Логан : Бегство Логана; Мир Логана; Логан в параллельном миреТекст

0
Отзывы
Читать фрагмент
Как читать книгу после покупки
Шрифт:Меньше АаБольше Аа

– Оружие! Это песочный человек.

– И что нам с ним делать?

– Я думаю. – Док свирепо буравил взглядом пристегнутого к столу охотника.

– Ты же видел мою руку, – напомнил Логан. – Сегодня мой Последний День, думаешь, я все еще работаю на них?

– У тебя пистолет, – возразил Док. – Только песочные люди могут иметь пистолет.

– Я не первый песочный человек, который пытается убежать.

– Но почему я должен рисковать? – произнес Док, возвращаясь к консоли. – Сейчас я запрограммирую «Хирурга», и ты получишь гораздо больше, чем новое лицо, песочный человек.

Логан рванул ремни, однако они держали его крепко.

– Что аппарат с ним сделает? – поинтересовалась Холли, ее синие глаза заблестели.

– Да что угодно, машина сама решит.

В этот момент устройство вновь задвигало «щупальцами».

– Хочу посмотреть, – воскликнула Холли.

Док усмехнулся.

Логана бросило в пот, он не сводил глаз со скальпелей, которые шевелились над ним. Игла с анестезией вонзилась ему в щеку, и левая сторона лица онемела. Пара металлических зажимов впилась в правую ногу ниже колена. Хирургический скальпель разрезал рубашку от плеча до талии, расцарапав кожу до крови. Держатель с губкой аккуратно промокнул кровь. Логан изо всех сил втянул живот и как можно плотнее вжался в стол.

Холли стояла рядом и судорожно дышала.

Широкий зазубренный скальпель опустился, сдвинулся вправо и завис. Ножницы для удаления нервов яростно защелкали в воздухе, резко опустились и разрезали ремень, который держал правую руку Логана, и ему удалось вытащить пистолет. Увидев это, Док в шоке отступил. Многочисленные скальпели вновь начали движение в сторону Логана, но он успел выстрелить, и скальпели разлетелись, словно щепки.

Охотник попытался направить пистолет в сторону Дока:

– Выключи аппарат.

Со скоростью ящерицы Док выскользнул за дверь, девушка метнулась за ним.

Аппарат брызнул охлаждающим спиртовым спреем на грудь Логана, пока он неловко освобождал левую руку. Шестеренки внутри машины перестроились в новое положение.

Охотник сполз с кровати, ноги все еще оставались пристегнутыми, и он дернул ремни, освобождаясь. Поврежденный выстрелом, аппарат бездумно разрушал себя, повсюду летели искры. В конце концов он замер, издав пронзительный визг.

Логан напряженно обдумывал следующий шаг. Без нового ключа, который Док, по-видимому, должен был передать ему, бежать некуда. Док быстро разнесет весть о песочном человеке, ищущем Убежище, и поиски закончатся, не успев даже толком начаться.

Охотник выбил ногой заднюю дверь и очутился в лабиринте сырых коридоров. До него долетали стоны и крики из галерей, чувствовался запах галлюциногенов. Вдруг что-то выбило пистолет из его пальцев, рука заледенела до локтя. Дубинка, стреляющая замораживающими разрядами! Логан развернулся в боевой полуприсед, чтобы схватиться с тусклой фигурой в белом, идущей на него с полицейской дубинкой. Док.

Один удар в грудь, и тело Логана разорвут сотни ледяных кристаллов, заморозят сердце и остановят дыхание. Пистолет валялся на полу, покрытый инеем. Логан не отрывал взгляда от короткой палки дымчатого цвета в руке Дока. Последовал еще один выстрел. Логан согнулся и упал на одно колено, его левый локоть врезался Доку в пах. Со сдавленным криком Док ударился о стену, и Логан ударом колена сломал ему позвоночник.

Охотник выругался и принялся шарить по карманам мертвого Дока. Не нужно было его убивать, где теперь взять следующий ключ? Может, у Холли? Куда она делась? Прячется в лабиринтах Аркады, скорее всего.

Логан поднял пистолет, который успел оттаять и был теперь влажным. В соседней комнате он услышал какой-то шум. Осторожно подойдя к двери, охотник распахнул ее.

Холли находилась внутри, у дальней стены, она наставила на себя нож. Стеклянным взглядом девушка смотрела на пистолет. Логан двинулся в ее сторону, и она тут же вонзила нож себе в грудь.

В одно мгновение жизнь Холли 13 оборвалась.

Логан спрятал оружие.

– Дойл, это ты? – вдруг услышал он одурманенный голос.

Охотник зашел за занавеску, в тесной комнате витал резкий запах анестетика. Темноволосая девушка, обнаженная до пояса, с трудом пыталась усидеть на пневматической кровати. Она заторможенно моргнула Логану.

– Это я – Джессика, – проговорила она, ощупывая пальцами свое новое лицо.

«Беглянка, – догадался Логан. Цветок на ее ладони мигал. – Но почему она думает, что я Дойл? И есть ли у нее следующий ключ?»

– У тебя есть ключ? – спросил он.

– Дойл, ты больше не похож на моего брата. Ты даже говоришь по-другому. Они изменили нашу жизнь.

Теперь понятно, девушка – сестра Дойла. Должно быть, они с ним договорились встретиться здесь.

– Слушай, – сказал Логан, – у тебя есть следующий ключ?

Она уже полностью очнулась от наркоза, натянула блузку и достала серебряный предмет из кармана. Ключ от лабиринта. Логан забрал его.

– Док говорил, что делать дальше?

– Да, нужно идти в тоннель под Аркадой. Я знаю, где это.

– Идем.

Добравшись до нужного места на пассажирском травалаторе, Логан взял Джессику за руку, и они побежали к платформе, служившей входом в лабиринт, – он представлял собой тысячи километров тоннелей и автомагистралей, соединяющих континенты и города: Чикаго с Нью-Йорком, Детройт с Новой Аляской, Лондон с Нижней Австралией; там курсировали сотни стальных капсул – лабиринтолетов, преодолевающих под землей многие километры на фантастической скорости.

Логан вставил ключ в отверстие на панели, установленной на краю платформы.

Из глубин тоннеля с грохотом примчался беспилотный лабиринтолет и остановился у посадочной платформы. Логан и девушка зашли внутрь, дверь автоматически закрылась, ремни безопасности на них защелкнулись.

– Место назначения? – спросил автопилот.

– Убежище, – произнесла Джессика.

Лабиринтолет начал плавно двигаться, а Логан принялся размышлять: все как-то слишком просто – сел в лабиринтолет, сказал «Убежище», и вот ты уже едешь. Куда именно? А Джессика, что делать с ней?

Через некоторое время лабиринтолет остановился, дверь открылась, однако девушка не двигалась.

– Они могут изменить цвет глаз, но не могут изменить характер человека. Ты – не мой брат, – твердо заявила она.

– Он умер.

– Ты убил его. – Губы Джессики плотно сжались.

– Нет, но я видел, как он погиб. Он отдал мне ключ, он хотел этого.

На мгновение ее лицо застыло, затем она тихо заплакала.

Как утешить ее? Сказать: «Мне жаль»? Но песочные люди не должны сочувствовать. Он сделал то, что должен был сделать.

– Послушай, твой брат погиб, но мы с тобой живы. И если мы не хотим умереть, нам нельзя останавливаться. Другого выхода нет.

– Вы прибыли к месту назначения, – словно в подтверждение его слов произнес автопилот.

Логан и Джессика вышли, и лабиринтолет тут же умчался. Платформа выглядела заброшенной. Пыльный луч света пронзал тоннель сквозь дыру в потолке. Металлические панели отвалились от стен и были свалены в кучи, напольное покрытие потрескалось, обнажая каменную кладку. На одной из поржавевших стен висел выцветший и обтрепанный плакат с силуэтом бегущего человека, поверх него большими буквами было выведено: «ПОЗОР», под плакатом кто-то дописал мелом «БЕГЛЕЦЫ СМЕРДЯТ!»

Погнутый указатель на краю платформы гласил: «Собор».

«Что дальше? Это и есть Убежище – изолированный район города, в котором обитают эти отщепенцы – беспризорники?» – задавался вопросами Логан.

– Ты слышишь? – спросила Джессика.

Послышалось отдаленное пение, оно эхом разносилось с верхнего уровня. Охотник отошел в тень и потянул Джессику за собой, они замерли в ожидании. Голос был детским, он то затихал, то становился громче:

 
Песочный человек, песочный человек,
уходи от моего дома.
Не возвращайся сюда больше.
 

– Беспризорники, – сказал Логан, напряженно вглядываясь в темноту.

Пение слышалось уже совсем близко:

 
Теперь я ложусь помолиться.
Песочный человек, песочный человек,
держись подальше…
 

Маленькая фигурка в синей изодранной одежде возникла в луче света на платформе. Девочка лет пяти. Она волокла за собой какой-то предмет. Босая, лицо испачкано, волосы растрепанные, ноги худые.

Девочка перестала петь.

– Не бойся. Меня зовут Мэри-Мэри 2.

Логан вышел из тени.

– Что ты здесь делаешь?

– Он сказал мне встретить тебя.

– Кто сказал?

Глаза девочки округлились.

– Старик, кто же еще.

Джессика схватила ребенка за плечо.

– Что за старик?

– Старик с черными и белыми волосами, глубокими морщинами на лице, он выглядит таким мудрым. Он самый старый человек в мире.

– Баллард!

Девочка достала серебряный ключ из кармана.

– Он сказал мне передать тебе это.

Логан взял ключ и спросил:

– Нам нужно использовать его сейчас?

– В десять часов, – ответила девочка, подняв тощие руки и растопырив все десять пальцев. В центре ее правой ладони мягко светился желтый цветок.

– Десять часов, – повторила Джессика.

Логан посмотрел на настенные часы: оставалось двенадцать минут.

Джессика внимательно вглядывалась в глаза ребенка.

– Где ты живешь, Мэри-Мэри?

– Здесь, – с улыбкой ответила та.

– Почему ты не в яслях?

– Я очень умная.

– Ты голодаешь?

– Здесь можно добыть пищу.

Девочка открыла потертую тряпичную сумку, которую приволокла с собой, и с гордостью показала старую ловушку для крыс. Джессика побледнела.

– Я никогда не поднимаюсь наверх, – продолжила Мэри-Мэри. – Там живут плохие люди, они преследуют вас. До свидания! Ты очень милая старушка.

Девочка презрительно посмотрела на Логана и ушла в глубь тоннеля.

 

– Мне кажется, я ей не понравился, – произнес Логан.

– Ей здесь не место, – отозвалась Джессика. – Одна в таком месте. Она должна быть в яслях с другими детьми.

– Кажется вполне самодостаточной.

– В яслях ее бы защитили.

– Так же, как и тебя?

– Конечно. Ни один ребенок младше семи не должен оставаться один. Я была счастлива в яслях.

Они сели на краю платформы.

– Нет, не была я счастлива. – Голос Джессики задрожал. – Тогда я принимала все как должное, без лишних вопросов, но я никогда не была там счастлива.

Логан внимательно слушал, ему хотелось узнать о Джессике больше, понять ее.

– Почему детей забирают у родителей сразу после рождения? Почему разлучают брата и сестру на целых семь лет? – Девушка всматривалась в лицо Логана. – Когда ты начал сомневаться в правильности того, что мы должны умирать в двадцать один год?

– Не могу вспомнить, когда именно. Конечно, я слышал эти истории.

– Про Балларда?

– Да, про него и про все остальное.

– Про Убежище? В детстве я мечтала, чтобы все это было правдой.

Взгляд Джессики снова стал твердым.

– Ты когда-нибудь думал о своей матери, какая она, что чувствовала, как выглядела? Гордилась бы она тобой сейчас?

– Может, ей удалось убежать, – уклончиво ответил Логан.

– Я никогда не узнаю, кем была моя мать. – Джессика нахмурилась. – Это неправильно, дети должны познавать материнскую любовь. У маленькой Мэри-Мэри должна быть мать, которую она бы любила. Машина никогда тебя не полюбит, только людям дано любить.

– Где ты работала до того, как решила бежать? – спросил Логан.

– Дизайнером на автомобильном заводе. Три часа в день, три дня в неделю. Ненавидела свою работу.

– Почему ты не бросила ее?

– Потому что это работа. Альтернативы все равно нет. – В голосе Джессики слышалось презрение. – Ты можешь рисовать, писать стихи, играть в парные игры, проходить процедуры очищения огнем в галереях или посещать стеклянные дома в Аркаде, разводить розы или собирать камни или даже писать репортажи для новостей, но это все настолько бессмысленно, что я…

Вдруг из туннелей послышался крик.

– Мэри-Мэри! – Джессика рванулась на крик, но Логан удержал ее.

– Подожди, – сказал он. – Она идет к нам.

Ребенок выбежал из темноты и бросился к Джессике.

– Там плохие люди! Плохие, плохие люди!

Толпа беспризорников с воплем вырвалась из тоннеля и окружила всех троих. Их предводитель, тринадцатилетний мальчик с диким и самодовольным лицом, одетый в порванную, заляпанную кровью куртку песочного человека и потемневшие от пота и грязи обтягивающие штаны, произнес с ухмылкой:

– Посмотри-ка, Красавчик Билли, кого мы тут нашли: маленькая крысоловка и два смердящих беглеца.

Мэри-Мэри топнула ногой и требовательно крикнула:

– Иди прочь! Это моя территория, возвращайтесь наверх!

Красавчик Билли не обратил на нее никакого внимания.

– Мы поразвлечемся!

Логан изучал беспризорников. Если вызвать машину, она будет здесь через пять минут. Нужно продержаться это время. Охотник закрыл собой Мэри-Мэри и Джессику.

Затем посмотрел на Билли.

– Мне жаль тебя, мальчик.

На лицах беспризорников мелькнуло замешательство, они уставились на своего главаря.

– Тебе жаль меня? Подумай лучше о себе, беглец.

– Да-да, тебя, Билли. Сколько тебе лет?

Билли прищурился и не ответил.

– Двенадцать или тринадцать? Мне уже много лет. – Логан медленно развернул к нему ладонь с мигающим цветком. – Но и твои дни на исходе. Как долго ты продержишься здесь, Билли?

Первая минута прошла.

– Полгода, год, два? – Логан указал на синий цветок на ладони беспризорника. – Что будет, когда цветок покраснеет?

– Однажды я поймал песочного человека, хоть и говорят, что это невозможно, и зарезал его. Здесь я устанавливаю правила, беспризорники слушаются меня, и так будет всегда. В Соборе всем заправляю я, и это не изменится.

– Когда тебе исполнится четырнадцать, ты уже не будешь ребенком. Тебе придется покинуть территорию Собора, взрослым здесь нет места. Ты должен будешь пересечь реку, иначе тебя разорвут на части. Не успеешь оглянуться, как тебе исполнится двадцать один год. И ты покорно умрешь.

Вторая минута прошла.

– Нет, со мной такое не пройдет! Я…

– Пустишься в бегство, – закончил за него Логан, – так же, как и мы сейчас.

– Заткнись! Я не какой-то паршивый беглец.

– Мы похожи с тобой, Билли. Помоги нам, мы не враги.

Какой-то крупный беспризорник прервал Логана:

– Давайте выпустим «Бойца», может, тогда он заткнется. Пусть корчится от боли, а мы посмотрим, как он сдохнет.

Гнев и разочарование исчезли с лица Красавчика Билли, он улыбнулся. Логан напрягся. Разговор закончился.

Третья минута прошла.

Логан увидел капсулы с наркотиком. Беспризорники начали выпускать из них газ, и он растекался в воздухе причудливыми цветными узорами, окутывая всех, кто был на платформе. Логан принял боевую стойку, но прежде чем он смог нанести удар, его схватили и толкнули к стене. Мэри-Мэри закричала и бросилась наутек в тоннели. Логан слышал отрывистые возгласы беспризорников:

– Пусть вдохнет наркотик! Умри! Убить его!

Наркотическое облако повисло прямо перед лицом охотника.

Четвертая минута прошла.

Логан задержал дыхание. Дым окутывал его, вдохнешь – и конец. Он вспомнил про пистолет. Придется воспользоваться им, даже с риском раскрыть себя перед Джессикой.

Логан вырвался из державших его рук, упал на пол, оказавшись под парами наркотика, и выстрелил азотным зарядом. Тела беспризорников расшвыряло по всей платформе.

Пятая минута прошла.

Он быстро схватил капсулы с наркотиком и вставил ключ в панель вызова лабиринтолета. Джессика с отвращением смотрела на него.

– Ты – песочный человек!

– Садись, – приказал Логан, показывая на подъехавшую машину.

Джессика колебалась. Логан затолкнул ее в лабиринтолет, сам прыгнул следом и захлопнул люк, чтобы пары азота не успели попасть внутрь. Сквозь стекло он увидел замороженное и обезглавленное тело Красавчика Билли. Машина на большой скорости рванула в темноту.

8

На экране засветился маячок, Фрэнсис улыбнулся – Логан воспользовался пистолетом. Судя по координатам, тот находился сейчас в Соборе. Прибыв на место, Фрэнсис нашел на платформе мертвые тела и использованные капсулы из-под наркотика. Он проверил панель вызова лабиринтолета и выяснил, что последним, кто ей пользовался, был Логан. Издали доносилось детское пение: «Песочный человек, песочный человек, уходи от моего дома…» Фрэнсис направился в сторону звуков, доносившихся из тоннеля.

Наступила ночь.

В конце двадцатого века, перед началом Малой Войны, когда люди размножались, как микробы в чашке Петри, самой большой проблемой стала нехватка еды. На Землю пришел четвертый всадник Апокалипсиса, и звали его Голод. Люди решили освоить космос, но не нашли пригодных для жизни планет и отказались от этой идеи. Тогда они обратили внимание на моря и океаны, которые занимали бо́льшую часть планеты. Набегающие на континенты волны были только поверхностью, свет сквозь которую проникает лишь на несколько десятков метров, а дальше – непроглядная тьма, подводные течения и дикие виды морской флоры и фауны. Именно здесь построили базу под названием «Молли». Столетие ушло на сооружение тысячекилометровых конструкций из усиленной стали; двадцать тысяч технических работников с семьями были задействованы в этом проекте, и как результат – четверть населения планеты удалось обеспечить пищей. База «Молли» уникальна тем, что она – первый подводный центр по производству пищи. Ее купол сделан из стеклопластика и прочной стали, по свойствам схожей с бальзовым деревом. Через специальные многочисленные люки на базу попадали подводные лодки, плавучие суда, гидросамолеты и комбайны. Протеин остается протеином, независимо от источника, будь то говядина или мясо кальмара. Добавив углеводы, витамины и минералы в правильной пропорции, из протеина можно сделать любой продукт питания, а протеин содержится в миллионах форм жизни, обитающих в море. «Молли» стала экспериментальной базой, после были построены «Южный Океан», «Протей» и «Город Мантов». Но «Молли» оставалась лучшей. Пока шестого марта две тысячи тридцать третьего года в восемнадцать часов три минуты не произошла трагедия – в Бездне Челленджера, самой глубокой точке Марианской впадины, произошел сдвиг тектонических плит, в результате которого купол над «Молли» треснул. Мощный поток воды в один миг затопил семь уровней базы, рассекая стальные конструкции, словно острый нож бумагу. «Молли» застонала. Первые секунды были полны хаоса, четырнадцать тысяч мужчин, женщин и детей в мгновение ока навсегда стали частью моря. Однако «Молли» пыталась держать удар: давление стабилизировалось, балки от напряжения лопались, гудели, сгибались под силой волн, автоматические клапаны закрылись, люки захлопнулись. Двенадцати секунд хватило стихии, чтобы нанести огромный ущерб. База представляла собой плачевное зрелище: отсеки и коридоры затоплены, трупы людей хаотично лежат и плавают повсюду, испорченное оборудование свалено грудами. И все же «Молли» выстояла. Некоторые отсеки не разгерметизировались, в них остался воздух. Однако водная стихия не успокаивалась, терпеливо давила на эти островки жизни, ожидая их полного разрушения. Между «Молли» и морем началась война.

Лабиринтолет пристыковался к «Молли», и автопилот произнес:

– Пассажиры, на выход.

Джессика не сопротивлялась, когда Логан повел ее через люк. Платформа скрипела и была неустойчива. Тихий океан давил на стены базы, раскачивая ее в своих глубинах. В воздухе витал запах железа и старости, крови и лекарств. Вдалеке слышался гул, который разносился эхом, а затем затихал.

Логан задумался: «Почему мы приехали на эту базу? Кого мы здесь должны найти?»

Девушка выглядела опустошенной. Ненависть глубоко горела в ней, но воля к сопротивлению покинула.

– Итак, – произнес Логан, – да, у меня есть пистолет песочного человека, а в моем блоке в комплексе лежит черная униформа, но сейчас я беглец, такой же, как и ты.

– Песочные люди не убегают. – Джессика была категорична.

– Да-да, а еще песочные люди не едят, не дышат и не устают. Вот только я устал и хочу есть, а еще меня достали все эти погони, драки и то, что меня ненавидят.

Джессика холодно посмотрела на него.

– Ты – чудовище. Ты преследовал и убивал людей, таких, как мой брат, чей единственный грех – желание прожить еще один день.

– Я не убивал твоего брата.

– Может быть, и не убивал, но убил бы. Ты бы выстрелил в него умной пулей и гордился бы собой.

Логан не нашел, чем возразить.

Джессика тяжело дышала.

– Будь ты проклят! Ты живешь ради боли и страданий других, ради того, чтобы калечить и убивать. Ты разрушаешь все во имя выживания большинства и никогда не задумываешься о том, насколько это неправильно и ужасно. Ты получаешь удовольствие от того, что можешь использовать свой пистолет, ты с ним одно целое, когда терроризируешь других. Будь проклят ты и такие же, как ты, и вся твоя система! Ты мерзкий и гнилой!..

Логан ударил Джессику по щеке, чтобы заставить замолчать. Ее слова летели в него, словно камни. Трясущейся рукой девушка вытерла каплю крови в уголке рта. Цветок на ее ладони стал угольно-черным, и Логан рефлекторно потянулся за пистолетом. Джессика смотрела на него с ужасом. Охотник колебался. Он научился вести себя и даже думать, как беглец, и уже не знал, где сейчас проходит грань между ним прежним и ним нынешним. Пока Логан сомневался, Джессика сбежала вниз по длинной платформе. Она помчалась, словно загнанная лань, – в панике, вслепую, одержимая желанием как можно дальше оторваться от преследователя. Девушка бежала по металлической лестнице, и каждый ее шаг отдавался гулом. Логан рванул за ней по коридору, в котором разводили морских животных. Джессика бежала мимо аквариумов с кальмарами, морскими свинками, угрями, акулами, барракудами, черепахами. Впереди показалась дверь, запертая на тяжелый засов. Джессика навалилась на него всем своим весом. Засов с трудом поддавался. Внезапно в паре сантиметров от головы девушки вонзилась горящая стрела.

– Если ты откроешь люк, море поглотит всех нас, – произнес незнакомый голос, и Джессика увидела перед собой огромную мужскую фигуру с заряженным арбалетом-огнеметом в распухших руках. Гормональные нарушения и отклонения в работе щитовидной железы сделали из говорившего гиганта – головой он касался потолка коридора, его раздутое тело было спрятано под черный промасленный дождевик, лицо напоминало полную луну. Этого великана звали Кит.

– Берегись! – Джессика указала вниз по коридору на Логана.

 

Кит обернулся, заметил пистолет. Глаза великана сузились, он навел огнемет на живот охотника.

– Мне велели встретить двух беглецов, и что я вижу: один беглец преследует второго, – сказал Кит.

– Он – песочный человек, – отрезала Джессика.

Кит выглядел спокойным. Резкий толчок из глубин моря пошатнул конструкцию, гигант вздрогнул, и по всему его телу прошла рябь.

– Я – беглец, – возразил Логан, – я пытался ей сказать, но она мне не верит.

– А я тебе должен поверить? – осведомился Кит спокойно.

Он поднял толстую руку, растопырил пальцы и показал черный цветок, который едва просматривался сквозь складки жира. Огнемет все еще был направлен на Логана. Гнев и разочарование затуманили разум охотника: что бы он ни сказал – все может привести к гибели.

– Успокойся и положи пистолет на палубу, мой мальчик, – воскликнул Кит.

Логан сделал, как ему велели, не сводя взгляд с дула направленного на него огнемета, и выпрямился.

– Теперь, – возвестил Кит, – мы прогуляемся по «Молли».

Все трое направились обратно по коридору.

– Вы, обитатели материков, ничего не знаете о «Молли». Она – настоящий боец, она похожа на меня, она просто так не сдастся и не погибнет, – сказал великан.

Кит, Логан и Джессика взобрались по наклонной стене покрытой илом каюты, прошли по подвесному мостику, через «джунгли» поломанных транспортеров. В воздухе едко пахло разлитым маслом и соленой водой. Морские обитатели затопленной части расплывались во все стороны при их приближении. Наконец остановка. Кит открыл люк и втолкнул Логана в какой-то отсек. Помещение представляло собой замкнутое пространство, на стены которого со всей своей мощью обрушивался океан, шум воды, давящей на стены, был отчетливо слышен. Без оружия и под прицелом огнемета охотник чувствовал себя бессильным.

– Она ранена, – вновь заговорил Кит, – и борется изо всех сил. – Сдвинув гранатомет, великан нежно погладил металлическую стену. – Потерпи, девочка, – прохрипел он, – ты показала, на что способна. Я знаю, тебе больно, ты приняла на себя самый сокрушительный удар, какой только море могло нанести. Держись! Я привел тебе подмогу.

Кит бросил на Логана пронзительный взгляд.

– Если хочешь выжить, приятель, то поможешь «Молли» выиграть битву. Навались всем весом на стену, – велел он, выходя из отсека. – Держи балку. Если она сломается, ты погибнешь.

– Подожди! Ты что, оставишь его здесь? – закричала Джессика, не давая Киту закрыть люк.

– И где же я должен его оставить? Он нужен «Молли».

– Ты ничем не лучше его, такой же убийца.

– Человек убивает, чтобы спастись самому. – Кит отмахнулся от девушки и захлопнул люк.

Снаружи он протянул ей ключ.

– Используй его в десять сорок для вызова следующей машины. Тебе лучше поторопиться. Посадочную платформу найдешь сама.

Джессика стояла бледная.

– «Молли» зовет, мне нужно работать. Скажи Балларду, что мы держимся. – С удивительной ловкостью Кит пробрался через заросли лонжеронов и опор и исчез в жизненно важных органах базы.

Оказавшись взаперти, Логан впал в отчаяние. Темнота окружала его. Последняя надежда пропала. Он погибнет. Теперь охотник понимал, что чувствуют беглецы, какой страх испытывают. Он попытался нащупать хоть какую-то лазейку, но выхода не было. Люк плотно заперт, и открыть его нечем. Надо было драться с Китом, даже если бы тому удалось воспользоваться гарпуном – тогда бы смерть была мгновенной. А теперь он заперт. Любой может сломаться в таких условиях.

«Что ж, я получил то, чего хотел, и даже, наверное, то, что заслужил. Господи, я заслужил это. Пусть проклятое море заберет меня скорей!»

Логана стала охватывать паника, он едва сдерживался, чтобы не биться о стены. Тихий океан всей толщей воды напирал снаружи на отсек, вода начала просачиваться внутрь.

Логан стоял уже по грудь в воде. Когда вода достигла подбородка, он изо всех сил сжал рот. Отсек гудел, будто стонал, уступая силе водной стихии. Внезапно люк открылся, и Логан увидел Джессику.

– Шевелись, времени мало, – сказала она.

В подсекторе 8 секции T на нулевом уровне, теперь полностью затопленном, крошечный рак инстинктивно зарылся поглубже в трубу; в телефонном аппарате 192978’E микротерминал поднялся на семь с половиной градусов, замкнув реле, провода сплавились, и появилась новая цепь.

Логан и Джессика успели запрыгнуть в лабиринтолет, однако вместо Убежища оказались в «Аду».

7

Он еще раз проанализировал информацию. Итак, у Дойла есть сестра, ее зовут Джессика 6. Допросив Мэри-Мэри, он узнал, что Логан был вместе с Джессикой. Маячок на панели следящего устройства исчез, сканеры в лабиринте ничего не засекли, пистолет не был задействован. Похоже, цели удалось скрыться.

Наступила поздняя ночь.

«Ад» – ледяная пустыня между Баффиновым заливом и Беринговым морем, протянувшаяся на две тысячи километров и получившая свое название в честь древней религиозной концепции вечного наказания. Это территория айсбергов, плавучих льдов, громадных расщелин, ледяных отвесов и холодных воющих ветров. Бескрайние льды и снега, калечащие, убивающие, замораживающие насмерть, – вот и все, что можно тут найти. В прибившемся к берегу айсберге брошенные сюда умирать мужчины и женщины высекли неправильным полукругом четырнадцать пещер. У входа в одну из них виднелось кровавое пятно – у неизвестного каторжанина случилось легочное кровотечение под холодными бликами полуночного солнца. Неподалеку высилась глыба льда с темным пятном внутри. Охраны здесь не было, она и не нужна. Никто не возвращается из «Ада».

Едва Логан и Джессика сюда прибыли, сработала сигнализация. На платформе автоматическая система обездвижила их уколами, связала, бросила на конвейер, который провез их через лабиринт силового поля и сбросил на лед.

Платформа исчезла. Обратного пути нет.

К охотнику и его спутнице подошел надзиратель в меховой куртке. Он сгибался от сильного ветра, его ноги были обмотаны тряпками, лицо обветрено, глаза лихорадочно горели под грязной задубевшей накидкой.

Надзиратель наклонился и освободил Логана и Джессику от сетей, которые тут же спрятал под куртку. Девушка и охотник дрожали от холода. От мороза действие препарата, который им вкололи, быстро заканчивалось.

– Где ключ? – спросил Логан надзирателя, который, вероятно, был их контактным лицом.

– В «Аду» все ключи выбрасывают.

Логан почувствовал железный привкус страха во рту. Они попали в город-тюрьму на Северном полюсе, откуда невозможно сбежать.

– Пошли, я расскажу вам о правилах, – велел надзиратель и зашагал вперед.

Белизна ледяной поверхности ослепляла. Когда они добрались до айсберга с пещерами, ветер стих.

– Ваши соседи, – коротко бросил надзиратель и указал на истощенные фигуры, обмотанные в шкуры, которые тут же окружили их с Джессикой, словно стая волков, завидевших добычу.

– Правило первое: вновь прибывший осужденный может выбрать себе соперника; правило номер два: местный может использовать любое оружие для своей защиты и защиты своих вещей; правило номер три: вновь прибывший сражается голыми руками. Правил больше нет, кроме того, что победитель получает первый кусок от побежденного.

– А если я не хочу драться? – спросил Логан.

– Тогда ты умрешь на льду, к девушке это не относится, – усмехнулся надзиратель. – Тебе лучше драться. Пара минут – и ты замерзнешь, так что выбора нет.

Порывы ветра пронизывали Логана насквозь. Охотник взглянул на окруживших его людей, пытаясь найти в них слабые места, но безуспешно. Перед ним стояли выжившие в нечеловеческих условиях, слабых среди них быть просто не могло.

Логан указал на первого попавшегося – высокого, длиннорукого, широкоплечего человека, – и круг сомкнулся. Человек вытащил из шубы стилет из отполированного вручную льда – смертоносный клинок, сделанный с мастерством художника.

Внезапно человек бросился на Логана, клинок в его руке сверкнул. Охотнику удалось выбить оружие – стилет разбился о лед. Но он поскользнулся и упал, и человек навалился на него сверху, сжав горло. Логан чувствовал, как мускулистые руки начали его душить, однако ему все же удалось освободиться из захвата и точным ударом сломать сопернику шею.

Надзиратель выглядел ошеломленным и разочарованным. Люди в круге голодными взглядами впились в мертвое тело, уже успевшее покрыться инеем. Они набросились на бывшего товарища, стянули с него одежду и бросили ее у ног Логана. Тело мгновенно разорвали на части.

– Того, кого ты убил, звали Гарри 7, забирай его одежду и вещи. – И, указав на одну из пещер, надзиратель добавил: – Теперь это укрытие твое. Гарри жил без женщины. Ты будешь делиться всем с девушкой.

Логан и Джессика вошли через узкий проход в ледяную пещеру. Внутри они торопливо накинули на себя вонючие шкуры, принадлежавшие Гарри 7. Температура здесь была градусов на двадцать выше, однако теплее им не стало. Девушка и охотник уселись на тряпки, тонким слоем покрывавшие ледяной пол. Логан прижал к себе Джессику, но она отвернулась от него с застывшим выражением лица.

Купите 3 книги одновременно и выберите четвёртую в подарок!

Чтобы воспользоваться акцией, добавьте нужные книги в корзину. Сделать это можно на странице каждой книги, либо в общем списке:

  1. Нажмите на многоточие
    рядом с книгой
  2. Выберите пункт
    «Добавить в корзину»