Седьмой отдел. Непредсказуемый романТекст

0
Отзывы
Читать 110 стр. бесплатно
Как читать книгу после покупки
Шрифт:Меньше АаБольше Аа

Глава 4

Дома я просто отходил от этого первого дня. Меня так и не покинуло ощущение, что сегодня был просто сон, а завтра я проснусь, и будет все, как и должно быть. А если не сон? – вдруг приходила мне эта мысль. – Тогда так дальше жить нельзя. Просто невероятно, что в такой крупной фирме оказался еще и отель невест. Совсем недавно я еще возился с реальными цифрами, и был рад, что фирма процветает, а ее товар раскупается все больше и больше. Я чувствовал себя выброшенным в какой-то параллельный мир или другую реальность, и единственным желанием оставалось вернуться обратно. Там, я, по крайней мере, знал все, и приходил домой довольным за все то, что я сделал за день, то есть, принес какую-то пользу фирме, и за это она меня отблагодарит в конце месяца в виде моей зарплаты.

Сколько бы я не думал, во мне росла уверенность, что если это повторится опять, я просто восстану. Или пойду честно разговаривать с Джиной, чья дочь была среди девушек отдела. Кстати, если Джине около сорока пяти, то Росси и Симона сразу отпадают, они не могут быть одной из ее дочерей по возрасту. Конечно, если та не родила до пятнадцати. Наверное, отпадет и Дженни, а может и Кэт. Остаются три из семи. Хотя это все только мои предположения.

Я почувствовал, что мне надо с кем-то поговорить и посоветоваться. Родители отпадали сразу, а больше у меня никого и не было. Да, Росси могла бы многое мне сказать и посоветовать, но она была как бы на стороне девушек, и, естественно, не могла быть полностью объективной. Значит, завтра, если это все повторится, я пойду к Джине и хотя бы поговорю, или отведу душу, если та еще захочет со мной разговаривать. Наверное, с этим я и заснул.

Наутро я проснулся как никогда рано. Может, сказывалось и то, что я впервые поспал вчера после обеда, а может, те же мысли продолжали меня преследовать. Я побрился и долго выбирал, что бы мне сегодня надеть. Такого я не делал никогда раньше. Моя одежда и внешность не имели никакого отношения к экономике и никогда меня сильно не интересовали. Выпив чашечку кофе, я опять задумался о предстоящем дне. Во мне росла уверенность, что надо что-то делать, или хотя бы заняться чем-то полезным. Я вспомнил, что даже те несколько часов после обеда, когда Росси спала на диване, а я шатался по отделу, меня утомили своим бездельем. Но целого дня я бы не выдержал.

Как всегда я сделал ход с опозданием на полчаса. Нажав кнопку звонка перед входом в отдел, меня впустили. Все девушки побежали ко мне как цыплята к курице, и повторилось то же, что и вчера: поцелуи и куча улыбок с ароматом французских духов. На этот раз я моя улыбка была искренняя, но ненадолго. Войдя следом за Росси в кабинет, я только хотел предупредить ее, что я пойду к Джине, как она сама выпалила:

– Нико, милый, тебя ждет Миссис Джина.

– Она звонила? – удивился я.

– Да, совсем недавно.

– С тобой разговаривала?

Та кивнула и, почему-то опустила глаза.

Я развернулся и пошел к выходу. Спиной я почувствовал напряженный взгляд девушек. Поднявшись на этаж выше, я зашел в приемную, а уже через минуту – и в кабинет Миссис Джины. Та встретила меня необычной очень широкой улыбкой и сразу пригласила сесть.

– Нико, как у вас дела? – сразу же спросила она.

– Как вам сказать, – задумался я, не зная, начать ли разговор сразу или потом, – сегодня уже второй день.

– Вам кто-нибудь понравился?

Не знаю, но почему-то этот вопрос подул на меня ветерком, предвещающим бурю.

– Вы же мне не скажете, кто из них ваша дочь, – сказал я, отведя глаза в сторону, – почему я должен тогда рассказывать вам такие личные вещи?

Она задумалась. Я тоже молчал, стараясь потушить в себе какое-то раздражение.

– Нико, – нарушила молчание Джина, – у нас с вами разница в четырнадцать лет. В матери я вам не гожусь, но хорошей сестрой могла бы стать, если бы вы это приняли.

– Да? – я немного опешил и не нашелся что сказать.

– А можно я вам предложу просто дружбу? – вдруг спросила она. – Откинем все эти правила, и вы мне будете братом, а я вам просто старшей сестрой?

Естественно, такого поворота я не ожидал, но заметил, что мое раздражение постепенно проходит. Поведение Джины мне понравилось. К тому же, она разговаривала каким-то простым, даже немного нежным тоном.

– Как вам будет угодно, – сказал я неопределенно на всякий случай.

– Тогда пошли, – вдруг встала она. – Кофе или чай?

– Кофе, – автоматически сказал я, хотя не понял к чему бы это.

Она сняла трубку и попросила две чашечки кофе. Секретарша появилась с подносом почти мгновенно, как будто она уже ждала под дверью этого вызова. Джина взяла поднос и подошла к двери. Нет, не к той, через которую я вошел, а к другой, которая обычно вела у большого начальства в отдельную комнату отдыха.

– Нико, помоги мне, пожалуйста, – попросила она. – Я бросился, чтобы открыть дверь.

Мы вошли в ее личную комнату, где стояли мягкие диваны, большой шкаф, журнальный столик, и все, что было необходимо для уединения или отдыха. Я не пропустил и то, что она впервые назвала меня на ТЫ. Закрыв за собой дверь, я стоял и смотрел, как она поставила поднос на столик и опустилась на мягкий диван.

– Иди ко мне, – показала она на место рядом с собой, – и не бойся, я не кусаюсь. – Она опять широко и приятно улыбнулась.

Ну вот, – подумал я, – седьмой отдел продолжается уже на другом этаже. Что-то в ее поведении было похоже на отрывки из вчерашнего дня. Я подошел и сел рядом, точно на указанное мне место. Мы добавили в кофе сахар и молча, размешивали его в чашечках. Я решил молчать до последнего, отдавая ей всю инициативу.

– Нико, – наконец продолжила она, – давай на ТЫ и без всяких там Миссис. Короче, будь моим младшим братом хотя бы на этот год. Сможешь?

Естественно я сразу же кивнул. Идти против зам директора я не мог и не хотел.

– Тогда рассказывай, – просто сказала она.

– Мис…, то есть Джина, – я начал сбиваться, – вы.., то есть ты, всегда приглашаешь к себе начальников седьмого отдела уже на второй день? – Это была явно колкость, но если играть, то уже до конца. Я не боялся ничего.

– Нет, – непринужденно ответила она, – не всегда.

– Тогда чем же я это заслужил? – усмехнулся я.

– Ты всем понравился. Всем девушкам, и даже мне при нашем первом разговоре. Естественно, в случае со мной здесь совсем другой оттенок. Это бывает не часто, я бы сказала даже, что очень редко.

– Спасибо, – я убрал усмешку. – И что теперь?

– Нико, если бы ты имел сестру, старшую или младшую, ты бы не хотел ей счастья?

Вопрос был глупый, и я просто кивнул в ответ, добавив:

– Я бы никогда не поместил ее в выставочный зал на обозрение, всех, кого попало.

– Выставочный зал? – засмеялась та, – неплохо сказано.

– Для себя я называю мой отдел ОТЕЛЕМ НЕВЕСТ, – добавил я.

– Еще лучше! – Джина засияла. – Нико, ты просто прелесть.

– Ничего прелестного тут нет, – сразу вставил я, – хоть моя зам, Росси, и потушила во мне вчера огонь, сам очаг еще горит.

– Знаешь, Нико, – Джина перешла на какой-то особенный доверительный тон голоса, – я тебя во многом понимаю и не удивляюсь. Хотя, ты не совсем обычный тип. Другие не забивали себе голову, а наслаждались предоставленной возможностью пожить хоть один год в таких райских условиях. Но тебя они видимо не прельщают.

– А что тут может прельщать? – удивился я. – Из рабочего состояния меня вдруг перекинули в какой-то бордель, извини за слово.

– Бордель? Это уже сильнее. А ты когда-нибудь посмотрел на это со стороны, с другой точки зрения? Не будь эгоистом. – Сказала она и взяла чашку. – Убери все, что ты видел и представь, что твоя сестра попадает в какую-то фирму, работает и проводит дни в обществе своих коллег. Естественно, как любая девушка она хочет встретить свою половинку и выйти замуж. Ты можешь это представить? – спросила она.

– Я уже это делаю. И?

– Так вот, ты сам работал в таком отделе. В нем много симпатичных парней, все они – не дураки и годятся для первого знакомства. Начинается игра в женихи и невесты. Встречи после работы, потом первые поцелуи, поздние возвращения домой, недовольство родителей, и, в конце концов, или постель, или разрыв. Ты можешь представить, какая это травма для девушки? А какой шанс хорошего исхода? Мизерный. К тому же, все остальные коллеги уже в курсе дел. Она порвала с одним, другой ее уже воспринимает как немного использованную и относится к ней соответственно. И так далее. Тебе бы это было приятно?

– Нет, – честно ответил я, – я был таким же. Встречался с девушками, и мы расходились довольно быстро.

– А почему? – Джина с интересом заглянула мне в лицо.

– Наверное из-за того, что ни одна девушка не почувствовала глубоких и серьезных намерений в моем поведении. А я? У меня никогда не было цели, жениться на ком попало, да и вообще жениться.

Джина чистосердечно рассмеялась.

– Мы говорим об одном и том же, только с разных точек, Нико. Вы, мужчины, просто шарахаетесь от слова женитьба. Нет, это не укол лично в твою сторону, это характеристика для вас всех.

Я промолчал. В чем-то она была права.

– Что получается с седьмым отделом, – продолжала Джина, – все девушки из богатых хороших семей, с хорошим воспитанием, ничем не испорченные. Посади хоть одну в обычный отдел, ее, или ее жизнь, испортят быстро. Или, на ней быстро женятся ради ее денег. Причем, это может быть абы кто. Ты пожелал бы это своей сестре?

– Джина, у меня нет, и не будет сестер, – начал потихоньку сдаваться я.

– Вот видишь? – улыбнулась она. – Так же как ты сестре, я как мать, никогда бы не пожелала такого своей дочери. Что делает седьмой отдел, или твой отель невест? Он просто предлагает хорошим девушкам хорошего жениха, причем на обоюдных условиях. Нет ни разбитых судеб, ни нежелательных беременностей, ничего плохого. К тому же, – она хитро посмотрела на меня, – мужчина попадает немного в тиски, и это полезно. Он знает, что или он действительно понравится девушке, а она ему, и тогда он должен на ней жениться. Или он закончит карьеру в этой фирме, а ты сам знаешь, что такую зарплату и условия надо еще поискать в нашем мире.

 

– Вот именно, – усмехнулся я, – я-то знаю. И вы этим пользуетесь.

– Да, пользуемся, – просто призналась Джина, – но не только берем, а и отдаем. Хороших девушек с отличным приданным. Разве это не честно?

Я задумался. Можно было бы спорить и дальше, но мне почему-то расхотелось. Нет, Джина не повалила меня на обе лопатки, или я ее. Скорее всего, мы пришли к ничьей, но мне стало легче на душе. Я вспомнил мои размышления и желание с кем-то поделиться. Неожиданно, меня вызывает Джина и дает мне то, что я искал. Да еще и под соусом брат-сестра. В принципе, меня это очень устраивало, я хотя бы мог с кем-то выговориться, и без утайки. С сестрой это действительно можно было сделать. Ну и что, что у нас разница почти в пятнадцать лет, мой отец старше мамы ровно на пятнадцать лет, разве это помешало им жениться и прожить всю жизнь вместе?

– Нико, – прервал мои размышления голос Джины, – ты можешь не только быть моим братом, а даже стать моим зятем. Тебе это что-нибудь говорит? Ты можешь меня понять и как сестру, и как тещу? Предполагаемую, конечно.

– Джина, слово теща у меня не ассоциируется с тобой, – улыбнулся я, – если бы я даже и женился на твоей дочери, я бы забыл это слово, которое перемешали со всем, чем угодно, и ввели в серии анекдотов. Я бы звал тебя мамой, и сделал бы это от души.

– Спасибо, дорогой, – вдруг сказала Джина так нежно, что у меня закололо сердце. – Я не ошиблась в тебе. Ты меня спрашивал, и я тебе отвечу: ты первый с кем я так разговариваю. Мне приятна твоя серьезность в отношении к нашему слабому полу. Мне нравится твое бескорыстие, и желание добиваться всего своей головой, а не упавшим с неба состоянием. Наверное, просто таким я и хотела бы видеть мужа моей дочери. И, конечно же, взаимная любовь. Ты знаешь, у меня есть страстное желание назвать ее имя, чтобы ты обратил на нее внимание. Но я не сделаю этого. Просто хотя бы из-за того, чтобы все было натурально.

Я задумчиво кивнул головой.

– И не надо, – сказал я вслух.

Мы оба впали в водоворот каких-то собственных мыслей и размышлений. Пауза затянулась.

– Так что, – вдруг воспрянула Джина, – ты мне не расскажешь о твоих впечатлениях, о девушках?

– Расскажу, – я уже улыбался, – только я не утолю пока твое любопытство. Все девушки до одной действительно очень хорошие, женственные, семейные и просто симпатичные. Нет, я не остановил свой взгляд ни на одной персонально. Для этого действительно надо время. Чтобы рассмотреть каждую, узнать ее поближе, и вообще.

– А я другого от тебя и не ожидала, – усмехнулась та, – ты не из тех, кто делает необдуманные шаги.

– Я просто в этом плане весь пошел в отца.

– Нико, – задумалась она, – а можно попросить тебя навещать меня почаще? Как сестру? Хочешь, хоть каждый день, или просто когда захочется с кем-то поговорить.

– Джина, ты – хитрая сестра, – усмехнулся я, – ставлю десять против одного, что ты уже поговорила обо мне не только со своей дочкой, но и с Росси. У меня такого выбора нет. Разве это честно?

Джина рассмеялась.

– Глупый, конечно же, я поговорила. Но твое мнение мне важнее всех. Их положительные отзывы о тебе совпадают, но в активности слово будет за тобой. Первые шаги будешь делать ты, а не они.

– Спасибо и на этом, – улыбнулся я. – Кстати, я хочу не только отдыхать в этом отделе, но и работать. Почему это воспринимается девушками не совсем с восторгом? Можно ведь совмещать приятное с полезным?

– Можно, – нехотя согласилась Джина. – Но то время, которое ты будешь уделять работе, это время, которое ты будешь отбирать у девушек, то есть твое к ним внимание. Это же так естественно.

– Да, – задумался я. – как мать и сестра ты права. Только я сойду с ума, ничего не делая.

– Делай, кто тебе запрещает, – сказал Джина, – только в равновесии. Выдели себе, например, час в день на работу, а остальное время удели своим красавицам.

– Ты меня плохо знаешь, – усмехнулся я, – дай мне час в день, и он продлится на полдня, а я этого не замечу.

– Не волнуйся, девушки тебе напомнят, – улыбнулась она.

Мы опять задумались, но я почувствовал, что разговор иссякает. Несомненно, он был очень для меня нужен и полезен, мысленно я благодарил Джину. Но на сегодняшний момент, тема еще не имела большего продолжения. Наверное, и она это почувствовала.

– Ладно, Нико, – улыбнулась она, – время, проведенное со мной, тоже ущемляет твоих девушек. Иди к ним, они тебя уже, наверное, заждались. Так будешь приходить?

Я кивнул и улыбнулся. – Спасибо тебе. За все.

Мы вышли в ее кабинет, попрощались и я пошел в свой отдел.

Росси меня уже ждала и встретила с неподдельной радостью.

– Ну как? – с любопытством спросила она, когда я сел за свой стол.

– Шпионка, – с улыбкой пробурчал я. – А еще называешься моей правой рукой. Может ты ничего и не рассказывала Джине, вернее, Миссис Джине, а?

– Милый, – та опустила глаза, – но если она спрашивает, как я могу не высказать хотя бы мое собственное мнение? Ты и, правда, на меня в обиде?

– Нет, – усмехнулся я, – на твоем месте я поступил бы точно так же. Только давай договоримся: мнение должно быть персонально твоим, никаких слухов.

– Обещаю, милый, – Росси расцвела. – А я хотела показать тебе еще кое-что.

– Разве я еще не все увидел? – удивился я.

– Идем.

Мы зашли в комнату для отдыха, а потом прошли в спальню. Странно, но вчера я не заметил, что одна из ее стен почти полностью поглощала в себе огромный встроенный шкаф. Наверное, это произошло из-за того, что все было выкрашено в один цвет.

– Нико, это наш общий шкаф, – показала мне Росси, открывая разъезжающиеся в стороны двери. – Здесь восемь отделений, одно, самое большое, твое. – Она показала мне на мою часть, отделенную от других деревянной перегородкой.

– Да, но там же висит какая-то одежда, – сказал я.

– Не какая-то, а твоя. Все девушки отдела захотели сделать тебе подарок, надеюсь, ты на них не обидишься. Вот твоя пижама, а это – спортивный костюм. На полочке носки и другое белье, две пары тапочек внизу. Ну и все остальное, что висит.

У меня отвисла челюсть. Если не считать костюмы, то этот гардероб был значительно больше, чем я имел у себя дома, даже висел банный халат. Я сразу вспомнил, как она меня вчера мерила, и только сейчас понял для чего.

– Вы с ума сошли! – сказал я, не веря глазам.

– Нико, переоденься. Сделай приятное девушкам, они ведь купили эти подарки от чистого сердца.

– И зря, – пробурчал я. – Тратить на меня такие деньги! Да кто я им? Они же вообще меня не знают.

– Узнают, – заверила меня Росси, – а ты – их.

– И что мне с этим теперь делать? – задумался я вслух.

– Милый, сядь, – она обняла меня за плечи и усадила рядом с собой на кровать. – Как тебе это еще раз объяснить, чтобы ты понял? Все это – наш общий дом. Понимаешь, дом. Не работа, не гостиница, а дом. Ты должен привыкнуть к этому и вести себя как дома. Никто сюда не зайдет, я просто тебе клянусь. Нико, сделай это для меня. Оденься так, как ты ходишь дома, и выйди к девушкам. Посмотришь, что будет.

– Да, уж, – усмехнулся я, – оденься, и не просто, а еще и выйди на общее обозрение. И что же интересно будет? – Я заглянул ей в глаза.

– Сам увидишь.

Я задумался. Вспомнился разговор с Джиной. Я постарался пересилить себя, и выполнить просьбу Росси, но не мог.

– А можно без выхода в свет? – стеснительно попросил я.

Росси вздохнула. – Ладно. Только тогда ты оденешься в моем присутствии.

– А это еще зачем?

– Чтобы я проследила, что ты будешь одет полностью по-домашнему.

Вот прицепилась! – подумал я. – Если не так, так эдак. Ну что я им всем сделал?

– Ладно, при тебе, но без выхода, – вздохнул я.

Я подошел к своей новой одежде и рассмотрел все тщательно, каждую вещь. Все они были отличного качества, мне даже стало немного стыдно, ведь было видно, что девушки покупали как для самих себя. Но ни как одолжение, или обязанность. Я представил, в чем я хожу дома. Сняв туфли, я надел теплые мягкие тапочки. Хуже обстояло с брюками. Дома я ходил в спортивных штанах, майке и в теплом халате. Нижнее белье я менять и не собирался, придя с работы, я оставался в нем, а только на утро одевал свежее. Тяжело вздохнув, я снял пиджак, и начал расстегивать пуговицы на рубашке. Росси сразу же вскочила и, взяв мой пиджак в руки, аккуратно повесила его в шкаф на плечики. То же самое она сделала и с моей рубашкой, брошенной на кровать. Она была как хорошая жена, помогающая мужу переодеваться. Наверное, ее вчерашний вид в нижнем белье каким-то образом отразился на моем к ней отношении. С ней я чувствовал себя немного легче и меньше стеснялся. Надев на майку халат, я снял брюки, которые сразу же попали в ее руки. Из спортивного костюма я надел только штаны. Халат я плотно завернул, и завязал пояс.

– Милый, – сказала восхищенно Росси, – ты просто чудо! – Она осмотрела меня со всех сторон. – Как бы я хотела иметь такого мужа!

Ее слова почему-то подействовали на меня странным образом. Может, это было чувство благодарности, или что-то другое, но я подошел к ней, обнял и поцеловал ее в щечку.

– Спасибо, милая, – добавил я. – Без тебя здесь не обошлось.

Росси засияла.

– Все? Можно раздеваться? – спросил я.

– Что?! – удивилась та. – Нико, ты куда-то уходишь из отдела?

– Нет, но…

– Тогда иди в зал, а я принесу нам кофе.

Я, молча, проследовал с ней в зал и сел на мягкий диван. Росси, вместо того, чтобы пойти на кухню, прошмыгнула через дверь в отдел. Пока я осознавал этот маневр, дверь открылась, и мимо меня стали проходить девушки, они явно направлялись в сторону коридора, но задерживались напротив меня, с улыбкой осматривая мой вид. Первые уже были в коридоре и отрезали мне путь отступления к спальне, вернее, к моей прежней одежде. Я слышал уже их смех в спальне. Но последние, в том числе и сама Росси, просто раздевались на ходу. Мне сразу стало неудобно, но единственным выходом для меня осталась дверь в отдел, куда я и выскочил, сразу спрятавшись в моем кабинете. Минут через десять, я опять услышал шум, но уже в отделе.

– Милый, – вошла Росси. Она была переодета во все домашнее. – Ты не хочешь ради приличия поблагодарить и остальных?

Вопрос застал меня в тупик. Конечно, я этого хотел, только не в таком виде. Хотя, они меня уже видели, проходя к коридору.

– Прямо так? – на всякий случай переспросил я.

Росси не ответила, а просто взяла мою руку и потянула к двери. Наконец, я очутился в отделе и охнул. Все были на своих местах, только никого невозможно было узнать. Домашние халатики и тапочки, свободные, но короткие юбки, или просто спортивные штаны, расколотые волосы и прически. Все было так, как они, наверное, ходили у себя дома.

Придя в себя, но стесняясь своего вида, я все же умудрился поблагодарить всех и каждую. Мне даже пришлось повторить и мой поцелуй в щечку, хотя я чувствовал себя абсолютно не в своей тарелке. Вернувшись с Росси в отдел, я просто упал в свое кресло.

– Росси, можно уже переодеваться? – спросил я.

– А что они тебе плохого сделали? – улыбнулась та. – Если переоденешься ты, то же самое придется сделать и им. Разве ты не заметил, как удобно они себя чувствуют?

– Заметил, – сказал я, – только я себя чувствую как последний идиот. Мы же на работе.

Росси тяжело вздохнула.

– Нико, мы дома, – последнее слово она выговорила по буквам. – Если ты хочешь вернуть их, вернее, нас всех на работу, иди и переодевайся. Тогда нечего было мне говорить спасибо. Бесчувственные слова никогда не были проявлением искренней благодарности. – Она отвернула лицо и задумалась.

Задумался и я, положение было не из обычных. По ее словам, девушки сейчас прекрасно себя чувствовали, как дома. На мне висела ответственность за этот комфорт, ведь я мог его убрать своим личным примером.

– Не обижайся, Росси, – попросил я, – это что, целый день мы так и проведем, в таком виде?

– А что в этом такого? – она просто кивнула, – мы у себя дома. Разве тебе плохо или неуютно?

– Нет, – сразу ответил я, – вернее, мне хорошо, только я стесняюсь, просто не могу к такому привыкнуть.

Росси повернулась ко мне и улыбнулась.

– Милый, пошлите все пить кофе, – предложила она.

– Какая ты все же хитрая, – прищурился я, вспомнив про обещанное кофе, – если я не иду в отдел, значит, он идет ко мне. Хитро придумано.

– А что мне еще с тобой делать? – засмеялась она. – Идем.

– А ты разве не имела ввиду, что мы все будем пить кофе? По-моему, ты мне объясняла, что если мы зайдем в зал или в любую другую комнату, то уже никто не имеет право туда заглянуть?

 

Росси улыбнулась.

– Я забыла тебе рассказать одну хитрость, извини. Да, это правда. Но есть обычные, то есть не личные ситуации, например, как сейчас с кофе. Для этого и существуют двери. Если мы с тобой их закроем за собой, то к нам никто не войдет. Но если мы просто прикроем дверь, это уже совсем другое дело. Ты понимаешь?

– Ох, – вздохнул я, – с вами девушками не соскучишься. Ладно, я понял. Пошли.

Мы вышли в отдел и прошли в домашний зал, просто прикрыв двери. Через пять минут все девушки уже были здесь. У всех появилось и кофе, и чай. Булочки всех сортов стояли на журнальных столиках. Обстановка стала настолько домашней, что больше придумать было нельзя. Кто уходил на кухню и возвращался, кто принимал ванну, кто что-то готовил. Странно, но ни в одной из девушек я не почувствовал такой скованности, как была у меня. Наверное, именно это и начало меня расслаблять. Хотя мы и сидел с Росси вплотную, никто нас просто не замечал. Или делал вид.

– Нико, есть не хочешь? – просто спросила меня моя правая рука. Я отрицательно помахал головой.

– А какие у тебя планы на сегодня? – уже хитро прищурившись, спросила она. – Если конечно не секрет.

Я понял, куда вел этот вопрос и улыбнулся.

– Буду познавать тебя. Я же уже тебе это пообещал, что ты будешь первой.

– Тогда познавай, – широко улыбнулась она. – Наверное, нам стоит уединиться. Как насчет спальни, милый?

Я чуть не поперхнулся.

– Я не в том смысле, – сказала она, заметив мою реакцию. – Просто все другие комнаты заняты. Мы же не будем кого-то выгонять?

Мне не оставалось ничего кроме как кивнуть. Допив кофе, я последовал за Росси в спальню. Она плотно закрыла за нами дверь.

– Сидя или лежа? – спросила она. Но, не дождавшись моего ответа, просто прыгнула на ближайшую застеленную кровать. – Иди сюда, милый, – позвала она.

После нескольких секунд сомнений, я все-таки прилег рядом, благо, что кровать была широченная.

– Рассказывай, – сразу перешла она на шепот. – Кто тебе понравился, а кто нет.

– В каком смысле? – ухмыльнулся я. – Мне показалось, что мы пришли узнавать друг друга, а не отдел в целом.

– Именно так. Но может с отделом сразу станет легче? Лично ты мне нравишься, и я этого не скрывала. А я тебе?

– Подожди, – улыбнулся я, – не так быстро. Во всем должен быть свой шарм, а ты рубишь такие вопросы прямо с плеча. Ты меня ставишь в неловкое положение.

– Почему? – удивилась она. – Что в этом такого?

– Вы мне пока что все нравитесь, – ответил я. – И ты в том числе. Я не уверен, что от такого моего ответа тебе стало легче.

– Наверное, ты прав, – задумалась она. – Тогда расскажи мне о себе, а я откроюсь тебе. Спрашивай, что хочешь.

Я задумался. Рассказать о себе мне показалось гораздо легче. Я выложил ей всю свою историю, не скрывая даже девушек, с которыми я встречался. Она слушала внимательно, не перебивая.

– Милый, я закрою окна, – сказала Росси и встала. Только сейчас я заметил, что в спальне были шторы из плотного, почти не просвечивающегося материала. Сразу стало темно. Но потом вспыхнул небольшой ночничок. В комнате стало на редкость уютно, если не сказать интимно. Росси вернулась и легла, слегка придвинувшись ко мне ближе.

– А почему вы всегда расходились? – спросила она.

Я честно объяснил ей причину и вспомнил, что такой же вопрос мне сегодня уже задавала Джина.

– А чем я нравлюсь тебе? – задумчиво продолжала она.

– Росси, – я решил перехватить инициативу, – никогда не задавай мне таких вопросов. Они пустые. Если тебе нравится человек, зачем копаться что и почему? Он тебе нравится сердцем, а оно имеет свои правила, в отличие от головы.

– Но мужчины всегда думают только головой, в этом я уже убедилась за почти десять лет работы в этом отделе.

Слово РАБОТЫ меня просто рассмешило.

– А почему ты не приняла предложения твоих бывших начальников? – в свою очередь поинтересовался я. – Ведь ты мне сама говорила, что такие были.

Она задумалась.

– Знаешь, наверное, потому, что в них не было искренности, или я просто ее не почувствовала. Им надо было выбирать, другого выхода у них не было, а быть выбранной просто по надобности мне не хотелось. Наверное, тебе будет трудно меня понять.

– Нет, – сказал я, – тут я тебя понимаю прекрасно. Я сам никогда никого из вас не выберу, если действительно не полюблю и не получу взаимности. В этом я с тобой солидарен.

– Наверное, поэтому ты мне и понравился, – прошептала она, – я почувствовала тебя сразу. И именно сердцем, как ты и сказал.

Я даже и не почувствовал, как расслабился. Мне было просто приятно лежать рядом с хорошей девушкой, разговаривать по душам, и наслаждаться как ею, так и обстановкой.

– Ляг ближе, – неожиданно шепнул я, – не бойся.

– Уж тебя-то я и не боюсь, – улыбнулась она и придвинулась почти вплотную.

Я нежно обнял ее за плечи. Мы продолжали разговор, но я странно отключался от реальности. Наверное, мой мозг работал, ведь что-то я ей отвечал. Но на сердце было сладко и спокойно, и прежде всего я наслаждался именно этим. Не помню, как это получилось, но я повернул голову и просто поцеловал ее в губы. Мы сразу слились в обоюдном сладком поцелуе. Как ни странно, но он не вызвал у меня другого, нежелательного влечения, мне было действительно очень хорошо с ней. Немного позже, я просто отключился и заснул, продолжая обнимать ее за плечи.

Не знаю, или у нее были какие-то собственные внутренние часы, но разбудила меня именно она.

– Милый, – прошептала она нежно, склонившись над моим лицом, – уже обед и нас ждут. Мы можем продолжить и после. Ты не обижаешься?

Нет, я не обижался, а просто постепенно возвращался к реальности. Неужели я ее поцеловал? Мой лоб неожиданно вспотел. Уже на второй день! Но, как было все хорошо, и ничем не испорчено. Она меня тоже целовала, вернее, мы целовались.

Росси встала, и я за ней. Действительно, в кухне нас уже ждали. Девушки не могли сдержать свои вопросительные взгляды, и мне опять стало неловко. Стол был накрыт, как и вчера, до отказа. Но сегодня я уже стал присматриваться, кто и что мне клал на тарелку. Потом я бросил это занятие, что бы я ни пробовал, все было очень вкусно, отменно вкусно. Все до единой готовили превосходно. Ну как тут выбрать хозяйку, – подумал я и улыбнулся. Я опять превратился в какой-то шар, и еле поднялся из-за стола. На этот раз мне уже не нужно было предложение, я сам всех поблагодарил и медленно направился в спальню.

– Нико, – услышал я за собой звук захлопнувшейся двери и голос Росси. – Я не помешаю?

– Иди ко мне, – улыбнулся я.

– Только давай разденемся и ляжем под одеяло, – подошла она. – Ведь сейчас у нас тихий час, мы не будем ни о чем разговаривать, а просто отдохнем. Правда?

Я внимательно посмотрел ей в глаза. Если бы это сказала любая другая девушка, я бы сразу отказался. Но Росси мне стала намного ближе, особенно до обеда, и я кивнул. Как всегда, она при мне сбросила одежду и юркнула под одеяло. Тяжело вздохнув, видя ее взгляд, я все-таки решился и тоже разделся, но гораздо быстрее. Под одеялом наши тела встретились сами. Они обнялись, а губы нашли друг друга. Это был для меня головокружительный момент, я просто чуть не потерял сознание. Странно, но раньше с некоторыми девушками у меня было что-то похожее, и даже больше, но такого как сейчас, я не припоминал. В конце концов, я был вынужден отодвинуться, иначе я бы просто не уснул. Наверное, Росси поняла это и не обиделась.

Не знаю, как это получилось, но меня опять разбудила она.

– Нико, скоро уходить домой. Я помогу тебе переодеться. – Ее голос был на редкость нежным и увлекающим.

– Да, – спохватился я, – с ума сойти! Это сколько мы с тобой проспали!

– Мы ничего не проспали, – улыбнулась она, – наоборот. – Последнее слово было сказано с какой-то загадкой.

Я вскочил, забыв даже, в каком виде я нахожусь. Росси не спеша подавала мне мою рабочую одежду и помогала мне все застегивать и завязывать, как хорошая жена. Почему-то я уже воспринимал это без стеснения, мне даже было приятно.

В отделе нас уже ждали. Без поцелуя никто не уходил, а Росси заботливо вытерла мне щеку после своего, последнего поцелуя. Перед ним был в губы, но мне уже нравился вкус ее помады. Я расстался с ней неохотно, и медленно брел домой. Заметив, что некоторые пешеходы на меня оборачиваются, я поймал себя на мысли, что улыбаюсь во весь рот. Такого я не помнил в своей жизни.

Купите 3 книги одновременно и выберите четвёртую в подарок!

Чтобы воспользоваться акцией, добавьте нужные книги в корзину. Сделать это можно на странице каждой книги, либо в общем списке:

  1. Нажмите на многоточие
    рядом с книгой
  2. Выберите пункт
    «Добавить в корзину»