Электронная книга

Вверх по Меконгу (сборник)

5.00
Читать фрагмент
Как читать книгу после покупки
Шрифт:Меньше АаБольше Аа

© Елена Фёдорова, 2008

© Оформление «Янус-К», 2008


* * *

Эпиграфом к своей новой книге «Вверх по Меконгу» я решила взять стихи Марины Цветаевой, написанные в 1934 году, потому что они передают мое настроение, мое восприятие реальной действительности и отношение этой действительности к моему нереальному – unreal – творчеству.

 
Тоска по родине! Давно
Разоблаченная морока!
Мне совершенно все равно —
Где совершенно одинокой
 
 
Быть, по каким камням домой
Брести с кошелкою базарной
В дом, и не знающей, что – мой,
Как госпиталь или казарма,
 
 
Мне все равно, среди каких
Лиц – ощетиниваться пленным
Львом, из какой людской среды
Быть вытесненной – непременно —
 
 
В себя, в единоличье чувств.
Камчатским медведём без льдины
Где не ужиться (и не тщусь!),
Где унижаться – мне едино.
 
 
Не обольщусь я языком
Родным, его призывом млечным.
Мне безразлично – на каком
Непонимаемой быть встречным!
 
 
(Читателем, газетных тонн
Глотателем, доильцем сплетен…)
Двадцатого столетья – он,
А я – до всякого столетья!
 

Но еще прежде о том же самом сказал царь Соломон в книге Екклесиаста или Проповедника:

– Во многой мудрости много печали; и кто умножает познание, умножает скорбь.

И созвучием прошлому мои стихи, мои «до всякого столетья» мысли:

 
Нанизывать, как бусины слова —
Такое счастье, и такое горе,
Быть маленькой песчинкою в часах,
Быть каплей дождевой, упавшей в море.
 
 
Все знать, все ведать, обо всем сказать,
И услыхать в ответ: «Зачем нам это надо?»
Насмешки и презрение принять,
Как высшую, достойную награду.
 
 
И продолжать вязать агаты бус,
Плести венок таинственных подстрочий,
И улыбаться, пряча в сердце грусть,
А истину за сотней многоточий…
 


Волшебные сны перламутровой бабочки



 
Когда я сплю, я о Вас не думаю,
Я просто вижу дивные сны,
Волшебные сны перламутровой бабочки,
Спрятанной в коконе до весны.
 

«Я забываю про все, что здесь…»

 
Я забываю про все, что здесь.
Я забываю про то, что есть.
В мире реальном теряюсь порой
И в нереальность спешу, как домой.
 
 
Там высоко облака – облака,
Там, извиваясь, петляет река,
Там все понятно, там нет пустоты,
Там в мире счастья живем я и ты.
 

«Прозрачной бабочки крыло…»

 
Прозрачной бабочки крыло
В моем стихотворенье,
И райской птички за окном
Малиновое пенье,
 
 
И синь небес, и даль и ширь,
И волны океана…
Все от того, все от того…
Что я проснулась рано!
 

«Я могу красавицей быть…»

 
Я могу красавицей быть.
Я могу красавицей стать.
Я могу по звездам в ночи
Все про вас, мой милый, узнать.
 
 
Даже то, что вам невдомек,
Что случится лет через сто.
Только вам, про то не скажу
Ни за что, ни за что, ни за что!
 

«Давай сегодня просто помолчим…»

 
Давай сегодня просто помолчим
И полюбуемся на снег к стеклу летящий,
На белый снег, прозрачностью слепящий,
Куда-то в неизвестность нас манящий,
Нам шепчущий: «Летим со мной. Ле-ти-м!»
 
 
Давай с тобой отбросим все дела,
И в высоту за снегом устремимся,
С прозрачной чистотой соединимся,
И чудесам природы удивимся,
Всем чудесам, которым нет числа…
 

«Белые хлопья снега…»

 
Белые хлопья снега.
Белый пейзаж за окном.
Тропинка, ведущая в небо.
Я знаю, там, в небе – твой дом.
 
 
В созвездии Ориона,
В бескрайности высоты
Ты белые хлопья в ладони
Берешь, словно чудо-цветы
 
 
И мне их, любя, посылаешь,
Белилами землю белишь.
Ты там, на далекой планете,
Наверно, тоже грустишь…
 

«Я растворяюсь в тебе, как вода, уходящая в землю…»

 
Я растворяюсь в тебе, как вода, уходящая в землю.
Силу любви твоей с трепетной дрожью приемлю.
Силу, способную колосом к небу пробиться.
Силу, способную дождиком с неба пролиться…
 

Володе

 
Уже средина ноября
На будущей недели.
Не зря, не зря, не зря,
Все было, в самом деле.
 
 
Ваш голос выкрикнул: «Привет!»
И солнце засияло.
– Прошло уже две тыщи лет,
Давай начнем сначала!
 
 
Отправим вновь из пункта N
Веселый паровозик.
Пускай он все обиды прочь
От нас тобой увозит.
 
 
Забудь, про тот дождливый день,
Забудь, про все, что было.
Оставь лишь то, что хочешь ты,
Лишь то, что сердцу мило.
 
 
И в середине ноября
Почувствуй радость лета
И, улыбнувшись, подари
 

Мне все свои сонеты.

«Безвоздушность ночи…»

 
Безвоздушность ночи.
Бездыханность дня.
Я люблю вас очень.
Многоточием:
Ну а вы… меня?
 

Володе

 
Предчувствие, предчувствие,
Того, что будет с нами.
Навстречу мне спешите Вы
Огромными шагами.
 
 
А я смотрю с улыбкою
На звезды за окном,
Предчувствую, предчувствую
Все то, что было сном…
 

«Когда-нибудь все объяснится…»

 
Когда-нибудь все объяснится,
Жар-птица мелькнет в вышине,
И вам непременно приснится
Все то, что пригрезилось мне.
 
 
И вы из далекого завтра
Шагнете в сегодня, в сейчас,
В тот день, когда я почему-то
Про нас сочиняла рассказ.
 

«По окнам струиться день…»

 
По окнам струиться день,
Разбрызгивая пастель,
И растворяется в нем
Долгой ночи капель.
 
 
Занавес сна, подняв,
Солнышко смотрит в мир.
И позывные Любви
Вновь заполняют эфир.
 

«Нам все покажется сном…»

 
Нам все покажется сном,
Который с рассветом исчез
В туманную пелену
За дальний заснеженный лес,
Чтобы через года,
В нашем далеком потом
Явь показалась вдруг
Сладким, сказочным сном.
 

«Я желаю тебе Любви…»

 
Я желаю тебе Любви,
Я желаю тебе стихов.
Я желаю тебе, мой друг,
Не бояться земных оков.
 
 
Не бояться восторженных глаз,
Добрых дел, добрых мыслей и слов,
Быть в гармонии, в мире с собой,
В этом, верь мне, основа – основ!
 

«Вниз, сквозь облачную ладошку…»

 
Вниз, сквозь облачную ладошку
Проливаются солнца лучи.
Яркой охрой рисуют ловко
На лесной тропинке ключи.
 
 
Золотые ключи рассвета.
Начинается новый день.
Растворяется в светлых красках
Долгой ночи черная тень.
 

«В звоне хрустального дня…»

 
В звоне хрустального дня
Мне слышится Ваше имя.
Но вы далеко от меня,
Вы, почему-то, с другими.
 
 
И я, почему-то, не там,
Где быть надлежало нам с Вами…
И крошится лед на реке,
И вдаль уплывает кусками.
 
 
И в звоне разбитого льда
Вам слышится, слышится имя,
Но вы далеко от меня,
Вы в эту минуту с другими.
 
 
– Ах, почему, все не так?
Мы с вами вздыхаем украдкой
И говорим всем вокруг,
Что в жизни все ровно, все гладко.
 
 
А то, что река поднялась,
Что вздыбился лед повсеместно,
Наверное, только нам
И важно и интересно.
 

«В проеме оконной рамы…»

 
В проеме оконной рамы
Возникнет ваш силуэт.
– Вы, дорогая упрямы,
Вам сколько, скажите лет?
 
 
– Мне – вечность, – отвечу с усмешкой,
Мне – год, или день или час.
Не мешкая, мой милый, не мешкай,
Скажи, все что нужно, сейчас.
 

«Лежащий сфинксом верный пес…»

 
Лежащий сфинксом верный пес,
Глядит на нас сурово.
Мы не сказали ничего,
Мы замерли, забыв про слово.
 
 
Мы, словно, каменные львы
На постаментах у Невы
Молчим и смотрим, немигая, в вечность,
А мимо темною водой
Несется жизни быстротечность.
 

«Все так безумно далеко…»

 
Все так безумно далеко,
В другом тысячелетье.
Луна неоновым рожком
Над головою светит.
 
 
И голос Ваш издалека,
Неузнанный вначале.
И бирюзовая река,
Нет места для печали.
 
 
Но я грущу из-за того,
Что все когда-то было.
Я помню все, я ничего
В том веке не забыла.
 
 
Тех бальных платьев кринолин,
Как облако их кружев…
То полонез иль менуэт
Нас с Вами в танце кружит.
 
 
И голос Ваш издалека,
Зовущий за собою…
Все это через сотню лет
Мы назовем судьбою.
 

«Вы – маленький, ВАМ не страшно…»

 
Вы – маленький, ВАМ не страшно
Мне все это говорить.
Вы ведь еще не умеете
Радость другим дарить.
 
 
Счастьем других одаривать
Не научились Вы.
Я улыбаюсь искренне,
Не говорю ВАМ: «Увы…»
 
 
Не поучаю, не сетую,
Знаю, с годами придет
Мудрость и музыка светлая,
К вершине познанья полет.
 
 
Вы через все испытания пройдете,
Тогда-то, мой друг,
Слова станут добрыми, умными
И не сорвутся с вдруг…
 

«Время застыло улыбкой мальчик…»

 
Время застыло улыбкой мальчик,
Испугавшегося той высоты,
С которой я протянула ему на ладони
Хрустальное сердечко – крошечную частичку Все-Ленной…
 

«Время нашего разговора…»

 
Время нашего разговора
Пылью в песочных часах…
Ах…
Не успели договорить.
 
 
– Можно ВАМ позвонить
Завтра?
Нет, лучше приехать внезапно
В ВАШ дом, можно?
 
 
– Конечно. Да…
Знаю, не позвонит ни-ког-да.
Время – песок. Время – вода.
Время – звездная пыль, нет следа.
 
 
Нить нашего разговора
Паутиною легкой – за горы.
Может, вернется лет через сто?
Не позвоню ни… за… что…
 

«Я – сон по имени Елена…»

 
Я – сон по имени Елена.
Ваш сон, Ваш полуночный бред.
В бескрайности большой Все-Ленной,
Зачем отыскивать мой след?
 
 
Пусть все останется за гранью,
За гранью дня, за гранью снов.
Тогда в Ваш дом войдет неслышно
Вселенской милостью Любовь.
 

«Я улетаю вдаль…»

 
Я улетаю вдаль,
Туда, где рождается ветер.
Я знаю, Вам будет жаль
Расстаться со мной на рассвете.
 
 
Поэтому выпорхнув в ночь,
Я в вечности тихо растаю.
А Вам будет сниться, что я
По Вашей квартире летаю…
 

«Я не открою ВАМ сегодня дверь…»

 
Я не открою ВАМ сегодня дверь.
Замру в прихожей статуей Родена.
Мыслителем, постигшим тайный смысл,
Что в Вечности все кратко, все мгновенно…
 

«При свете дня, все выглядит иначе…»

 
При свете дня, все выглядит иначе.
Никак не клеится серьезный разговор.
Слова, звучащие, так мало, мало значат,
Хотя звучат почти, как приговор.
 
 
А между строк, как колокол – молчанье,
И взгляд, кричащий громче и ясней,
Что мне, напротив вас сейчас сидящей,
Вы, тот далекий, во сто раз нужней.
 

«Я не ждала ни радости, ни слез…»

 
Я не ждала ни радости, ни слез,
Я не звала вас снова возвратиться,
Я знала, холодна водица,
И хрупок образ, сотканный из грез.
 

«Утекает время по каплям…»

 
Утекает время по каплям
Из разбитого циферблата.
Я его удержать пытаюсь,
Но нет сил. Ах, какая досада.
 
 
Утекает по капелькам вечность,
Растворяясь в земном просторе.
И вздыхает украдкой кто-то:
– Ах, какое же это горе.
 
 
Утекают мгновения счастья
Безвозвратно по капелькам в Лету,
И холодной становится наша,
Остывающая планета.
 

«Когда меня не будет рядом…»

 
Когда меня не будет рядом,
И заскользит по стеклам тень,
И станет хмурым, безотрадным,
Залитый солнцем яркий день,
 
 
И вы, не справившись с уныньем,
Возьмете том моих стихов,
Все о себе самом поймете
Без лишних слов, без лишних слов.
 

«Крылатые строчки стихов…»

 
Крылатые строчки стихов
Отпускаю на волю,
Забыв о минувшем,
О грусти, печали и боли,
 
 
Забыв,
Что все в жизни мирской – суета,
За строчками в небо лечу
И кричу: «Я вас жду у моста!»
 

«Тень моя за Вами следует…»

 
Тень моя за Вами следует,
Хоть не следует, не следует
Ей сочувствия просить,
Ей всю жизнь лишь тенью быть…
 

«Мне ли петь тебе песни, мой свет…»

 
Мне ли петь тебе песни, мой свет,
Коль не вместе с тобой столько лет
Коль не ведаешь, как я живу,
И не знаешь про злую молву,
 
 
И не хочешь навстречу шагнуть,
И в глаза мне без страха взглянуть,
И прогнать одиночество прочь,
Пожалеть, защитить и помочь?
 
 
Мне ль не прятать усмешку свою,
Когда ложь, как водицу я пью?
 

«Сомненья кинжалом отточенным в грудь…»

 
Сомненья кинжалом отточенным в грудь
– Не будь!
– О, прошу, пощадите.
– Не будь!
 
 
Ужели глотка мне воды не дадите,
Мою непохожесть на вас не простите,
И крылья сломав, вы меня обвините
Во всех, не содеянных мною грехах,
 
 
И книги мои превратите вы в прах?
– Возможно…
Про все ты расскажешь в стихах.
– Ах…
 

«Свидетелем пусть будет океан…»

 
Свидетелем пусть будет океан,
Что мы с тобой не сделали дурного,
Что чувств внезапных сильный ураган
Вознес нас над землей и снова
 
 
Заставил в синеве небес парить
И верить в то, что чудо совершится,
Что для возвышенной, восторженной любви
Нет возрастных преград, что стерты все границы.
 

«Позволь промолчать обо всем, что тревожит…»

 
Позволь промолчать обо всем, что тревожит,
Что ярким огнем полыхает под кожей,
Что вдребезги сердце мое разбивает
И душу на волю не отпускает.
 
 
Позволь быть сегодня, как книга закрытой,
Еще не известной, не знаменитой,
Еще не познавшей обид и утрат,
Еще не покинувшей свой чудо-град,
 
 
Где солнце сияет, где песни поются,
Где реки любви водопадами льются,
Где шепчут друг другу слова доброты,
Где даже зимой расцветают цветы.
 

«Душа поет и улетает ввысь…»

 
Душа поет и улетает ввысь.
– Вернись, – кричат ей вслед,
Она не хочет. Кружит себе, парит,
А сердце кровоточит,
 
 
И чувства чистой музыкой навзрыд
В эфирное пространство проникают,
Баюкают, спасают, утешают,
И исцеляют от мирских обид.
 

«Что может быть печальнее финала…»

 
Что может быть печальнее финала,
Когда нельзя исправить ничего?
Еще не прервалось дыханье зала,
Еще не завершилось колдовство,
 
 
Но тень разлуки встала на пороге,
И линия разлома пролегла,
И распахнула всем объятья Вечность:
Лети, коль приобрел ты два крыла!
 

«Я в разладе с собою, не с вами…»

 
Я в разладе с собою, не с вами,
Я в пространстве, очерченном снами,
В нереальности бытия,
Все не выйду из забытья.
 
 
Чар волшебных не разрушаю,
Поворотам судьбы не мешаю,
По течению тихо плыву,
И живу, как во сне, наяву.
 

«Так плохо, когда разлука…»

 
Так плохо, когда разлука
Поземкою снежной закружит,
А в сердце живом и горячем
Надолго поселится стужа,
 
 
И колокол грянет набатом,
И небо на землю падет…
Раз-лу-ка… Ты точно знаешь,
Что он никогда не придет.
 

«Краски рассвета, краски заката…»

 
Краски рассвета, краски заката –
Мгновения счастья, мгновенья утраты.
А между ними столетия мчатся,
Времени нет, чтобы нам повстречаться.
 
 
Времени нет, чтоб расслышать друг друга,
Лошадками в цирке по ругу, по кругу
Мимо закатов и мимо рассветов
Прямо с обрыва в бездонную Лету.
 

«Я вас старше на целую жизнь…»

 
Я вас старше на целую жизнь…
– Я вас младше почти на столетье…
– Что же делать нам с этим, скажи?
Но в беседу врывается ветер.
 
 
Он уносит, как листья, слова
И играет, как мячиком звуком:
Старше, младше, людская молва,
Неизбежность забвенья, разлука…
 

«Как паучки, за ниточки цепляясь…»

 
Как паучки, за ниточки цепляясь,
Болтаемся меж небом и землей…
Все это удивительною жизнью,
Потомки назовут, поверь, друг мой.
 

«Вы в параллельных мирах…»

 
Вы в параллельных мирах
Кометой проноситесь мимо
К Урану.
Как странно…
 
 
Зачем я вас слышу?
Зачем прорывается
Ваш позывной
В мой голос земной?
 

«Все – суета-сует…»

 
«Все – суета-сует» – конечность
Любых дорог, любых путей.
Все – исчезающая млечность,
Несущихся к закату дней.
 
 
Неповторимость постоянства,
Глухонемая пустота,
А над всемирной суетою –
Простор небесный – вы-со-та!
 

Великим…

 
Я не посмела сказать ничего.
Я онемела из-за того,
Что вы не умеете слышать слова,
Что кругом у вас от похвал – голова.
 
 
Наверное, это – удел все людей.
Лесть им понятней, приятней, нужней,
Чем очень простые слова без прикрас.
Не знать их, не слышать – дается приказ.
 
 
Поэтому я, улыбаясь, молчу,
И правила Истины снова учу,
Чтоб не споткнуться на скользком пути,
Чтобы к вершине познанья дойти.
 

«Мне верилось, что Божий свет…»

 
Мне верилось, что Божий свет
Растопит лед. Настанет лето.
И я смогу поведать вам
Все то, что мной еще не спето.
 
 
Что недосказано еще,
Что тайной тропкой между нами…
Но… лед не тает.
Что ему – огонь любви и Божье пламя?
 

«Мне быть непохожей на Вас…»

 
Мне быть непохожей на Вас –
Не страшно.
Страшней оказаться на вас похожей
Примерить наряд из шагреневой кожи.
 

«Попугай, кричащий в саду…»

 
Попугай, кричащий в саду,
Какаду.
А кто Вы?
Кликуши, пророчащие беду?
Нет. Мы – райские птички
В Эдемском саду…
 

«Мне вас слушать смешно, смешно…»

 
Мне вас слушать смешно, смешно,
Я все знаю давным-давно,
 
 
Все, что вы узнали сейчас,
Что узнаете через час,
 
 
Через день, через год, через век.
Вы смешны, вы – смешной человек.
 
 
Только вам это все невдомек.
Вы не знаете, что уголек
 
 
Может стать причиной огня.
Вам ли, милый, понять меня?
 

«Я пью Божью милость большими глотками…»

 
Я пью Божью милость большими глотками,
К вершине познанья иду неспеша.
И вижу – вода превращается в пламя
И облаком легким взлетает душа.
 

Alpsee

 
Кленовый лист на лебедя похож,
Плывущего вдоль берега реки.
И в этот миг мне несказанно жаль,
Что мы с тобой безумно далеки.
 
 
Немого отчуждения печать
Ложится тенью темною меж гор
И колокольным звоном всех церквей
Звенит, не умолкая, птичий хор.
 
 
Не уплывай, прошу, кленовый лис,
Повремени, возьми меня туда,
Где бирюзовой краскою манит
Альпийская озерная вода.
 
 
Я без труда найду обратный путь,
Найду его когда-нибудь потом
Позволь мне в неизвестность заглянуть,
Став на мгновенье лебедем-листом.
 

«Порой достаточно снов…»

 
Порой достаточно снов
Светлых счастливых грез.
Но не достаточно слов,
И не достаточно слез,
 
 
Чтоб утолить печаль,
Чтоб обо всем сказать,
Чтоб в суете мирской
Душу не потерять.
 

«Алым яблоком раздора – солнце…»

 
Алым яблоком раздора – солнце
Желтой долькой апельсина – лунный диск,
Мчимся по спирали жизни вверх и вниз
Остановись!
 
 
Кричу тебе через вечность,
До боли сжимая рот:
– Никто нам эти мгновения
Назад не вернет.
 
 
Упавшей звезде, не сиять опять.
Птице подстреленной – не летать.
Цветку завядшему – не цвести.
Дереву срубленному – не расти
Прости…
 
 
Душу мою в небеса отпусти.
Туда, где яблоком солнца диск,
Где апельсиновой долькой луна,
Где мира и радости жизнь полна.
 

«День начинался с пения молитвы…»

 
День начинался с пения молитвы,
День продолжался чтением псалмов.
И были в воздухе созвучия разлиты
И солнышком вставали средь холмов.
 
 
То золотым, то розовым, то алым
Раскрашивался неба окоем,
Чтоб мы мгновенья радости вдыхали
И любовались наступившим днем.
 

«Много лет, как день вчерашний…»

 
Много лет, как день вчерашний,
Как слетевший с ветки лист.
Здравствуй, юность! Зрелость, здравствуй!
Посмотри, как воздух чист.
 
 
Ничего не изменилось,
Все, как в прежние года:
Биоритмы, биотоки
И над вечностью – звезда.
 

«Я знала, что мы увидимся…»

 
Я знала, что мы увидимся,
Я была уверена в этом.
Все случилось легко и таинственно
Точно так же, как прошлым летом.
 

«Все, что ты говоришь во сне…»

 
Все, что ты говоришь во сне,
Случается наяву.
Плыву
По течению сбывшихся грез
В лодке из роз.
 
 
Шаром неоновым в небе луна
Видна.
Ночь опускает занавес свой,
Зовет нас с тобой
Домой.
 
 
В сладкий, дремотный,
Милый уют,
Где колыбельные песни поют,
Где любят и ждут…
 

«Я в твой дом незваным гостем приду…»

 
Я в твой дом незваным гостем приду,
Принесу тебе ромашек букет
И с собою в дальний путь позову,
Чтобы встретить васильковый рассвет.
 
 
Чтоб увидеть, как осенний туман
Исчезает от горячих лучей,
Чтоб услышать, как поет океан
Песню тысячи бессонных ночей.
 
 
Я поведаю о главном тебе
Там, в безоблачном далеком краю
Яркой радуги сияющий свет
Я в ладошки твои щедро налью.
 

«Я ждала вас тысячу лет…»

 
Я ждала вас тысячу лет,
Тысячу зим и весен дождливых.
Как сиротлив был каждый рассвет,
Сколько слов было сказано лживых,
 
 
Сколько песен пропето без вас,
Сколько дорожек исхожено разных,
Чтобы в тысяча первый год
Нашу с вами встречу отпраздновать.
 

«Я приглашу Вас в гости к осени…»

 
Я приглашу Вас в гости к осени
В янтарно-солнечный шатер,
Что за горою, в дальней просеке
Кудесник ловкий распростер.
 

«Я не помню Вашего лица…»

 
Я не помню Вашего лица,
Слишком долго с вами не встречалась.
Снежная, холодная зима
Все никак меж нами не кончалась.
 
 
Слишком долго звуки бубенцов
Не будили сонную округу.
Слишком долго не хватало слов,
Чтоб поведать истину друг другу.
 

«Я пытаюсь вернуть рассвет…»

 
Я пытаюсь вернуть рассвет
Тот, который случился без Вас.
Я пытаюсь припомнить день,
И внезапной разлуки час.
 
 
Пустота от того, что нет
На листочках брусничных бус
И холодного ветра с гор
На губах пересохших вкус.
 
 
Я вернуть не могу никак
Ни минуты из прошлых лет,
Все сильнее в сердце пожар
И спасенья от этого нет.
 

«Через мост разлучных лет…»

 
Через мост разлучных лет
Перейти совсем не сложно.
Не спеши, иди вперед
Осторожно, осторожно.
 
 
Посмотри, огонь любви
В чаше ярко полыхает,
И разлуки нет следа,
Исчезает. Ис-че-за-ет…
 

«В огне костра, который мы с тобою…»

 
В огне костра, который мы с тобою
Устроили на солнечной поляне,
Тепло последнего приюта,
Сорвавшиеся листья обретают.
 
 
Так с уходящей осенью
Прощанье наше длится
И мнится,
Что не будет радости финала.
 
 
Что наше счастье будет солнцем литься
И на лучи слепящие дробиться,
Чтоб по весне зеленою листвою
На всех деревьях сразу распуститься.
 

«Мягкий снег пушистый, белый…»

 
Мягкий снег пушистый, белый
Вдруг к утру растает?
Не волнуйся, не волнуйся,
Белый снег летает.
 
 
Дом его за облаками
Вы-со-ко.
Растопить его не просто,
Не-лег-ко.
 
 
Будет снег ковром красивым –
До весны.
Чтобы снились ночью зимней
Удивительные сны.
 

«Пускай меняется погода…»

 
Пускай меняется погода,
Пускай пурга, пускай дожди.
Ты не грусти и не печалься
И золотого солнца жди.
 
 
Его лучи тебя согреют
Теплом, любовью, добротой
И обязательно помогут
С любою справиться бедой.
 

«Вы готовы к встрече с чудом?…»

 
Вы готовы к встрече с чудом?
Посмотрите за окно –
Белым-белым, мягким снегом
Все давно заметено.
 
 
Под пушистым покрывалом
Спит замерзшая земля,
Кружевною нежной шалью
Принакрылись тополя.
 
 
Полюбуйся, полюбуйся,
Как сверкает все кругом
И каким волшебным замком
Стол сегодня старый дом.
 

«Плакучая ива склонилась красиво…»

 
Плакучая ива склонилась красиво
Над гладью озерной воды
И в солнечном свете ее отраженье
Похоже на чудо-цветы.
 

«Измерение седьмое мы найдем…»

 
Измерение седьмое мы найдем,
Мой друг с тобою.
Мы его с тобой откроем,
Подобрав заветный ключ.
И тогда средь туч и мрака
Засияет солнца луч.
 

«Моя крылатая мечта…»

 
Моя крылатая мечта,
Не торопись умчаться в небо.
Моя крылатая мечта,
Позволь опять поверить в небыль.
 
 
Позволь забыться сладким сном,
Сладчайшим сном без пробужденья,
Чтоб все, что мучило и жгло,
Предать сумела я забвенью.
 
Другие книги автора:
Нужна помощь
Купите 3 книги одновременно и выберите четвёртую в подарок!

Чтобы воспользоваться акцией, добавьте нужные книги в корзину. Сделать это можно на странице каждой книги, либо в общем списке:

  1. Нажмите на многоточие
    рядом с книгой
  2. Выберите пункт
    «Добавить в корзину»