Мои книги

0

Ожог

Текст
7
Отзывы
Нет в продаже
Отметить прочитанной
Уведомить о начале продаж:
Как читать книгу после покупки
Описание книги

Роман Василия Аксенова «Ожог», донельзя напряженное действие которого разворачивается в Москве, Ленинграде, Крыму шестидесятых – семидесятых годов и «столице Колымского края» Магадане сороковых – пятидесятых, обжигает мрачной фантасмагорией советских реалий.

Книга выходит в авторской редакции без купюр.

Подробная информация
Возрастное ограничение:
12+
Дата выхода на ЛитРес:
18 ноября 2008
Дата написания:
1969-1975
Объем:
620 стр.
ISBN:
5-94661-114-3
Правообладатель:
Эксмо
Оглавление
Книга Василия Аксенова «Ожог» — скачать в fb2, txt, epub, pdf или читать онлайн. Оставляйте комментарии и отзывы, голосуйте за понравившиеся.
Цитаты 12

– Книжку недавно одну взял, – тихо продолжал Глава, набирая силы для нового взлета. – Тошнить стало, товарищи. Не в коня пошел корм, товарищи (смех, аплодисменты). Ни пейзажа, товарищи, ни стройной фабулы, ни одного рабочего даже на уровне райкома нету. Ни зима, ни лето, товарищи, а попадье кочерга в одно место! (Долгий несмолкающий смех, переходящий в слезы.) Да в другие времена за такую-П книжку! Семь шкур! С сочинителя! С жены-П! С детей! Сняли-П! – Теперь голос Главы звенел в самых верхних регистрах и вдруг, погашенный хитроватой улыбочкой, слетел вниз. – Я имею в виду, товарищи, времена неистового Виссариона, нашего великана Белинского, а не что-нибудь еще. (Бурныедолгонесмолкающиепереходящиевтопот, одинокий возглас с армянским акцентом «хватит демократии, пора наказывать!», добродушный смех – ох, мол, эти кавказцы.) Вот так, господин Пантелей! История беспощадна к ублюдкам и ренегатам всех мастей, а особенно одной, которую все знают!

+4951033_LiveLib

Что же это со мной ? Я никого не люблю , аппетит хороший , интересуюсь пирожными, шоколадками, часами могу говорить о карбюраторах, карданах, вкладышах, поршнях, на письма не отвечаю, читаю вздор, слушаю радиостанцию «Маяк», а ведь это уже предел человеческого падения!

+4Serendipity_LiveLib

Есть в Европе легкомысленные демократии с мягким климатом, где

интеллигент в течение всей своей жизни порхает от бормашины к рулю

"Ситроена", от компьютера к стойке эспрессо, от дирижерского пульта в

женский альков и где литература почти так же изысканна, остра и полезна, как

серебряное блюдо с устрицами, положенными на коричневую морскую траву,

пересыпанную льдом.

Россия, с ее шестимесячной зимой, с ее царизмом, марксизмом и

сталинизмом, не такова. Нам подавай тяжелую мазохистскую проблему, в которой

бы поковыряться бы усталым бы, измученным, не очень чистым, но честным

пальцем бы. Нам так нужно, и мы в этом не виноваты.

Не виноваты? Ой ли? А кто выпустил джинна из бутылки, кто оторвался от

народа, кто заискивал перед народом, кто жирел на шее народа, кто пустил татар

в города, пригласил на княженье варягов, пресмыкался перед Европой,

отгораживался от Европы, безумно противоборствовал власти, покорно

подчинялся тупым диктатурам? Все это делали мы - русская интеллигенция.

Но виноваты ли мы, виноваты ли мы во всем? Не следует ли искать

первопричину нашего нынешнего маразма в наклоне земной оси, во взрывах на

Солнце, в досадной хилости нашей веточки Гольфстрима?

+2sklimkina_LiveLib

проснешься утром, вспомнишь, как входил в это кафе, как задумчиво курил и что делал потом, подумаешь «какая же я пошлая и низкая мразь», а из таких мыслей человек всегда извлекает пользу

+20xEEd_LiveLib

Она с величавостью, свойственной русским буфетчицам, поставила передо мной коньяк.

+2Nicolas_LiveLib
Ещё 5 цитат

Отзывы 7

Сначала популярные
Мария Косовская

Вершина творчества Аксенова или, по крайней мере, одна из вершин. Четко-выверенный, сложно-организованный, стилистически изысканный и гениально написанный бред. Ритмизованная проза со сменой повествовательных инстанций, расщепление главного героя на пять разных человек с одинаковым прошлым, одинаковым будущем, одними и теми же друзьями и любовницами и несущественно отличающимся настоящем – существовании в пограничном состоянии опьянения: между жизнью и смертью, вымыслом и явью, сном и реальностью.

 Спойлер

«В основу романа положена немного наивная (Аксенов вообще наивен, и этим он хорош) идея: нарисовать портрет поколения, взяв одного героя и расщепив его на пять самостоятельных индивидов: писателя, ученого, врача, музыканта и скульптора», – поясняет основную идею романа Олег Давыдов с статье об Аксенове «Ожог шестидестничества». Без этого пояснения роман невозможно читать, ибо совершенно непонятно, почему с героями, которые названы по разному (у них, правда, у всех совпадает отчество «Апполинарьевич») , происходит одно и то же. Роман «Ожог» как сад расходящихся тропок, в котором главные герой то расходятся и живут своей обособленной, в целом, понятной читателю жизнью (сюжетные островки романа), то, вдруг, все переворачивается, сдвигается, наслаивается непонятно как, и вот мы уже в Африке, в Румынии, в Америке, в Москве, на Луне или в вытрезвителе какого-то захолустного города, где автор собрал всех героев в одном предложении, условно-сослагательном, будто бы не на самом деле, потому что никакого «самого дела» в романе нет, а есть только вариативная и лоскутная картинка внутренних диалогов героев и самого автора.

“Были там скульптор Радик Хвастищев, может быть, хирург Генка Малькольмов, может быть, писатель Пантелей Пантелей, может быть, саксофонист Самсик Саблер, может быть, секретный ученый Арик Куницер, а может быть, даже были и те, кого действительно не было: та женщина, рыжая, золотистая, с яркой мгновенной улыбкой-вспышкой, женщина, которую я не знал всю жизнь, а только лишь ждал всю жизнь и понимал, что ее зовут Алисой, и юноша из воспоминаний, Толик фон Штейнбок”

или

“При встрече тела в Шереметьевском аэропорту среди деятелей

международного отдела Красного Креста присутствовали безутешные

родственники: Самсон Аполлинариевич Саблер, Радий Аполлинариевич Хвастищев,

Аристарх Аполлинариевич Куницер, Пантелей Аполлинариевич Пантелей и другие

товарищи. Затем все упомянутые были преданы кремации, и память о них вначале

обозначилась над Москвой игривыми завитушками, а потом растворилась в небе”.


Читать роман сложно, слушать практически невозможно, зато можно вслушиваться, включая с любого места (так как в целом сюжет не важен) и сразу же как в транс попадать в плотную сеть авторских ассоциаций, шуток, пьяных диалогов, фантасмагорий, любовных историй и секса. Герои всегда пьяны, влюблены, сексуально голодны и куда-то стремятся, идут, путешествуют по абсурдной советской реальности, давно потерявшей признаки таковой. Роман – одиссея, попытка повторить “Улиса” Джойса в контексте советской действительности. Сложный путь. Простому читателю, любящему ясный сюжетный ход, наверное, не понравится. Зато ценителю: языка, фразы, ритмического рисунка – покажется истинным шедевром писательского мастерства. Игра, пластичность фразы, аллюзии – это бесподобно. Можно цитировать наугад:



 Спойлер

“Потом он увидел летящий в лицо кулак товарища, опрокинулся на спину и

неожиданно не умер, а стал просматривать цветной панорамный Сон о недостатках.

В ту ночь в театре на балконе ночи «Севильского цирюльника» давали и НЕДОДАЛИ!

По зеленым шторам я полз наверх, чтоб в книгу предложений вписать мою любовь, любовь к Россини.

Россини милый, юный итальянец, твоя страна, твои ночные блики, твои фонтаны, девушки и флейты обманом мне НЕДОДАНЫ сполна! Меня надули явно с увертюрой, мне недодали партию кларнета, в России мне Россини не хватает, и это подтвердит любой контроль! Милейший Герцен, не буди Россию! Дитя любви, напрасно не старайся! Пускай ее разбудит итальянец, бродяга шалый в рваных кружевах!

Я полз по шторам к вышнему балкону, минуя окна, в коих поэтажно

струилась Австрия и зеленело Осло, мерцала Франция и зиждился Берлин.

Внизу добрейший участковый Ваня гулял, лелея меховой подмышкой массивную, как Гете, книгу жалоб, насвистывал пароли стукачам.

А стукачи, отважная дружина, трясли ушами, словно спаниели, скакали грубошерстным фокстерьером, бульдожками разбрызгивали грязь”.


Добавить нечего.

Владимир Шондин

Классные, талантливые , искромётные и созвучные мироощущению произведения 60х..Одни «Затоваренная бочкотара»,"Звёздный билет", «Мы с вами где то встречались» чего стоят.

"Ожёг" же, это какой -то выверт болезненных противоречий накопившихся в душе. Вызывает противоречивое отношение. Единственное, что получилось неплохо – эротические сцены, тут он один из немногих у кого они получаются( ещё разве, что у Веллера).

dance60

Я в недоумении…неужто это написал автор «Московской саги» и «Острова Крым»?

Не верю…Читала анонс, что это книга о любви. Я прочитала больше половины – никакой любови там не увидела. Какая-то мешанина имен, времен…постоянно какие-то пьяные матерящиеся невнятные личности. Грязно, пошло, нудно…Очень жалею, что узнала Аксенова с такой стороны.

2012naz

Написано сильно, но суть понять тяжеловато, попахивает маразмом. Осилил до конца, местами да же интересно. Много нецензурных слов.

shalamanov

Пошлость сплошная, написанная на потребу западному читателю и врагам России. Был обласкан властью, ценим, много печатался, а кончил тем, что вылил на свою страну бред выжившего из ума старика, поток извращённого сознания...

Оставьте отзыв

Купите 3 книги одновременно и выберите четвёртую в подарок!

Чтобы воспользоваться акцией, добавьте нужные книги в корзину. Сделать это можно на странице каждой книги, либо в общем списке:

  1. Нажмите на многоточие
    рядом с книгой
  2. Выберите пункт
    «Добавить в корзину»