3 книги в месяц за 299 

Волшебницы электронного города. (БСТМ)Текст

Читать фрагмент
Отметить прочитанной
Как читать книгу после покупки
Волшебницы электронного города (БСТМ)
Волшебницы электронного города (БСТМ)
Волшебницы электронного города (БСТМ)
Бумажная версия
2561 
Подробнее
Шрифт:Меньше АаБольше Аа

Дизайнер обложки Анастасия Антипкина

© Роман Аленских, 2020

© Анастасия Антипкина, дизайн обложки, 2020

ISBN 978-5-4490-9487-2

Создано в интеллектуальной издательской системе Ridero


(книга основана на НЕреальных событиях, любые совпадения с окружающей действительностью случайны и не зависят от воли автора)

Дорогим, любимым женщинам, связавшим свою судьбу

со службой в правоохранительных органах, посвящается…

Бюро специальных технических мероприятий (БСТМ) – подразделение МВД России, главным направлением деятельности которого, является оперативное сопровождение уголовных дел (прослушивание телефонов, чтение почты в Интернете и т.д.), а также борьба с киберпреступностью. Образовано 19 октября 1992 года. В состав БСТМ МВД России также входит Управление «К», расследующее преступления в сфере информационных технологий, единственное открытое подразделение.

«Википедия»

Предисловие

До чего же сложно даётся обращение к читателю. Кажется, проще сотворить большую книгу, наподобие «Войны и мира», чем в двадцати строчках рассказать, о чем она. Причем, рассказать так, чтобы у читателя не появилось желание закрыть роман на первой странице. С чего бы начать? Например, так:

Уважаемые читатели! Желание написать книгу о сотрудниках Бюро специальных технических мероприятий (БСТМ) МВД России в особенности об Управлении «К», появилось у меня достаточно давно. Однако реализовать его оказалось делом непростым. Министерство внутренних дел умеет хранить свои тайны, БСТМ является одним из самых засекреченных подразделений. Даже многие сотрудники иных служб полиции осведомлены о деятельности БСТМ лишь в общих чертах, простые же граждане знают об этом не больше, чем о религиозных обрядах коренных жителей Новой Гвинеи. Большая часть сотрудников БСТМ, являются, как их официально именует в своих документах Министерство внутренних дел, штатными негласными сотрудниками полиции, их принадлежность к органам внутренних дел не разглашается. Информации о деятельности Бюро и его структурного подразделения – Управления «К» в открытом доступе крайне мало. Разве что скупые сообщения пресс-службы МВД: «Сотрудниками ГУ МВД России по *** области совместно с Управлением „К“ и отрядом специального назначения *** провели операцию по ***». Иногда, впрочем, БСТМ всплывает совсем в другом свете, например известная история с бизнесом Евгения Чичваркина или дело о «крышевании» сети подпольных казино. Чтобы не вводить читателя в заблуждение, сразу отмечу, что абсолютное большинство событий и действующих лиц в книге – плод творческого вымысла, но я и не стремился создать документальное произведение (да простят меня действующие и бывшие сотрудники БСТМ). В силу очевидных причин, создать такое произведение не представляется возможным. Но, гораздо важнее, на мой взгляд, передать саму атмосферу, характеры и взаимоотношения. Насколько это удалось – судить Вам.

Или, к примеру:

Психология, мотивы, цели и устремления, которыми руководствуются женщины, выбирая непростой путь службы в органах внутренних дел, интересовали меня на протяжении долгого времени, и во многом определили сюжетную линию и выбор героев книги. В современном мире практически не осталось «мужских» профессий. Представительницы прекрасного пола стремительно осваивают новые горизонты: пожарные, полицейские, спасатели, и еще множество других профессий, в которых до недавнего времени преобладали мужчины. Что же касается органов внутренних дел, то сейчас девушки служат практически во всех подразделениях, в том числе строевых и специальных, наравне с мужчинами выполняя свой долг, и неся все тяготы и лишения службы. В то же время тема «женщина в полиции» по моему скромному мнению, еще недостаточно раскрыта в современной литературе, несмотря на большое количество книг и еще большее количество сериалов. Мне хотелось показать службу скорее с бытовой стороны, с изнанки; проследить, как меняется взгляд на мир у человека, пришедшего на службу, в особенности, если этот человек – молодая хрупкая женщина. Не секрет, что Система (именно так, с большой буквы) рано или поздно ломает и перемалывает человека, пришедшего в неё. Это относится, кстати, не только к службе в органах, но и ко многим другим экстремальным профессиям. За всю историю существования Системы, немногие смогли стать ее частью, и одновременно быть вне ее, или над ней. Тот, кто знает, поймет, о чем я…

Здесь можно было бы поставить точку, точнее многоточие, но, дописав роман до середины, я с удивлением обнаружил, что вышесказанное не отражает суть книги. Вернее не совсем отражает. Процесс написания художественного произведения можно сравнить с трудом строителя. Вот он заливает фундамент, создает основу для будущего дома, вот возводит стены и венчает свой труд постройкой крыши. Аналогично поступает и писатель: вначале определяет тему, сюжетные линии, выбирает главных героев и так далее. Но писатель, в отличие от строителя, более свободен в своем труде. Строитель не может возвести стены, пока нет надежного фундамента. Писатель же волен начать с любого места. Свою книгу я собирал как мозаику из осколков судеб людей, живущих на перекрестке эпох. Их детство пришлось на времена позднего СССР, юность – на веселые 90-е, а зрелость они встретили в совсем другой стране, разительно отличающейся от той, что существовала прежде. Вначале из кусочков мозаики сложился образ Кати Кузнецовой, девушки из провинциального города, прошедшей непростой путь от рядового милиционера до старшего оперуполномоченного одного из элитных подразделений МВД. Потом, появилась авантюристка Лена Свешникова, подруга и, в какой-то степени «Alter ego» Кати. И, наконец, сквозь дымку чужих судеб отчетливо проступил образ олигарха Андрея Некрасова. Из эпохи застоя ураган лихих девяностых чудесным образом переносит их в Волшебную страну, мир полутеней, каким является современная Россия. Пространство, где нет четких нравственных ориентиров, а границы между добром и злом, подвигом и предательством, достаточно размыты. Вам это не напоминает сюжет известной сказки? В этом новом мире моим героям предстоит трудный, полный опасностей и приключений путь. Их цель – не просто выжить, и придти в свой Изумрудный город, но и найти свое место в нем…

ПРОЛОГ

Надежно защищен только выключенный компьютер

Евгений Касперский


То лето запомнилось жителям Европейской части России надолго. Уже вторую неделю июля на небе не наблюдалось ни одного облака. Столбик термометра редко опускался ниже плюс тридцати. Бодрящая прохлада наступала только рано утром, когда солнце еще не появилось над горизонтом, и город только начинал просыпаться. К полудню же уличный асфальт раскалялся до такой степени, что прикоснуться к нему было невозможно. Все обитатели каменных джунглей, с чьей-то легкой руки именуемых городом, включая бездомных животных, стремились в спасительную тень или поближе к воде.

На скамейке в старом дворе, скрытой от посторонних глаз и безжалостных солнечных лучей кустами сирени, и акацией, уютно устроились две девушки. Между ними, воплощая известный рекламный слоган «Не дай себе засохнуть!», стояла запотевшая трехлитровая стеклянная банка с пивом, уже наполовину пустая (или наполовину полная, смотря с какой точки зрения посмотреть). Повод отведать хмельного напитка у девушек был, при этом достаточно весомый. Накануне они сдали последний госэкзамен в университете и теперь вступали в настоящую взрослую жизнь.

Одна из них, симпатичная блондинка, облаченная, соответственно погоде, в легкомысленный полупрозрачный сарафанчик, с наслаждением скинула туфли.

– Черт, Ленка, чтоб я еще когда-нибудь купила туфли на распродаже, ноги натерла, жуть, – сказала она, поудобнее устраиваясь на жестком сиденье.

– Ничего, разносятся, я тоже на той неделе купила босоножки, так первые три дня вообще ходить не могла, – лениво ответила ее подруга. – А вообще Катя, на одежде экономить не стоит, и на косметике тоже. Представь, встречаешь ты мужчину своей мечты, а сама ненакрашенная, в застиранной маечке и драных джинсах. Да разве он на тебя взглянет! Вот и упустила свой шанс, а другого может и не будет.

– Ты ничего не понимаешь! – горячо возразила Катя. – Если мужчина ценит в девушке только одежду и, извиняюсь, сиськи, то нафига он нужен. Вон моя соседка, Анжелка, рассказывала, вышла она во двор мусор вынести, как полагается растрепанная, в джинсах и домашних шлепанцах. А там мужик на крутой иномарке, то ли «БМВ», то ли «Ауди», одним словом джип. Так этот мужик с ней познакомился, пригласил в кафе, потом на концерт Макаревича, месяц уже встречаются.

– Ты Катя у нас известная тургеневская девушка, – снисходительно сказала Лена. – Такая взрослая, а в сказки веришь. Соседка твоя – хабалка, навесила лапши на уши.

– Нет, правда, я их вместе видела, такой солидный дядька, хозяин жизни.

– Может, и бывают исключения, – нехотя согласилась она. – Но в жизни все проще: красиво одеться, красиво раздеться. Кстати, я недавно в «Пассаже» такую классную ночнушку видела. Смотрится очень эротично, и к тому же недорого, давай завтра сходим, – хитрая Ленка предпочла соскочить со скользкой темы взаимоотношения полов.

– Давай, – согласилась Катя.

Подруги надолго замолчали, жара и выпитое пиво давали о себе знать.

– Насчёт Москвы, ты серьёзно решила? – прервала затянувшуюся паузу Катя.

– Да надоело все! – с оттенком досады в голосе, ответила Лена. – В этом городе делать нечего, кем я тут стану? Разве мы не рождены для счастья? Я хочу получить свою долю здесь и сейчас.

 

– А жить где будешь?

– У двоюродной сестры перекантуюсь, по крайней мере, первое время, а потом работу найду, квартиру буду снимать.

– Значит, бросаешь меня, – грустно констатировала Катя.

– Почему бросаю, – возмутилась Лена. – Поехали вместе.

– Ты же знаешь, я не могу, мама все время болеет, как она будет без меня, – насчёт мамы Катя слегка лукавила, Антонина Петровна, хотя и действительно не отличалась крепким здоровьем, но вполне могла обойтись без Катиной помощи. Просто в отличие от своей подруги, она не была склонна ко всякого рода авантюрам. Вообще они с Ленкой были очень разные, даже внешне. Катя – миниатюрная сероглазая блондинка с белой кожей, к ней даже загар не приставал – на солнце она мгновенно обгорала. Лена – знойная красавица, ростом сто семьдесят семь сантиметров, с третьим размером груди, чуть смуглая, кареглазая. По характеру они были полными противоположностями, но на удивление, дружили много лет: вместе учились в школе, хотя и в параллельных классах, затем – в одной группе в университете. За эти годы поссорились всего пару раз, да и то ненадолго. Сейчас обе думали об одном и том же – предстоит долгая разлука, кто знает, когда снова свидятся.

Перегруженные своими думками, девушки не сразу заметили надвигающуюся опасность: по тропинке, пересекавшей запущенный двор, двигался субъект неопределенного возраста, заросший многодневной щетиной. Субъект был одет в рваные треники, ботинки на босу ногу и майку, когда-то белую, а теперь грязно-желтого цвета.

– Не смотри на него, сейчас будет копейку сшибать, – запоздало предупредила Катя, но было уже поздно.

Заметив мимолетный Ленкин взгляд, субъект направился к ним.

– Девчонки, – прохрипел он. – Можно к вам обратиться?

Лена с Катей проигнорировали вопрос, но представителя городского дна это мало смутило.

– Дайте на хлебушек, два рубля не хватает.

От него происходил неповторимый аромат перегара и несвежего тела, Катю слегка затошнило.

– Вали отсюда, вождь краснорожих, – строго сказала Лена, намекая на его цвет лица. – Сейчас милицию вызову.

Угроза не произвела на «вождя краснорожих» особого впечатления, милиции он не боялся, наоборот встреча с представителями закона предполагала ночевку под крышей и тарелку похлебки. Строго говоря, появление милиции не сулило ничего хорошего, в первую очередь, для Лены с Катей, ибо девушки самым наглым образом нарушали административное законодательство, распивая пиво посреди двора, но Лена не собиралась подкреплять свои слова действием, скорее брала на испуг.

Ханурик же оказался на редкость непонятливым, и уходить, явно не спешил:

– Дай копеечку на хлеб, – упрямо повторил он.

– Нет у нас ничего, бог подаст, – ответила Катя, уже внутренне закипая.

– Ну, хоть пиво оставьте, трубы горят, помру ведь…, – с тоской предложил он.

– Черт с тобой, похмеляйся, а то и вправду копыта откинешь, – великодушно сказала Лена. – Пойдем Кать, мне еще в парикмахерскую нужно успеть.

Девушки собрались и, дружно проклиная навязчивого попрошайку за испорченный отдых, вышли со двора…


Часть первая

Глава 1. Катерина и ее роман с электричеством

2003 год


В тире было прохладно, можно сказать даже очень холодно. Присутствующие курсанты и курсантки учебного центра отчаянно мерзли. Впрочем, скоро многим станет жарко, итоговые стрельбы – это вам не обычные, раз в неделю, и даже не контрольные. Тут судьба решается – кто останется, и будет служить, а кого отчислят за неуспеваемость. Инструктор – немолодой грузный майор по фамилии Стебенев, механически записывал фамилии курсантов в ведомость и выдавал патроны. Кате нравилась атмосфера тира: чуть горьковатый запах оружейного масла, сгоревшего пороха и резины, легкое волнение перед выстрелом. Екатерина Кузнецова была лучшим стрелком в своей группе, а может быть и на всем курсе. Удивительно, но до учебного центра она вообще не держала в руках оружие. Видимо талант стрелка был заложен в её генах. Бывает же так: человек вдруг находит своё призвание.

– Кать, можно тебя на минуту? – сокурсница Маша умоляюще смотрела на нее.

Вид у Машки был очень бледный. Дело в том, что она смертельно боялась оружия, на первых в учебном центре стрельбах грохнулась в обморок. Потом попривыкла, и даже стала попадать в мишень, но страх прочно засел в душе. Девушки отошли в сторонку.

– Мне страшно, – призналась Маша. – Я ни за что три раза не попаду, ну максимум два.

– Маш не истери, – Катя попыталась успокоить подругу. – Ты нервничаешь, из-за этого все проблемы. Не спеши, прицелься, стреляй на выдохе. И затвор бросай резче.

– Все равно боюсь, – упрямо повторила Машка.

– Ну, хочешь, я один раз попаду в твою мишень, авось никто не заметит? – предложила Катя.

– Ой, Катя, а ты, правда, можешь?

– Без проблем, когда пойдем стрелять, встань рядом со мной.

– Спасибо, я в долгу не останусь, – Маша заметно повеселела.

Тем временем майор Стебенев, закончив раздачу патронов, скомандовал, – «На огневой рубеж».

Курсанты заняли свои места, доложили о готовности к стрельбе. Катя про себя отметила, что, Маша стала по правую руку от нее. Заняв исходную позицию в точности, как учили на занятиях, Катя мысленно прошлась по порядку предстоящих действий. Стрельба велась на время, и каждое лишнее движение могло испортить все дело.

– «Огонь», – движения отработаны до автоматизма: расстегнуть кобуру, достать пистолет, снять с предохранителя, отвести затвор назад, отпустить; сухой треск возвращающегося затвора, звук близких выстрелов эхом отдается в голове. Прицелиться, плавно нажать на спусковой крючок… Три пули легли ровно, почти в центр мишени. Четвертый выстрел – в Машкину мишень…

После стрельб полагалось чистить оружие, процедура в принципе не сложная, но утомительная, не дай бог, где-нибудь останется нагар – дежурный заставит перечищать. Катя расположилась за столом в дежурной части, разобрала свой ПМ[1], достала мягкую фланелевую тряпочку и принялась за работу.

– Спасибо Катя, ты меня очень выручила, проси, что хочешь, – сказала подошедшая Маша.

– Да ладно тебе, забудь, пара нарядов и мы в расчёте, – усмехнулась Катя. – Шучу. Это тебе не диктанты диктовать, да двойки в тетради малолетним дебилам ставить, – она не удержалась от соблазна поддеть подругу.

Дело в том, что в прошлой жизни Маша была учительницей младших классов. В милицию пришла благодаря случаю. Пресловутая формула «наберут по объявлению», служившая предметом злых шуток не у одного поколения милиционеров (а затем и полицейских), имела к ней самое непосредственное отношение. Маленький белый листочек, приклеенный на автобусной остановке, обещавший денежное довольствие, социальные гарантии и прочие блага, недоступные простой «училке», круто изменил девичью судьбу. В школе все ахали, когда Маша объявила, что уходит, и не куда-нибудь, а в милицию, конкретно в ПДН [2]. Директор школы – молодой энергичный педагог, не чуждый новаторских тенденций, захвативших в то время систему образования, неоднократно пытался наставить заблудшую овцу на путь истинного призвания. Маша, конечно, догадывалась, что дело тут вовсе не в ее талантах, а в банальной нехватке учителей. Не обошлось без угроз и запугивания, однако девушка, подобно первым христианским мученицам, оставалась, тверда в своих новых убеждениях, и после торжественного предания анафеме на заседании педагогического коллектива, ее отпустили на все четыре стороны.

Цепочка жизненных событий, приведшая двадцатипятилетнюю Катю на службу в органы, была, может быть и менее драматичной, чем у Машки, но не менее прозаической. Профессия, которую Катя получила, закончив в своем родном городе политехнический университет, оказалась в принципе востребованной, но мало оплачиваемой. Страна только-только выходила из кризиса девяностых. Переезжать в столицу в поисках более высокого заработка Кате не хотелось, хотя подруга детства Лена частенько звала ее. В отличие от подруги, она обладала простым основательным характером, была склонна к самоанализу, предпочитала, прежде чем действовать, детально проанализировать ситуацию.

«Да, где сейчас Ленка…, – порой думала Катя, – небось, зажигает в Париже или в Ницце». В Москве Лена надолго не задержалась и, найдя жениха-иностранца, переехала на постоянное место жительства во Францию. Вначале они переписывались раз в неделю. Ради этого Катя ходила в Интернет-кафе, которое только что открылось в ее городе. Лена была в восторге от заграницы, обещала, что скоро пригласит Катю к себе в гости. Ни постепенно их виртуальные встречи становились все реже, а в голосе Лены порой проскальзывали грустные нотки. Связь с Леной внезапно прервалась полгода назад. Катя несколько раз пыталась ей звонить, но телефон почему-то не отвечал. Волнуясь за подругу, она позвонила Лениной маме, и узнала, что та развелась со своим французским женихом, у нее сейчас очень непростой период.

У Кати поначалу дела складывались не лучшим образом. После окончания университета она устроилась на работу в небольшую торговую контору на должность программиста. Хотя Катина университетская профессия больше была связана с «железом», то есть с электронным оборудованием, но слова «ассемблер», «html – код», и «IP-адрес» ее не пугали. Многочисленные анекдоты про блондинок явно принижали мыслительные способности девушек со светлыми волосами. К тому же, Катя и не была натуральной блондинкой, от природы она была светло русой, но имидж блондинки ей больше шел, так она считала. Через год фирма, где она работала, приказала долго жить, хозяин, изнуренный претензиями налоговиков, кредиторов и бандитов, подался в бега, забыв выдать зарплату за три последних месяца.

Катя осталась на мели, живя на крошечную мамину зарплату и в душе проклиная себя, что в свое время не уехала в Москву. Подходящей работы, как назло не было. Страну накрыло мутной волной товарно-денежных отношений: требовались кассиры, официантки, продавцы, уборщицы, но никак не специалисты по автоматизированным системам управления. В отчаянии она была готова согласиться на любую работу, наплевав на институтский диплом, но тут вдруг ей улыбнулась фортуна. Однажды вечером, Катя, утомленная дневными хлопотами, вышла на улицу покурить. Вредную привычку она приобрела в университете, и с тех пор сигарета стала верной Катиной спутницей. Мать неоднократно ругала непутевую дочь за курение, даже прятала сигареты, но было уже поздно. Как известно, вредные привычки, укорачивая жизнь, одновременно и примиряют с ней. Присев на лавочку возле подъезда, Катя, не спеша, растягивая удовольствие, достала сигарету, прикурила и, сделав первую, самую сладкую затяжку, оглянулась по сторонам. Возле Катиного подъезда остановилась машина – потрепанная «десятка» и из нее вышел сосед, Владимир Николаевич, живший этажом выше в двадцать седьмой квартире – серьезный мужчина лет сорока, обремененным женой и двумя детьми.

Катя знала, что он служил в милиции, частенько утром видела его в форме. Все их знакомство сводилось к утреннему «здрасьте», да иногда они перекидывались парой ничего не значащих фраз о погоде и тому подобном. В этот раз сосед был одет в штатское. Остановившись возле Катиной скамейки, Владимир Николаевич достал пачку сигарет и похлопал себя по карманам в поисках зажигалки.

– Привет соседка, огоньку не найдется, – улыбнувшись, спросил он.

Катя давно заметила, что Владимир к ней неравнодушен. Если бы не разница в возрасте и наличие семьи, у них могли бы возникнуть отношения. По крайней мере, так ей казалось. Катя достала зажигалку и протянула ему.

– Чего такая грустная?

– Да так…, жизнь заела.

– Бывает, но лучшее конечно впереди, главное верить и надеяться, – успокоил Владимир.

– Ага, и ждать…, хрен знает, чего, – зло ответила Катя.

Ей вдруг стало очень жалко себя, все, что накопилось в душе за последнее время, выплеснулось наружу. От отчаяния она готова была расплакаться.

Сосед видимо понял, что с ней происходит, поэтому сменил тон.

– Может, расскажешь? Чем смогу – постараюсь помочь.

И она, неожиданно для самой себя рассказала соседу о проблемах с работой.

– Да дела…, – Владимир в раздумье почесал нос. – У нас в отделе связи, вроде есть места для технарей. Вот что…, сходи к начальнику, он мужик неплохой, хотя и с причудами, может чего подскажет.

Предложение застало Катю, что называется врасплох, о службе в милиции она имела весьма смутное представление. В ее голову даже не приходила мысль, что там могут требоваться люди с техническим образованием.

– А куда приходить? – спросила она.

 

– Давай так, я завтра насчет тебя позвоню, а ты часа в три подходи: улица Садовая, дом семнадцать. На КПП скажешь, что пришла к полковнику Обухову – тебя пропустят. Второй этаж, кабинет двадцать один. Запомнила?

– Да, – ответила Катя.

– Вот и хорошо. И еще, извини, если что не так, но оденься, пожалуйста, поприличнее, – он с сомнением покосился на Катин прикид: линялая от бесчисленных стирок кофточка, джинсовая юбка и тапочки.

Кате стало стыдно за свою внешность.

– Просто Обухов – человек старой закалки, – смутившись, и как бы оправдываясь за предыдущие слова, сказал Владимир Николаевич. – Тут недавно один молодой человек приходил устраиваться, так представь себе, приперся в шортах, да еще дверь открыл чуть ли не с пинка. Иваныч его с лестницы и спустил.

Отдел связи УВД по *** области (позже Катя узнала, что он называется более длинно и мудрено) находился в центре города, на тихой уютной улице, засаженной липами и тополями.

«Пройдусь по Абрикосовой, сверну на Виноградную», – вертелись в Катиной голове строчки полузабытого шлягера, когда она, не спеша, подходила к нужному адресу.

Посмотрев на часы, Катя выяснила, что пришла за пятнадцать минут до назначенного времени. Теперь, придется стоя перед входом, изображать скучающую барышню. Курить хотелось так, что аж скулы сводило, но, собрав волю в кулак, она пересилила себя. Достав из сумочки зеркальце, Катя еще раз оглядела свою физиономию. Ради сегодняшней встречи ей пришлось перерыть свой небогатый гардероб. После долгих поисков она выбрала, светлую блузку и черную юбку чуть выше колен, с одной стороны не скрывавшую стройные ноги, но и не показывающую ничего лишнего, оставляя простор для мужской фантазии. Несмотря на теплую летнюю погоду, пришлось надеть колготки. Быть с позором изгнанной из начальственного кабинета в Катины планы не входило. Не то, чтобы она всю жизнь мечтала работать в милиции, но от природы Катя была девушкой любопытной. Новая работа обещала новые впечатления. К тому же в милиции служат в основном мужчины, значит – есть шанс встретить свою судьбу. В последние полгода на личном фронте у нее был полное затишье. Катя не была уж такой недотрогой и в свои двадцать пять сменила немало поклонников. С ней охотно знакомились, приглашали на свидания, но почему-то отношения не складывались. Возможно, в этом была и ее доля вины. С последним молодым человеком она рассталась при весьма неприятных обстоятельствах.

Отогнав грустные мысли, она вошла внутрь. За дверью оказался узкий коридор, левую часть которого занимала стеклянная будочка дежурного. Обычная проходная с вертушкой.

– Здравствуйте, я к полковнику Обухову…, по поводу работы, – робко сказала Катя.

Ей почему-то казалось, что сейчас ее прогонят отсюда, но дежурный – молодой парень, без всяких вопросов снял трубку телефона:

– Здравия желаю, товарищ полковник, к вам тут насчет работы – девушка. Проходите, второй этаж, налево по коридору, двадцать первый кабинет, – объяснил он.

– Да, спасибо.

В конце коридора была еще одна глухая металлическая дверь.

– Осторожно, там порог высокий, – запоздало предупредил дежурный.

Катя машинально кивнула, открыла дверь, шагнула, и.… растянулась на бетонном полу. От боли в глазах потемнело. Растирая ушибленное колено, она кое-как поднялась на ноги.

«Офигенно все начинается, хорошо, хоть колготки не порвала». Впоследствии она узнала, что порог этот, известный на все Управление, стоил не одной переломанной ноги, разорванных связок и сотрясенных мозгов. Удивительно, но даже после N-й по счету травмы, со злосчастным порогом так ничего и не сделали, несмотря на клятвенные заверения зама по тылу. Наверное, он был таким же символом Системы, как знамя или гимн.

Хромая, она поднялась на второй этаж. Нужная дверь оказалась в конце коридора. Набравшись храбрости, Катя на всякий случай постучала, и вошла. Кабинет начальника отдела связи был весьма скромным. Всю левую сторону занимал шкаф. Справа – массивный стол хозяина кабинета. Вдоль стены были расставлены стулья для посетителей. У единственного окна – небольшой кожаный диван.

За столом сидел полный мужчина в летах. В профиль он чем-то напоминал Михаила Жванецкого. Но Катю, в первую очередь заинтересовала не его внешность. На плече у полковника Обухова сидела… птица. Обыкновенный волнистый попугайчик. Катя заметила, что в углу кабинета к потолку была подвешена птичья клетка. Полковник Александр Иванович Обухов был последним из могикан. Его стаж в органах перевалил за тридцать лет. На службу пришел еще в застойные годы, начинал инженером в ИТК (в то время уголовно-исполнительные учреждения еще входили в состав монстра под названием МВД СССР). В Управлении он был почти легендой, поэтому мог себе позволить некоторые причуды, вроде упомянутой птицы.

– Разрешите? – спросила она.

– Заходи, – отозвался хозяин кабинета. – Ты, чьих будешь?

– В смысле…? – растеряно спросила Катя.

– В смысле, откуда взялась?

– Вам Владимир Николаевич должен был насчет меня позвонить, я по поводу работы.

– Вспомнил…, Володька говорил…, тебя все расхваливал: молодой специалист, мол, пропадает? Ты – Катя?

– Так точно, – по-военному ответила она.

– Присаживайся, – он кивком показал на стул. – Посидим, поговорим о делах наших скорбных. Чаю хочешь?

От чая она отказалась. Александр Иванович осторожно взял птицу в руки, поднялся из-за стола и посадил ее в клетку. Попугай радостно зачирикал, уселся на жердочку и, вывернув голову, с тупым любопытством уставился на Катю.

Полковник Обухов подробно расспрашивал ее о родителях, об университете. Катя старалась отвечать максимально кратко, по существу. Постепенно вопросы перешли к ее личной жизни.

– Замужем, дети есть? – впрямую спросил Александр Иванович.

– Пока нет, детей тоже нет, – честно ответила Катя.

– Это у вас быстро происходит, через полгода свадьба, дети, декрет, и прощай служба. Была у меня одна такая, худющая, не кожи не рожи, а глядь, через два года замуж вышла, да за такого видного парня, в информационном центре служит. Так вот, сперва один ребенок, потом второй, третий. Втянулась девка в это дело. Девять лет ее на службе никто не видел. Пришла лейтенантом, а из декрета вышла майором. Потом свалила от нас в другое место. Вот так бывает!

Катя торжественно поклялась, что замуж она не выйдет, по крайней мере, до тридцати лет. Обухов только безнадежно махнул рукой:

– Знаю я вас. Ладно, есть у меня одна вакансия аттестованная, как раз по твоей специальности. Два года уже висит, не дай бог заберут. Со здоровьем у тебя как?

– Не жалуюсь.

Обухов снял трубку телефона и набрал номер управления кадров.

– Здравия желаю, Сергей Иванович, как жизнь? – сказал в трубку Обухов, обращаясь к невидимому собеседнику.

– Тоже не хвораю, пока.

– На мероприятие пойдешь сегодня?

– Значит, в шесть встречаемся.

– Договорились, как обычно.

– Я чего звоню, подойдет к тебе барышня, симпатичная такая, по фамилии Кузнецова, выдай ей направление на комиссию.

– Да, на инженера идет.

– Ну, давай, увидимся!

Дальнейшие события Катя помнила весьма смутно: врачебная комиссия, бесконечные очереди к докторам. Особых проблем со здоровьем у нее не было, к тому же она шла на должность, где требования к кандидатам были менее строгие, по сравнению со строевыми подразделениями. Но, как известно, с точки зрения традиционной медицины здоровых людей в принципе не бывает – есть недообследованные. Так, что побегать, собирая различные справки, все-таки пришлось, причём в темпе взбесившейся лошади.

С медицинским освидетельствованием у нее получилась история, оставившая не очень приятный осадок.

Врач-хирург из ведомственной поликлиники, где Катя проходила военно-врачебную комиссию, заподозрив какую-то болячку, послал ее на консультацию в областную больницу. Отстояв приличную очередь, она, наконец, попала в заветный кабинет. Врачом оказался красивый загорелый мужчина на вид лет сорока пяти. Катя вкратце рассказала цель визита. Он мельком заглянул в карточку и, пристально глядя на нее, сказал, – «Раздевайтесь».

У доктора был какой-то завораживающий, магнетический взгляд. Катя сняла куртку, положила ее на кушетку, и вопросительно посмотрела на доктора:

– Свитер снимать?

– И свитер, и остальное тоже, – ответил он. – Все снимаем.

К такому повороту событий Катя была не готова. Конечно, ей приходилось раздеваться на приеме у гинеколога, но там, как говориться, сам Бог велел. Остальные врачи просили максимум задрать кофточку, чтобы послушать сердце.

Купите 3 книги одновременно и выберите четвёртую в подарок!

Чтобы воспользоваться акцией, добавьте нужные книги в корзину. Сделать это можно на странице каждой книги, либо в общем списке:

  1. Нажмите на многоточие
    рядом с книгой
  2. Выберите пункт
    «Добавить в корзину»