Электронная книга

Королева замка Шиклош

5.00
Читать фрагмент
Как читать книгу после покупки
Шрифт:Меньше АаБольше Аа

© Елена Федорова, 2017

© Интернациональный Союз писателей, 2017

* * *

Елена Ивановна Фёдорова – поэт, писатель, член Союза писателей России, член Интернационального Союза писателей, драматургов, журналистов, член Международной гильдии писателей, Почетный работник Культуры города Лобня, автор около 200 песен для детей и взрослых, автор 33 книг на русском (9 из них для детей) и трех на английском языке. Жанр произведений разнообразен: фэнтези, городской роман, детектив, романтика и приключения, мистика, романы в стихах, баллады, притчи, сказки, рассказы, новеллы, сценарии.

Финалист премии «Писатель года – 2014», включена в список 100 лучших писателей. Номинирована на Национальные литературные премии «Поэт года» и «Писатель года», «Наследие», 2015, 2016, 2017 гг., заняла второе место в конкурсе стихов о Великой Отечественной Войне.

Имеет награды: Специальный приз V фестиваля русской словесности и культуры «Во славу Бориса и Глеба» и Интернационального Союза писателей «За крупный вклад в детскую литературу», медаль имени Мацуо Басё, медаль Семёна Надсона, диплом Антуана де Сент-Экзюпери, сертификат участника Международной писательской конференции в Нью-Йорке, стипендиат Губернатора Московской области в номинации «Выдающийся деятель искусств» деятель искусств.

Проект песен для детей «Золотая страна» в соавторстве с композитором Вячеславом Гридуновым стал лауреатом конкурса Губернатора Московской области «Наше Подмосковье» в номинации «Забота о детях».

Работала стюардессой международных линий Аэрофлота, тележурналистом ТРК «Лобня».

Авторский сайт: http://efedorova.ru

 
Время-башмачник нас обувает,
Время-башмачник нами играет,
Время подковой сгибает хребты,
Время сжигает мечты и мосты.
Над вечностью только время не властно,
В вечной вселенной время безгласно,
Воздух свободы всей грудью вдыхай
И в измеренье седьмое шагай…
 
1

Она ворвалась в его жизнь так стремительно, как ворваться может только ветер. Сильный шквал, сметающий все на своем пути, освобождающий от ненужной неважности, от пыли и праха, веками копящегося во вселенной. Увидев ее, он почувствовал, как каменная оболочка разлетелась вдребезги, сделав его тело свободным и легким. Колдовские чары утратили свою силу. Он снова был человеком. Его губы непривычно шевельнулись и застыли в странном подобии улыбки.

– Здравствуйте! – звонко сказала она, чуть склонив голову.

– Здравствуйте! – сказал он, испугавшись собственного голоса. А в висках застучало молоточками: – Свобода! Свобода! Свобода!!!

– Вы не поможете мне? – спросила она, тронув его за руку своей теплой ладошкой. От этого прикосновения жаркий кровяной ток разлился по всему его телу. Наверное, так же поднимается от корня к вершине дерева живительная влага, заставляющая с еле уловимым звуком лопаться почки.

– Помочь? – глянув на нее сверху вниз, спросил он.

– Помочь, – подтвердила она, посмотрев в его затуманенные глаза своими восторженными глазами. Он никогда прежде не видел таких глаз: огромные зеленые изумруды, окаймленные темным бархатом ресниц.

– Я, кажется, заблудилась здесь в лесу, – виновато улыбнулась она. – Может быть, вы знаете дорогу к замку Шиклош?

– Дорогу к замку… – задумчиво произнес он. – Дорогу…


Его жизнь висела на волоске. Вооруженные всадники, преследовавшие его, были уже рядом. Они окружили его со всех сторон, вытесняя из леса, где толстые стволы деревьев, увитые плющом, служили ему надежной защитой.

– На широкой равнине я стану для них хорошей мишенью.

Как нелепо заканчивается жизни, – подумал он.

Конь взвился на дыбы и замер. Только благодаря своему великолепному умению держаться в седле, всадник не полетел на землю.

– Что за шутки, друг мой Арчибальд? – крикнул он, натягивая поводья.

– Я могу помочь тебе избежать неминуемой гибели, – раздался негромкий голос, и из-за дерева вышел старец, одетый в бело-золотой плащ с капюшоном.

– Каким образом вы это сделаете? – поинтересовался всадник.

– Сойди с коня, – приказал старец.

– Зачем? – удивился всадник.

Старец вытянул вперед правую руку, конь жалобно заржал. Со всех сторон послышалось ржание преследовавших его коней.

– У тебя осталось несколько секунд, чтобы спастись, – голос старца стал строже. – Если хочешь жить, отпусти скакуна и следуй за мной. Если желаешь погибнуть…

– Прости, Арчибальд, – поцеловав коня в мокрую морду, сказал юноша. – Скачи вперед без меня.

Белоснежный конь рванулся вперед, выбежал из леса и помчался по залитой солнцем равнине. Юноше показалось, что он видит в седле себя в золотых королевских доспехах. «Не может быть», – подумал он.

– Может, – сказал старец и потянул юношу за собой в лабиринт замысловатых ходов, открывшийся между деревьями.


С громким гиканьем выскочили из леса вооруженные всадники. Тысяча стрел полетела со всех сторон в юношу на белом коне. Он вскрикнул и упал в бархатную траву. Конь жалобно заржал и умчался прочь. Преследователи подъехали к тому месту, где упал всадник, и замерли в изумлении.

– Что за чертовщина? – проговорил один из них, снимая с головы шлем. – Не сотню ли стрел выпустили мы в этого самозванца?

– Сотню, – отозвались воины.

– Так, где же наши стрелы? – воскликнул он. – Где убитый королевский сын?

Воины молчали, растерянно переглядываясь и пожимая плечами. Они были так удивлены, что не обратили внимания на маленький золотой росточек шестилистника, пробившийся из-под земли. Звенящую тишину нарушило тревожное ржание. Воины обернулись. У самой кромки леса стоял белоснежный конь, на котором гордо восседал юноша в золотых королевских доспехах.

– За ним! – закричали воины и помчались к лесу. Но стоило им только попасть в полутень деревьев, как все пространство погрузилось в молочный туман. Грозный отряд преследователей рассеялся.

– А-у! – кричали люди, но даже эхо, погруженное в вязкую густоту тумана, хранило молчание…

– Так вы поможете отыскать мне дорогу к замку? – голосок девочки зазвучал требовательнее.

– Помогу, сударыня, – улыбнулся он, возвращаясь в реальность.

Она рассмеялась:

– Какая же я сударыня? Посмотрите повнимательней на мой скромный наряд, на стоптанные башмаки, на выцветшую ленточку в волосах. Разве так одеваются настоящие сударыни? Нет. Они носят длинные платья с кружевами и дорогие украшения, от которых рябит в глазах. Ах…

Она прижала ладошки к груди и, прикрыв глаза, прошептала:

– Как бы мне хотелось хоть разочек примерить платье принцессы и бриллиантовую диадему!

– По-моему, ваш наряд выглядит не хуже королевского, – задумчиво проговорил он, проведя рукой по своей одежде.

– Вы смеетесь надо мной, – нахмурилась она. – Смеетесь, потому что на фоне ваших лохмотьев мой наряд действительно выглядит прекрасно, но… Но это вовсе не королевский наряд. Это наряд дочери садовника.

– Дочери садовника, которую зовут… Ми-ле-на, – проговорил он, улыбнувшись.

– Верно, – сказала она, удивленно вскинув брови. – Но, откуда вам известно мое имя? Я вижу вас впервые.

– Я… – он посмотрел на нее долгим пристальным взглядом и проговорил: – Я знаю многое, потому что я – здешний лесник.

– Вот как! – обрадовалась Милена. – Теперь мне понятно, почему у вас такая всклокоченная борода, растрепанные волосы и странная одежда. О вас рассказывают такие небылицы, что становится жутко…Признаться честно, ваш вид вначале испугал меня, но ваши глаза… У вас глаза доброго человека. Доброго, но очень-очень несчастного. Почему у вас такие грустные глаза? Почему вы прячетесь от людей, господин…

– Миклош, – представился он.

– Мик-лош, – повторила она, улыбнувшись. – Так звали королевского сына, которого убили в этом лесу. Вы знаете эту историю, господин лесник?

– Да, – ответил он.

– Ах, господин Миклош, расскажите, расскажите мне, пожалуйста, о принце! – взмолилась Милена.

– Не сегодня, – покачал он головой.

– Почему, почему, почему? – воскликнула она, крепко сжав его руку. В тот же миг в небо взлетела стая красноперых птиц с синими хохолками, и звонкое эхо разлетелось по лесу:

– Ми-ле-на, где ты?

– Прошу вас, господин лесник, позвольте мне встретиться с вами еще раз, – зашептала Милена, не выпуская руку лесника. – Я никому-никому не расскажу о том, что видела вас. Прошу вас, господин… Миклош. Скажите, как отыскать ваше жилище?

– Ми-ле-на, где ты? – грянул рядом взволнованный голос.

– Я сам разыщу вас, сударыня, – проговорил лесник, аккуратно высвобождая свою руку из ее теплых ладошек. – Сам…

Он сделал шаг в сторону и исчез, а из-под земли пробился золотой побег шестилистника. Милена присела на корточки и протянула руку к необыкновенному ростку.

– Не делай этого, Милена, – грянул над ее головой строгий голос отца.

– Почему? – спросила она, испуганно отдернув руку.

– Это королевский цветок, – ответил садовник, помогая девочке подняться. – Его называют слезами Миклоша или каплями крови королевского сына. Рвать цветы никому не позволено. Ими можно лишь любоваться. Существует поверье: кто увидит росток золотого шестилистника, обретет бессмертие.

– А что будет с тем, кто увидит лесника? – поинтересовалась Милена.

– Лесника? – испугался садовник и, глянув по сторонам, зашептал девочке на ухо: – Лесника лучше никому не встречать. Говорят, что он продал душу силам зла, а встреча со злом не сулит ничего хорошего. Пойдем скорее отсюда, дорогая.

Он схватил изумленную Милену за руку и потянул за собой туда, где сквозь ветки деревьев просвечивали островерхие башенки королевского замка.

 

Едва девочка и садовник перешагнули границу леса, по земле потек молочный туман. Он кружил и пенился, поднимаясь все выше и выше, пока не скрыл под своим непрозрачным покрывалом кроны деревьев.

– Мик-лош! – вскрикнуло эхо, и воцарилась зловещая тишина.

– Удивительно, – думала Милена, шагая следом за отцом, – я была в двух шагах от опушки леса и не могла отыскать дорогу. Почему? А этот странный лесник? Он стоял как каменное изваяние, поросшее мхом. Я и тронула его за руку лишь для того, чтобы убедиться, живой он или нет. Он минуту стоял неподвижно, а потом… потом он посмотрел на меня таким холодным взглядом и заговорил таким глухим, словно звучащим из-под земли, голосом, что у меня онемели ноги. Но я не выпустила страх наружу. Я смогла побороть его и… мы мило побеседовали с лесником, который… Кто же вы, господин лесник: человек или колдун, наводящий ужас на жителей замка Шиклош и его окрестностей?

Милена через плечо глянула на лес, окутанный туманом, и прошептала:

– Вы – колдун…

– Ха-ха-ха-ха, – взорвалась тишина сотней голосов. Серая муть тумана рухнула на землю, открыв взору девочки удивительную картину: по зеленой высокой траве мчался белоснежный конь, а в седле сидел всадник в золотых королевских доспехах. Милена развернулась и поспешила ему навстречу. Но конь воспарил в небеса, словно белая птица. К ногам Милены упал золотой цветок шестилистника – символ королевской власти.

– Ми-ле-на, – прошептала высокая трава.

– Куда ты, Милена? – крикнул садовник. Она подняла цветок и побежала к отцу.

– Что на тебя вдруг нашло? – нахмурился он.

– Мне показалось, что… что в траве что-то блестит. Вот я и решила проверить, что это, – ловко спрятав шестилистник в нагрудный карман, проговорила Милена.

– Ну, и что же это было?

– Ничего там не было, – развела руками Милена.

– Я думал, что ты повзрослела, а ты все еще глупый ребенок, – покачал головой садовник. – Как же я поведу тебя в замок Шиклош?

– Меня в замок? – глаза Милены засветились от радости. – Ты хочешь повести меня в замок, отец?

– Хотел, – строго сказал он. – Но ты вначале убежала в лес, а потом вздумала искать сокровища в поле. И теперь я не знаю, что еще тебе взбредет в голову, когда ты попадешь за каменную ограду замка.

– Ничего не взбредет, отец, уверяю тебя, – затараторила Милена. – Не меняй своего намерения. Веди меня скорее в замок Шиклош. Я столько раз видела его во снах, что кажется знаю там каждый уголок.

– Вот как, – усмехнулся садовник. – Тогда скажи, что растет справа от главных ворот?

– Большой куст белых роз, которые любил король, – ответила Милена. – А слева точно такой же куст пурпурных роз, которые любит королева.

– Ты знаешь все о цветах потому, что много раз слушала мои рассказы, – заулыбался садовник.

– Нет, отец, – обиженно воскликнула Милена. – Я знаю это потому, что замок Шиклош снится мне каждую ночь! Я знаю, что прямо от главных ворот ровная, как стрела, дорога, мощеная бело-розовым мрамором, ведет к площади, в центре которой находится круглая чаша фонтана, похожая на лилию. На кончике каждого лепестка застыли капельками лунные камни. На закате они излучают таинственное сияние. Верно, отец?

– Кто рассказал тебе о фонтане? – поинтересовался садовник.

– Он мне прис-нил-ся, – проговорила Милена. – Понимаешь, папа, мне снилось, будто я – королева замка Шиклош. У распахнутых ворот я ждала возлюбленного, который должен был прискакать на белом коне. Но время почему-то замерло, рассыпавшись стекляшками бус по мраморной дорожке. Ворота с грохотом закрылись. Я осталась снаружи. Стражники не захотели впустить меня обратно. Я плакала и кричала, что я – королева. Но никто не поверил мне. Понимаешь, отец, никто…

Милена немного помолчала, а потом, глянув на отца, спросила:

– А ты веришь мне?

– Конечно, – прижав девочку к груди, проговорил садовник. – Я верю тебе, дорогая. Только прошу тебя, Милена, никому не рассказывай про свой сон.

– Почему? – удивилась она.

– Потому, что твой сон очень похож на правду…


Юноша в золотых доспехах молча шел за старцем по замысловатому лабиринту, пытаясь уловить хоть какие-нибудь звуки, но не слышал даже звука собственных шагов. Когда же он попытался задать старцу вопрос, то не услышал собственного голоса.

– Что происходит? – подумал он. – Может, стоит повернуть обратно и…

Старец остановился, поднял вверх правую руку.

– Мы даровали вам спасение. Мы провели вас через лабиринт времени, отсрочив неизбежное. Теперь ваша судьба будет зависеть только от вас, – нараспев проговорил он и исчез. Лишь бело-золотой плащ, лежащий на земле, свидетельствовал о том, что все это юноше не приснилось. Он нагнулся, чтобы поднять плащ, и почувствовал чьё-то дыхание.

– Арчибальд?! – изумленно воскликнул юноша, увидев своего верного коня. – Тебя тоже провели через лабиринт времен или…

Конь ткнулся юноше в грудь и радостно заржал.

– Что будем делать, Арчибальд? – спросил юноша, внимательно разглядывая замысловатый узор на плаще старца. Конь заржал.

– Ты прав, нам давно пора в путь, – проговорил юноша, легко вскакивая в седло. Арчибальд рванулся вперед, туда, где среди деревьев просвечивали остроконечные башенки замка Шиклош.


Старец, крадучись, вошел в королевские покои и, поклонившись, проговорил:

– Я сделал все, как вы просили, Ваша Светлость.

– Прекрасно! – воскликнула королева и, распахнув окно, рассмеялась. Эхо подхватило ее смех и понесло туда, где на горизонте зеленые кроны деревьев сливались с небом, где розоватые облака принимали причудливые формы, сообщая о том, что день близится к закату.

– Что ты потребуешь за свою услугу, колдун? – спросила королева, не поворачивая головы.

– Остаться подле вас, – прозвучал ответ.

– Подле вас, – повторила королева и повернулась. – Что же станешь делать ты здесь в замке Шиклош, колдун?

– Обучать вас тайнам магии, Ваша Светлость, – улыбнулся он.

– Меня? – усмехнулась она. – А надо ли мне это?

Он подошел к ней, взял за руку, заговорил:

– Я научу вас останавливать время, растворяться в пространстве, парить над землей, читать мысли, предугадывать будущее и…

Громкий стук в дверь заставил его замолчать.

– Что там стряслось? – спросила королева.

– Беда, Ваша Светлость, – раздался из-за двери взволнованный голос. – Ваш сын, принц Миклош…

– Все так, как я вам обещал, – улыбнулся колдун.

– Ступай, договорим потом, – приказала королева и поспешила к двери.

– Ваш сын, принц Миклош, найден мертвым, – проговорил слуга, преклонив колено.

– Нет, – отмахнулась королева. – Нет, нет, не может быть. Ты, верно, перепутал что-нибудь.

– О, нет, – приложив руку к груди, сказал слуга. – Я был бы рад не сообщать вам эту скорбную новость, но… Тело принца уже в тронном зале.

– Ах, – вскрикнула королева и побежала в тронный зал. Она упала на колени и распласталась над телом мертвого сына. Беззвучные рыдания сотрясали ее тело.

– Как это случилось? – спросил король, поспешно входя в тронный зал.

– Вооруженные всадники Ушмаля окружили принца, и… – сообщил один из воинов.

– Все произошло так молниеносно, что мы не успели прийти ему на помощь, – проговорил другой воин, понуря голову.

– Где Арчибальд? – спросил король.

– Конь обезумел от горя и умчался прочь. Мы не смогли его поймать.

– Как странно, – задумчиво проговорил король. – Как странно…

Он нагнулся, поднял безутешную королеву, обнял ее, сказал:

– Я разберусь во всем, Гертруда.

– Да, да, пойди на них войной, – откликнулась она. – Вели собрать отряды храбрецов и отомсти за кровь невинную, мой милый. А я надену траурный наряд, закрою крепко все запоры в замке и буду ждать, когда вернешься ты, мой грозный воин, доблестный король, великий и непобедимый Янош.

– Собрать скорей отряды храбрецов, – приказал король. – Мы завтра утром битву начинаем.

– Несите сына моего в фамильный склеп, – приказала королева. – Там в тишине над ним я буду плакать.

– К чему, Гертруда, сына не вернуть?

– А вдруг я воскрешу его, кто знает.

– Пустое, милая. Такие чудеса лишь в сказках, изредка бывают, – обняв ее, проговорил король. – Ступай к себе и лучше помолись о спасении его души.

– Ах, милый мой, позволь мне в склеп отправиться, – взмолилась королева. – Пусть тысячу свечей принесут туда, чтобы Миклошу было светло, а Гертруде не страшно.

– Хорошо, – промолвил король. – Делай так, как решила.

Королева склонила голову и прошествовала в склеп. Слуги зажгли тысячу свечей и удалились. Королева склонилась над бездыханным телом принца, провела рукой по его волосам и рассмеялась:

– Для бездушной оболочки ты выглядишь весьма привлекательно, мой мальчик.

– Я постарался, Ваша Светлость, сделать все, чтобы никто не заподозрил подмену, – проговорил колдун, шагнув из тьмы в огненный круг.

– Кто это? – спросила королева, еще раз тронув волосы принца.

– Грозный воин Ушмаля, главный преследователь принца Миклоша, – ответил колдун.

– Как ты уговорил его пойти на это? – внимательно разглядывая лицо воина, спросила королева.

– Я заманил его в ловушку, – усмехнулся колдун. – Он попался в мутную туманность одиночества и страха.

– Покажи мне его истинное лицо, – приказала королева.

Колдун бросил на каменный пол склепа горсть серебряных шариков. Свечи погасли, но через мгновение вспыхнули вновь. Королева увидела всадника, гарцующего на черном, холеном скакуне. Всадник был необыкновенно хорош: светлые волнистые волосы, большие карие глаза, правильные черты лица, чуть заостренный нос, тонкие губы.

– Он не похож на труса, – проговорила королева.

– Внешность обманчива, Ваша Светлость, – сказал колдун и вытянул вперед правую руку.

Лошадь взвилась на дыбы. Всадник не удержался в седле и, полетев вниз, распластался на земле.

– Сегодня безумный день, – рассерженно выкрикнул он. – Настоящее безумье сражаться с призраками, тенями и колдовскими силами. Уж лучше заключить пари, пойти на сделку с…

– Совестью или сатаною? – послышался таинственный шепот.

– Да с кем угодно, с кем угодно, лишь бы прекратилась эта изматывающая погоня за фантомом в образе принца на белом коне, – закричал юноша.

– В молочный туман ты войди без опаски, – приказал голос, похожий на завывающий северный ветер. – На волю коня своего отпусти. Ты станешь великим. Ты станешь бессмертным. Не бойся, смелее на сделку иди.

– Нет, стойте, стойте, я передумал, – подняв вверх обе руки, воскликнул воин. – Я не хочу. Мне страшно. Отпустите меня обратно в Ушмаль. Я обещаю, что больше никогда не нарушу границы колдовского королевства Ахменов, что…

– Тише, тише, воин Ушмаля, – послышался зловещий шепот. – Не обещай того, что выполнить не сможешь. Негоже слова бросать на ветер, а потом обдумывать их смысл. Ты сделку заключил…

– О, нет, нет, нет, – юноша упал на колени. – Прошу вас, отмените мои первоначальные слова. Прошу вас, умоляю… Мне невыносимо страшно…

Видение исчезло. Королева поморщилась и отвернулась.

– Как неприятно все, что ты мне показал, колдун.

– Я показал вам правду, Ваша Светлость, – усмехнулся. – Бедный юноша даже не подозревает, что он стал королевским сыном, за которым так долго и безуспешно гонялся, в которого выпустил сотню стрел…

– А, кстати, где мой милый Миклош? – резко обернувшись, спросила королева.

– О, Миклош, королевский сын, стал по веленью вашему призраком, – поклонившись, ответил колдун. – Теперь он будет появляться на рассвете и вселять страх в жителей королевства Ахменов. А на полях, в лесах, в садах, где белый конь его проскачет, из-под земли пробьются побеги золотого шестилистника, который назовут «слезами Миклоша». А вы, великая и безутешная Гертруда, прикажете отрубить голову любому, кто посмеет прикоснуться к золотым побегам.

– А, если кто-нибудь украдкой сорвет цветок, что будет? – пристально глядя в глаза колдуна, спросила королева.

– Надеюсь, что никто не осмелится нарушить ваш приказ, королева, – сказал колдун.

– Я тоже надеюсь, но все же…

– Тогда скитаниям Миклоша в лабиринте времени придет конец, – прошептала колдун. – Принц вновь обретет телесную оболочку. Тогда у вас с ним начнется борьба за власть, за трон, который вы, нежнейшая Гертруда, не желаете делить ни с кем.

– Тише, – нахмурилась королева. – Ты, верно, забыл, что у королевских стен есть уши?

– Я это помню, – улыбнулся колдун. – А вот вы забыли, что Штефан – не простой хранитель тайн дворцовых, а колдун, маг, чародей, волшебник, звездочет, способный перемещаться в пространстве, слышать на тысячи километров, видеть скрытые под землей сокровища, угадывать движенье мыслей. И ваша тайна для меня не тайна вовсе. Ведь вы не мать ему, а… Но, договорим об этом после. Сюда идет король. Я вас оставлю. Усердней плачьте, безутешная Гертруда, и помните, что обещали мне.

 

– Ступай, свое я обещанье не забуду, – проговорила королева, опускаясь на колени у могильной плиты.

– Дорогая, прошу тебя, покинь это скорбное место, – взмолился король, поднимая супругу. – Нам следует принять случившееся как неизбежность и…

– Нет, нет, не уговаривай меня не плакать, Янош, – приложив к глазам кружевной платок, проговорила королева. – Наш сын так молод, так красив и так любим…

– Был нами. Это верно, – вздохнул король. – Его убили воины Ушмаля, но за что?

– Да просто так, чтобы начать войну, – ответила Гертруда.

– Чтобы начать войну, – задумчиво проговорил король. – И мы ее начнем. Пришел я попрощаться, дорогая.

– А, может быть, тебе не стоит идти войной на Ушмаль? – спросила королева, прикоснувшись ладонью к щеке короля.

Он вздрогнул и сказал:

– Конечно, стоит, что за разговоры. Я уничтожу весь Ушмаль. Сотру его с лица земли. А короля я в порошок сотру. Закончим прерванный когда-то бой.

– Побереги себя, мой милый, – попросила королева. – Я не хочу оплакивать и сына, и тебя.

– Я возвращусь с победою, Гертруда, – пообещал король. – Прошу тебя проводить отряды воинов на бой.

– Хорошо, – проговорила королева и первая вышла из склепа.

Ворвавшийся внутрь порыв ветра погасил свечи, и в холодном могильном мраке зазвучали слова:

– «У ненасытимости две дочери: «давай, давай!» Вот три ненасытимых и четыре, которые не скажут: «довольно!» Преисподняя и утроба бесплодная, земля, которая не насыщается водою, и огонь, который не говорит: «довольно!» От трех вещей трясется земля, четырех она не может носить: раба, когда он делается царем; глупого, когда он досыта ест хлеб свой; позорную женщину, когда она выходит замуж, и служанку, когда она занимает место госпожи своей»[1].

Королевство Ушмаля, расположенное на высокогорной равнине, было надежно защищено со всех сторон. Но не только горы удерживали соседей от желания развязать войну. Поговаривали, что правит Ушмалем злобный карлик, который приносит кровавые жертвы Пернатому змею, покровителю этих мест. Говорили, что карлик собственноручно вырывает сердца у пленников, а тела бросает на дно колодца смерти, вода в котором алая от крови. Громкие звуки барабанного боя наводили ужас на людей. Не осталось смельчаков, которые бы добровольно решили приблизиться к границам Ушмаля. Зато дерзкие, своенравные воины Ушмаля нападали на соседей. Жгли селения, уводили в плен девушек, похищали детей, чтобы потом приносить их в жертвы своим богам.

Неожиданно набеги прекратились. Наступило долгое затишье, которое время от времени нарушал грозный барабанный бой, напоминающий о могуществе Ушмаля. Поползли слухи, что карлик влюбился в одну из девушек, предназначенных в жертву Пернатому змею, что она ответила ему взаимностью и даже родила сына – красавца Вальдека, обладающего силой льва, ловкостью пантеры и зоркостью орла. Поговаривали, что никто из смертных не сможет победить грозного воина.

– Никто из простых смертных, – усмехнулся принц Миклош, услышав рассказ о непобедимом Вальдеке. – Но я же – королевский сын. Мне – сыну короля Ахменов – страх неведом. Поэтому, презрев все наставленья и запреты, я оседлаю верного коня Арчибальда и помчусь к границам Ушмаля один. Я встречусь с Вальдеком и узнаю, правда или вымысел все, что о нем говорят.


В тот день ярко светило солнце, птицы весело щебетали, легкий ветерок играл листвой. Белоснежный конь Арчибальд неспешно гарцевал по лесу. Миклош отпустил поводья, предоставив коню полную свободу. Длинноногая лань, неожиданно появившаяся на тропинке, заставила его остановиться. Арчибальд тряхнул своей роскошной гривой и заржал. Несколько мгновений лань стояла неподвижно, словно оценивала противников, а потом, бросив на принца быстрый взгляд, ударила копытом по земле и помчалась прочь. Инстинкт охотника подтолкнул Миклоша в погоню за грациозным животным. Казалось, лань затеяла игру: она то была совсем близко, то исчезала из вида, заставляя преследователей мчаться во весь опор. Бешеный ритм погони так утомил принца, что он остановился у реки, привязал Арчибальда в тени высокого дерева, сбросил одежду и погрузился в освежающую прохладу.

Каково же было его удивление, когда он увидел грациозную лань, спокойно стоящую чуть выше по течению и внимательно наблюдающую за ним.

– Вот ты где, Саама! – раздался звонкий голосок. Босоногая девушка в простеньком наряде подбежала к лани и крепко обняла ее за шею.

– Если бы ты знала, Саама, как я беспокоюсь за тебя. Вдруг какой-нибудь охотник погонится за тобой и…

– Не волнуйтесь, вашу лань совсем не просто поймать, – проговорил Миклош, выходя из воды. Девушка вскрикнула и прижала ладони к лицу.

– Простите, если напугал вас, сударыня, – сказал Миклош. – Я никогда еще не видел такого красивого животного и погнался за ней ради игры.

Девушка убрала руки от лица и, покачав головой, проговорила:

– Я вам не верю. Вы – охотник, а это значит, что вы видите перед собой цель. Вас охватывает азарт. Вашим разумом владеет желание одержать победу. Только брызнувшая кровь и предсмертная агония бедной жертвы возвращает вас из пропасти безумия в реальность. Но уже ничего нельзя исправить. Ни-че-го. На миг ваше сердце сжимается от жалости. Лишь на краткий миг вы приобретаете человеческий облик, чтобы потом вновь променять его на облик охотника, воина или…

Девушка повернулась, чтобы уйти.

– Постойте, – проговорил он. – Вы не должны уходить вот так, затаив на меня обиду. Я вовсе не собирался охотиться. У меня нет с собой ни стрел, ни лука, ни…

– Сегодня нет, – проговорила она, не оборачиваясь. – Но теперь, когда вы знаете, что Саама – ручная лань, вам не составит труда…

– Я не стану охотиться на вашу лань, обещаю, – воскликнул принц.

– Зато вы будете охотиться на других животных, а это одно и тоже, – рассерженно проговорила девушка, резко повернувшись. Её щеки пылали, а в глазах было столько ненависти, что Миклош попятился.

– Обещаю, что не стану больше охотиться, – сказал он. – Обещаю.

– Надеюсь, что вы не бросаете слов на ветер, иначе… Иначе вас покарает Косумель, – в ее голосе послышалась угроза.

– Кто такой этот ваш Косумель? – поинтересовался Миклош.

Девушка не ответила. Она чуть приподняла длинное платье и побежала вверх по течению реки.

– Косумель, – задумчиво проговорил Миклош. – Косумель…

Он вскочил в седло и только тогда понял, что никогда прежде не бывал в этих местах, что не знает, в какую сторону следует ехать, чтобы попасть в замок Шиклош. Принц решил догнать девушку и спросить у нее дорогу. Он пришпорил коня, но не смог догнать беглянку. Тогда он повернул коня и поехал вниз по реке, с любопытством оглядывая окрестности.

Несколько часов скакал принц, пока, наконец, не показались знакомые очертания холмов и перелесков. Река нырнула под землю и появилась вновь лишь через несколько метров, сразу разделившись на два рукава. Течение ее стало плавным. По берегам замелькали рыбацкие хижины с развевающимися на ветру разноцветными сетями. Миклош облегченно вздохнул:

– Итак, я снова дома, в королевстве Ахменов. Благодарю вас, милостивый Косумель, и обещаю, что не стану больше охотиться на животных. Теперь я буду охотиться за более совершенным созданием: за девушкой с огненным взглядом и алой лентой губ.

– Не-на-до, – простонал ветер.

– Не-на-до… – рассыпалось осколками стекла эхо. Но Миклош не услышал их предостережений. Азарт охоты затуманил его разум.

Миклош лишился сна и аппетита. Тенистые аллеи замка больше не радовали его взор, а большой фонтан, похожий на цветок лилии, вызывал уныние.

– Что с тобой творится, сын мой? – поинтересовалась королева. – Что за тайные мысли терзают тебя?

– Я думаю о быстротечности времени, – ответил Миклош. – О том, почему нельзя вернуть назад прожитый миг. Порой, так хочется вернуться во вчера, чтоб все исправить, чтобы сказать слова, которых не сказал, задать вопросы, что не задал. Иль просто молча постоять, вдыхая ароматы цветов и трав…

– Такие мысли могут увести тебя далеко, – покачала головой королева. – Смотри же в лабиринт безвременья не угоди, сынок.

А про себя подумала:

– Вот ты и попался! Теперь я знаю, что мне надо предпринять.

– Скажи мне, мама, в лабиринте этом возможно ли узнать все то, что хочется узнать? – мечтательно проговорил Миклош.

– Не знаю, я там не была, – рассмеялась королева. – Мне говорили, что оттуда нет пути назад.

– Тогда, пожалуй, это все меняет, – сказал Миклош. – Я лучше оседлаю скакуна и поспешу вперед заре навстречу. Возможно, у реки я на закате встречу…

1Притчи 30:15-15,21-23.
Нужна помощь
Купите 3 книги одновременно и выберите четвёртую в подарок!

Чтобы воспользоваться акцией, добавьте нужные книги в корзину. Сделать это можно на странице каждой книги, либо в общем списке:

  1. Нажмите на многоточие
    рядом с книгой
  2. Выберите пункт
    «Добавить в корзину»