Уведомления

Мои книги

0

Любовь между строк

Текст
10
Отзывы
Читать фрагмент
Отметить прочитанной
Как читать книгу после покупки
Любовь между строк
Шрифт:Меньше АаБольше Аа

Jessica Park

FLAT OUT LOVE

Copyright © 2011 by Jessica Park

Серия «Young Adult. Бестселлеры Джессики Парк»

© Федотова А., перевод на русский язык, 2020

© Издание на русском языке, оформление. ООО «Издательство «Эксмо», 2020

* * *

Посвящается Лори,

которая сама сделала себе шарниры


Благодарности

Огромное спасибо всем членам моей семьи за терпение, которое они проявили, пока я писала эту книгу, хоть все это время я бредила работой (и порой забывала сходить в душ). Отдельное спасибо папе, который, читая мою рукопись, примерял на себя роль психотерапевта и делал множество полезных заметок. Я люблю тебя, папочка.

Тысяча обнимашек Джессике Уитни, которая называет меня «умницей», когда это нужно мне больше всего. Такой товарищ по оружию необходим каждому человеку.

Лори Гондельман заслужила статус богини. Она вычитывала главы; бесконечно меня поддерживала; ругалась, чтобы я писала быстрее; говорила, что лучше оставить, а что выбросить, и присылала мне пакеты с кофе из «Данкин Донатс», даря мне возможность накачаться кофеином и работать до полуночи. Я подозреваю, что она сидела бы рядом со мной и держала за руку, если бы это не мешало печатать. Никто не смог бы сделать для меня больше, и я безмерно благодарна ей за неизменную веру в эту книгу и в меня.

Кристи Поузер рассказывала мне по телефону о том, как прыгала с парашютом, и даже прислала мне видеозаписи своих полетов. Хотя она, конечно, сумасшедшая экстремалка, Джули у нее в долгу. И я тоже.

Карен МакИнерни и Хезер Уэббер – настоящие гении. Обе указали мне верное направление, нисколько не хвастаясь своей правотой. Они невероятно умные, талантливые писательницы и потрясающие подруги.

Спасибо Мэг Трэвис, Шелли Тоулер Франц, Кэйтлин Хендерсон, Кэрри Спэллман и Пикси Поу за то, что читали множество набросков и версий рукописи, окутывая меня поддержкой. Я знаю Мэг со средней школы, и сейчас она производит такое же неизгладимое впечатление, как и тогда. Шелли и Кэйтлин – мечта любого писателя и доказательство того, что на Фейсбуке можно найти настоящих друзей. Кэрри – надежный читатель и рецензент, и ее теплые отзывы стали той мотивацией, которая была мне нужна, чтобы закончить эту книгу. Пикси – настоящий фанат чтения, но это еще не все: у нее классное имя, а на Новый год она ставит розовую елку. Разве это не идеальный образ подруги для любой девочки?

Неприлично умный Адам Коннер-Сакс расшифровывал для меня речь студентов Массачусетского технологического института и выслушивал мою болтовню, пока я продумывала персонажей. Все это время он излучал тепло и очарование, а также демонстрировал пугающую образованность – как он делает по жизни.

Посылаю морское приветствие Джонатану Славину, который любит все части франшизы «Челюсти» так же сильно, как и я.

Бесподобный и уморительно смешной Дэвид Пачеко был необычайно щедр и сочинил большую часть статусов, которые выкладывают герои этой книги. (Дейв, внимание: в этом абзаце воспевается твоя гениальность.) Он терпеливо выслушивал мои бесконечные вопросы и отвечал тщательнее и остроумнее, чем они того заслуживали. В качестве благодарности я отправлю ему зомби, машину времени, учетный журнал для Клуба прокрастинаторов и сэндвич с сырным кремом. Следите за его Твиттером (@whatdoIknow), если считаете, что успеете за ним угнаться. Не переживайте, большинству из нас это не удается.

Кармен Комо и Джим Томсен проделали невероятную работу, отредактировав очень сырую рукопись. Кармен храбро продвигалась вперед, даже когда мои грамматические ошибки ужасали ее настолько, что она писала на полях: «Кошмар!» А Джим отныне получит титул «Король дефисов». Ребята, вы безупречны, сильны духом и профессиональны до безобразия.

Брайан Ягель оказывал мне всяческую помощь – от технической поддержки до языковых консультаций. Он со знанием дела выдавал фразы и словечки, находящиеся в ходу среди гиков, которые я до сих пор до конца не понимаю. Плюс ко всему, он умудрялся оставаться очаровательным, даже когда произносил что-то вроде «приложение сторонних производителей» или «консоль обозревателя». Насладись своими двумя минутами славы, пока будешь читать статусы героев на Фейсбуке, малыш.

Не важно, что ты знаешь —

или когда начинаешь замечать.

Все дело в путешествии,

которое ты совершаешь.


Часть 1

Глава 1

Джули Сигл уставилась перед собой и мысленно дала одно-единственное обещание: никогда больше не снимать квартиры на сайте Крейгслист. Лямка битком набитого рюкзака больно врезалась ей в плечо, и она скинула его на два других чемодана, лежавших на тротуаре. Теперь ей все равно некуда было их нести. Джули не верила своим глазам. Она прищурилась, изучая неоновую вывеску, обещавшую ей лучшие буррито во всем Бостоне. Потом перечитала распечатку электронного письма, но это абсолютно ничего не поменяло. Нет, с адресом она не ошиблась. Буррито она любила, да и в самом ресторанчике можно было найти некоторое очарование, но только вот в этом одноэтажном здании явно не имелось места для трехкомнатной квартиры, которую хозяева сдавали бы студентам. Джули вздохнула и вытащила из сумочки телефон.

– Привет, мам.

– Милая! Я так понимаю, ты добралась до Бостона? Огайо уже успел по тебе соскучиться! Поверить не могу, что ты уехала в колледж. Как тебе квартира? Успела познакомиться с соседками?

Джули кашлянула и взглянула на плоскую крышу ресторанчика.

– В квартире… свежо. Тут очень открытая планировка.

– Какая тебе досталась комната? Наверное, совсем крошечная? – В голосе мамы звенело беспокойство. – Ну, даже если так, это все равно лучше, чем общежитие с бетонными стенами, правда?

– Комната? Ну как, обстановка тут, э-э-э, минималистичная. – Джули присела на свои сумки. Прямо за ее спиной затормозил автобус, и она подпрыгнула от пронзительного свиста.

– Что это за звук? Твоя комната на улице находится, что ли? Господи, неужели она на первом этаже? Это опасно, Джули! К тебе же запросто сможет забраться любой преступник! На окнах есть задвижки? Я сейчас позвоню твоему дяде. Наверняка можно что-то сделать, чтобы себя обезопасить.

– Мам, тут в принципе нет никаких окон. – Джули почувствовала, как на глаза наворачиваются слезы. Это был какой-то кошмар. Она всего час провела в Бостоне (точнее, в районе Джамайка Плэйн), а ее мечты о гламурной жизни в колледже уже успели пропахнуть южноамериканской едой гораздо сильнее, чем она рассчитывала. – Кажется, я осталась без комнаты.

Последовала секундная тишина.

– В смысле осталась без комнаты? Я же внесла аванс, а еще гарантийный и залоговый депозит – все, как просил хозяин. Господи, у меня даже чеки сохранились! Он сдал твою комнату кому-то еще? – В мамином голосе все сильнее проступала паника, и легче от этого не становилось.

– Я приехала по правильному адресу. Таксист сказал, что это точно здесь. Но вместо жилого дома тут стоит ресторан с буррито.

– Буррито! Матерь божья!

– Вот и я о том. Буррито не могут не настораживать. – Джули огляделась по сторонам, совершенно не понимая, как ей теперь быть. – Мам, что мне делать? – Конечно, ей совершенно не хотелось истерить перед мамой – по крайней мере, сильнее необходимого, – но унять дрожь в голосе не получалось. Она сидела на горе сумок – одна в чужом городе, где никого не знала.

В том, что она застряла на оживленной улице, был хотя бы один плюс: ее положение никому не казалось странным. Люди толпами проходили мимо, даже не взглянув на нее. Стояла первая неделя сентября, и она находилась в городе, который славился своими колледжами. На дороге то и дело можно было заметить грузовики арендной компании «Ю-Хол», петлявшие среди легковых автомобилей, – это студенты ехали со своим имуществом в настоящие, «нересторанные» квартиры. Джули быстрым движением вытерла глаза и опустила на нос солнечные очки. Она отдала бы что угодно, лишь бы сидеть сейчас в одном из этих грузовиков, втиснувшись в кабину с компанией друзей.

– Мне негде жить. И ты столько денег потратила… Эта квартира должна была выйти дешевле общежития. И тут не должно было пахнуть буррито! – Она в первый раз надолго уехала из дома, попалась на крючок аферистов и осталась без крыши над головой. Все это начало сказываться на ее нервах.

– Джули, не переживай из-за денег. Это не твоя вина. Я тоже не увидела в том объявлении никакого подвоха. Подожди пару минут, я позвоню в колледж и спрошу, не могут ли они тебе помочь. Посиди там немного, ладно? Ты в порядке?

Джули шмыгнула носом.

– Все хорошо.

– Никуда не уходи. Я сейчас перезвоню, и мы со всем разберемся.

Джули надела наушники и следующие мучительные двадцать минут занималась тем, что слушала мрачную музыку, отковыривала с ногтей темно-фиолетовый лак, который нанесла накануне, и обновляла статус на Фейсбуке.

Джули Сигл Бостон, день 1: отказываюсь называть это место «Бобовым городом»[1] – так говорят одни туристы. А я теперь местный житель, хотя жить мне пока негде.

От тротуара шел жар; пока что этому городу, больше напоминавшему баню, не удавалось завоевать расположение Джули. Она решила, что пришла пора немного пожалеть себя. Она ведь просто хотела учиться в колледже и получать от этого удовольствие, не беспокоясь, что друзья посмеются над ее любовью к знаниям. У нее не было цели попасть в самый дорогой университет в стране или в какой-нибудь пафосный, престижный колледж. Она лишь хотела избавиться от ощущения, что ей нужно притворяться кем-то другим. Было бы здорово наконец признать, что она обожает литературу, чувствует умиротворение, удобно устроившись на диване с учебником, и больше всего на свете мечтает с головой окунуться в оживленную дискуссию на каком-нибудь занятии. Но только ей хотелось делать первые шаги на пути к высшему образованию, имея крышу над головой.

 

Разумеется, дирекция колледжа Уитни не допустит, чтобы переселенка из Южного Огайо (которая нервничала с каждой минутой все сильнее) жила на улицах Бостона? Понятное дело, она могла переночевать в гостинице, но было бы гораздо лучше найти более долговременное решение. Наверняка у кого-то из студентов в последнюю минуту изменились планы и в общежитии освободилось место? Не исключено. С другой стороны, в ресторанчик с буррито требовались работники – возможно, это был знак, что ей пора освежить свои знания испанского, а также развить в себе интерес к латиноамериканской кухне…

Стоило телефону зазвонить, Джули тут же нажала на «ответить».

– Ну что, мам?

– В этом дурацком колледже нам ничем не могут помочь. Судя по всему, во всех университетах в радиусе пятидесяти километров проблемы с жильем, и некоторым студентам Уитни даже пришлось заселяться в гостиницы. Но у меня появилась другая идея. Помнишь Эрин Уоткинс?

– Это та девушка, с которой ты жила, когда училась в колледже? Которая еще потом стала крутым адвокатом? Я не знала, что вы до сих пор дружите.

– Мы не то чтобы дружим. Я не общалась с ней несколько лет, но сейчас вспомнила: в журнале выпускников было написано, что она живет в Кембридже. А еще там говорилось, что она сейчас преподает в Гарварде. Я позвонила туда, и мне повезло – она как раз была в своем кабинете.

– Господи, это ужасно неловко! А что она сказала? Кто-нибудь из ее знакомых сдает квартиру? – спросила Джули с надеждой.

– Увы, нет. Но она настояла, чтобы ты пожила у нее, пока не найдешь подходящий вариант. Ее сын Мэттью уже едет за тобой. Я дала ей адрес. Она говорит, это не самая благополучная часть города и еще хорошо, что сейчас только четыре часа дня и пока не стемнело. Ее сын подъедет с минуты на минуту – у него синий «Вольво».

– Поняла. Мэтт. Опасный район. Синий «Вольво». Если я сяду не в ту машину, после чего меня убьют и выбросят в каком-нибудь глухом переулке, помни, как сильно я тебя люблю. И не заглядывай в третий ящик моего стола.

– Это не смешно. Кстати, Мэттью учится в Массачусетском технологическом институте. Вроде бы он физик. Или все-таки математик? Можешь себе представить? Хотя учитывая генетику Эрин, неудивительно, что у нее родился сын-гений.

– Не сомневаюсь, что он невероятно крут. От одного слова «физика» у меня туманится взгляд.

– Я не подрабатываю свахой, Джули. Я просто с ума схожу от беспокойства и хочу, чтобы ты поскорее оказалась в безопасности!

– Хорошо, мама. Я найду в Бостоне другое бюро знакомств. – Джули встала, поправила топ и повернулась лицом к дороге. Ее накрыло облегчение: по крайней мере, больше не нужно было прилагать усилия, чтобы не выглядеть потерянной; теперь она могла просто стоять и ждать, когда за ней приедут. – А когда ты последний раз общалась с Эрин?

– Несколько лет назад. Мы разговаривали всего пару раз с тех пор, как закончили университет. Но я то и дело что-нибудь о ней слышу. Друзья, которых заводишь в колледже, остаются друзьями на всю жизнь, даже если ты годами с ними не встречаешься. Сама увидишь.

Какая-то темная машина замедлила ход, а затем остановилась прямо перед Джули.

– Мам, мне надо идти. Кажется, ко мне подъехал твой Мэтт.

– Ты уверена, что это он?

Водитель опустил стекло, и Джули заглянула в машину.

– Я вижу парня с лицом маньяка. В одной руке он держит конфетку в яркой обертке, а в другой – серп, с которого капает кровь. Ой! Он мне машет. Кажется, это за мной.

– Джули, прекрати! – потребовала мама. – Ты не представляешь, каково это – знать, что твоя дочь приехала в Бостон и оказалась на улице. Как бы мне хотелось быть сейчас рядом с тобой! Убедись, что это Мэттью. Скажи, чтобы он показал тебе права.

– Непременно. Я позвоню, если доберусь до дома твоей подруги. Люблю тебя, мам.

– И я люблю тебя, милая. Прости, пожалуйста, что все так получилось. Поблагодари от меня Эрин. Я созвонюсь с вами обеими попозже.

Джули положила трубку и с надеждой взглянула на парня, который, обогнув машину, шел к ней навстречу.

– Мэтт?

– Судя по чемоданам, ты Джули? Если нет, то я сейчас совершу похищение не той девушки. – Он мягко улыбнулся и протянул ей руку.

Он был высоким – не меньше чем метр восемьдесят. Русые пряди падали ему на глаза. Взглянув на его бледную кожу, Джули подумала, что прошедшим летом он нечасто бывал на солнце. Его футболка, заправленная в плохо сидевшие джинсы, наводила на мысли, почему так вышло: на ней красовалась надпись «Ницше – мой братан». Очевидно, Мэтт был не из крутых парней, и Джули подозревала, что он все лето провел в библиотеке. Тем не менее, он бросил свои дела, чтобы приехать за ней. К тому же Джули сама порой бывала ботаном – только ей хватало ума не сообщать об этом миру надписью на футболке. Так поступал любой человек, приспособленный к жизни в обществе.

– Спасибо, что забрал меня. Я не знала, что мне делать. Надеюсь, я не очень тебя отвлекла? – Джули помогла Мэтту погрузить свои чемоданы в багажник «Вольво», а потом села на переднее сиденье. Салон раскалился под лучами сентябрьского солнца, и Джули машинально помахала полой рубашки, чтобы создать хоть какое-то движение воздуха.

– Все хорошо. Извини, что тут так жарко. Кондиционер сломался, а починить его никто не удосужился. Но нам недалеко ехать. – Мэтт повернул ключ зажигания, и мотор зафыркал. Джули испугалась, что им придется еще задержаться на этой ненавистной улице. – Не переживай. Она всегда так делает, когда я завожу ее сразу после того, как остановился. Нужно просто посильнее нажать на газ… Все, поехали!

Джули мельком взглянула на себя в боковое стекло. Вид у нее, конечно, был потрепанный. Она ужасно вспотела, и ее лоб блестел, причем далеко не привлекательно. Она провела пальцем под глазами, чтобы подтереть смазавшуюся коричневую подводку, и быстро пригладила челку, которая начала виться. Ее мелированные светло-каштановые волосы плохо реагировали на влажный климат. Она не собиралась доставать косметичку и пудрить усыпанный веснушками нос, но ей хотелось произвести на Уоткинсов более-менее приятное первое впечатление.

Мэтт выкрутил руль направо, едва избежав столкновения с несшейся на полной скорости машиной, которая его подрезала.

– Добро пожаловать в Бостон – город, знаменитый агрессивным вождением.

– Мне здесь уже нравится. Мошенники украли мои деньги, так что теперь я на мели и без крыши над головой, а мне вот-вот предстоит идти в колледж. Хорошенькое начало, да? – Джули слабо улыбнулась и наклонилась к окну, подставляя лицо ветерку.

– Это ты еще легко отделалась. А могла бы жить в таком доме, как у меня. И тебе правда понравится Бостон. В любом большом городе есть свои недостатки, но учиться здесь просто здорово. Так что как только разберешься с проблемами, все будет хорошо. Ты поступила в Уитни?

– Ага. Но это, конечно, не МТИ, – поддразнила она его, лукаво улыбнувшись. – Я уверена, что курс «Литература 101» не может соперничать с… что ты там изучаешь? «Поклонение дифференциальным уравнениям»?

Мэтт рассмеялся.

– Почти. Это мы проходили в прошлом году. Теперь я изучаю курс «Маниакальная одержимость анализом Фурье и его практическое применение». И еще один – мой личный фаворит – «Квантовая физика II: запутанная любовная история энергии и материи».

Джули повернула голову и посмотрела на Мэтта.

– У тебя что, две специальности? Физика и математика? Господи…

– Знаю. Я ботан. – Он пожал плечами.

– Нет, я впечатлена. Просто удивляюсь, как мозги умещаются в твоей голове.

– Меня засунули в специальный компрессионный фильтр, и теперь в моей голове хранится неограниченный запас знаний, который активируется каждый раз, когда я запрашиваю к нему доступ. Но это пока только бета-версия, так что извини, если система будет лагать. Я в этом совершенно не виноват.

– Спасибо за предупреждение. – Джули серьезно кивнула. – Я пока не уверена, какую специальность выберу. Может, психологию? Или английский? Не знаю. Мы все еще в Джамайка Плэйн?

– Неа. Мы уже в Кембридже. А вот это, – начал он, когда они завернули за угол и въехали на мост, – река Чарльз. Это Мемориал-драйв[2], а площадь Гарвард-сквер находится вон там. Мы можем через нее проехать, если хочешь. – Джули с готовностью кивнула. – Прямо тут находится станция метро. Она в паре минут ходьбы от дома моих родителей.

Впервые с того момента, как приземлился ее самолет, Джули была рада, что прилетела сюда. Река оказалась потрясающе красивой; ее испещряли каноэ и каяки, в которых сидели люди в ярких жилетах, отражавшихся в воде цветными пятнами. Джули с Мэттом проезжали мимо арок и железных ворот, мимо тротуаров, забитых горожанами, мимо мощеных переулков между домами, а также бесконечных магазинов и ресторанчиков. Везде кипела жизнь, и Джули это нравилось.

– А Уитни далеко отсюда? Может, я смогу найти квартиру где-то здесь?

– Нет, на метро совсем недалеко. Уитни находится в районе Бэк-Бэй, который относится к Бостону, а не к Кембриджу, так что выйти надо будет у конференц-центра Хайнс. Там еще рядом Музыкальный колледж Беркли.

– Отлично. Значит, если я захочу поголосить песни Леди Гаги, то смогу найти себе бэк-вокалистов без всяких проблем. – Лицо Мэтта приобрело растерянное выражение, и Джули нахмурилась. – Ну, Леди Гага. Певица, которая ворвалась в шоу-бизнес пару лет назад? Отвратительные головные уборы? Одежда с накладными плечами? Платья в обтяжку с перьями, кожей и пряжками? Да ладно? Тебе все это вообще ни о чем не говорит?

– Понятия не имею, о чем ты, – отозвался он. – Ну, все, мы приехали. – Мэтт повернул на подъездную дорожку, которая вела к большому голубовато-серому дому с белой отделкой и черными ставнями. Улица была неправдоподобно зеленой – всюду виднелись деревья и сады, которые словно стремились перетечь за сдерживавшие их ограды. Все дома – старинные и восхитительно красивые – уютно устроились за заборами и вечнозелеными живыми изгородями. Джули с трудом верилось, что они только свернули с магистрали и что этот тихий уголок находился в паре шагов от людной площади Гарвард-сквер. Не нужно было учиться в МТИ, чтобы догадаться, что здесь жили очень богатые люди.

– Мама уже должна быть дома. Она хотела лично тебя встретить. А папа с Селестой, наверное, еще в пути. У нее в школе сегодня было собрание.

– Это твоя сестра? – предположила Джули.

Мэтт вылез из машины.

– Ага. Ей недавно исполнилось тринадцать. Надеюсь, ты не будешь против, если на ужин у нас будет еда из какого-нибудь ресторана. В этом доме никто уже сто лет ничего не готовил.

– Я буду только рада. Если, конечно, вы не закажете буррито.

Мэтт открыл багажник и застыл на месте.

– Джули. Мне надо тебе сказать… – Он осекся.

– Мм? – Она посмотрела на Мэтта. – Что такое? Что-то случилось? Мне уже страшно. Только не говори, что на ужин будут буррито! – Он покачал головой. – А. Я так и знала. Твои родители страшно недовольны, что я свалилась им на голову, да? Никто не захочет пускать к себе в дом незнакомку…

– Нет, ты что. Дело совсем не в этом. Просто Селеста… – Джули показалось, что он отчаянно пытается подобрать правильные слова. – В общем, она необычный ребенок.

– Мне нравится все необычное, – сказала Джули, доставая из багажника чемодан. – Очень сильно нравится.

1Бостон называют «Бобовым городом» в честь популярного местного блюда – печеных бобов.
2Транспортная магистраль вдоль северного берега реки Чарльз, обсаженная деревьями.
Купите 3 книги одновременно и выберите четвёртую в подарок!

Чтобы воспользоваться акцией, добавьте нужные книги в корзину. Сделать это можно на странице каждой книги, либо в общем списке:

  1. Нажмите на многоточие
    рядом с книгой
  2. Выберите пункт
    «Добавить в корзину»