Dominium. Черная планетаТекст

Читать фрагмент
Отметить прочитанной
Как читать книгу после покупки
Шрифт:Меньше АаБольше Аа

В оформлении обложки использована фотография:

https://pixabay.com/ru/дерево-соль-лес-скай-сухой-3524716/ 

по лицензии CC0.

Черная планета

Часть первая. Техник

Глава первая

– Оу!

Я остановился прямо в проходе от неожиданности. Вот уж чего не ожидал – стены, заросшие травой до самого потолка. Аккуратная такая травка, ярко-зеленая и вроде бы даже подстриженная. Секунду спустя я получил толчок в спину, запнулся о низкий порог, уронил мешок и первые мои шаги в Доминионе вышли совсем не такими, как я мечтал. За спиной заржали.

– Шустрей шагай, Васька! Оу!

Тоже, значит, траву увидел. Нет, а что, у них тут такое в порядке вещей, что на стенах трава растет? И колонны в зале тоже ею обросли, и потолок. Ровненький такой, зеленый ковер…

– Проходим, не задерживаемся. Как зовут?

Это охранник. Или не охранник, Ху его знает. В форме, но оружия нет. Отвечаю:

– Василий Иванов.

– Откуда?

– Новая. У вас тут…

– Крайний выход. Шагай! Следующий! Как зовут?..

Конвейер… Я поднял мешок и пошел, куда сказали. Арка (тоже заросшая травой) вывела меня в небольшой зал. Сидевший в кресле мужик в синей форме поднял глаза от коммуникатора и навел на меня сканер. Мелькнула красная полоса, лазер ударил по глазам. Идентификация по сетчатке, слышал про такое. Коммуникатор пискнул. Мужик кивнул.

– Василий, значит… Тебя и жду.

– Привет! – я шагнул вперед, протянув руку. – А вы кто?

Мужик посмотрел на мою протянутую ладонь, брезгливо поморщился и покачал головой.

– Здесь это не принято. Я – Макс, посыльный. Но тебе это без разницы.

Ну не принято – так не принято. Чего смотреть, как на мутанта? Что я такого сделал-то? Макс между тем убрал коммуникатор в чехол на плече.

– Пойдем, Василий Иванов. Следуй за мной, не отставай. Не задавай вопросов посторонним, не пытайся непосредственно контактировать с ними. Если тебе что то кажется странным – пытайся понять. Первое правило для новоприбывших: пытайся понять. Ты понял меня?

– Понял. А почему?..

– Вопросы потом. Я на них отвечать не обязан. Ты понял меня?

– Понял.

– Хорошо. Идем.

И мы пошли. Автоматическая дверь открылась перед подошедшим к ней Максом. Я вошел следом за ним в кабину лифта. Макс сделал перед собою жест рукой и тот рухнул вниз. Мешок в руке внезапно сильно потерял в весе, желудок подступил к горлу и я поблагодарил Ху за то, что завтрак на корабле утром не выдали. Падение было долгим, а Макс все жестикулировал рукой перед собою. Он лифтом так управляет, что ли? Но ведь это лифт. Чего им управлять?

И тут я понял! В полутьме стало отчетливо видно, что очки Макса светятся. Его коммуникатор – это же совмещенный с визором и постоянно подключенный к общественной сети Доминиона компьютер! Право на гарантированный доступ в сеть здесь закреплено за гражданами законом. Вот это да! Меня сопровождает самый настоящий гражданин! Удивление было так сильно, что я не удержался и спросил:

– Макс, а ты гражданин, да?

Он улыбнулся уголком рта.

– Понял, да? Это хорошо. Умеешь наблюдать.

– Еще бы! Я ведь…

– Для меня это не важно. Запоминай второе правило: не лезь в чужое пространство. Понял?

– Да. А что?..

– Потом поймешь, в чем тут дело. Пока просто знай, это самое важное: понимать и не лезть. Важнее для новичков в этом мире ничего нет. Если нужно что то спросить – попроси разрешения и жди ответа.

– Ну ладно…

– Тогда не лезь. Я немного занят, не обижайся.

Я кивнул. Мешок между тем потяжелел, лифт тормозился, а потом и вовсе остановился.

– Выходи!

Тоннель с потолком-аркой. Тоже зеленый, от покрывавшей стены травы. За прозрачной перегородкой сновали люди. Сколько же их тут! У нас в городке за неделю столько не встретишь… Но на нашей стороне пусто.

– Направо! Иди вперед!

Ладно, как скажешь… Очередная раздвижная дверь распахнулась перед нами, открывая залитую ослепительным светом комнату. Я вошел.

– Стой!

Макс обогнал меня и вышел вперед. Молодая женщина молча вопросительно посмотрела на него. Снова несколько жестов в воздухе. Женщина тоже развела перед собой руками и между ними в воздухе развернулся объемный дисплей. У нас на Новой я такой только в областной мэрии видел, на нем мэр в танчики играет, говорят. Отличная штука. Обращенная ко мне сторона дисплее потемнела.

– Иванов?

– Да.

– Василий?

– Да.

– Почему два имени?

– Первое – родовое, второе – личное.

– Принято. Цель приезда?

– Ну… Заработок, учеба.

– Профессия?

Я задумался. Не говорить же ей, что я фермер? Так я ничего другого и не умею. У склисов могу роды принимать, плотничать отец научил…

– Плотник.

– Отсутствует в справочнике. Уточните навыки.

– Ну это… Обработка дерева.

– Натурального?

– Да. Какого же еще?

– Это ювелирное дело… Нет вакансий. Что то еще?

– Фермерство.

– Борьбой с вредителями занимались?

Я усмехнулся. Знать бы, что пригодится…

– Каждый сезон.

– Пять кредитов в неделю. Это ваше первое официальное предложение. Если вы примете его, правительство Доминиона заключит с вами контракт с испытательным сроком длительностью не менее одного стандартного года. Испытательный срок может быть продлен по требованию работодателя неограниченное количество раз. Вы будете обязаны подчиняться известным и неизвестным вам законам, действующим в Доминионе, а также тем, которые будут приняты в будущем, на общих основаниях для неграждан. Незнание законов не освобождает от ответственности. Расходы на питание, медицинскую помощь, одежду и прочее необходимое для жизни будут удержаны из вашего заработка. Если вы откажетесь принять контракт, то обязаны будете покинуть Доминион в течении одного стандартного дня. Ваш обратный билет с минимальными удобствами будет оплачен правительством Доминиона. Вы принимаете контракт?

– Конечно!

Еще бы не согласиться! Найти работу в Доминионе, в первый же день – и чтобы отказаться, а потом дома лохом прослыть? Ху со мной!

– Пожалуйста: да, или нет.

– Да.

– Ваше согласие зафиксировано. Представитель работодателя извещен. Ожидайте за дверью… Не за той, правее!

Я обернулся к Максу, вспомнив о вежливости.

– Спасибо, гражданин!

– Не за что! – стандартно ответил он, водя рукой в воздухе.

Потом Макс поднялся и вышел, а я отправился ждать в маленькую комнатку с заросшими травой стенами.

* * *

Я успел вздремнуть в кресле, проснуться от своего же храпа, поскучать, вздремнуть еще раз, проснуться от голода и уже всерьез сожалел о том, что завтрака на корабле не было. С водой проблем не было, санузел в комнате был, но жрать хотелось всерьез и я начал присматриваться к травке на стенах. У нас, фермеров, общие симбионты со склисами, так что траву я переварить могу, главное – хорошо прожевать.

– Василий Иванов?

Пока я присматривался к траве, дверь бесшумно открылась. Невысокий бородатый человек в оранжевом комбинезоне с любопытством рассматривал меня. Я поднялся.

– Вот, значит, из-за кого меня от работы оторвали… Ты хоть в курсе, деревенщина, сколько я времени потерял? Тебе-то хорошо, у тебя по контракту минималка идет, хоть ты спи ногами кверху, а нормальным людям вкалывать надо.

– Достаточно! – раздалось из-за его спины. – Вы подтверждаете его контракт? В случае вашего отказа…

– Да знаю я! – бородач махнул рукой. – Не подтверди тут… Ладно, пошли, деревня.

– А что будет, если не подтвердил бы? – спросил я, когда мы вышли из кабинета.

– Плохо будет, вот что! Я, кстати, Фриц. Так и зови.

– Командуй, Фриц.

Он посмотрел на меня с интересом.

– Ты откуда?

– Новая.

– Понятно. Травоед с фронтира… Обязательная военная служба?

– Ополчение.

– Нормально. Строевая хоть из кого сделает человека, гарантирую. В чем работа заключается – знаешь?

– Она сказала: борьба с вредителями.

– Правильно сказала, – Фриц шумно высморкался. – Не обращай внимания, поработаешь с мое – тоже бронхит задолбает.

– Так что делать-то?

– Увидишь. Два базовых правила тот, кто тебя привел сюда, тебе изложил?

– Понимать и не лезть.

– Верно. А знаешь, почему такие правила?

– Почему?

– Потому, что Доминион. Полкилометра вверх – застройка. Полкилометра вниз – застройка. Еще ниже – фундаменты – и снова застройка. Еще глубже – катакомбы. Откуда, думаешь, взялось то, из чего все это построено? – он обвел вокруг себя руками.

– А почему трава?

Фриц рассмеялся.

– Все деревенские про это спрашивают первым делом.

– Я не деревенский.

– По местным меркам – любой ваш город, да хоть столица – деревня. Привыкай.

– Так зачем она?

– Что такое парниковый эффект, ты в курсе?

– Ну да…

– Тогда должен понимать, что миллиард людей вот в этом секторе (а он не самый большой на планете) дышат и гадят. Не могут иначе. Выделяют метан, аммиак, сероводород и углекислый газ, а это все – парниковые газы. Если от них не избавляться, то мы тут все сваримся, очень быстро. Никакая вентиляция не справится. А травка справляется. Забирает все это и растет. Потом ее стригут и на переработку.

– Погоди… Сколько тут людей!?

Фриц засмеялся уже в голос.

– Эх, деревня! А у вас на Новой сколько?

– Три миллиона восемьсот три тысячи…

– Ну тут столько в день рождается и помирает. Теперь понял, почему ничего важнее нет, чем понимать окружающих и не лезть в чужое пространство? Если такая толпа народу перестанет это делать, все рухнет. Вся эта чертова цивилизация. Люди очень легко впадают в панику. Можешь себе представить пожар в секторе?

Я представил последствия от прилетевшей не туда зажигательной пули и поежился. Фриц, наблюдавший за мною, кивнул.

 

– Вот то-то… Выгорает все, от подвалов, до солнечных панелей, если пожарные и автоматика не справляются. Или тонет, или задыхается, или подыхает от чумы, если не справляемся мы, энергетики и медики. Вот такие дела, пацан! От нас тут кое-что зависит. Четыре службы держат на себе всю планету. Сколько тебе пообещали по контракту?

– Чего пообещали?

– Кредитов, травоядный ты наш.

– Пять.

На "травоядного" я пока решил не обижаться.

– В неделю? Не густо… Впрочем как работаешь – так и заработаешь. Можно и двадцатник, но это уже квалификация. Вот ты думаешь, технарю ничего уметь не надо?

– Не думаю.

– Правильно. Представь, что главный коллектор засоряется, а это труба десять метров диаметром и километр высотой. Внизу же давление, ого-го какое! А потом стену рвет и все это уходит на нижние уровни. И там конец света. Цунами из говна. Опоры сносит и корпус начинает рушиться вместе со всем, что в нем есть. Оценил перспективу?

– Оценил.

– Вот наше дело как раз в том, чтобы такого не произошло. Вернее это одно из наших дел, даже не самое важное. Главный коллектор засрать не просто… а вот и наша линия! Опа! Влипли…

За разговором мы успели выйти из застекленного коридора в другой, уже без стеклянной перегородки и чуть поуже. Прохожих здесь почти не было. Справа приближались три бесформенных фигуры.

Фриц прошипел:

– Так, пацан! Спиной к стене, ни звука. Языком трепать буду я сам. Молчи, пока к тебе не обратятся напрямую, что вряд ли произойдет.

– Кто это?

– Патруль. К стене, дубина!

Я прислонился спиной к траве. Трое в мешковатых серых комбинезонах поравнялись с нами и остановились. В глаза мне снова ударил лазерный луч сканера.

– Личные данные одного из вас отсутствуют в базе данных, – раздался женский голос. – Предъявить идентификаторы.

Фриц торопливо вытянул вперед правую руку.

– Подтвержден легальный статус. Кто с тобой, негражданин?

Ствол наплечного станнера уставился на меня, следуя прицелу визора. Под ним горел красный индикатор. Оружие было разблокировано и готово к применению.

– У него рабочий контракт с сегодняшнего дня, – ответил мой сопровождающий.

– Не подтверждено. Идентификатор отсутствует. Следовать за нами. Не сопротивляться, не пытаться бежать, не разговаривать. Шаг влево, шаг вправо – побег. Прыжок на месте – провокация. Вы поняли меня, неграждане?

– Поняли-поняли! Следуем.

По лицу Фрица стекали капли пота, но голос звучал облегченно. Похоже, вариант с задержанием был удачным, а будь у патрульных плохое настроение, могли бы и подстрелить? Узнаем потом…

Патрульные разделились. Та, что говорила с нами, по прежнему шла впереди, двое топали сзади. Мы шли в центре. Я молчал, помня о предупреждении Фрица. Шли долго, сворачивали на другие линии, на нас косились прохожие. Мешок изрядно оттянул руку, но я опасался её сменить. Ху знает, что там этим патрульным в башку придет?

Потом мы остановились прямо посреди линии. Вокруг мгновенно образовалась пустота. Всем прохожим вдруг понадобилось либо свернуть, либо и вовсе повернуть назад. Я выглянул из-за широкой спины патрульного. Впереди стояли два человека в черных мундирах, только что свернувшие с перпендикулярной линии. Фуражки с золотым шитьем на околышах и золотое шитье на воротниках и погонах. Все остальное – черное, даже пряжки ремней портупеи.

– Ну и что, лошадь? Идете дальше, или так и будете тупо стоять и пялить на нас глаза?

Я не поверил своим ушам. Чтобы вот так разговаривать с копами? Кто они такие вообще? Ни разу такой формы не видел.

– Мы выполняем наши обязанности. Прошу не мешать.

Голос женщины-патрульного на этот раз был сух и сдержан. Вся ее уверенность вдруг куда-то подевалась.

– Да? Какие же  у сраной полиции могут быть обязанности в этом сраном… – человек демонстративно огляделся – … да, именно так: сраном городе, на сраной планете?

– Я прошу вас не мешать нам. Мы сопровождаем задержанных.

– Вот этих?

Сканер у него был встроен в визор, а лазер зеленого цвета. Для разнообразия.

– Василий Ивано-о-ов… – протянул "черный". – Ну и зачем ваш Ху тебя притащил сюда, Василий Иванов.

– Отвечай… – прошептал Фриц.

– Я подавал заявку в миграционную службу, программа "работа и учеба".

– Совпадает. Служба в местном ополчении… Капрал, вы имели дело с ополчением на Новой? Нет? А я вот имел…

– Так вы и постарше будете, сержант, – ответил второй "черный".

"Да они же пьяны! Еле на ногах стоят" – подумал я.

– Это точно… Второй… техническая служба. Ты туда же нанялся, Василий?

– Да.

– Короли говна и пара. Нужное дело. В этом дерьмовом городе только вы приносите пользу. Лейтена-а-ант! – "черный" повернулся к командиру патруля. – Их личности подтверждены. Извольте проводить задержанных к месту их проживания, пока ваш сраный Доминион окончательно не затопило говном.

– Мы это сделаем.

– Тогда свободны, как сопля в полете. Продолжим пить, капрал? А то я малость протрезвел, пока смотрел на эту жабу. Да, лейтенант! Если я грубо себя вел по ва-а-ашему мнению, то найти меня можно прямо за углом, в "Стеклянной шишке". Я без оружия, как видите.

К моему удивлению патруль развернулся и чуть ли не строевым шагом пошел по линии в противоположном направлении. С нами осталась только его командир.

– Пойдемте, неграждане… Я провожу вас.

Мне показалось, или у нее в голосе было облегчение? "Черные" тем временем уже скрылись за углом.

– Да мы и сами дойдем, офицер.

– Не спорить!

Рановато я ей посочувствовал…

Глава вторая

Мы с Фрицем сидели в его кубрике, в котором выделили койку и мне. Как выяснилось, меня определили к нему в напарники. В моем мешке нашлись две больших фляги с яблочным самогоном. Максимум по весу, что пропускала таможня. Я решил, что конец одной из них незачем оттягивать и сообщил об этом Фрицу. Тот понимающе кивнул и вытащил из маленького холодильника контейнер с чем-то продолговатым, серого цвета. Я удивленно посмотрел на это, потрогал вилкой. Мягкое…

– Фриц, что это?

– Колбаса.

Вот это – колбаса!?

– Прикалываешь? Какая же это колбаса? Колбасу я видел.

– Я тоже видел. Но какая уж есть. Пробуй, не бойся.

Я попробовал. Действительно, вкус соответствовал. Не копченая, конечно, но с каким нибудь вторым сортом вареной вполне можно перепутать. Потом я понял, в чем дело.

– Это что, переработанная трава?

– Конечно. Другой ты здесь не поешь. Знаешь, сколько натуральная стоит?

– И знать не хочу… Но кто из нас после этого травоед?

Фриц, раскрасневшийся после рюмки самогона, кивнул головой.

– Все. Но в том-то и дело, малыш, что никто не любит, когда ему этим в нос тычут. Личное пространство, помнишь? Наедине с собою – хоть что делай, но не лезь с этим к другим. Не оценят.

– А мы вот сейчас с тобой пьем и эту колбасу жрем – это как? Не личное пространство?

– Личное, – он опять кивнул. – Но у нас, у работяг, с этим по-другому. Мы в одиночку не работаем практически никогда. Когда ты своего напарника в навоз опускаешь, вниз головой, или когда он тебя плазмой дезинфицирует, границы уже не те. Ты мастера нашего сегодня видел – что о нем думаешь?

– Суровый мужик.

– Ага. В ухо заедет – мало не покажется. И поверь: это гораздо лучше будет, чем если он докладную на тебя наверх скинет.

– Тогда что?

– Первая докладная – ты с половинным окладом. Если в Патруле, или на государственной службе, то могут легким телесным ограничиться. Выпорют, проще говоря. Вторая при неотмененной первой – для гражданина увольнение, или принудительные работы, для негражданина – увольнение и высылка, для армейских – штрафная рота. Третья и остальные – каторга. Но наш мастер мужик не вредный и докладными не бросается. А к "белым воротничкам" лучше не лезть, у них на этикете крыша уже давно съехала.

"Действительно, лучше в ухо разок получить" – подумал я.

– И спорить бесполезно?

– С начальством? Бесполезно. Комиссия конечно есть, которая споры разбирает, но на моей памяти ни разу не было, чтобы работяга прав оказался. Начальник ведь не дурак, у него на визоре все твои косяки зафиксированы и яйца он тебе прищемит легко и непринужденно. Вот, кстати: нас патруль задержал, потому что тебя не идентифицировали. Это косяк. И браслет-идентификатор тебе не выдали, это второй косяк.

– Но ведь не мой же! Я вообще не знал, что он нужен.

– Не твой. Вероятнее всего клерка, который тебе контракт оформлял. Считай: он попал. И ты не знал, но обязан повиноваться закону, а закон требует, чтобы браслет был. Так-то тебе ничего не грозит, потому что срок подачи жалобы – двое стандартных суток, но гвардия обязательно отпишется. Тут все фиксируется, помни об этом и словами не кидайся.

– А этот "черный" меня сразу опознал…

– Еще бы не сразу! У него доступ не то, что у гвардейского лейтенанта. Поисковик в приоритетном режиме, так что ему про тебя за три секунды все слилось из сети, а импланты загнали информацию прямо в мозг.

– Что за поисковик?

– Эх, деревня! – Фриц рассмеялся. – Ладно, слушай и мотай на ус, пока я добрый. За такой самогончик ты заслужил бесплатную лекцию. В общем так… Любая планетарная инфосеть Содружества имеет четыре уровня. Первый – общий. Через него идет общение, новости, распространяется общедоступная информация, вроде текстов законов и раздается реклама. Выход в нее есть у всех, кроме преступников, которым это запрещено судьей. Понял?

Я кивнул.

– Когда твой визор маршрут прокладывает, он использует данные нашей служебной сети. Это второй уровень. Здесь уже у каждого свой сегмент, в пределах которого есть доступ. Скорость гораздо выше, рекламы нет, общение на внеслужебные темы запрещено. У патрульных, которые нас задержали, точно такой же служебный доступ. Третий уровень – армия. Доступ аналогичен служебному, но он круглосуточный.

– А у нас?

– Только общий. Служебный – строго в рабочее время. Поэтому запоминай, где лазать придется. Визор маршрут не всегда быстро построить сумеет. Ну и первый уровень – правительственный. "Черный" на нем и был, судя по времени, за которое твои данные получил. Лейтенант тоже разобралась бы в ситуации в итоге, но часа через два-три, не раньше. Пока запросы пройдут сетевые фильтры, пока обработаются… Я, в общем-то не специалист по этой теме. Еще по одной?

Фляжка уже была на исходе. Я разлил оставшийся самогон, Фриц выпил, поморщился и закинул в рот ломтик белковой колбасы.

– Кто они были то? Местная служба безопасности?

– Бери выше, малыш. Много выше! Ты не смотри, что я сейчас сижу тут с тобой и пью. Я, к твоему сведению, три года гражданство зарабатывал в "Интерплане". Силы поддержания мира в Содружестве. Слыхал?

– Слыхал.

"Интерплан" у нас в ополчении набор в свое время проводил. Жаль, я не прошел. А Фриц, выходит, не так прост…

– За что меня выпнули – это мое дело. Но не посадили, что радует. Так вот, малыш, эти "черные" – лейб-рота королевы Терры. Гвардейцы. Они же – рота конвоя Совета.

– Большие шишки на ровном месте.

– Ты слушай, перебивать потом будешь. Демократия – это хорошо, но королева там есть. Единственное, что она может – распустить Совет Терры. Понятно, что этого никому не хочется, поэтому с ее голосом считаются. На Терре правят клановые корпорации и в Совет проходят только их люди. Если их разогнать, нужно будет проводить новые выборы и ситуация в Совете может измениться кардинально. Поэтому за три сотни лет экспансии распускали Совет всего два раза. А так – да, демократия во все щели, референдумы и тридцать три удовольствия. Эти "черные" так и называют себя: "гвардейцы королевы". Благодаря им никто и никогда не пытался ее сбросить с трона. Это нечто, я тебе скажу… Импланты в мозгах и, по всему телу, боевые интерфейсы, совместимые с любой техникой Содружества, все реакции и рефлексы разогнаны (без вмешательства в генофонд, понятное дело). В общем: лейб-рота, одним словом.

– Чего они тут забыли?

– Неделю назад в местный сенат прилетел посланник Совета. По новостному каналу не сказали, чего он тут хочет, но эти двое наверняка из его почетной охраны. Повезло нам. У них это обязаловка: с низшими – вежливо, с высшими – грубо. Древняя традиция. Потому они на лейтеху и наехали на пустом месте. И главное: их не задержишь. Оружия с ними не было, даже ножей, значит они вне строя. Подчиняться местным не обязаны. Патрульных любой из них в узел завяжет голыми руками. Даже если прикончит всех троих прямо на улице – никто их не тронет, так что лейтенант тогда не зря с лица сбледнула. Отвечают они только перед командиром своим и перед королевским судом, но командир на Терре и ему плевать, если его бойцы хоть всех местных полицаев порешат, а королеве нынешней всего четыре года. Такие дела, малыш…

 

– Но как тогда?..

– Как ответить им? Никак. А ты хотел?

– Так мне они ничего и не сделали.

– …а лейтенанту свои зубы дороже показались. Ха-ха! Но лучше нам ей не попадаться в ближайшее время. Припомнит.

Глава третья

Утром Фриц вытащил из шкафчика большую красную сумку. Вжикнул, открываясь, замок.

– Давай, малыш, примеривай. Начальство любит, чтобы к нему являлись готовыми к работе. У нас смена через два стандартных часа…

Появившийся на свет оранжевый комбинезон был мне почти по размеру. Я присмотрелся к швам. Ткань сильно напоминала ту, из которой делали военные комбезы, которых я вдоволь натаскался в ополчении. Верхний слой – огнеупор, под ним термостойкая сетка и еще ниже – мембрана. Я посмотрел на Фрица, тот кивнул и сказал:

– Ну да, армейский дизайн. Только камуфляжного слоя нет.

– Серьезно все у вас…

– А ты как думал? Вот с этой штуковиной знаком?

– Судя по виду – стандартный "Шмуль", пехотный плазмомет. Только к чему бы эта насадка на стволе?

– Разбираешься…

– Так он же у меня табельным оружием был. У нас, на Новой, джунгли. С лазганами там делать нечего. У всех в ополчении такие и были.

– Значит пользоваться умеешь?

– Умею. А насадка?

– Это чтобы он импульсами не стрелял.

– Блокиратор? Понятно…

На импульсном режиме "Шмуль" прошибает десять миллиметров брони. Ясно, зачем блокиратор нужен. Стены здесь наверняка не слишком толстые и никому не понравится, если ее пробьет заряд плазмы. Да и осколки кварцелита, наверное, тоже лишние. Я отложил плазмомет и начал напяливать комбез. Он был великоват.

– Немного не по размеру.

– Нормально все, – сказал Фриц. – Это он без наддува складками висит, а как подашь воздух под мембрану – самое то будет. Ботинки как?

– Тоже велики.

– Намного?

– Нет.

– Тогда тоже сойдет. Держи шлем.

– Как его?.. У нас таких не было… Ага, понял.

Негромко чпокнув, гермошлем присосался к комбезу. Я поднял лицевое стекло.

– Ну вот! Прямо красавчик. Учти: надо будет на склад зайти и расписаться. А то я на свою карточку его брал.

– И мой размер угадал?

– Мне мастер данные на тебя передал, сразу же. Ну что, готов?

– Готов.

– Обвес и разгрузку тебе пока брать не будем. Там много полезных вещей, но ты ими пока пользоваться не умеешь. Пока ты стажер, никто с тебя этого не потребует. Кидай свой мешок в эту сумку и застегивай.

Замок закрылся, ручка замка почему то покраснела. Фриц потянул за нее, но замок не открывался. До меня дошло.

– Ловко! Значит никто, кроме меня, не откроет?

– В ближайшие двое суток – никто, кроме копов. Потом замок отключается. Кидай в шкаф. Теперь часть вторая, самая важная. Держи!

В руках у него были коммуникатор и визор. Я взял прибор, повертел его в руках, надел на голову. Вставил в ухо гарнитуру. Передо мною в воздухе появилась синяя, вращающаяся эмблема. Женский голос в наушнике произнес:

– Идентификация по рисунку сетчатки… Василий Иванов. Статус… Подтвержден. Информационный канал… Выделен. Для вас имеется сообщение… Приоритет… Уровень три. Распоряжение руководства сектора. О невозможности выполнения сообщать немедленно. Распоряжение понято?

– Нет, – сказал я.

– Что "нет"? – удивился Фриц.

– Распоряжение какое-то…

– Скопируй мне. Что сейчас видишь?

– Слева значок какой-то красный мигает.

– Рукой вот так проведи.

Фриц показал, как. Я повторил его жест. Значок погас, в воздухе передо мною развернулись строки текста:

"Негражданин, вы обязаны явиться на уровень 122, корпус 15, линия 8, к 9:00 стандартного времени. Вы приглашаетесь, как лицо, чьи права нарушены. Ориентировочная длительность мероприятия 15 стандартных минут".

– Теперь пальцами вот так и покажи ими на меня. Ага… Это важно. Работа откладывается.

– Что это значит?

– Не знаю. Но с третьим уровнем шутить не стоит. Вот такой жест теперь.

Фриц поднял правую ладонь и провел ею вперед. Я повторил движение. Текст, висящий передо мною, погас. Зато появилась синяя линия на полу, ведущая к двери.

– Маршрут готов. Пойдем.

– Фриц, а где бы этим жестам научиться?

– Понравилось?

– Конечно.

– Визор подскажет. Запроси у него справочник. Только потом, сейчас валим по адресу. Надо было тебе визор и коммуникатор еще вчера дать, но у тебя первый рабочий день сегодня и вчера он бы не включился. Линия на полу видна?

– Да.

– Повтори тот же жест, что и с письмом.

Я сжал пальцы и показал ими на Фрица. Он кивнул.

– Вижу. Выходим. Приложи руку к замку.

Я приложил ладонь к пластине на закрывшейся двери. Замок пиликнул.

– Запомнил. Если нужно будет войти – кладешь руку на него и держишь пять секунд.

– Усвоил.

– Тогда шагай вдоль линии.

– А ничего, что мы с плазмометами?

– А ничего, что копы с оружием? Иди давай.

Мы, получается, имеем право на оружие, как полиция? Я не нашел ничего лучше, чем сказать последние слова вслух. Женский голос в наушниках шлема забубнил скороговоркой:

– Вопрос понят… Это не оружие, так как в данном случае не считается им. Согласно статье 577 Жилищного Кодекса Доминиона, пункту 8, подпункту 1, сотрудники сервисных служб имеют право и обязаны носить с собой рабочие инструменты. Решением суда пятого сектора номер 77546 было установлено, что армейские плазмометы модели "Шмуль-2" могут быть использованы, как инструменты и таковыми являются, если сотрудник сервисной службы выполняет свои служебные обязанности. При этом социальная опасность гораздо менее значительна, чем несвоевременное устранение аварий. Решение стало прецедентом после того, как оно прошло проверку в Верховном Надзорном Суде Доминиона. Ответ был полезен?

– Ага!.. – Только и смог сказать я.

– Что, визор справку выдал? – спросил Фриу сзади.

– Я сам себя спросил, а оно…

– Глаза перед собой сделай, как будто на кончик носа смотришь и спроси еще что-нибудь.

Я скосил глаза.

– Сколько времени?

– Вопрос понят… Показания часов отображаются в операционном поле визора справа вверху. Вопрос: у пользователя есть дефекты зрения?

Я снова повернулся к Фрицу.

– Она спрашивает, есть ли у меня дефекты зрения.

– Конечно. Ты же цифры не заметил, вот она и уточняет. Мало ли, какая корректировка нужна.

– Ответ вашего напарника принят…

– Она что, теперь меня постоянно так слушать будет?

– Вопрос понят… Согласно статье 59 Жилищного Кодекса Доминиона, пункту 6, все работники сервисных служб обязаны фиксировать свои действия принятыми для этого в службах способами. Распоряжением руководства кластера, таким способом определен стандартный визор установленного образца. Кроме того дополнительным фиксирующим агентом является стандартный идентификатор наручного ношения. Ответ был полезен?

Дальше я шел молча. Синяя линия вела нас по коридорам, входила в лифты, поднималась по лестницам и наконец вывела на широкую…

Я спросил:

– Как это место называется?

– Вопрос понят. Локальный секторный адрес: Корпус 2729, Линия 127, перекресток с линией 22, уровень 122. Ответ полезен?

– Не знаю. Фриц, маршрут кончился.

– Ясен пень. Это транспортная магистраль. Ждем маршрутку.

Это еще что такое? Местный общественный транспорт? Я представил себе автобус на спиртовом двигателе, воняющий гарью на всю улицу. Наверное здесь что то другое ездит.

Ждать пришлось недолго. К нам свернула и остановилась небольшая, прозрачная капсула.

– Опять мелкашка… Скрючившись ехать придется, – недовольно пробормотал Фриц. – Забираемся.

Согнувшись в три погибели мы с трудом пролезли в узкую дверь и разместились в креслах друг напротив друга. Плазмометы пришлось поставить между коленей. Головы упирались в потолок.

– Потяни дверь, мне не дотянуться, – сказал Фриц.

Я, потянул за ремень, дверь закрылась и машина тронулась. По сторонам замелькали в полутьме сигнальные огни и дорожные знаки

* * *

Высокий человек в синем, официального вида, комбинезоне с белыми нашивками, повернулся к нам, как только мы вошли. Снова промелькнул красный луч сканирующего лазера.

– Василий Иванов. Наконец-то!.. А вы, негражданин?

– Я его инструктор, – ответил Фриц. – Отвечаю за подчиненного в течении всего рабочего времени.

– Объяснение принято, присутствуйте. Вы знаете, зачем вас сюда вызвали, Василий Иванов?

Я пожал плечами.

– Нет. Но я так понял, что были нарушены мои права.

– Именно так, – человек в сером кивнул. – Вчера вы заключили постоянный трудовой контракт с гражданской администрацией Доминиона. При этом вам должны были выдать стандартный ручной идентификатор. Это сделано не было, что повлекло за собою проблемы при штатном обходе патруля, который вынужден был задержать вас и вашего инструктора. Ситуация была удачно разрешена, но патрулем была передана докладная в администраторум корпуса.

– Понимаю… – я кивнул. – Каковы последствия для меня, гражданин?

Купите 3 книги одновременно и выберите четвёртую в подарок!

Чтобы воспользоваться акцией, добавьте нужные книги в корзину. Сделать это можно на странице каждой книги, либо в общем списке:

  1. Нажмите на многоточие
    рядом с книгой
  2. Выберите пункт
    «Добавить в корзину»