3 книги в месяц за 299 

Обречённый рейх и Россия. Мифы и фактыТекст

Читать фрагмент
Отметить прочитанной
Как читать книгу после покупки
Обреченный Рейх и Россия. Мифы и факты | Терещенко Анатолий Степанович
Обреченный Рейх и Россия. Мифы и факты | Терещенко Анатолий Степанович
Бумажная версия
519 
Подробнее
Обреченный Рейх и Россия. Мифы и факты
Бумажная версия
642 
Подробнее
Шрифт:Меньше АаБольше Аа

От автора

Книга «Обреченный рейх и Россия. Мифы и факты» посвящена героическому прошлому советского народа и его Красной армии в годы Великой Отечественной войны. В ней показано, какую вселенскую силу зла в лице фашистского зверя удалось побороть советским воинам совместно с партизанами и тылом СССР.

В книге отражено зарождение диктаторского режима – германского нацизма с пружинами и рычагами его поворота на Восток. Отступление нашей армии в первые месяцы войны показало неготовность страны к отражению массированного наступления противника. Врагу доверять нельзя. Мечи побед куются в тайне. Когда пружина вермахта прижала Отчизну к Волге, народы Советской России собрались и показали, на что способна их Красная армия, основу которой составляли славянские рати вместе с другими народами СССР. А ведь пришлось бороться не только со странами «Оси» во главе с нацистской Германией, но и с экономикой оккупированной Европы, работающей на Гитлера.

Вместе с тем дана гносеология заблуждений генералов Третьего рейха, его политической клики и самого фюрера. Они не вняли советам канцлера Второго рейха Отто фон Бисмарка: «Никогда не воюйте с Россией!». И огребли!

Показаны подводные камни, на которые напоролся корабль под названием СССР в бушующем море холодной войны, когда оказались побежденными победители, в том числе и внутренним предательством. Россия и братские народы (Белоруссия и Украина) до сих пор испытывают трудности после развала СССР.

В последних главах дан ответ на вопрос: почему богатая Россия стала бедной в социальном плане – победители оказались побежденными.

Но у России есть перспективы стать вновь сверхдержавой после ломки либерально-ущербной модели страны, выстроенной в период глобализации по лекалам США.

Книга предназначена для широкого круга читателей.

Предисловие

«Счастье некоторых государственных деятелей, что они не были женаты: иначе произошла бы катастрофа», – сказал Гитлер о самом себе в ночь с 25 на 26 января 1942 года в «Волчьем логове». Однако отсчет его времени уже пошел. С каждым днем до его катастрофы оставалось все меньше дней.

Игорь Буккер

На Победу в 1945 году над фашистской Германией с позиций современных государственных, политических, военных, экономических и исторических взглядов можно смотреть под разными углами. Но как бы мы не вглядывались в прошлое с его отшумевшим и стремительно уходящим от нас огненным валом войны, фокус зрения всякий раз задерживается на втором полугодии 1941 года. Ибо там ковалось главное звено последующей цепи побед и роковых событий на советско-германском фронте.

У немецких захватчиков была слепая вера в победу блицкригом, у нас вера превратилась в твердую убежденность в существование высшего начала, которое неодолимо. И в этой высшей, божественной субстанции жили понятия Долг и Вера, Справедливость и Самоотверженность, Мужество и Стойкость, Ярость и Решительность.

В советские времена все яркие победы на фронтах над гитлеровскими захватчиками выдавались как результат Десяти сталинских ударов. Говорилось, что под мудрым руководством Сталина Рабоче-крестьянская Красная армия (РККА) разгромила силой и мощью отечественного оружия лучшую армию мира – гитлеровский вермахт. Отмечался героизм наших воинов – от маршалов до рядовых и, конечно, высокий уровень патриотизма граждан всей многонациональной страны. Запад это признавал частично. Главную причину поражения Третьего рейха, начиная с зимы 1941—1942 годов, он видел в природных катаклизмах.

В 1990-е годы, после развала СССР и прихода либерально настроенного руководства, в странах ближнего зарубежья и в России стала появляться затуманенность оценок нашей Победы. Суть их такова: немец был покорен не силой русского оружия и храбростью советских воинов. Некоторые считали, что отдельные полководцы РККА в первые дни войны растерялись, что привело к огромным человеческим потерям. Западные историки утверждали, что на путях отступления в котлах лежало огромное количество погибших российских солдат и офицеров. Все это беспардонная ложь. Потери военных на полях битв практически одинаковы – до 9 миллионов погибших. А вот остальные печальные цифры потерь – это жертвы бомбардировок наших городов и сел, а также расстрелы мирного населения армией, наделенной жандармскими функциями, и мором наших военнопленных в концлагерях.

На Западе и в постсоветском пространстве появились просоровские публикации, в которых роль ленд-лиза и 2-го фронта, открытого лишь в 1944 году, преувеличивалась до такой степени, что янки в своих школьных учебниках утверждали о главном вкладе США в победу над Третьим рейхом без упоминания СССР. Победу во Второй мировой войне они приписали себе, таким образом вычеркнув из истории Великую Отечественную войну Советского Союза и День Победы 9 мая 1945 года.

Советские люди помнили и были благодарны военной и экономической помощи, оказанной СССР США и Великобританией. Но не надо забывать, что 2-й фронт был открыт только в 1944 году, когда по существу враг был выбит из нашей земли и Красная армия вступила на территорию Германии и ее сателлитов, чтобы поставить свою точку в конце плана Гитлера «Барбаросса». Блицкригу, неожиданно затянувшемуся для нацистов на 1418 дней и ночей, пришел конец весной 1945-го.

Бесцельная жизнь, прожитая фюрером, уничтожившим миллионы немцев и других народов в кровопролитных захватнических войнах, говорила о его болезненном тщеславии. «Потребность в самовозвеличивании, – писал швейцарский историк Якоб Буркхардт, – присуща всем непризнанным». Маскировать свою личность, равно как и прославлять ее, было одним из главных стараний его бытия на бренной земле. Позу он обрел, когда уверовал в свое призвание – он фюрер, застывший монолит великого вождя. Но когда этот монолит оживал и действовал – всем было страшно и мерзко видеть его в делах, часто кровавых и безрассудных.

Будучи фюрером рвущейся к власти Национал-социалистической немецкой рабочей партии (НСДАП), он считал оскорбительным интерес к обстоятельствам его личной жизни, и, став рейхсканцлером, запретил любые публикации на эту тему.

Эксперты-психологи утверждают, что головные нацисты болели «многоветвистостью разума». Этой болячкой страдают те, кто по природе авантюрен. А если проще, то, как говорил в «Плодах раздумий» в 1854 году великий писатель, коллективный виртуал и тонкий тролль образца ХIХ века Козьма Прутков – «нельзя объять необъятное».

Они почему-то забыли слова своего земляка «железного канцлера» Отто фон Бисмарка, бывшего послом Пруссии в России с 1859 по 1962 годы: «Русских невозможно победить, мы убедились в этом за сотни лет. Но русским можно привить лживые ценности, и тогда они победят сами себя… Русские долго запрягают, но быстро едут… Россия опасна мизерностью своих потребностей…»

Из-за «многоветвистости разума» Гитлер, надеясь на свое Провидение, не учел того, что ему придется сражаться на два фронта.

Не учел он и советов Наполеона и маршалов его великой армии, что самое страшное оружие россиян – их территория. Об этом тевтонцам напоминал и Бисмарк.

Но Гитлер спешил окучить не только Европу, но со временем и весь мир после того, как одолеет Советскую Россию. Он, наверное, не слышал античной поговорки: «Торопись медленно», и китайской: «Надо поспешно делать то, что не так важно, чтобы делать не спеша то, что важно». Но, увы, прошлое не имеет сослагательного наклонения. История ему вынесла свой вердикт.

Как все начиналось.

Развязав 1 сентября 1939 года Вторую мировую войну, гитлеровские войска к лету 1941 года много чего наделали: разгромили Польшу, за сутки покорили Данию, оккупировали Норвегию, Бельгию, Нидерланды и Люксембург. Под их натиском за 6 недель капитулировала Франция с лучшей в то время армией в Европе. Потерпел поражение английский экспедиционный корпус на Европейском континенте. Германия и Италия захватили ряд Балканских стран и практически покорили Европу, промышленность которой стала активно работать на воинственный Третий рейх. В то же время японская агрессия поставила под угрозу судьбы народов стран Азии и Тихоокеанского бассейна, в том числе и наших дальневосточных территорий. Советская Россия была одинока.

На исходе был второй год Второй мировой войны, но экономический и военный потенциал агрессоров лишь возрастал.

22 июня 1941 года, нарушив советско-германский договор о ненападении, бронированные армады вермахта вторглись в пределы Советского Союза. Началась Великая Отечественная война, подготовленная Гитлером и его генералитетом под названием план «Барбаросса». И утвержденная как Директива №21.

Идея плана «Барбаросса» состояла в том, чтобы за несколько месяцев, используя тактику блицкрига за счет быстроходных танковых групп, нанести сокрушительное поражение Красной армии и захватить СССР.

Готовя план нападения в строжайшей секретности и собрав необходимые разведданные, Гитлер пребывал в уверенности, что состояние РККА и ее оснащение разительно уступает вермахту. Использование этих обстоятельств легли в основу плана «Барбаросса». Когда началась Великая Отечественная война, армия Третьего рейха действительно побеждала. Но из-за стойкости советских солдат делала это не так, как планировалось, что рушило все первоначальные планы фашистов. В итоге война растянулась на 1418 дней и ночей и закончилась полным поражением фашистской Германии и самострелом Гитлера…

В ходе Второй мировой войны Гитлер, уверовавший в свое мистическое Проведение, допустил много фатальных ошибок, как и Сталин, особенно в первые дни Великой Отечественной войны. Оба они не всегда доверяли данным своих разведывательных служб. Но Гитлера вдохновляли многообещающие знаки со стороны Англии. Еще с середины 1920-х годов он неизменно придерживался концепции непременного союза с Англией. Цель была одна – очередной крупный раздел мира во взаимодействии с Италией и Японией.

 

Согласно новому плану Гитлера конца 1930-х годов, фюрер ожидал, что в случае войны с Россией Англия должна спокойно вести себя в Восточной Европе и Восточной Азии. Тогда Германия в союзе с Японией, не имея угрозы за спиной, сумеют с двух сторон напасть на Советский Союз и разбить его. Он верил в силу Третьего рейха. «Даже если весь мир станет гореть вокруг нас, – говорил фюрер своим единомышленникам, – национал-социалистическое государство сохранится как слиток платины среди этого большевистского огня».

«Мы опять стали мировой державой!» – воскликнул он 24 февраля 1937 года в очередную годовщину образования партии в мюнхенской пивной «Хофбройхауз».

Воля Гитлера к войне была настолько сильной и безусловной, что со временем она превратилась в свою противоположность из-за неудовлетворительной подготовки к ней. Он, страдая манией величия, уповал на Провидение и плел такую ахинею:

«…Я незаменим. Меня не может заменить ни гражданский, ни военный деятель… Я убежден в силе своего разума и своей решимости. Войны всегда заканчиваются уничтожением противника. Всякий, кто думает иначе, поступает безответственно. Время работает на противника. Сейчас соотношение сил таково, что оно уже не может улучшиться для нас, оно может лишь ухудшиться. Противник не пойдет на заключение мира, если соотношение сил будет для нас неблагоприятным. Никаких компромиссов. Крайняя требовательность по отношению к самим себе. Я буду наступать, а не капитулировать. Судьба рейха зависит только от меня. Я буду действовать в соответствии с этими соображениями».

И он начал действовать, завоевывая Европу и готовясь напасть на СССР…

Однако, начиная с лета 1940 года, угрожающую окраску его соображениям придают мысли о возможном американском вмешательстве в войну. Фактор времени и нахождение немецкий войск на растянутом фронте от Нарвика до Сицилии внушают ему страх воевать на два фронта. Обстановка в Европе, созданная Германией, приводит фюрера к мысли, что война ради войны без разработки какого-либо генерального плана может кончиться печально. Некоторое время он чувствует себя подавленным, но недолго.

Уже в конце июля 1940 года в беседе с начальником генерального штаба сухопутных войск (ГШСВ) рейха генерал-полковником Францем Гальдером он так обосновал свою идею дальнейшей войны в Европе:

«Надежда Англии – Россия и Америка. Если рухнут надежды на Россию, Америка тоже отпадет от Англии, так как разгром России будет иметь следствием невероятное усиление Японии в Восточной Азии…

Скажи только Россия Англии, что она не хочет, чтобы Германия была великой, и тогда Англия хватается, как утопающий за соломинку, за надежду, что через шесть–восемь месяцев дело полностью перемениться. Но если разбита Россия, то улетучивается и последняя надежда Англии. И тогда хозяин в Европе и на Балканах – Германия… Вывод: в соответствии с этим рассуждением Россия должна быть ликвидирована. Срок – весна 1941 года».

Гитлер считал, что у него есть единственный шанс победить СССР – упредить его, разгромив россиян на их собственной территории.

Но в его концепции были слабые места, которые главный авантюрист Третьего рейха не мог не учитывать: проклятая реальность возможной борьбы на два фронта; опыт Наполеона ведения боевых действий на больших пространствах; выход из игры итальянского союзника; распыление собственных сил; недостаточность данных об экономических возможностях и людских ресурсах Советской России.

Об этих и других колдобинах на российских просторах ему рассказывали некоторые смелые генералы и фельдмаршалы при подготовке к войне с Советским Союзом и в ходе вторжения вермахта. Среди них выделялся прямотой и видением реалий в боевой обстановке на фронте знаток использования бронетанковой техники генерал-полковник Гейнц Гудериан. Не отставал от него и будущий фельдмаршал Эрих фон Манштейн.

Гудериан писал, что «…не будучи посвящен во все дела, я мог еще надеяться на то, что Гитлер не окончательно решился на войну с Советским Союзом, а хотел только запугать его. Но все же зима и весна 1941 года были для меня кошмаром. Новое изучение походов шведского короля Карла ХII и Наполеона I показало все трудности этого театра военных действий; одновременно выявилась недостаточность нашей подготовки к такой крупной кампании. Прошлые успехи, особенно победа на западе, одержанная в столь неожиданно короткий срок, так затуманили мозги руководителям нашего верховного командования, что они вычеркнули из своего лексикона слово «невозможно». Все руководящие лица верховного командования вооруженных сил и главного командования сухопутных сил, с которыми мне приходилось разговаривать, проявляли непоколебимый оптимизм и не реагировали ни на какие возражения…»

Гитлер, по мнению Гудериана, допустил еще одну непростительную ошибку – разбросал 205 германских соединений вермахта по разным регионам: 28 дивизий находились на западе Европы, 12 – в Норвегии, 1 – в Дании, 7 – на Балканах, 2 – в Ливии и только полторы сотни с небольшим довеском дивизий могли быть использованы для боевых действий в восточной кампании против Советского Союза.

Кроме того, Балканская кампания против Югославии привела к тому, что переброска войск на восток началась с опозданием. Роковой ошибкой Гитлера была недооценка сил восточного противника – военной и экономической мощи огромного советского государства.

Ряд дипломатических шагов Берлина и Москвы в течение 1939—1941 годов не мог затушевать подготовку Германии к нападению на СССР ни перед Америкой, ни перед Великобританией. Но даже если бы Гитлер и победил РККА, не факт, что он выиграл бы войну. США и Англия все равно бы задушили обессиленный Третий рейх. И здесь Гитлер просчитался при принятии самоубийственного решения…

Вот так Третий рейх, которому фюрер Адольф Гитлер пророчил 1000-летнее существование, к концу своего 12-тилетия стал обреченным на гибель. Не послушался главный авантюрист и палач ХХ века «железного канцлера» Отто фон Бисмарка: «…Никогда не воюйте с Россией

Корни Третьего рейха

Недостаточно сказать, по примеру французов, что их нация была застигнута врасплох. Нации, как и женщине, не прощается минута оплошности, когда первый встречный авантюрист может совершить над ней насилие. Подобные фразы не разрешают загадки, а только иначе ее формулируют.

Карл Маркс

Сверхдержавы, империи, рейхи сами по себе не возникают. Для того, чтобы появилось могучее дерево общности людей, семечку надо пробиться к свету и не дать ветрам и бурям сломаться ростку. Каждый человек хочет находиться под сенью такого дерева-великана. А еще каждый народ стремится создать свою культуру, свою государственность, свою сильную защиту в лице армии и, наконец, жаждет выстроить свою народную империю. Если он этого не делает, то не потому, что не хочет, а потому, что не может из-за отсутствия сил. А для того, чтобы народ захотел, нужны мудрые и смелые поводыри. Некоторые из них со временем становятся вождями, соответствующими мессианским ожиданиям паствы.

Лучше всего, когда такой мессия возникал из некой загадочной туманности. Не случайно так тщательно оберегались от посторонних глаз или просто ликвидировались источники, которые что-то знали негативного из прошлого великих императоров, как правило, диктаторов.

«То, что губит людей и государства – это не слепота, не незнание, – говорил официальный историограф Пруссии Леопольд фон Ранке. – Не так уж долго остаются они в неведении относительно того, куда приведет их начатый путь. Но есть в них поддерживаемый самой природой властителей, усиливаемый привычкой позыв, которому они не сопротивляются. Он тащит их вперед, пока есть еще у них остаток сил. Божественен тот, кто сам усмиряет себя. Большинство же видит свою гибель, но погружаются в нее».

Гитлер был из этой категории мессий. Несмотря на крушение планов после попытки «пивного путча» 1923 года, он не отказался ни от одного из своих слов и ни на йоту не отошел от своих планов построения новой великой германской империи – Третьего рейха. Это и есть корни того государства, которое выстраивалось им еще до 1933 года. Он продемонстрировал возможность насильственным путем изменить ход исторического процесса. Но очень торопился, не вняв логистике и наплевав на реалии бытия: нетерпимость и мстительность взяли верх над разумом.

Для Германии 1930 годов первым встречным авантюристом, совершившим насилие над ней, оказался австриец с еврейскими корнями – Адольф Гитлер. Кстати, до 1932 года он формально не имел германского гражданства, пока пронацистски настроенный министр второго города в Нижней Саксонии после Ганновера – Брауншвейга – не предоставил ему германское гражданство.

Как писал Иоахим Фест, «на самом деле Гитлер был бойким, живым и, несомненно, способным учеником, на чьи задатки, однако, уже с раннего возраста отрицательно влияла его очевидная неспособность к упорядоченному труду. А явная тяга к тому, что было ему удобно, подкреплявшаяся и поддерживавшаяся темпераментом упрямца, заставляла его чаще всего следовать своему собственному настроению и потребности в красоте, чему он и отдавался со всем пылом».

Табели его успеваемости из разных народных школ, в которых он учился, постоянно свидетельствовали о том, что он был неплохим учеником. На известной классной фотографии 1899 года он позирует в самом верхнем ряду с выражением своего очевидного превосходства, но вот когда родители отдали его после народной школы в реальное училище в городе Линце, он, как ни удивительно, потерпел полный крах. Его дважды оставляли на второй год. Прилежание оценивалось «двойкой». И только по поведению, рисованию и гимнастике он получал удовлетворительные или хорошие оценки.

А потом проба сил – удачи перемежались с поражениями. Он метался в поисках себя. Дипломированного художника из него не получилось, полководцем на полях сражений Первой мировой войны он не стал – дослужился до ефрейтора и чуть было не погиб от газов, получив солдатский «Крест», который носил до самой смерти. Окончательно споткнулся он только на большевистской России. Идея мстить врагам за Версаль оказалась идеей фикс, на которой он сломался сам и разрушил созданный по его разумению на тысячелетия Третий рейх. Поступки его часто были безнравственны и жестоки.

С не меньшим успехом он повторил свою кровавую аморальность, используя приемы обезвреживания противников, которые применял внутри своей страны и за ее пределами. Его главным стержнем во внутренней и внешней политике было устранение позора Версаля, нанесенного ему странами Антанты.

Действительно, эта тема никого из оскорбленных поражением в Первой мировой войне немцев не вводила в заблуждение или сомнения. Они верили словам лидера партии, который носил солдатский «Крест» за участие в боевых действиях против врагов Германии. Слушатели его речей не считали, что под толстым слоем словесного камуфляжа лежат тщеславие, авантюризм, жестокость и ложь. Верили: он призывает к правде – восстановить былое величие нации, затоптанное башмаками неудавшихся политиков.

Так постепенно Гитлер вползал в мир своих фантазий, в которые не желал допускать «тьму реальности». Он нацелился на политику, создав нацистскую партию…

Германия – превыше всего! Этот вопль стал скоро лозунгом не только членов национал-социалистской партии будущего фюрера, но и большинства немцев в органичной связи с агрессивными действиями вермахта в Польше, Западной Европе, на Балканах, в Северной Африке, в Советском Союзе и других странах. Причем эти действия сопровождались чудовищными злодеяниями фашистов на оккупированных территориях. Эта жестокость предопределила поражение новоиспеченных арийцев, которыми они себя считали.

Борьба за воскрешение сильной Германии после окончания Первой мировой войны – это было семечко, брошенное в благодатную почву после пика экономического хаоса и политической нестабильности. Немецкая марка постепенно стабилизировалась, безработица шла на убыль. Непомерные репарации, наложенные на Германию после окончания войны, снизились до терпимого уровня. Германская промышленность с помощью американских и британских кредитов восстанавливалась.

Гитлер попытался пробиться к власти во время «пивного путча» в ноябре 1923 года посредством созданной им НСДАП, но угодил на нары. Правда, содержался он в комфортных условиях. В своей камере он повесил на стене лавровый венок – любимое свое украшение. Навещавшие его приятели не раз фотографировали его на этом фоне. Недолго посидев, он оказался на воле.

После войны в Германии была установлена Веймарская республика (с 1919-го по 1933 год), которая явилась попыткой перейти от имперского прошлого к парламентской демократии. И на деле уравняла в правах немцев и евреев. В конце ХIХ века более 100 тысяч последних эмигрировали из стран Восточной Европы из-за гонений на иудеев в воскресших государствах: Польше, Литве, Латвии и Эстонии. Евреи быстро вросли во все сферы общественной жизни Германии. Выросли уровень жизни и активности еврейского населения.

 

Как раз в период выборов в рейхстаг в декабре 1924 года был досрочно освобожден заключенный камеры №7 Ландсбергской тюрьмы – 35-летний Адольф Гитлер. 20 декабря он собрал вещи и рукопись незаконченной книги «Майн камф» – «Моя борьба», триумф которой его ожидал впереди. Он сел в прогулочный автомобиль друга и уехал в направлении своего дома в Мюнхен.

А потом началась его кровавая борьба за власть и утверждение «нового порядка» в самой Германии. Когда Веймарская пирамида жизни приезжих иудеев была перевернута, началось жестокое преследование евреев нацистами.

В годы, предшествующие пивному путчу, Гитлер привлек на свою сторону авторитетного генерала эпохи позорной войны Эриха Людендорфа, главу штурмовых отрядов (СА) Эрнста Рема, пропагандиста нацизма Йозефа Геббельса, баварского аптекаря и либерала Грегора Штрассера и других адептов «новых порядков».

24 октября 1929 года ознаменовалось началом мирового экономического кризиса. Он больно ударил по США и Германии. В связи с чем возросла активность критики руководства Веймарской республики со стороны нацистов.

У руля Германии с 1925-го по 1934 год стоял прусский генерал-фельдмаршал, рейхспрезидент Пауль фон Гинденбург, который 30 января 1933 года назначил Адольфа Гитлера рейхсканцлером. Президентским декретом он поручил ему сформировать правительство.

21 марта того же года состоялось символическое рукопожатие Гинденбурга и Гитлера в гарнизонной церкви в Потсдаме, означавшее преемственность нацизма традициям старой прусской армии. Летом 1934 года после «ночи длинных ножей» Гинденбург отправил Гитлеру благодарственную телеграмму. Мавр сделал свое и дело и должен теперь был умереть, что и случилось 2 августа 1934 года. После смерти Гинденбурга Гитлер отменил пост рейхспрезидента, выбрав себе титул «фюрер» (вождь) и «рейхсканцлер».

Итак, не вдаваясь в подробности, с 1933 года Германия привела к власти «демократическим» путем своего могильщика Адольфа Гитлера – жестокого монстра.

Таким образом, произошла замена демократического строя на диктатуру. 10 мая началось организованное сожжение книг прогрессивных писателей и поэтов, социалистов, пацифистов, евреев и либералов.

С несогласными с его идеями и действиями он физически расправится во время «ночи длинных ножей», Штрассера уничтожат клевреты Гитлера 30 июня, а Рема – июля 1934 года вместе десятками других руководителей штурмовиков. Они выступали против Гитлеровского жесткого и жестокого единоначалия, превратившегося в жесточайший фюреризм.

В Гитлере не было ничего святого, ничего человеческого. Как-то он цинично высказался Альберту Шпееру в присутствии своей любовницы Евы Браун: «Люди с очень развитым интеллектом должны выбирать себе примитивных и глупых женщин. Что было бы, если бы у меня сейчас была женщина, которая бы вникала в мою работу! В свободное время я хочу покоя».

Таким образом, над Германией произошло насилие со стороны диктатора Гитлера. Агитация и пропаганда доктора Геббельса и других шептунов фюрера привлекла народ к идее создания великой Германии усилиями единой нации, у которой было имя – арии.

Наверное, людьми мало что воспринималось, а тем более понималось столь спонтанно, как умение Гитлера мыслить категориями языческой, дохристианской героики, а не политики; трагики, а не социологии. Да, он умело замещал заинтересованность людских масс в реальной, мирной жизни букетом мистических суррогатов силы и процветания государства во имя войны. Некоторым типам это в нем нравилось. Ему по душе была музыка Вагнера, хотя другие говорили о ней, что композитор «делал музыку для людей без музыкального слуха».

Не случайно после такого отношения к ней вечно занятого служителя мамоне и подготовки страны к агрессивным походам его любовница Ева Браун пыталась покончить жизнь самоубийством выстрелами из пистолета в 1932 и 1935 годах. «Удача» подвернулась «супругам на миг» только в 1945-м.

Хотя существует версия, что битый фюрер и ставшая теперь его женой фрау Ева Гитлер с близкой челядью на двух подводных лодках переправились в Латинскую Америку, а точнее в Аргентину. Но об этом будет рассказано чуть ниже.

***

Во внешности Гитлера его современники отмечали странный налет неполноценности. Его внешние черты не делали из него личности, хотя и в его выступлениях этой личности не существовало – ни одной мудрой мысли, ни одного анекдота, ни одного яркого образа. Хотя он слыл приличным оратором, рабом политического долга и личного настроения. Его называли homo novus – новый человек, выскочка.

Как писал Иоахим К. Фест:

«…Его не обременяли ни опыт, ни уважение правил игры, он не знал сдерживающих моментов, которые существовали для специалистов, и не отступал в страхе перед непродуманным. Прежде всего он интуитивно схватывал общее направление, однако не представлял себе практических трудностей осуществления масштабных проектов, для него все было лишь детской игрой или актом воли, его смелость не осознавала самой себя.

С «дилетантской отвагой в принятии решений» он повсюду вмешивался, высказывал свои мнения, давал указания и делал вещи, на которые другие вряд ли вообще отважились бы. Дилетантским был его страх признать ошибку и его стремление демонстрировать знание тоннажа, калибров и вообще статистики…»

Эти качества особо проявились в периоды, когда он непрофессионально вмешивался в сферу не только военной стратегии, но и тактики, называя своих генералов глупцами, ничего не понимающими в области военной экономики. А у самого фюрера был ли опыт, обладал ли он соответствующими знаниями? Специалисты говорят – нет. Фюрер являлся «бамбуком» в военном деле.

Он был уверен, что народ – это обходной путь природы для создания нескольких великих деятелей. При военном использовании его – это пушечное мясо.

«Гении исключительного рода, – заявлял он, имея в виду самого себя, – не считаются с обычными людьми».

А их более глубокое понимание вещей, их высокая миссия оправдывают любую жестокость, в его представлениях сумма отдельных людей, копошащихся у ног гениев, претендующих на величие и славу, представлялась лишь «населяющими планету бациллами».

Разве это не корни человеконенавистничества неудавшегося, несостоявшегося австрийского художника, назвавшего себя гением?

Исторически доказано, что время и обстоятельства могут вылепить «куклу», которая превратится в «гения, национального лидера, совесть нации или гаранта конституции».

История, заметил как-то Поль Варлен, представляет собой самый опасный продукт, изготовленный химией человеческого мозга, она заставляет народы мечтать или страдать, делает их больными манией величия, тщеславными, невыносимыми, порождает у них чувство горечи за обман тех, кого считали мессией. А «мессии» всегда отрицают прошлое, считая, что они способны на большее.

Гитлеру пришлось тоже использовать фактор отрицания отечественного прошлого. Он не восхищался ни одной из его эпох. Его идеалом был мир античности – Афины, Спарта, Римская империя – страны с наиболее расовой формой правления в истории мира.

По этому поводу в 1929 году Гитлер заявил:

«Если бы в Германии ежегодно рождался 1 миллион детей и 700-800 тысяч самых слабых уничтожались, то конечным результатом, возможно, стало бы даже укрепление наших сил. Теперь интеллектуальная обслуга режима подхватила эти идеи и сконцентрировала их до объявления «всемирной» войны… дегенератам и зараженным».

По словам представителя расовой философии Эрнста Бергмана, Гитлер «бестрепетно устранил бы миллион экземпляров человеческого мусора, которым набиты большие города».

Купите 3 книги одновременно и выберите четвёртую в подарок!

Чтобы воспользоваться акцией, добавьте нужные книги в корзину. Сделать это можно на странице каждой книги, либо в общем списке:

  1. Нажмите на многоточие
    рядом с книгой
  2. Выберите пункт
    «Добавить в корзину»