3 книги в месяц от 225 

ЛимбТекст

Из серии: Психопазлы #1
8
Отзывы
Читать фрагмент
Отметить прочитанной
Как читать книгу после покупки
Шрифт:Меньше АаБольше Аа

Елена Филон

«Лимб»

Серия «Психопазлы»

Книга первая

Часть первая

 В оформлении обложки использована фотография с https://unsplash.com/ по лицензии CC0.

Пролог

Бывают ли встречи случайными? Или же вся наша жизнь с момента рождения расписана по минутам кем-то вроде Бога, или Дьявола?.. Кем-то, кто творит судьбу. Кем-то, кто выше нас. Кто сильнее нас. Кто опаснее… Кем-то, кто запланировал для нас эти встречи. Или же одну единственную встречу, после которой отсчёт жизни пошёл не на минуты, не на дни, а на целые годы.

Даже не знаю, что лучше.

Если бы знала…

Десять лет.

Десять лет подарил мне Создатель.

Десять лет жизни бок о бок со своим врагом.

С тем, с кем была знакома с детства. С тем, кто защищал меня от жестокости и несправедливости мира, рискуя собственной шкурой. С тем, с кем состоялся мой первый поцелуй, моя первая близость… С тем, с кем планировала провести все свои дни до последнего…

Впрочем, так оно и случилось: «Все свои дни до последнего».

Я безгранично любила и была предана человеку, который однажды меня убил.

***

Не знаю, что именно вызвало мой интерес к странному мальчугану, что десять лет назад вместе со своими родителями и сестрой-двойняшкой переехал в дом по соседству, но не проходило и дня, чтобы я не выглядывала из окна своей комнаты, в надежде увидеть лохматую светловолосую голову соседа, раскачивающегося на качелях во дворе.

В отличие от ворчливой и порой излишне активной сестры, мальчик казался одиноким и замкнутым. Такой странный и нетипичный для нашего маленького городка, что волей-неволей приковывал к себе внимание. Казалось, будто в голове у этого ребёнка происходят сложнейшие процессы… Словно он постоянно о чём-то думает, размышляет, решает загадки.

«Мальчик-пришелец». – Так дразнили его дети.

«Мальчик с солнечными глазами». – Так называла его я.

Золото было в его глазах. Скорее всего, это и стало одной из причин, что пробудили во мне интерес к этому человеку. Его глаза сияли! А для меня – во всех смыслах. Весь мой мир был в этих глазах. И я до последнего верила, что его мир – это я.

Как же я ошибалась…

Я первая подошла к нему. Просто перебежала через дорогу в один тёплый солнечный денёк и остановилась у качелей, на которых в одиночестве раскачивался мой молчаливый сосед.

– Привет, – улыбнулась. – Я Мика, твоя соседка.

Мальчик не отвечал. Глядя перед собой, отталкивался от земли поношенными кроссовками и раскачивался всё выше.

– Эй, а тебя как зовут? – по-прежнему улыбаясь, воскликнула.

Я знала, как зовут мальчика, но не могла испортить этим знанием такой важный и значимый для меня момент – момент нашего знакомства. Две недели набиралась смелости, чтобы совершить этот поступок. Не то что бы он пугал меня, как остальных детей, – он настораживал. И от этого к нему тянуло ещё больше. Непреодолимо тянуло.

Сосед раскачивался всё выше. Длинные и белые, как снег пряди волос взлетали к безоблачному небу и вновь падали на глаза.

Я улыбалась. Мне нравилось наблюдать за ним.

– Спорим, я выше могу?! – воскликнула, и мальчик впервые посмотрел мне в глаза. Таким взрослым осознанным взглядом, что мурашки невольно побежали по коже.

Тогда я не поняла этого чувства, но теперь понимаю, что именно в тот момент нечто тёплое и трепетное родилось в моём сердце.

Мальчик улыбнулся, спрыгнул с качелей и кивнул мне лохматой головой:

– Давай. Спорим, не сможешь?

***

Часы тикали. Минуты убегали, как песок сквозь пальцы. Месяцы таяли, как мороженое под палящим солнцем. А годы… а годы мои заканчивались.

– Может он оборотень, или вампир? – выдвигала версии по поводу цвета глаз моего соседа Шерли во время совместных ночёвок у меня дома. – Ну, знаешь, как у Скотта МакКола в момент превращения.

– Тебе пора завязывать с сериалами.

– А пахнет от него как?

– Обычно.

– Он сильный?

– Хватит! Он обычный парень.

– Ох, прости, забыла, что вы с ним… ну… того.

– Мы не «того»! – вспыхнула я уже в который раз за вечер. – Мы просто… дружим!

– Ах, ну если это так теперь называется… – захихикала Шерли.

Смерила её гневным взглядом:

– Алек – самый внимательный, самый честный и самый смелый парень из всех, кого я только знаю, так что завидуй молча!

– Ага-ага, – усмехнулась Шерли. – И даже имечко у него, как у этого… из охотников.

– Говорю тебе: завязывай с сериалами!

***

Мы дружили пять лет.

В мой пятнадцатый день рождение Алек впервые поцеловал меня.

В шестнадцать мы оба лишились девственности… и это было потрясающе. Не из-за ощущений – было больно. Потрясающе было от понимания того, с кем это происходит впервые и что так и останется до конца времён.

Я и он. Наша связь стала сильнее. Теперь мы принадлежали друг другу во всех смыслах. Алек был нежным, ласковым…Со мной Алек всегда был таким. В отличие от тех, кому он не раз бил морды.

«Сами напросились», – уверяла себя. Теперь же, думаю, – напрасно.

Закрывала глаза на его грубость и резкость по отношению к другим людям. Даже с Шерли он так и не поладил. Зато с моей мамой и отцом общий язык нашёл.

Удивительно.

А ещё общий язык нашли наши предки и даже частенько поговаривали о свадьбе. Но мы с Алеком ни разу не говорили об этом. Куда нам спешить?..

Действительно, спешить было некуда. В любом из смыслов.

Алек любил меня, и я считала, что этого достаточно.

Мне не нужен был никто другой – только Алек: заботливый, внимательный, самоотверженный, высокий, красивый, с идеальным телом, светлой кожей и белыми, как лебединое перо, волосами. До сих пор иногда задумываюсь над тем, что он нашёл в такой, как я: далеко не красотка и характер на премию не потянет. Обычная. Я обычная. А он -нет.

Рыжеволосая с голубыми глазами. Ненавижу юбки и каблуки. Предпочитаю джинсы и удобную обувь. Не ем здоровую пищу и не занимаюсь спортом. В моей комнате вечный бардак, а в голове ещё хуже. И больше жизни я люблю фотографировать. Особенно Алека. Такого… неподходящего для меня… идеального Алека.

Да что там… мы даже не смотримся. Абсолютно!

«Но вопреки всему мы вместе. И у нас вся жизнь впереди», – думала я.

Вместе прошло ещё четыре счастливых года.

Он любил меня, а я его – моего Алека.

Мальчика с солнечными глазами.

Мальчика, которого судьба выбрала моим палачом.

***

Моя история не про пришельцев, не про вампиров и не про оборотней. В моей истории нет падших ангелов, нет демонов и нет охотников на них. Моя история… она слишком странная, чтобы пытаться объяснить её в двух словах. Настолько странная, что вы ни за что в неё не поверите.

Это история о моей любви.

О моей жизни.

О моей смерти.

И о чём-то… что есть между всем этим.

– Думаешь, мы действительно будем сидеть на облаке и говорить о море?

– Да, я твёрдо в это верю.

Достучаться до небес. Knockin' On Heaven's Door)

Глава 1

– Мика, ты забрала платье из химчистки?

– Да, мам, ты уже спрашивала.

– Ты же знаешь, я не могу опоздать на эту встречу, шеф убьёт меня!

Прижала телефон плечом, перевесила пакеты с покупками на другую руку и принялась копошиться в рюкзаке в поисках ключей от отцовского «шевроле». Отец всегда оставляет машину для моего пользования, когда уезжает в длительные командировки. Он археолог, так что даже говорить не хочу, насколько сильно наш дом напоминает археологический музей.

– Мика! – кричала в трубку мама.

Раздражённо выдохнула, прижимая телефон плотнее, чтоб не ускользнул.

– Я буду через полчаса, мам!

– Почему так долго?

Открыла дверь, закинула пакеты на заднее сидение и села за руль.

– Потому что мне нужно ещё кое-куда заехать, – процедила сдержанно.

Мама смолкла. И тон её голоса сменился на заговорщический:

– Ну и… что у вас сегодня намечается, детки? Пять лет вместе, а? Не слабо так…

– Ма-а-ам…

Мама рассмеялась:

– Ладно, что там с квартирой? Когда переезжаете?

– Алек этим занимается. Поговорим дома, ладно? Я уже за рулём.

Повесила трубку и бросила мобильный на соседнее сидение.

«Если бы только знала… Если бы только догадывалась… непременно поговорила бы с ней ещё».

Улыбка невольно расползлась по лицу. Пару недель назад Алек, наконец, предложил жить вместе! Я уж, если честно, думала, состарюсь, пока он решится. И вот это случилось! Аллилуйя!

Не знаю, что останавливало его раньше, потому как вопрос о совместном проживании подальше от родителей уже как года два висел в воздухе. И я бы не сказала, что Алек примерный мальчик, или маменькин сынок, – скорее наоборот, так что меня всегда удивлял этот его категорический отказ от идеи снять квартирку, где-нибудь в центре города. Только мы вдвоём и никого больше. Никто не стучится в твою комнату в самые неподходящие моменты, никто по несколько раз в неделю не раздаёт советы о том, как нужно предохраняться (у мамы Алека навязчивая идея), и никто не смотрит на тебя волком, когда приходишь в дом своего парня… А это я про его сестру-двойняшку. Не знаю, за что Эллисон меня так ненавидит. Просто ненавидит и всё тут. Даже обсуждать нечего.

В общем, понятия не имею, что там за просветление случилось в голове у Алека, но он это сделал! Мы будем жить вместе!

«Будем жить вместе…

Теперь вы понимаете? Я на всё закрывала глаза. На все странности, на все недосказанности, на все подозрительные поступки со стороны моего парня. Я слишком любила его, вот и не замечала ничего вокруг. Видела лишь его. Думала лишь о нём. Жила им.

А было столько намёков.

 

Дура»…

По пути домой заехала в ювелирный забрать браслет из белого золота – мой подарок Алеку на годовщину. Знаю, он взбесится, скажет, что не нужно было делать ему таких дорогостоящих подарков… Но сейчас свадебный сезон, так что подработки фотографом у меня хватает, деньги имеются, в отличие от постоянной работы. Но я обязательно куда-нибудь устроюсь, не зря ведь ушла в академ. Это отдельная история, да и… больше это не важно.

Браслет с гравировкой солнца на одном из полых звеньев не может ему не понравиться. А если не понравится, всё равно заставлю носить. Так или иначе, Алек сдастся. Как, например, с квартирой – я ведь своего добилась.

После ювелирного заехала к пожилой миссис Денвер. Она вчера раз пять звонила, дабы убедиться в том, что наш договор в силе. Денверы уезжают на выходные, а беднягу мистера Лапуса пристроить некуда. Здоровый такой «лось» леопардового окраса. Кот, в смысле. Очень даже милое создание. Я к нему привязалась. Денверы часто уезжают к дочери в другой город, а там внучка с аллергией на всякого рода шерсть, поэтому Лапус частый гость в доме моих родителей.

Так что на одного пассажира в папином «шевроле» стало больше, и теперь я уж точно направилась домой.

В окнах моей спальной горел свет. Алек.

Мама встретила у порога, выхватила платье для деловой встречи и умчалась переодеваться.

Я отнесла пакеты с продуктами на кухню, выпустила мистера Лапуса из переноски и остановилась перед зеркалом. Сегодня была съёмка в студии для одной парочки молодоженов, так что пришлось одеться поприличнее. Даже каблуки нацепила. Ступни огнём горят.

Интересно, понравится ли Алеку это тесное небесно-голубое платье, что едва пятую точку прикрывает? Определённо понравится.

Улыбнулась, подобрала со столика коробочку с браслетом и зашагала вверх по лестнице.

Остановилась перед дверью в свою комнату и глубоко вздохнула.

«Даже сейчас я помню те чувства. Сейчас, когда меня больше нет. Помню мандраж, что пробуждался в теле при одном только взгляде на Алека. Помню, как учащался пульс от каждого, даже мимолётного его прикосновения. Помню, как не хватало воздуха от наших страстных поцелуев. Как я дрожала и тонула в эйфории, чувствуя его всем телом…

Мы с Алеком встречались пять лет. А знакомы были ещё больше. Но каждый раз, когда я видела его, это будто происходило впервые.

Мы были созданы друг для друга. Нашей любви завидовали. Ею восхищались. Её ставили в пример.

Глупые люди.

Глупая я».

Алек сидел на моей кровати и гладил струны гитары. Именно – гладил. Алек не умеет играть, да и я не особо. Этот древний инструмент весь в надписях и автографах неизвестных мне личностей когда-то принадлежал моей бабушке. О да… моя бабушка была горячей штучкой! Полмира исколесила со своей инди-рок-группой. А ещё она вела очень активный образ жизни и три года назад погибла в горах – обвал. После чего я забрала гитару и ещё несколько ценных вещей себе, просто, как память.

Сердце, как огромная бабочка затрепыхалось в груди, когда Алек поднял на меня свои «солнечные» глаза. Даже дыхание участилось – так он на меня действовал, так смотрел. Словно сияю не он, а я. Словно это в моих глазах поселилось солнце, словно это моя красота способна управлять вселенной. Словно… словно я для него всё.

– Привет, – улыбнулась и захлопнула за собой дверь.

Обычно Алек при каждой нашей встрече, где бы она ни состоялась, бросал всё или прерывал разговор и первым делом целовал меня. А сейчас он просто смотрел. Молча. Пронзительно. Внимательно.

Боже, как же ему идёт эта чёрная рубашка и тёмные джинсы. Необыкновенно прекрасный контраст со светлой кожей и белыми волосами. Только обычно Алек не носит рубашки, предпочитает более удобные вещи. Исключение что ли сделал в честь нашего юбилея?

Мило. Но странно.

– Привет, – наконец ответил и приподнял уголки губ в томной улыбке, скользя взглядом по моей фигуре.

– А, это, – фыркнула, пожав плечами, – съёмка в студии. Сейчас переоденусь.

– Зачем спешить? – Алек улыбнулся шире, убрал гитару на кровать и подошёл ко мне. Мягко опустил руки на мою талию и притянул к себе. Я обвила его шею руками и приподняла голову.

Ничто в этом мире не сравнится со вкусом его губ. Я могла бы вечно касаться их, ощущать тепло и сладковатый привкус. Словно сам ангел поцеловал Алека в губы и подарил его мне.

Ощущать, как его язык играет с моим, как тёплое дыхание скользит по коже, как руки опускаются всё ниже, забираясь под подол платья…

– Мама… ещё не ушла, – отрывисто прошептала Алеку в губы. – А она обязательно зайдёт попрощаться. Ты же знаешь.

«Попрощаться слово-пророчество. В тот вечер мама действительно зашла ко мне, чтобы попрощаться».

– Ладно, – улыбнулся Алек и вернулся на кровать к гитаре, пробежался пальцами по струнам и на этот раз это прозвучало как… как мелодия.

Мои брови невольно выгнулись:

– С каких это пор ты играешь?

Алек поднял на меня ленивый взгляд из-под бровей, обезоруживающе ухмыльнулся и просто ответил:

– Это всё ты, Мика.

– Что я?

Алек пронзительно поглядел мне в глаза, и новый табун мурашек промчался по коже. Говорю же – каждый раз. Каждый раз он так на меня действовал. Я просто не верила своему счастью. Многие люди до конца своих дней остаются одинокими, а я встретила свою вторую половинку в возрасте десяти лет. И он со мной. Всегда будет.

«Эти мысли пророчеством не оказались».

– Ты – лучшее, что у меня есть, – проникновенно сказал Алек. – Ты – всё, что у меня есть.

– Не говори так, – нахмурилась, – у тебя ещё как минимум родители имеются. И сестра. Хоть и стерва.

Алек низко усмехнулся и опустил вгляд на гитару.

Инструмент буквально оживал в его руках. Поверить не могла! Когда только успел научиться так мастерски играть? Даже моя бабушка в восторг пришла бы! Признаться, стало не по себе, сюрприз хоть и приятный, да слишком неожиданный. Я думала… у нас нет секретов друг от друга.

Через пятнадцать минут в комнату заглянула мама, как обычно без стука. Улыбнулась, как довольный Чеширский кот и, велев развлекаться, но целомудренно, умчалась на встречу.

Вот мы и остались наедине. Мистер Лапус не в счёт.

– Ну, чем займёмся? Я смотрю, ты нарядился, – с улыбкой кивнула на рубашку Алека.

– Хочешь куда-нибудь?

– Не знаю. Думала, у тебя уже есть идея.

Алек не отвечал. Просто смотрел на меня. Так, словно собирается сказать что-то серьёзное, но никак не может решиться.

– У меня для тебя подарок, – спохватилась я и протянула Алеку коробочку с браслетом.

Тот нахмурился, как я и предсказывала. Помрачнел, открыл крышку, зацепил браслет указательным пальцем и поднёс к глазам.

– Мика, – проговорил строго.

– Даже слышать не хочу! – перебила, выхватила браслет и надела ему на запястье. – Могу я хоть раз в жизни подарить тебе что-то стоящее?

– Ты уже подарила мне всё, что нужно, – твёрдо ответил Алек, всё ещё хмурясь. – И даже больше…

– Да ладно тебе, – схватила его за ворот рубашки, притянула к себе и прижалась губами к губам.

Алек обхватил меня за талию и перевалил на спину. Вкус его губ сносил крышу. Ни о чём не могла думать. Только о его губах; о крепких руках, ласкающих мою обнажённую кожу; о запахе… одурманивающем, заполняющем всю меня без остатка. Каждый раз я почти задыхалась от удовольствия.

Алек оторвался от моих губ, провёл подушечками пальцев по щеке и заправил локон моих рыжих волос за ухо.

– Мика…

– Тебе ведь понравился? – перебила, забираясь ладонями под его рубашку и с наслаждением ощущая, как под гладкой кожей перекатываются твёрдые мышцы спины.

– Браслет. Носи его, ладно?

Алек не отвечал.

Выбралась из-под его руки, откинула волосы назад и решительно посмотрела ему в лицо:

– Что с тобой?

– В каком смысле? – вымученно вздохнул Алек.

– В прямом. Это… из-за квартиры? Что-то не так. Ты передумал?

И снова пауза. Ну точно – передумал.

– Нет, – наконец ответил, потирая ладонью запястье с браслетом; взглянул на него: – Мне нравится.

Выдохнула:

– Хорошо. А теперь говори, что с тобой?

Что не так с его лицом?.. Напряжённое. Мрачное. Даже глаза кажутся не такими яркими, как обычно.

А затем он просто взглянул на настенные часы, стрелки которых показывали без десяти минут шесть, и с шумным вздохом поднялся на ноги. Запустил руку в карман джинсов и, слабо улыбнувшись, протянул мне связку ключей.

Я с визгом подскочила с кровати, не в силах поверить в то, что вижу!

– Алек! Алек, это они?! Они, да?! Ключи от нашей квартиры! Ты снял её?.. Чёрт! Ты снял её!!! – Бросилась ему на шею, а Алек тут же подхватил меня и закружил над полом.

– Твой подарок намного лучше моего! – верещала, крепко сжимая его в объятьях. – Чёрт! Мы будем жить вместе! Ты и я! Боже, я сплю, или умерла и попала в рай?!

В эту же секунду широкая искренняя улыбка упорхнула с лица Алека, на лицо упала тень, а в глазах блеснула тревога.

– Ты не рад? – нахмурилась.

– Я? – выдавил улыбку Алек, отводя взгляд. – Я рад, что ты рада.

– А сам?

– Я люблю тебя, Мика, – внезапно сменил тему, будто избегая расспросов, притянул меня к себе и с силой поцеловал.

Второй тревожный звоночек – происходит что-то очень странное.

– Эй, – прервала поцелуй и внимательно вгляделась в золотистые глаза, – точно всё в порядке?

– Я хотел увидеть тебя счастливой, – тихо произнёс Алек, поглаживая меня по спине. – И сейчас вижу, что ты счастлива.

Я сомнительно усмехнулась:

– Но с тобой я всегда счастлива. А теперь ещё больше! Потому что не придётся видеть недовольную рожу твоей сестры каждый раз, когда переступаю порог вашего дома.

– Не такая уж она и недовольная, – усмехнулся Алек.

– Эллисон меня ненавидит и не спорь! Ну и… – Потянулась к его уху, коснулась мочки губами и томным голосом произнесла: – И теперь нам больше не нужно будет ждать, пока дома никого не останется, или пока все лягут спать, и ты проберёшься ко мне через окно.

Поцеловала его за ухом, коснулась языком горячей кожи и оставила влажную дорожку до самой ключицы, забравшись за ворот рубашки.

Алек шумно втянул ноздрями воздух – мне всегда нравилось наблюдать за его реакцией на мои прикосновения… Это в лишний раз доказывало то, что мы созданы друг для друга.

«Вот же идиотка»…

Страсть молниеносно разгоралась между нами. Это как ураган, который никогда не бывает спокойным. Каждый раз, когда это происходило, мир начинал вращаться, земля уходила из-под ног, равновесия не оставалось. Что вообще такое равновесие, когда моё тело в руках Алека?..

Он приподнял меня над полом и опустил на кровать, задрал подол моего крохотного платья и расположил бёдра у меня между ног. Наши губы снова встретились, в ярком, страстном, голодной поцелуе. Частое дыхание и кровь бурлящая в ушах – всё, что слышала. Его запах – всё, чем дышала. Алек – всё, чем жила.

Непослушные пальцы судорожно расстёгивали пуговицы на его рубашке.

– Боже, почему их так много? – простонала, и Алек вновь накрыл мой рот поцелуем.

– Я люблю тебя, Мика, – шептал, покрывая мою шею горячими поцелуями, а я наконец закончила сражение с пуговицами на его рубашке, стянула рукава и швырнула в сторону.

– Я люблю тебя, – продолжал шептать Алек.

– Я тоже тебя люблю, – практически задыхаясь и выгибая спину от его ласк.

– Люблю. Только тебя, – говорил Алек. – Только тебя…

Третий звоночек.

«У него что-то случилось», – была уверена.

Знала бы… что случиться это «что-то» должно было со мной.

Алек продолжал задирать моё платье.

– От него надо избавиться, – на секунду приподнялась и стянула платье через голову.

В этот же миг звякнули струны гитары… «Сыграть, что ли надумал?»

Но Алек не собирался играть. Он сжал струны в кулак и с медвежьей силой вырвал их с держателей. Оставил в руке самую толстую, резко приблизился ко мне и затянул металлическую нить на шее. Повалил на живот, зажал ноги своими, захватил оба запястья одной рукой и навалился на меня всем корпусом, в то время когда его правая рука затягивала струну всё сильнее.

Боль. Страх. Потрясение. Настолько мощное потрясение, что Алек мог бы и не держать меня, я всё равно не сопротивлялась.

«Я сплю. Это сон. Этого не может происходить на самом деле», – глупые мысли тут же заполнили голову. – Только не Алек. Это ведь Алек? Это ведь Алек! Мой. Мой любимый Алек. Что он делает? Убивает меня?».

Розыгрыш? Шутка? Жестокая реальность?

Нет таких слов, чтобы описать всё, что творилось в тот момент в моей голове и в моём растоптанном умирающем сердце. Это безумие, самое что ни на есть настоящее безумие!

 

«Он отпустит меня. Вот-вот отпустит». Но Алек затягивал удавку всё сильнее.

Лишь моё громкое кряхтение, вылетающее изо рта, нарушало тишину в комнате. Алек не произносил ни звука. Просто душил. Просто убивал меня.

Наконец в голове что-то щёлкнуло. Cтала брыкаться, пытаясь закричать, но ничего не выходило; сплошное кряхтение – ни слова. Тёмные пятна плясали перед глазами, комната закружилась вместе с рядами фотографий на стене, вместе с улыбками Алека, с его объятьями и поцелуями.

Я тонула. Не могла вдохнуть, не могла закричать, не могла сбросить с себя его тело, и не могла задать вопрос, который даже после смерти не даст мне покоя: «Почему»?

Не долго тело пыталось сопротивляться. На белых простынях подо мною расцветала кровь – струна разрезала кожу. Боль нарастала. Тёмные пятна перед глазами превращались в салют, воздуха не хватало, лёгкие стонали, сознание отключалось. На последних секундах я услышала его голос: Алек кричал. Громко и отчаянно.

«Быть может потому, что я так долго не хочу умирать?»

Я не разобрала ни слова. Гул в ушах, горячие слёзы обжигали щёки, тяжёлые веки опускались, требуя вечного сна. Упала лицом в матрас и позволила глазам закрыться. В эту же секунду тело ощутило легкость, и шаги Алека зазвучали по паркетному полу. Он отпустил меня, но было уже поздно.

«Вот так я умерла в один из самых счастливых дней в своей жизни, чувствуя под животом связку ключей. Ключей от нашей с Алеком квартиры».

Купите 3 книги одновременно и выберите четвёртую в подарок!

Чтобы воспользоваться акцией, добавьте нужные книги в корзину. Сделать это можно на странице каждой книги, либо в общем списке:

  1. Нажмите на многоточие
    рядом с книгой
  2. Выберите пункт
    «Добавить в корзину»