3 книги в месяц от 225 

Принадлежащая партнерамТекст

Читать фрагмент
Отметить прочитанной
Как читать книгу после покупки
Шрифт:Меньше АаБольше Аа

Улей был расой искусственных существ, которые убивали всех без разбора в поисках ресурсов и новых биологических форм для ассимиляции в свой коллектив. Они захватывали все свободные формы жизни и имплантировали им технологии, нейропроцессоры и механизмы управления, которые похищали разум и душу живого существа. Все планеты-члены Межзвездной коалиции предоставляли ресурсы, корабли и воинов для продолжающейся битвы с Ульем и его беспорядочным злом.

Улей нужно было остановить. И регент был прав. Викен уже много лет не присылал ни воинов, ни невест в требуемых количествах. Мысль о том, что нас могут бросить, не приходила мне в голову. Угроза планете была реальной и неприемлемой. Двух солнечных циклов едва хватит, чтобы оплодотворить женщину и увидеть рождение ребенка. Это означало, что у нас действительно не было ни времени, ни выбора. Я ненавидел регента за это, за то, что он сказал нам правду. Но я знал, что нужно сделать, независимо от того, как сильно я не хотел об этом думать.

–До сих пор вы оставались вне сферы межзвездной политики и управления. Теперь вы должны подняться на уровень выше и принять на себя ответственность, для которой вы были рождены. Весь Викен должен быть защищен. Мы должны быть едины. Викен должен быть сильным. Это правда, и это мечта, ради которой ваши родители пожертвовали своими жизнями.

Лев прорычал:

–Они погибли не ради мира, а из-за войны. Повстанческие группировки выследили и убили их в погоне за властью. Гражданская война на Викене закончилась, потому что вы разделили нас, а не потому, что держали нас вместе.

–Тогда Вы были детьми и еще не могли править,–добавил регент.–Теперь же вы вернулись на Единый Викен, в центральный сектор нашей планеты, чтобы принести мир, но не в краткосрочной перспективе, как это было раньше, а навсегда. Вы трое должны отбросить свои разногласия и выступить по-настоящему единым фронтом. Вместе вы будете могущественны. Три брата. Одно дитя. Одно будущее.

–Черт,–пробормотал Тор.

Я чувствовал себя так же. От плана регента нельзя было уклониться. Не было альтернативы у необходимости защитить наш народ как от Улья, так и от повстанческих группировок в нашем собственном мире. Мятежники хотели вернуться к племенным обычаям, к сотне различных секторов, каждый со своим правителем, со своими целями. Они хотели вернуться к тому, как жил Викен сотни лет назад, до того, как мы стали членами межзвездного сообщества, до того, как Викен стал одной из многих планет в нем.

Лидеры повстанческих фракций хотели войны и раздора, каждый хотел править своим маленьким королевством с помощью абсолютного контроля, железной рукой. Они хотели верить, что они всемогущие. Боги.

Это были устаревшие идеи, оставшиеся от тысячелетней культуры. Им не было места в новом мире, в мире, где Улей мог уничтожить все население нашей планеты за несколько недель, если наши глупые действия оставят его без защиты. Нам было нужно, чтобы наши воины были в космосе, на боевых кораблях, а не пререкались из-за урожая на участке или женщин.

–Вы могли бы сказать нам о требованиях Коалиции, о снижении отправок воинов,–сказал я.–Вы могли бы сказать нам о своем плане, о нашей невесте.

Мои братья скрестили руки на груди и кивнули.

Старик приподнял седую бровь.

–И вы бы согласились? Подчинились бы процессу подбора?

Регент склонил голову набок, и на его лице отразилось облегчение. Мы больше не спорили. Он доказал свою точку зрения. Я не был лишен здравого смысла, как, судя по всему, и мои братья. Мы еще не согласились, но мы слушали.

Тор потер подбородок.

–Как вам удалось совершить подбор для одного из нас? И кому была эта невеста подобрана?

Регент выглядел смущенным–я никогда раньше не видел румянец на его морщинистом лице.

–Медицинский осмотр, который вам провели в прошлом месяце, был уловкой, чтобы протестировать вас. Мы дали вам успокоительное и провели тестирование, пока вы спали. Некоторые тесты были сделаны, когда вы были полностью без сознания.

От этих слов я вздрогнул. Я точно знал, о чем он говорит. Я пошел на общий медицинский осмотр, как требовалось, и проснулся в поту, с колотящимся сердцем. Это было необычно. Я никогда раньше не просыпался в медицинском отделении с твердым членом. И о чем бы я ни думал, чтобы отвлечься, он все равно стоял. Мне пришлось отпустить доктора и использовать руку, чтобы облегчить дискомфорт. Это был какой-то сон, настолько интенсивный, что я был вне себя от возбуждения. Черт, если бы я еще помнил, что мне снилось.

–Итак, кто из нас является ее парой?

Я хотел знать. Мне нужно было знать. Я не хотел трахать женщину, которая не была моей. Я бы сделал это один раз, раз уж это было необходимо для защиты планеты, но я не стал бы связывать себя с ней, не позволил бы себе привязаться к ней, если она не была моей.

Регент усмехнулся.

–Все трое. Мы объединили ваши данные в программе, и она была подобрана для всех сразу. Она не только примет вас троих так, как нравится каждому, но и будет нуждаться в том, чтобы каждый из вас был по-настоящему счастлив. У каждого из вас есть необходимая ей черта, которую она жаждет, которая нужна ей для удовлетворения.

Регент расхаживал взад-вперед, и его твердые серые сапоги выглядывали из-под мантии при ходьбе. Он был одет в мягкую мантию и боевые сапоги с лезвиями. Мягкие слова, а за ними–железная воля. Этот костюм был ему к лицу.

–Я не хотел призывать вас сюда, пока подбор не будет осуществлен, пока не будет запланирована доставка. Я не мог рисковать тем, что один из вас откажется от нее.

Поскольку это был очевидный факт, никто из нас не ответил.

–Ладно, ладно,–ответил Тор.–Значит, мы должны трахать эту женщину, пока не оплодотворим ее? В одной комнате? Одновременно?

Регент пожал плечами.

–Вы можете делить ее между собой или брать по очереди. Это на ваше усмотрение.

Тор кивнул.

–Хорошо. Тогда она будет путешествовать из сектора в сектор, и каждый из нас будет ее трахать.

Регент Бард поднял руку.

–Как я сказал, вы все должны взять ее в течение короткого промежутка времени, чтобы гарантировать, что ваше семя сольется, и у всех вас будет равный шанс стать отцом ребенка. В то время как трахать ее совместно не требуется для оплодотворения, брачные законы требуют, чтобы…

Лев провел рукой по затылку, встал и начал расхаживать по комнате.

–Вы серьезно?

Тор отошел от стены.

–Мы даже не нравимся друг другу, а вы ожидаете, что мы будем кончать в нее со всех сторон в одно и то же время?

Гнев вспыхнул при осознании того, что требовал регент. По очереди–это одно, но вместе? Мы не видели друг друга тридцать лет, а теперь должны будем трахнуть ее вместе?

Регент снова поднял руку.

–Закон ясен. Вы знаете, что брачный союз должен объединить всех участников. В вашем случае, поскольку вы трое являетесь ее партнерами, вы все должны заявить права на женщину одновременно. В противном случае узы не будут скреплены, и ее вечно будут чураться.

Тор скрестил руки на груди, его тело напряглось. Ему явно не нравилась эта идея.

–Она родит ребенка, который объединит планету. Как можно ее чураться?

–Если вы не сделаете это должным образом, ваша партнерша будет просто средством для рождения ребенка и ничем больше. Она не будет правящей матерью или супругой лидера сектора. В ее случае, лидеров всех трех секторов. По закону и обычаю будет считаться, что муж отверг ее, и она будет изгнана.

Я посмотрел на братьев, потом на регента.

–Мы были врагами всю нашу жизнь, и вы ожидаете, что мы возьмем ее в рот, киску и задницу одновременно для брачного союза.

Я увидел интерес в глазах моих братьев, похожий на тот, что чувствовал я. Идея трахать женщину любым из этих трех способов возбуждала, но мне предстояло делать это с мужчинами из секторов, которые я привык недолюбливать. Лев и Тор были моими братьями по рождению, но народ Первого сектора был моим по крови, поту и выбору.

–Для брачного союза–да. Для оплодотворения–нет. Каждый из вас должен заполнить ее киску семенем, по крайней мере, пока зачатие не произойдет должным образом. Как только это будет сделано, вы можете делить ее любым способом. Но для того, чтобы обеспечить ей счастье, вам нужно будет отложить в сторону свои разногласия.

Каждый из нас приподнял правую бровь, и мы гневно уставились на старика. Обеспечить счастье своей женщины–это было вопросом чести для воина. Намек на то, что мы, лидеры планеты, не сможем удовлетворить всех потребностей нашей невесты, был крайне оскорбителен.

–Вы поместили нас в разные сектора, чтобы сохранять мир, а не учить терпимости. Вы держали нас разделенными всю нашу жизнь, а теперь хотите, чтобы мы притворялись, что рады трахнуть женщину вместе, чтобы гарантировать, что ее не изгонят? Что рады делить невесту?

–Я согласен с Дроганом. Женщина не решит наши давние проблемы между секторами. Как и ребенок.

–Что ж, лидеры секторов, тогда я предлагаю вам придумать, как объединить сектора, или весь Викен станет жертвой Улья. Вы потеряете все. Так ли дороги будут вам ваши разногласия, когда в ваш мозг будет имплантировано столько нейропроцессоров, что вы не сможете вспомнить собственные имена?

Как регент мог сохранять спокойствие, выходило за пределы моего понимания. Я хотел ударить его в нос только за это. Я хотел поколотить его за то, что он заставил нас троих участвовать в этом… безумии. За то, что вынудил нас. За то, что держал в тайне опасную правду о нашем положении в Межзвездной коалиции.

–А наша партнерша знает, что была обручена с тремя мужчинами?–спросил Лев.

Это был хороший вопрос, и я посмотрел на регента.

–Не знает. Она соответствует вашему общему профилю, так же как каждый из вас…–тут он указал пальцем на каждого из нас,–соответствует ее. Поскольку вы близнецы с идентичной ДНК, она подошла вам всем.

–Давайте начистоту, регент,–сказал Тор и начал перечислять, загибая пальцы.–У нас есть партнерша, которая не знает, что она принадлежит трем воинам. Мы должны убедить ее трахнуться с каждым из нас. Мы должны немедленно оплодотворить ее, чтобы объединить планету. И мы должны навести порядок в секторах, чтобы больше воинов и невест было отправлено Коалиции, или мы будем захвачены Ульем.

 

–Да. Коалиция дала нам десять месяцев на то, чтобы улучшить наши показатели.

Этого времени едва хватит, чтобы осеменить нашу новую невесту и завести нового малыша. Ребенок еще будет не в состоянии ходить, когда будет признан наследником во всех трех планетарных секторах.

Я застонал.

–Мы также должны убедить нашу невесту принять наше семя одновременно, чтобы брачный союз был заключен. Ни в коем случае моя партнерша не будет изгнана.

Просто оплодотворить ее было не сложно. Мы могли трахать ее так, как хотели, но, чтобы достичь брачного союза, мы должны будем трахнуть ее во все дырки сразу. Я не был добряком, но я не допустил бы, чтобы женщина была отвергнута. Если у меня и была проблема с тем, чтобы трахать ее вместе с братьями, она в этом не была виновата.

И я никогда не принуждал женщин. Не так-то просто будет уговорить женщину, не желающую иметь дело с тремя мужчинами. Возможно, встретиться с Ульем было бы легче.

–Моя тоже,–проворчал Лев.

Тор зажал последний палец.

–И мы должны положить конец тридцатилетней вражде и убедить планету объединиться.

Когда Тор все это объяснил, задача показалась невыполнимой.

–Откуда нам знать, что она не помолвлена с другим, и что ты не используешь все это как способ манипулировать нами, чтобы изменить баланс сил между секторами?–добавил я.

Услышав мой вопрос, братья расправили плечи и нависли над стариком.

Он вздохнул.

–Как вы знаете, она не была бы послана сюда своим родным миром, не будучи подобрана для вас протоколом обработки. Если это вас так волнует, я могу позвать других мужчин в эту комнату, и она будет вынуждена выбрать вас среди многих.

–Только одного из нас,–сказал я, поскольку это давало гарантию, что женщина сделает беспристрастный выбор.

Если она действительно была подобрана одному из нас, связь должна быть мощной и проявить себя немедленно. Я забыл об этом, так что была надежда, что она будет склонна к нашим требованиям трахаться… сразу же. Я бы не стал доверять подбору, пока наша невеста не докажет, что способна чувствовать эту связь.

Регент почтительно склонил голову.

–Очень хорошо. Поскольку она считает, что подобрана только одному мужчине, вам нужно будет решить, кто из вас будет стоять в ряду мужчин. Не забудьте сделать то, что должны, как только получите ее. Вы трое должны осеменить ее. Без этой связи и силы семени другие захотят ее. Они попытаются отнять ее у вас.

Как только семя мужчины наполняло женскую киску, начиналась связь. Химические вещества в семени викенцев были мощными. Наша невеста будет жаждать его, нуждаться в нем. В свою очередь, привязавший ее к себе мужчина будет испытывать непреодолимое желание заявить на нее права, защитить ее и укрепить связь. Это естественная связь между викенцем и его партнершей. Но достаточно нескольких месяцев без воздействия связующих химических веществ в семени мужчины, и тело женщины станет восприимчивым к притязаниям другого.

Моя женщина никогда не потеряла бы связь с моим семенем. Я бы трахал ее жестко и часто. Я бы пробовал ее киску своим ртом, и мое семя заполняло бы ее горло. Я бы…

–Вы думаете, другие попытаются бросить нам вызов, заявив права на нашу пару?–спросил Лев.

Пока она не выберет одного из нас из ряда мужчин, ее будут считать доступной. Любой мужчина, достаточно могущественный, чтобы забрать ее у нас, может попытаться заявить на нее права.

–Если она выберет кого-то из нас, то подбор будет подтвержден. Она не принадлежит никому, кроме нас.

Слова Тора подтверждали, что он защищает то, что принадлежит ему. Лев согласно кивнул.

–Подбор правилен. Она выберет одного из вас,–сказал регент.

Он был полностью уверен в этом. Достаточно уверен, чтобы я мог поверить, что он не лжет. Если бы он лгал, женщина могла бы выбрать любого случайного викенца в комнате, который трахнул бы ее. У него была бы власть семени над ней и способность оплодотворить ее, а не у нас троих. План регента по рождению единого лидера не осуществился бы.

–Наверняка эту женщину трахали и раньше,–сказал Лев.–Разве она не будет тосковать по члену землянина, который она оставила дома? Разве она не будет страдать от отсутствия его семени?

Регент покачал головой.

–Земляне не имеют такой связи со своими супругами. Их семя не так сильно, как наше. Это обстоятельство в вашу пользу. Женщину с Земли свели с тремя мужчинами с Викена. Совокупная сила вашего семени будет иметь эффективность, которую она не может себе и представить. Делайте свою работу, парни, и делайте ее хорошо. Присвойте ее, трахните, наполните своим семенем. Оплодотворите ее. Если, как вы заявили, вы не можете найти единства между собой, вернитесь в свои сектора. Ваша партнерша будет изгнана, как только родит. Ребенок будет править. Эта мелкая вражда закончится, и мы снова займем свое законное место в качестве полностью защищенной планеты-члена Коалиции. Все остальное не имеет значения.

Этот старик не имел сочувствия к нашим индивидуальным желаниям. Он думал только о стабильности планеты. Ни мои личные интересы, ни интересы моих братьев, и уж точно ни желания и ожидания этой женщины, с которой мы были обручены, его не интересовали. Как и при рождении, мы, трое братьев, снова стали жертвами обстоятельств. В то время как Лев, Тор и я могли бы вернуться в наши сектора, если бы не согласились на это совместное присвоение, она была бы уничтожена. Любой зачатый ребенок будет оторван от нее и от тех, кто отрекся от нее. Она месяцами будет страдать от сильного, отчаянного притяжения силы семени не одного мужчины, а сразу трех.

Такой судьбы я не желал ни одной женщине, и уж тем более той, за которую был в ответе. Той, которую я оплодотворил и назвал своей невестой. Женщину необходимо оберегать и защищать, удовлетворять и подчинять. А вовсе не использовать, добившись ее доверия и послушания только для того, чтобы она была отвергнута супругом, которому научилась служить. Я взглянул на братьев. Сможем ли мы преодолеть наши разногласия, чтобы защитить женщину, которую мы еще не встретили?

Яркий свет заполнил комнату над большим столом.

–Ах, ее транспортировка началась.

Регент ликовал, широко улыбаясь и нетерпеливо подпрыгивая при ходьбе.

Мы все отступили назад, наблюдая, как на столе медленно материализуется женщина. Как только транспортировка был завершена, ослепительная волна света исчезла, оставив ее бессознательное тело на твердой поверхности стола. Мы подошли ближе, чтобы посмотреть на нее; моим глазам потребовалось несколько секунд, чтобы оправиться после яркой вспышки от ее телепортации.

На ней было длинное платье, типичное для Викена. Материал не скрывал ее пышных изгибов–очень полные груди и округлые бедра. Волосы у нее были темно-рыжие, цвета огня. Они были распущены и раскинулись густыми кудрями по дереву стола. Ее длинные ресницы лежали на бледных щеках. Губы были сочно-розовыми, пухлыми и полными, и мой член запульсировал при мысли о том, как они обхватят его.

Это была наша партнерша? Я взглянул на своих братьев, чьи лица выражали тот же трепет, который чувствовал я.

–Вы все еще считаете, что для вас будет тяжкой повинностью трахнуть эту женщину? Быть в паре с ней? Оплодотворить ее?

Слова регента предназначались для того, чтобы высмеять нас, но вместо этого только подчеркнули, как все до единого мои протесты испарились при виде ее зрелого тела и красивого лица. Я хотел ее. Хотел, чтобы мой член был у нее во рту, а моя рука шлепала ее голую задницу. Хотел трахать ее, пока она не закричит, и смотреть, как она стоит на коленях у моих ног, обнаженная и готовая к тому, чтобы ею овладели.

Нет. Трахать ее не будет тяжкой повинностью. Мой член напрягся от одного ее вида, а она даже не была в сознании. Краем глаза я видел, как Тор поправляет член в штанах. Хорошо, что нас сразу же потянуло к ней, потому что ни много ни мало, а судьба планеты зависела от нашей способности трахать эту женщину и делать это качественно.

* * *

Тор

Нас вызвали в штаб-квартиру на Едином Викене, но не для совещания секторов, как мне сказали, а потому, что мои братья и я были вынуждены собраться вместе из-за угрозы планете и оплодотворить женщину, назначенную невестой не только мне, но и моим братьям-близнецам. Я знал, что когда-нибудь мне придется найти себе пару, но я всегда верил, что это будет в выбранное мною время и с выбранной мною женщиной. Я также предполагал, что моя партнерша будет моей и только моей. Казалось, что, как выразился регент Бард, вмешалась судьба.

Передо мной была самая красивая женщина, которую я когда-либо видел, раскинутая на столе, где принимались самые смелые решения планеты. Возможно, она и была одним из самых смелых решений регента. Она объединит сектора и, предположительно, снова принесет на планету мир. Она вдохновит молодых воинов на войну, а девственниц–на брак. Ее ребенок будет править планетой, когда я и мои братья будем давно мертвы.

Разделение моих братьев и меня не объединило планету. Это было лишь временной передышкой от всеобщей войны. Наша королевская кровь и долгая история честных и справедливых правителей из нашей семьи успокоили планету достаточно для того, чтобы установился хрупкий мир. Но из-за разлуки в младенчестве мы стали меньше, чем братьями. Каждый из нас был сформирован обычаями, убеждениями и предубеждениями наших конкретных секторов, и ничем иным. Я должен буду делить эту женщину с двумя мужчинами,–пусть даже братьями,–которых я не знаю. Мы выглядели одинаково, но на этом все и заканчивалось. Регенты ожидали, что мы разделим партнершу. Разделим!

Мне уже отказали в том, что должно было принадлежать мне по праву. В Первом секторе, где я правил, семья была всем. Ваш статус измерялся могуществом и честью вашей семьи. У меня не было своей. Моя королевская кровь–это все, что спасло меня от жизни в качестве изгоя среди моего собственного народа. Но даже моей крови было недостаточно, чтобы уберечь меня от насмешек жестоких детей, от одиночества на всех крупных мероприятиях. Я был один, всегда один, и считался уязвимым в обществе, где семейный щит обеспечивал выживание.

Изоляция сделала меня сильным, и я не жалел о своей жизни. Но теперь, столкнувшись с необходимостью создать собственную семью, я не хотел делить ее с двумя мужчинами, которых едва знал. Не хотел делиться ни временем, ни вниманием женщины. Если она действительно моя, как утверждал регент, я хочу, чтобы она принадлежала только мне. Я обнаружил, что жажду ее любви, ее страсти, ее тела. Я хотел всего.

Глядя на соблазнительные изгибы ее ягодиц и бедер, я возбудился при мысли о том, чтобы поиметь ее в задницу, растянуть ее и заявить на нее права всеми способами. Как только я сделаю ей ребенка, я буду наполнять ее округлую попку своим семенем, чтобы она не могла больше обходиться без меня, без моих прикосновений и моего члена. Я хотел, чтобы она безудержно желала меня.

Я хотел подхватить женщину на руки, отнести в укромное место и показать ей, как надо трахаться. Я не сомневался, что мои братья будут обращаться с ней хорошо. Каковы бы ни были их политические разногласия, все мужчины Викена берегли своих женщин и детей. Женщин защищали и оберегали. Партнершу лелеяли и ценили как самое важное в жизни мужчины.

Только поэтому я до сих пор избегал женитьбы. Я не был готов сделать женщину всем для себя. Но теперь, когда я увидел эту… землянку, все изменилось. Я видел, как бьется пульс на ее длинной шее. Я видел округлости ее груди над вырезом платья. Я воображал себе шелк ее рыжих волос, скользящих сквозь мои пальцы. Черт возьми, я даже мог чувствовать ее запах. Что-то цветочное и чистое. Интересно, какова она на вкус, будет ли ее киска такой же сладкой, как и все остальное?

Я поправил член в штанах. Не будет никакого облегчения, пока я не окажусь глубоко внутри нее.

–Вы все еще хотите, чтобы она выбрала вас из группы?–спросил регент.

Его длинная серая мантия развевалась вокруг лодыжек, когда он повернулся ко мне.

Я взглянул на братьев, и они кивнули. Нельзя было отрицать связь, но политика была безжалостна.

–Да.

Мы должны были убедиться, что план сработает, что женщина действительно наша. Проверка соответствия будет подтверждением, в котором мы нуждались, хотя я чувствовал притяжение, просто глядя на женщину перед нами.

–Очень хорошо. Я соберу группу отбора, а потом вернусь.

Регент Бард кивнул мне и вышел из комнаты; молчаливый и забытый Гиндар последовал за ним.

 

– Мы даже не нравимся друг другу. Как мы это сделаем?–спросил Дроган.

Он провел рукой по чуть более коротким, чем мои, волосам знакомым мне жестом. Я только что сам его сделал.

–Неужели на Викене не нашлось женщин-тройняшек, которых мы могли бы получить?

Я наклонился вперед и положил руки на стол.

–Это решило бы проблему так же легко, как заявить права на одну женщину,–добавил я.

–Регенты хотят одного ребенка, а не трех. Одного нового лидера,–уточнил Лев.

–Черт,–пробормотал Дроган.

План регента был надежным. Он свел нас с женщиной с другой планеты, которая не могла вернуться. Только от взгляда на нее мой член зашевелился. Думаю, что у моих братьев тоже. Когда наше семя будет в ней, как мы сможем отрицать вожделение, которое будем чувствовать? Она будет связана с нами навсегда, аромат нашего семени в ее организме станет зовом сирены для наших чувств. Если мы отвергнем ее после того, как она будет оплодотворена, откажемся от брачного союза, высока вероятность, что она сойдет с ума. Может, мы и не нравимся друг другу, но мы никогда не обидим женщину. Было бы лучше убить ее сразу, чем позволить ей страдать от неудовлетворенной потребности в семени трех мужчин-викенцев.

Лев шагнул ближе к столу, изучая нашу новую пару.

–Как мы будем ее трахать?

Дроган и я придвинулись ближе, пока все трое не встали над ней, глядя вниз с… благоговением. Спор был неизбежен.

–Я слышал, что мужчины из Первого сектора любят трахаться на публике,–сказал Лев, глядя на меня.

В этом была правда. Секс в моем секторе не обязательно был личным делом. Семейные узы были важны. Иногда, если мужчина хотел оплодотворить свою партнершу, и они хотели, чтобы ребенка приняли с распростертыми объятиями, он заявлял на нее права, осеменяя ее публично. Если женщина страдала, нуждалась в семени своего супруга, и потребность была достаточно велика, он брал ее, когда и где бы она ни находилась. Потребности партнерши были превыше всего.

Я привык к тому, что за мной наблюдают, привык наблюдать за другими, так что если бы мне пришлось смотреть, как трахаются мои братья, это не было бы проблемой. Что было бы трудно, так это смотреть, как они трахают ее.

–Во Втором секторе мужчине нужно связать партнершу, чтобы подчинить ее,–возразил я.

Лев стиснул зубы.

–Мы не связываем наших женщин, чтобы насиловать их. Это просто доставляет удовольствие, и женщины охотно подчиняются.

–Она связана. У нее нет выбора,–добавил Дроган.

Лев выглядел готовым убить.

–Она хочет быть связанной, подчиняться.

Он повернулся к Дрогану.

–Почему вас так беспокоит то, что мы делаем у себя во Втором секторе? Третий сектор лижет киски, как конфеты. Я слышал, что вы предпочитаете лизать киску, а не трахаться.

Дроган ухмыльнулся, нисколько не смущенный словами Лева.

–Мы действительно наслаждаемся красивой влажной женщиной, иногда часами.

Глаза Дрогана потемнели от той же похоти, что и у меня, когда он уставился на нашу партнершу.

–Не могу дождаться, когда мой рот окажется между ее бедер, и я попробую ее на вкус. Потружусь своим языком над ее клиторальным колечком, доводя ее до оргазма снова и снова. Услышу ее мольбу.

Он наклонился и глубоко вдохнул, втягивая ее аромат в свои легкие.

–Я буду пробовать ее, пока она не закричит, а потом буду трахать, пока не закричит, что хочет еще.

Наши споры прекратились, так как мы все, казалось, погрузились в свои личные фантазии. Для меня было очевидно, что у всех нас одинаковая реакция на женщину. Я смотрел и вожделел. Мне хотелось перекинуть ее через плечо, отвезти домой, привязать на городской площади и трахнуть на глазах у всего города, чтобы все видели, как я спускаю свое семя в ее утробу.

Но сейчас этого не случится. Нам придется присвоить ее здесь, на Едином Викене. Здесь, на этом нейтральном острове. И это должно быть сделано вместе с моими братьями.

Она не двигалась, а мы стояли и смотрели на нее, как на загадку, которую не можем разгадать.

–Можно согласиться с тем, что трахать ее не будет повинностью,–сказал Лев.–Каким бы способом мы это ни делали, что бы ни вызывало у каждого стояк, это будет удовольствием.

–Да,–согласился я.

Мой член был уже твердый, а ведь я просто смотрел на нее, полностью одетую. Я мог только представить, что почувствую, когда она окажется перед нами обнаженной.

–Да,–подтвердил Дроган.

Я поправил член в штанах.

–Тогда давайте договоримся, что мы должны сосредоточиться не на наших разногласиях, а на том, что мы должны защищать и лелеять вместе. Ее.

–Если он думает, что мы оплодотворим ее, а потом бросим ее и ребенка, то он ошибается,–в моем голосе слышался застарелый гнев.–Представления Первого сектора о семье–матери и отце, заботящихся о своих детях–очень конкретны. Я не позволю этому ребенку вырасти, как я.

Я бросил быстрый взгляд на каждого из своих братьев.

–Я убью любого, кто попытается забрать ее или моего ребенка.

Я был сиротой без отца и матери. Меня воспитывало правительство, няньки и учителя, без семьи. Это было нелегко. На самом деле, это было чертовски ужасно. Я бы ни за что не стал подвергать кого-то такому испытанию, не говоря уже о моем собственном ребенке.

–Политика может подождать. А вот она, как только проснется, не сможет,–ответил Лев.

–И мой член тоже,–пробормотал Дроган.

Мы с Левом улыбнулись.

На мгновение мы опустили на нее глаза.

–Она испугается. Она принадлежит не одному мужчине, а трем,–сказал Дроган.–Посмотри на нас.

Я взглянул на братьев. Мы были большими и беспокойными, раздражительными и агрессивными. Мы были рождены, чтобы быть лидерами; наши размеры, наша сила сделали нас свирепыми.

–Мы не ручные,–добавил я.

–Возможно, мы мало насчет чего согласны, но нам необходимо договориться о ней и о том, как возьмем ее.

Лев кивнул в сторону спящей женщины.

–Я не позволю ей страдать. Как и Тор, я отказываюсь предоставить ребенка заботам регента.

Он выпалил слово “забота” с яростью, потому что регент заботился бы о ребенке не больше, чем о домашнем животном.

Дроган кивнул и посмотрел на нас с Левом.

–Она наша.

–Если это не ловушка, и она действительно выберет нас,–подтвердил я.–Согласны?

–Согласны,–ответили Лев и Дроган одновременно.

–Кто из нас встанет в ряд с другими, чтобы доказать соответствие?–спросил Дроган.

–Неважно,–ответил я.–Она выберет одного из нас в группе. Регент не пошел бы на это, если бы не был уверен в соответствии.

–Это для нашей же пользы. Я согласен с Тором,–заметил Лев.–Не имеет значения, кто встанет с остальными, лишь бы мы забрали ее отсюда вместе. Никто больше не прикоснется к ней.

–Решено.

Бесплатный фрагмент закончился. Хотите читать дальше?
Купите 3 книги одновременно и выберите четвёртую в подарок!

Чтобы воспользоваться акцией, добавьте нужные книги в корзину. Сделать это можно на странице каждой книги, либо в общем списке:

  1. Нажмите на многоточие
    рядом с книгой
  2. Выберите пункт
    «Добавить в корзину»