Седьмой отдел. Непредсказуемый романТекст

0
Отзывы
Читать фрагмент
Отметить прочитанной
Как читать книгу после покупки
Шрифт:Меньше АаБольше Аа

Глава 7

Назавтра, мы продолжили, но только уже в спальне. Мэри была великолепна. Она помогала мне переодеваться, а когда то же самое делала она, я не мог отвести от нее глаз. Как природа создавала такие произведения, я просто не знал. У нее было все, и притом не было ни одного дефекта. В конце недели мы уже целовались и лежали и под, и на одеяле. К тому же, она умела очень хорошо слушать, а это было, на мой взгляд, отменным качеством. Мы сближались с каждым днем, но того, что произошло с Сюзи, не достигли ни разу. Это меня радовало, и давало все больше новых сил.

На выходные мама опять радовалась, а я ждал продолжения.

Следующую неделю мы провели просто отменно. Я даже ни разу не попросил совета у Росси. Но та была нейтральна, и не замечала ничего, по крайней мере, не подавала виду. Еще неделя заставила меня задуматься, не остановиться ли мне окончательно и не сделать ли ей предложение. Но потом, вдруг все пошло вниз. Я вспомнил историю с Росси. Боже, как хорошо, что мне дали год, а не несколько месяцев. Вроде все как нельзя лучше, а наступает момент, когда появляется какой-то холодный туман и уносит все твои радости в неизвестном направлении.

Нет, вроде бы ничего и не произошло. Мне так же казалось, что я полюбил ее. Только в голове стали проноситься новые, неведомые до сих пор мысли. Наверное, все было связано именно с тем, что я был почти готов сделать ей предложение. Именно в этот момент я представил ее уже не как любимую девушку, а как свою будущую и вечную супругу. Что же меня так насторожило? Сначала я этого никак не мог понять. Но, дни шли и в моей голове возникали мысли, которые расставляли все по полочкам.

Мэри была великолепна, просто бесподобна по своей красоте и эффектности. Но, это же заметят и мои будущие друзья или просто знакомые. Сможет ли она остаться верна мне при таком мощном внимании? Ответа на этот вопрос у меня не было, или я его не чувствовал. Да, я бы не удивился, если бы что-нибудь случилось, как и не удивился бы и обратному. Значит, уверенности не было. Потом я застал себя абсолютно на другой мысли. Почему-то я безгранично верил Росси, что та меня любит, а вот в отношении к Мэри опять же не был в этом уверен на все сто. Вроде бы и сигналов не было, чтобы в ней сомневаться, а сомнение не исчезало. Конечно, оно было маленьким и почти незаметным. Но почему оно все-таки было? А с Росси нет? Наверное, здесь влияло уже сердце, а не голова. А как друг? Сомнений не было, но они все-таки были. Я просто представил, если бы что-нибудь случилось, к кому бы я побежал за советом или помощью? На первом месте сразу появилась Росси, на втором, почему-то Джина, а вот Мэри доставалось только третье место, и я не знал почему. В конце недели я поймал еще одну, наверное, последнюю мысль. У Мэри не было своей какой-то личности, или своеобразия, а может и какой-то черты, которая с первого взгляда отставляла ее в стороне, или выделяла. Да, она была бесподобна только своей внешностью. Что же мне было делать, я просто не знал. У меня прямо свербело в одном месте пойти и рассказать все Росси или Джине, но я не отважился. Да, я любил Мэри, но как девушку, а не мою будущую жену.

Не знаю почему, но все это стало для меня трагедией. Я думал об этом и дома, и на работе. Мама сразу же заметила эту перемену, но дальше не углублялась. Больше всего меня удивляло, что ни для одного моего сомнения Мэри не дала мне ни единого повода.

Наконец, решив прекратить все мучения, за день до исполнения двух месяцев со дня моего появления в отделе, я решился на серьезный разговор. Он мне дался до боли трудно. Мы лежали как всегда на кровати, когда Мэри неожиданно спросила меня:

– Нико, с тобой все в порядке?

– Конечно. А разве есть какие-то симптомы?

– Есть, и уже не первый день, – она вздохнула. – Может ты меня разлюбил?

– Нет, милая, – сказал я честно, – может ты в чем-то и права, но только ни в этом.

– Тогда в чем?

Я задумался. Объяснить толком я бы ничего и не смог, ведь я сам не понимал, откуда пришли те сомнения. Но поговорить мне уже просто было необходимо.

– Мэри, – вздохнул я, – как тебе это сказать. Я люблю тебя, но сделать тебе предложение не решаюсь. Нет, не спрашивай, я просто сам не знаю почему. Это меня и давит.

– Еще как, – уже грустно сказала та. – Я заметила в тебе эти перемены еще на прошлой неделе. Ты можешь поделиться со мной хоть чем? Может, я тебе помогу? Ведь у нас так все было прекрасно. – Она повернулась ко мне и не отводила взгляда.

– Милая, мне надо время, чтобы во всем разобраться, – прошептал я. – Поверь, я не бросаю тебя. Просто мне надо…

Из ее глаз покатились слезы, а через несколько минут она уже рыдала. Я проклинал все на свете, и в первую очередь себя лично. За всю мою жизнь еще ни одна девушка из-за меня не плакала. Да, у Росси при расставании, как и у меня, глаза были мокрыми, но до слез не дошло. Я не знал, что мне делать, и просто протянул руку и гладил ее по голове.

– Мэри, милая моя, не плачь, – нежно шептал я, – вот увидишь, мы еще с тобой встретимся. Мне еще дано десять месяцев на выбор. Только верь мне, что я тебя не перестал любить. И ты не переставай.

Что я только ни делал, но Мэри поднялась, вытерла слезы и вышла из спальни. Я пролежал еще час, но она так и не появилась. Только тогда я понял, что и не появится. Возможно, что уже никогда.

Я еле дотянул до выходных, хотя Росси все видела, и не раз предлагала мне поговорить. Но о чем говорить, и как ей все это объяснить, я не знал. Мэри вела себя обычно, но как до нашего близкого знакомства. Как и все, она целовала меня в щечку, но сразу отворачивалась и убегала.

Выходные я впервые провел в своей квартире, сославшись на недомогание. Мама мне звонила, не переставая, засыпая меня советами и рецептами. Один раз даже позвонил отец. Я же провалялся два дня в постели, думая только о том, что произошло. В воскресенье вечером я почувствовал себя немного лучше и обрадовался этому.

– Нико, – поймала меня в понедельник Росси, – в конце-то концов, я тебе друг или нет?

– Подруга, – попытался отшутиться я. Но не тут-то было.

Росси просто почти насильно затащила меня в дом и отпустила мою руку только тогда, когда мы сидели рядом на диване, при этом она впервые захлопнула за собой эту дверь. Я понял, что от разговора не уйти. А может быть, и не надо было этого делать?

– Нико, милый, пока не скажешь, я тебя не выпущу, – пригрозила она.

Я просто рассмеялся, хотя и немного с грустью.

– Росси, я просто переживаю за Мэри. Ну как тебе это объяснить!

– Как можешь, – ласково сказала она, – и как хочешь. Я вижу, что тебе просто надо выговориться. Не хочешь со мной, давай, тебя позовет Джина.

– Нет уж, – категорично ответил я. – Ладно, понимай, как хочешь. – Я тяжело вздохнул. – Я был готов уже сделать ей предложение.

– И? – Росси впилась в меня взглядом.

– И не сделал.

– Это все? – вдруг улыбнулась она. – Нико, милый, помнишь, как нам с тобой было хорошо? И тогда этот этап прошел. Значит, нам чего-то не хватило, может самой мелкой мелочи. Ну и что? Ставить из-за этого на себе крест? Все должно быть естественно. Раз не случилось, значит так надо.

– Как это, так и надо? – удивился я. – Извини, может быть, тебя это уже укололо, или уколет, но у меня с Мэри дошло почти до женитьбы. Что тебе говорить, – я махнул рукой. – Ни с одной девушкой до такой стадии у меня еще не доходило. Я лично был готов сделать ей предложение, прямо в какой-то момент.

– Но ты этого не сделал, – грустно сказала она. – И уже не сделаешь.

– Да, лучшей подруги, чем ты и быть не может, – сказал я с досадой. – Спасибо за прогноз.

– Не сердись, милый, может, ты удивишься, но я все это чувствовала. Так оно и оказалось. Значит, не суждено. Не веришь? Иди, и сделай ей сейчас предложение, – вдруг взорвалась она, – иди, она его примет. Но ты же не пойдешь.

Росси резала правду в глаза. К тому же, я еще никогда не видел такой ее вспышки. Несомненно, она была права, предложение Мэри я делать не пойду. А потом? Может я только тешу себя тем, что разрыва как такового не было, просто все отложилось на время. В таком случае, Росси права?

– Ладно, – я начал успокаиваться, – извини, может ты и права, только мне больно и на сердце, и на душе.

– Нико, – она ласково погладила меня по голове, – время лечит. Иди и выбирай следующую. Вот увидишь, что через неделю все пройдет. Нет, я не говорю, что ты забудешь Мэри. Просто ты успокоишься, и может, многое поймешь. Послушай моего совета, мы же ровесники.

Ее слова действовали на меня как таблетки успокоительного, и уже через полчаса я вдруг сказал:

– Росси, спасибо, что ты у меня есть. Знала бы ты, как мне не хватало этого с тобой разговора. Только я почему-то так на него и не решился. А зря, теперь я жалею.

– Не жалей ни о чем, Нико. Ни обо мне, ни о Мэри. И вообще. – Она встала. – Никаких сегодня выборов, я забираю тебя сегодня себе на правах твоей правой руки. Так и знай.

Я просто кивнул и улыбнулся. Росси была бесподобна.

Как и раньше, мы пообедали и пошли с ней в спальню. Никто никого не стеснялся. Мы оба разделись и легли под одеяло, сразу же обнявшись. Только в этот момент каждый из нас осознавал, что это было не повторение, и не возобновление старого, а, наверное, просто настоящая крепкая дружба. Так мы и заснули.

Весь вечер, сидя в своей квартире, я только и делал, что думал. Прошло два месяца, а я уже отсеял четверых! Слишком быстро. Может, я кого-то отбросил зря? Может, поспешил? Мои мысли вернулись к Мэри и Росси. Почему-то Сусанна и Симона меня волновали меньше всего, в них я не чувствовал никакой ошибки. Симона оказалась вообще не по мне, а Сюзи, хоть и была отложена на потом, но скорее всего из жалости. К тому же, у нас была с ней разница в десять лет! Я просто не мог ее представить в роли своей жены. Да, заниматься любовью, наверное, ей не было равных, но не более. Мне предстоял следующий выбор, Вика, одна из молодежной команды, или две постарше, Кэт и Дженни. Кто же все-таки является дочкой Джины? Прошел ли я ее или еще нет? По самой Джине судить было бесполезно. Да, ее жизненному опыту можно было только позавидовать. Только перед тем, как заснуть, у меня созрело решение: завтра я возьму Вику и тем самым закрою молодежную часть отдела. Стариков я уже закрыл. Останется самая серединка, которая как нельзя лучше подходит Джининой дочке. Хотя это все только теория вероятностей, а не сама жизнь. Если же ничего и не выйдет, я вернусь к тем, кто остался у меня в душе, хоть частично. Времени у меня было – хоть отбавляй.

 

Глава 8

Назавтра, приняв поцелуи всех девушек, я шепнул Росси свое решение.

– Иди домой, только не переодевайся, – сказала она в ответ, – Вика скоро будет. Дай мне хоть пять минут, чтобы ее подготовить. И вообще, лучше сообщай мне заранее.

Я прошел в дом и сел на диван. Вика появилась с растерянной, но широкой улыбкой. Я сразу повел ее в спальню, и мы переоделись. Это уже стало незыблемым ритуалом первого дня знакомств. К тому же, я мог разглядеть каждую даже в нижнем белье.

Вика была высокой и стройной девушкой, слаженная фигурка ставила ее на весы даже с самой Мэри, хотя она и не была такой эффектной и идеальной как последняя. Нет, Вика была по-своему симпатична, если не сказать больше. У нее были каштановые, немного вьющиеся волосы, которые она собирала в пучок и закалывала. Я сразу же попросил ее снять заколку, и не зря. Копна тугих волос рассыпалась по ее плечам, и придала ей какой-то особый блеск.

Потом мы вернулись и как всегда представились нашей маленькой семье. Вика, как и я, была любительницей крепкого кофе, и мы немного застряли с ней на кухне, пропустив по две чашечки. Только после этого, мы вернулись назад в спальню. Улегшись без всякого стеснения на покрывало, я уже слушал очередную историю жизни молодой девушки из богатой семьи. Наверное, все эти истории я уже знал наизусть, и под тихий Викин голос я чуть было не заснул, благо, что в конце она сделала долгую паузу. Я дослушал ее и рассказал о себе. Мои слова мне показались уже такими заученными, что разбуди меня ночью, я слово в слово повторил бы весь текст.

Потом посыпались похожие на остальных вопросы.

– Вика, тебя уже выбирали или еще нет? – как всегда спросил я.

– Да, – спокойно сказала она, – один раз.

– И что?

– Мне он не понравился. Так я ему и сказала.

– А я тебе нравлюсь? – с улыбкой продолжал я.

– Тоже нет, но это может быть пока.

Я резко повернулся к ней и заглянул в глаза. Нет, она не шутила, и не вела никакой игры. Ее глаза были действительно равнодушными, и я сразу опешил. Такого я просто не ожидал. Хотя, почему я себе вдруг возомнил, что должен понравиться абсолютно всем? Я лег обратно. Еще два часа ушло на всякую болтовню, но Вика не старалась ко мне пододвинуться. Неожиданно я почувствовал, что это меня засело. Тогда я начал двигаться к ней.

– Нико, – сказала она, заметив передвижение, – может, давай пока без этого? Не обижайся.

Я сразу же вернулся на место и уже просто разговаривал с ней, о чем попало. Наверное, с моей стороны, разговор шел автоматически. Меня не покидало какое-то чувство досады. Даже обед ничего не изменил. Вернувшись в спальню, Вика опять улеглась на покрывале, соблюдая дистанцию. Поболтав полчаса, она уснула, но не я. Впервые я просто смотрел, как она безмятежно спит и думал о своем. Сна не было и в помине. Перед концом работы я просто ее разбудил.

Дома я просто чесал затылок. Что делать в такой ситуации я даже не представлял. Но подумав, что это всего первый день, я крепко заснул. За остаток недели ничего не изменилось, абсолютно. Дома у родителей я был, как никогда рассеян. А в понедельник продолжил дальше. Вика позволяла мне целовать ее в щечку, и иногда делала то же самое. Наконец, я собрался духом, и в момент одного разговора крепко поцеловал ее в губы. Та только равнодушно на меня посмотрела.

– Вика, извини если что, – не выдержал я, – тебе не нравится целоваться или дело во мне?

– Наверное, в тебе, Нико, – она потупила глаза. – Не обижайся и извини, сердцу не прикажешь.

Я потерял дар речи и замолчал. Так мы просидели около получаса.

– Нико, – нарушила она молчание, – может не надо? Если я тебя за два месяца не полюбила, и даже за последние дни, стоит ли вообще продолжать?

– То есть, ты меня бросаешь? – у меня упало все внутри. – Но мы же знакомы только одну неделю.

– Нет, Нико, почти что две. Разве тебе недостаточно? – посмотрела она мне в глаза.

Да, что-либо сказать в такой ситуации было трудно. Мне стало обидно, но одновременно я вспомнил, чему меня учил отец, а именно умению проигрывать. Я взял себя в руки, обида хоть и немного затухала, но не исчезла.

– Ладно, – грустно сказал я, – наверное, ты права.

Неожиданно, Вика повернулась и, поцеловав меня в губы, встала.

– Нико, я никому не скажу про это. Это ты бросил меня. Ты меня отпускаешь?

Меня вдруг бросило в жар.

– Я не люблю таких одолжений, особенно от девушек, – мрачно сказал я, – говори что хочешь, но лучше правду. И иди, спасибо за компанию.

Та сразу исчезла, оставив меня с горечью и досадой. Хорошо, что я еще сдержался. Неудивительно, что вскоре ко мне прошмыгнула Росси. Она уже хорошо научилась вычислять, что у меня делается внутри. Поэтому она просто подошла и села рядом. Я молчал, но и она просто сидела. Наконец, я не выдержал.

– Она меня бросила, – сказал я с какой-то незнакомой усмешкой. – Молодец, что скажешь.

– Что ты сейчас чувствуешь, милый? – осторожно спросила та.

– А что ты чувствовала, когда то же самое я сделал с тобой?

Росси замолчала.

– Может это и к лучшему, – задумчиво сказала она, – быстро и менее болезненно.

Я понял, о чем она говорила. Моя история с ней затянулась на месяц. Я ее бросил, хоть и оставшись друзьями. Только теперь я стал понимать, как ей дался тот момент. Странно, но о Вике я уже не думал.

– Извини, – сказал я, потупив голову. – Ты не позвонишь Джине? Вернее, Миссис Джине? Я хочу ее видеть.

– Нико, конечно позвоню. Только брось уже свои Миссис, я знаю, что вы уже давно перешли на ТЫ. Вернее, поняла это по ее тону, как она спрашивает о тебе. Я здесь уже давно, и знаю ее лучше всех, даже лучше чем ты.

– Я в этом не сомневался, – вдруг улыбнулся я. – Почему даже сама Джина меня любит, ты – тоже, а какая-то Вика нет?

– Тебе ответить или ты сам придумаешь? – улыбнулась она. – Пойду, позвоню.

Она встала и вышла. Я быстренько вернулся в спальню и переоделся. Когда я вышел в зал, Росси опять сидела на диване.

– Она тебя уже ждет, – сказала та и улыбнулась. – Я уже ничему не удивляюсь. Прошлым начальникам стоило нервов и времени, чтобы попасть к ней, но только не тебе.

Я подошел, поцеловал ее и вышел. Через десять минут я уже сидел в кабинете и грустно смотрел на Джину.

– Рассказывай, Нико, – как всегда улыбнулась она. – Чертовски приятно, когда ты приходишь сам, без вызова.

– Кинули меня, – сказал я, – какая-то Вика. Но дело не в ней, из-за нее я бы не пришел.

– Тогда что? Хочешь, уединимся? Я закажу нам кофе.

Я кивнул и встал. Через пять минут мы уже сидели на ее мягком диване и пили кофе.

– Джина, – сказал я, – будь ты мне сестрой, тещей, кем угодно. Скажи мне только одно: я уже знаком с твоей дочкой?

– Конечно, – рассмеялась она, – моя дочь работает в твоем отделе и каждое утро целует тебя в щечку.

– Я серьезно, – сказал я немного обиженно, – я же не спрашиваю кто именно? Разве и на этот вопрос ты мне не ответишь?

– А зачем? Чтобы ты бросился вперед или вернулся назад? Нико, у меня к тебе особое отношение, и ты это знаешь. Давай не будем ничего искусственно предпринимать, пусть будет, как будет. В крайнем случае, через девять-десять месяцев ты это все равно узнаешь.

– Я так и думал, – сказал я, опустив голову. – Но дело даже не в ней. У тебя были такие типы как я?

– Какие? – поинтересовалась она.

– Которые за два месяца уже отсеяли пятерых, и даже сами попали под отсев. Мне остались две на десять месяцев, это не выглядит странным?

– Еще как. Но я никогда не знала, что от тебя можно ожидать. Наверное, поэтому я тебя и люблю. Как сестра, или как мать, какая разница? – Она посмотрела на мою реакцию.

– И, что же мне делать? Я уже все мозги стер. Может кого-то пропустил, недоглядел, недоучел? Конечно, две это тоже шанс, но по сравнению с семерыми, уже небольшой.

– А что ты хочешь от меня услышать? Совет, сострадание, надежду или что-нибудь еще? Давай начнем с этого. – Джина откинулась на подушки дивана.

– Мне все равно, скажи хоть что-нибудь.

Наступило молчание. Мы оба думали, но, наверное, каждый о своем.

– Вот что, Нико, таким ты мне не нравишься. Вешать нос это не в твоем стиле, понимаешь? Зачем тебе расспрашивать и что-то у меня узнавать? Я всегда помогу тебе во всем, но не в таком настроении. Давай забудем этот наш разговор. Иди, и делай дело. – Она встала.

Я почувствовал себя каким-то брошенным и несчастным, и тоже поднялся.

– Извини, – только и вымолвил я, направляясь к двери.

– Нико, постой, – я почувствовал, как она взяла мою руку. – Не обижайся. Мне кажется, что сегодня просто не твой день. Я всегда верю в тебя.

Неожиданно она подошла и поцеловала меня в щеку.

– А теперь иди и берись за дело.

Я вышел в какой-то прострации. Наверное, я корил себя за то, что появился перед Джиной в таком настроении. Но ее поцелуй не сходил с моей щеки. Это был не поцелуй, а просто жест человека, который мне доверял и помогал. Мне жутко захотелось жениться на ее дочке уже просто из-за того, чтобы иметь такую вторую маму. Хотя, это был просто смех.

В отдел я вошел, чувствуя себя немного приободренным. На испытывающий взгляд Росси я даже улыбнулся. Оставались Кэт и Дженни, и я задумался о них. Переодевшись во все домашнее, я сел на диван в зале. Я не удивился, почувствовав Росси рядом.

– Росси, у тебя счастливая для меня рука, – сказал я, – выбери сама мне на понедельник одну из оставшихся двоих. Сможешь?

– Милый, мне никто и никогда не говорил про мою руку. Но если это твоя личная просьба, давай я просто брошу монету, своей, как ты говоришь, счастливой рукой.

– Бросай, – улыбнулся я. – Хуже уже не будет.

Росси покопалась в кармане и вытащила лишь какую-то пуговицу.

– Неохота идти в спальню, – сказала она, – какая разница, монета или пуговица? Дженни блондинка, значит, это будет более светлая сторона, тогда более темная будет Кэт. Я бросаю.

Пуговица взлетела в воздухе, и упала куда-то на ковер. Мы быстро нашли ее. С понедельника мне досталась Дженни, хотя разницы мне никакой не было.

– Нико, а почему с понедельника? – вдруг спросила меня Росси. – И с какого именно?

– А разве сегодня не пятница? – удивился я.

– Нико, у тебя уже поехала крыша, – усмехнулась та, – сегодня понедельник, поэтому я и спрашиваю.

Я задумался. Если я после всех семерых попаду в психушку, это будет для меня лучшим выходом.

– Завтра можно? – спросил я.

Росси рассмеялась. – С какого времени ты у меня уже спрашиваешь разрешение, милый? Отдохни сегодня хорошо, и ни о чем не думай. Завтра тебе будет Дженни и совершенно новый день. Можешь уже собираться, до конца работы осталось полчаса.

Я кивнул и пошел в спальню. Придя домой, я вытряхнул пару таблеток снотворного, проглотил их, разделся и лег в кровать. Наверное, минут через десять я уже спал.

Бесплатный фрагмент закончился. Хотите читать дальше?
Купите 3 книги одновременно и выберите четвёртую в подарок!

Чтобы воспользоваться акцией, добавьте нужные книги в корзину. Сделать это можно на странице каждой книги, либо в общем списке:

  1. Нажмите на многоточие
    рядом с книгой
  2. Выберите пункт
    «Добавить в корзину»