, – сказал Виктор.

– Так что будем делать? – спросил Петров. – Они обещают начать резать стюардесс. И срок уже истекает…

13
Поволжье, Ульяновск, аэропорт Восточный,
борт самолета «Боинг-737»,
кабина пилотов

Равиль посмотрел на часы и спросил:

– Ну что? Не отвечают?

– Пока нет… – махнул головой командир «Боинга».

– Джан! – оглянулся Равиль.

– Да!

– Зажми нашей овце рот и тащи ее сюда!

– Не на… – попыталась было вскрикнуть стюардесса, но Джан зажал ей рот и поволок к двери кабины пилотов.

Равиль подался влево. Стюардесса ухватилась рукой за край дверного проема, в результате чего они с Джаном застряли на пороге. Джан тут же поднял стилет к ее лицу и прошипел:

– Отпусти руку, тварь! Глаз выколю!

Стюардесса разжала пальцы, и Джан наконец втолкнул ее в кабину. Летчики разом напряглись. От Равиля это не ускользнуло, и он тут же предупредил всех:

 

– Кто сдвинется с места, сразу получит пулю! Подай свои наушники. Живо!

Второй пилот, к которому обратился Равиль, потянулся за наушниками, одновременно покосившись на командира «Боинга». От внимания Равиля не ускользнуло и это.

– Быстрее! – прикрикнул он. – И никаких переглядываний.

Второй пилот протянул наушники. Равиль взял их, и в этот самый миг командир «Боинга» сразу ответил:

– Полста третий на связи, диспетчер. – Равиль замер. – Принял. Готовлюсь к взлету. До связи. Дали разрешение, – повернулся в кресле командир.

– Ну, вот и отлично! – холодно ухмыльнулся Равиль.

14
Поволжье, Ульяновск, аэропорт Восточный,
борт самолета «Боинг-737»,
пассажирский салон

Логинов, держа трубку у уха, вздохнул. Срок ультиматума истекал. Нужно было что-то решать, причем очень быстро. Если бы служба безопасности аэропорта дала гарантию, что бомбы на борту рейса Ульяновск – Анапа нет, он, не задумываясь, приказал бы Петрову дать команду на штурм.

У «Боинга-737» было четыре штатных люка-двери. Две впереди, причем правая из них находилась внутри перегородки бара, и две сзади – за расположенными за последними рядами кресел туалетами. Это позволяло спецназовцам атаковать террористов одновременно с разных сторон.

Однако смертник с сумкой расположился посередине салона. А это даже при внезапном и молниеносном штурме давало ему возможность взорвать СВУ. Мало того, если у террористов действительно был сообщник из числа служащих аэропорта, то он мог привести СВУ в действие даже в том случае, если всех террористов удастся уложить в первую же секунду штурма – к примеру, звонком мобильного телефона.

– Давайте нам взлет, – наконец решился Логинов.

– Вы уверены? – начал было Петров, но Виктор его перебил:

– Давайте взлет, Петров! Лучше я попробую разобраться с ними в полете. Только скажешь, куда мы полетим, чтоб я знал, сколько у меня времени. А лучше – напишешь. Я телефон на всякий случай спрячу. Понял?

– Да.

– Тогда все! – выдохнул Виктор и посмотрел на Анжелу. – Порядок?

– Да. Значит, мы взлетим?

– Так будет лучше, Анжела, – сказал Виктор, прикидывая, куда лучше спрятать телефон. Тут его осенило, и он спросил: – У тебя сколько мобильных?

– Два.

– Дай-ка один мне.

– Зачем? – удивленно посмотрела на Логинова Анжела.

– На всякий случай!

Радиоведущая сунула руку в сумку и протянула Виктору какое-то розовое безобразие, да еще и с золотистым сердечком.

– Этот не пойдет. Другой… – махнул головой Виктор.

Второй телефон оказался «Самсунгом», который вполне мог сойти за мужской. Виктор поспешно сунул его в карман брюк, после чего взглянул на соседку у противоположного окна. Та, наклонив голову и сложив перед собой руки, шевелила губами с закрытыми глазами. Это было весьма кстати.

Виктор вытащил из-за пояса пистолет и быстро поднял правую ногу. Задрав штанину, он пристроил «глок» за резинкой носка. Опустив ногу, Виктор на пробу махнул ею и понял, что полагаться на носок слишком рискованно. Пистолет для надежности нужно было чем-то зафиксировать.

В поисках подходящей веревки Виктор оглянулся по сторонам, и его взгляд упал на дорогую сумку Анжелы. Повернув ее на коленях радиоведущей, он сказал:

– Держи, только крепче.

Анжела немного растерялась, но ухватилась обеими руками за свою сумку. Виктор резким движением оторвал с одной стороны декоративный кожаный ремешок. Анжела сказала:

– Что вы делаете? Это же Шанель…

– Да хоть Дольче с Габбаной! Держи, – кивнул Виктор и оторвал ремешок и с другой стороны. – А теперь завяжи его у меня на ноге. Только быстро!

– Как завязать? – растерянно спросила Анжела.

– Обычным узлом, – сказал Виктор, снова задирая правую ногу.

Анжела подалась к нему, он придержал левой рукой торчащий в носке «глок».

– Давай, обвязывай вокруг!

С ремешком Анжела управилась намного быстрее, чем с шарфом. Убедившись, что пистолет надежно зафиксирован на голени, Виктор опустил ногу и оправил штанину. После этого он поставил свой телефон на вибровызов и сунул его в трусы.

15
Поволжье, Ульяновск, аэропорт Восточный,
борт самолета «Боинг-737»,
кабина пилотов

Равиль стоял на пороге кабины пилотов и следил за действиями экипажа. Понять, что делает каждый из летчиков, не было никакой возможности. Командир «Боинга», второй пилот и бортинженер одновременно переключали десятки тумблеров и нажимали на кнопки, обмениваясь при этом стандартными заученными фразами.

Поэтому Равиль следил не за тем, что делали члены экипажа, а за тем, чтобы они под прикрытием подготовки самолета к взлету не предприняли внезапной попытки освободиться. В этом смысле особую опасность представлял бортинженер, который в процессе подготовки к взлету то и дело передвигался по кабине.

Каждый раз при его приближении Равиль подавался чуть назад, одновременно целясь в живот летчика. Это должно было служить для него хорошим предупреждением. Когда тебе целятся в брюхо, геройствовать вредно для здоровья.

По мере того как экипаж нажимал кнопки и переключал тумблеры, самолет очень быстро оживал. Оба двигателя запустились и скоро заработали в полную силу, так что пол под ногами Равиля начать ритмично подрагивать.

Наконец командир осмотрел все приборы и сказал:

– Все в порядке. Мы готовы. Связываться с диспетчером?

– Да, – кивнул Равиль.

– Тогда мне нужно объявить, чтобы пассажиры пристегнули ремни.

– Мы сами объявим! Вызывай диспетчера! – приказал Равиль.

Командир связался с вышкой и получил разрешение на рулежку. Когда «Боинг» двинулся с места, Равиль сказал Джану через плечо:

– Объяви, пусть все пристегнутся!

16
Поволжье, Ульяновск, аэропорт Восточный,
борт самолета «Боинг-737»,
пассажирский салон

Спрятав мобильный, Виктор осторожно приподнялся. Скуластый террорист с сумкой, которого Логинов окрестил «другом степей», стоял в проходе боком. Виктор снова опустился на сиденье и посмотрел на свое правое плечо. Шарф Анжелы в нескольких местах пропитался кровью, но в целом кровотечение удалось остановить.

– Так… – сказал Виктор. – Анжела, помоги мне, пожалуйста.

Повернувшись, он протянул радиоведущей левую руку, и та помогла ему снять куртку. Виктор тут же бросил ее на пол и запихнул ногой под переднее сиденье. После этого он прислушался к своим ощущениям.

Чувствовал он себя в целом неважно. Виктора слегка знобило, не говоря уже о боли в правой руке. Зато никаких признаков надвигающейся потери сознания не было и в помине. А это сейчас было самым главным.

Виктор снова приподнялся. Скуластый террорист торчал в обнимку со стюардессой на прежнем месте посередине салона. В его поведении ничего не изменилось. А вот с самолетом что-то происходило. Где-то под полом что-то приглушенно загудело, следом послышались такие же приглушенные щелчки.

– Кажется, готовимся к взлету, Анжела. А ну-ка, подбери ноги, я сяду с края.

В согнутом состоянии Виктор протиснулся мимо девушки и опустился боком в крайнее кресло. Соседка напротив по-прежнему молилась. Виктор сел нормально и осторожно положил правую руку левой на подлокотник. Рука отозвалась резкой болью, но быстро затихла.

Виктор подался к проходу и выглянул. Скуластый террорист смотрел в сторону кабины. Возле нее стоял Саврасов со второй стюардессой. Татарина не было видно. В этот момент корпус самолета вздрогнул.

– Что это? – невольно схватила Виктора за руку Анжела.

– Двигатель запустили, – не поворачиваясь, сказал тот.

Соседка напротив открыла глаза и приподняла голову. Повернувшись, она наткнулась взглядом на окровавленную руку Виктора и тут же отвела глаза. Секунду спустя она снова молилась, опустив голову.

Вслед за первым двигателем запустился второй. Экипаж довольно быстро разогнал их, и самолет наполнился вязким гулом. Виктор все это время неотрывно следил за происходящим в салоне.

Ничего кардинального там не происходило. Все пассажиры оставались на своих местах и не предпринимали никаких попыток подняться. Скуластый тоже находился на своем месте. Он периодически посматривал в хвост, но все же большую часть времени глядел в сторону кабины.

Наконец оттуда послышалось:

– Всем пристегнуться! Айад, передай в хвост!

Скуластый повернулся и крикнул:

– Всем пристегнуться! Быстро!

17
Поволжье, Ульяновск, аэропорт Восточный,
борт самолета «Боинг-737»,
кабина пилотов

«Боинг» плавно повернул и, мягко качнувшись вперед, остановился.

– Что? – тут же спросил Равиль.

– Мы перед выездом на взлетно-посадочную полосу, – сообщил командир. – Нужно получить разрешение на взлет.

– Давай! – кивнул Равиль.

Командир связался с диспетчером, выслушал его и сказал:

– Одну минуту. Я сейчас уточню. Диспетчер спрашивает, куда мы летим? Что ответить?

– Ничего! Взлетим, там посмотрим! – отрезал Равиль.

– По инструкции он должен знать, куда мы летим. Чтобы заранее связаться со своим коллегой, который будет вести нас дальше.

– Тогда скажи, что мы летим в Анапу!

Командир кивнул и сообщил порт назначения диспетчеру. Тот тут же дал разрешение на взлет. Командир оглянулся и сказал:

– Все. Выруливаем на полосу и взлетаем.

– Молодец, командир! – ухмыльнулся Равиль. – Тогда вперед и вверх!

– Вам с э-э… коллегами лучше тоже сесть и пристегнуться. Все-таки взлет.

– Ничего! Мы без ремней обойдемся!

– Ну что ж, вам виднее, – не стал спорить командир.

Несколько секунд спустя «Боинг» тронулся с места и выкатил на взлетно-посадочную полосу. Там он неуклюже развернулся и опять остановился. Члены экипажа снова начали щелкать тумблерами, но на этот раз продолжалась подготовка всего каких-то десять секунд. После этого бортинженер присел в свое кресло под стенкой и быстро пристегнулся.

Командир начал плавно передвигать рычаги мощности. Двигатели загудели сильнее, корпус ощутимо завибрировал. Постепенно гул поменял тембр от низкого к высокому и перешел в свист. Вибрация уменьшилась, став едва ощутимой.

Наконец командир отпустил тормоза. Казавшийся столь неуклюжим при рулежке «Боинг» сорвался с места и начал стремительно набирать скорость. Настолько стремительно, что у смотревшего вперед Равиля от мелькания почти сразу же зарябило в глазах.

Он невольно подался назад в салон и перевел взгляд на спинки кресел пилотов. Несколько секунд спустя пол под ногами Равиля вдруг качнулся и плавно наклонился. Еще через какое-то мгновение самолет слегка тряхнуло, и Равиль понял, что они оторвались от земли.

18
Поволжье, Ульяновск, аэропорт Восточный,
борт самолета «Боинг-737»,
пассажирский салон

Во время службы в подразделении «Альфа» Виктор Логинов входил в группу разведчиков. Их задача заключалась в сборе информации непосредственно на месте проведения будущей операции. На ее основании составлялся прогноз, в котором оценивались наиболее вероятные потери среди бойцов и заложников. В 1991 году «Альфа» и «Вымпел» отказались штурмовать Белый дом как раз после того, как их руководству были предоставлены такие прогнозы.

Сам захват Белого дома для бойцов этими двумя подразделениями никаких проблем не представлял. Однако здание было окружено несколькими «живыми кольцами». Для того чтобы проделать в них проходы, впереди штурмовых групп «Альфы» и «Вымпела» нужно было пускать танки. При этом под их гусеницами неминуемо погибли бы десятки людей. Именно поэтому «Альфа» и «Вымпел» отказались штурмовать Белый дом, что и предопределило провал ГКЧП.

Все это стало уже историей. Однако навыки, полученные Логиновым в те годы, были актуальны и теперь. Наблюдение за действиями террористов позволило Виктору спрогнозировать дальнейшее развитие событий. Он почти не сомневался, что скуластый так и будет торчать со своей сумкой в середине салона. Татарин, скорее всего, должен был продолжать контролировать летчиков. Из чего следовало, что собирать мобильные телефоны у пассажиров будет Саврасов. Отталкиваясь от этого, Виктор и спланировал свои действия.

Самолет тем временем произвел рулежку и ненадолго остановился перед выездом на взлетно-посадочную полосу. В тот самый момент, когда «Боинг» двинулся снова, Виктор услышал, как дернулся спрятанный в трусах мобильный. Покосившись на соседку напротив, он быстро достал телефон и прочитал сообщение от Петрова. Состояло оно всего из одного слова: «Анапа».

– Сколько лету до Анапы, часа три с половиной? – спросил Виктор у Анжелы, снова сунув телефон в трусы.

– Три сорок пять, кажется. А что?

 

– Прикидываю, сколько у меня времени.

– Так мы в Анапу летим?

– Вроде в Анапу… – кивнул Виктор, заглядывая в проход. – Но сядем, надеюсь, раньше. У тебя в сумке случайно воды нет?

– Нет. В полете же разносят.

– Боюсь, на этот раз не будут.

– Может, попросить у кого-нибудь?

– Лучше не привлекать к себе внимания. Раньше времени.

– Вы собрались их… убить? Да? – спросила Анжела.

– Вообще-то обезвредить.

– А бомба?

– С бомбой проблема, – кивнул Виктор. – Но, надеюсь, как-нибудь справлюсь…

В этот момент мобильный в трусах Логинова завибрировал. Дернувшись два раза, он затих. Виктор выудил его и увидел пропущенный звонок от замдиректора ФСБ. Самолет как раз развернулся на взлетно-посадочной полосе и застыл, готовясь к разгону. Двигатели гудели все сильнее, так что подслушать разговор Виктора было практически невозможно. И он тут же перезвонил генералу.

– Говорить можешь? – быстро спросил тот.

– Да. Мы как раз сейчас будем взлетать.

– Понятно. Тогда доложи обстановку.

Виктор кратко обрисовал ситуацию, заодно сообщив детали своего случайного ранения.

– Хреново! – вздохнул генерал.

– Да, – не стал спорить Виктор. – Но я, думаю, разберусь с ними и так…

– Как?

– Саврасов после взлета, по идее, должен пройти собрать мобильные – чтобы не было утечки информации, когда приземлимся в Анапе или куда там они собрались. Татарин почти наверняка останется в кабине. В общем, я попытаюсь раздобыть пластиковую бутылку, чтобы использовать ее в качестве глушителя…

– И что дальше?..

– Вырублю Саврасова и одним выстрелом сниму скуластого.

– А татарин приведет в действие взрывное устройство?

– Думаю, не успеет, товарищ генерал. Он же будет за летчиками следить. Если быстро сунуть сумку с СВУ в металлический шкаф, он блокирует сигнал пульта и татарин не сможет привести бомбу в действие.

– Твои «думаю» да «если», Логинов, никакой гарантии не дают. Ты, вон, тоже думал, что слепишь этого Саврасова! А в результате сам схлопотал пулю.

– Это случайность, товарищ генерал…

– Так и я о том же. А когда речь идет о жизнях почти сотни людей, случайности надо исключать. Поэтому слушай приказ: никаких попыток ликвидации террористов не предпринимать. Твоя задача – собирать и по мере возможности оперативно передавать информацию об изменении обстановки на борту. Освобождением захваченного самолета займется специальный штаб. Если понадобится твое содействие, ты получишь соответствующие указания. Никакой самодеятельности, Логинов! Ты уже насамодеятельничал сегодня! Понял?

– Так точно. И как вы, то есть штаб, собираетесь освобождать самолет?

– А очень просто, Логинов. К вашей посадке в Анапе мы все подготовим. Самолет накроют радиопомехами. Это на случай, если СВУ приводится в действие звонком мобильного телефона. Ну и действие пульта дистанционного управления радиопомехи тоже, по идее, заблокируют.

– Это не факт. Могут и не заблокировать.

– Даже если и не заблокируют, то самолет будет находиться уже на земле. А это совсем другой коленкор, Логинов. Жертв в случае взрыва будет намного меньше. Плюс ты у нас будешь вроде туза в рукаве. Так что все получится.

– А если террористы полетят не в Анапу? Они ведь тоже не дураки…

– Куда полетят, там и встретим. Мы тоже, Логинов, не дураки.

– Ясно.

– Ну тогда все. Об изменениях обстановки докладывай при первой возможности!

– Мы только что взлетели, – сообщил Виктор, повернув голову к иллюминатору.

– Понял. До связи! Я тебе, если понадобится, буду сбрасывать звонок и сразу отбиваться. А ты перезванивай, как сможешь.

– Договорились.

С этой книгой читают:
Люди-торпеды
Максим Шахов
149
Гвардия президента
Максим Шахов
149
Верхом на атомной бомбе
Максим Шахов
149
Мы ударим первыми
Максим Шахов
149
Сезон охоты на «кротов»
Максим Шахов
149
Развернуть
Другие книги автора:
Купите 3 книги одновременно и выберите четвёртую в подарок!

Чтобы воспользоваться акцией, добавьте нужные книги в корзину. Сделать это можно на странице каждой книги, либо в общем списке:

  1. Нажмите на многоточие
    рядом с книгой
  2. Выберите пункт
    «Добавить в корзину»