Жена напрокат. Любовь (не) предлагатьТекст

20
Отзывы
Читать фрагмент
Отметить прочитанной
Как читать книгу после покупки
Нет времени читать книгу?
Слушать фрагмент
Жена напрокат. Любовь (не) предлагать
Жена напрокат. Любовь (не) предлагать
− 20%
Купите электронную и аудиокнигу со скидкой 20%
Купить комплект за 348  278,40 
Жена напрокат. Любовь (не) предлагать
Жена напрокат. Любовь (не) предлагать
Аудиокнига
Читает Лина Ветлицкая
199 
Подробнее
Шрифт:Меньше АаБольше Аа

Глава 1

– Я дома! – закричала Марина, заходя в коридор их маленькой квартирки и бросая ключи на полочку.

В воздухе витал запах перегара и специй от лапши быстрого приготовления.

– Добрый вечер, Мариночка, – из спальни величаво выплыла Инга Максимовна, свекровь девушки, – сегодня ты что-то долго. – Женщина нахмурилась и посмотрела на невестку, поджав губы. – Уже давно время ужина, а тебя все нет!

Тяжело вздохнув, Марина сняла сапоги, повесила в шкаф пальто и пошла в ванную. День и без того выдался очень напряженный, а тут еще и дома встречают с претензиями.

– Ты меня слышишь? – свекровь потопала за ней.

– Слышу, – не стала спорить Марина, моя руки, – так чего вы до сих пор не поели?

Темные густые брови Инги Максимовны взлетели вверх.

– А ты приготовила? – возмущенно засопела женщина. – Виталик голодный, Машенька только чай пьет! Что ты за мать такая?

Начинается! Едва сдерживая себя, чтобы не наговорить лишнего, Марина прошла на кухню. Открыла холодильник.

– Вот стоит суп, – указала рукой на кастрюлю, – жаркое, салат. Что вам всем мешало поесть?

Свекровь задохнулась от возмущения.

– По-твоему мы должны питаться тухлятиной? – у нее аж очки запотели.

Марина ошеломленно смотрела на мать своего мужа и не могла найти слов.

– Что?

– Она еще спрашивает! – всплеснула руками женщина. – У Виталеньки слабый желудок! Ему необходимо питаться правильно! А у Маши вообще плохой аппетит. Ладно я, свое время уже отжила, мне многого не надо!

– Инга Максимовна! – перебила начинающуюся истерику Марина. – Я приготовила эту еду вчера вечером! Все свежее. Стояло в холодильнике! Нужно было просто подогреть! Хотя Виталик мог бы сам о себе позаботиться, да и Маша любит этот суп. Я специально его готовила!

Марина достала кастрюлю из холодильника и поставила на плиту подогревать.

– Ты предлагаешь мне таскать тяжеленные кастрюли? – не унималась свекровь.

– Не вижу в этом ничего плохого, – терпение девушки уже заканчивалось.

– Я с утра до ночи забочусь о вас! – голос женщины задрожал. В ход пошла тяжелая артиллерия. – Занимаюсь с Машенькой! Ты ведь знаешь, что ее нельзя оставить ни на минуту! Когда ты предлагаешь мне заниматься еще и готовкой? Я уже не в том возрасте, чтобы тянуть на себе весь быт вашей семьи!

– У Маши есть отец! – наконец не выдержала Марина. Она доставала тарелки и ставила их на стол.

– Который работает! – взвилась Инга Максимовна. – Он головы не поднимает целый день, сидит над компьютером! Зачем ему тогда жена, если все приходится делать самому?

– Знаете, что, – Марина повернулась к разбушевавшейся свекрови, – я тоже не на прогулке была! Я была на работе. Нам необходимо скопить денег на операцию для Маши, ипотека, кредит за машину, которую ваш сын разбил, между прочим. Для того чтобы нам хватало хотя бы на еду, я вынуждена брать подработку! И уж простите меня, если вам придется достать кастрюлю из холодильника, чтобы накормить вашего сына! Тогда бы он не питался лапшой быстрого приготовления и не пил бы пиво целый день!

Марина продемонстрировала пустую бутылку на столе и смятый пакетик от «Доширака».

Лицо Инги Максимовны пошло красными пятнами. Женщина хлопала глазами, ее широкая грудь вздымалась и тяжело опускалась. Марина даже испугалась, что перегнула палку, и сейчас свекровь хватит удар.

– Ты… – прохрипела родительница мужа, хватаясь за грудь, – неблагодарная! – Шмыгнула носом, картинно закатила глаза. Глубокий вдох и резкий разворот. Прикрывая стол своим широким телом, завозилась. Послышался стук стакана о стол, звук наливаемой воды, и по воздуху поплыл запах валерьянки. – Я как белка в колесе целый день ухаживаю за твоей дочерью, помогаю по хозяйству. А ведь я пожилая женщина. Не совсем здорова. Мне вредны такие нагрузки… – Она повернулась к Марине лицом, глаза заволокло слезами, губы дрожат. – А тебе тяжело накормить семью ужином? – Шах и мат.

– Приятного аппетита! – Марина кивнула на накрытый стол и вышла из кухни.

Спорить дальше просто не имело смыла. Каждый раз одно и то же! Сначала обвинения, потом предъявление претензий, ну а завершающим аккордом были слезы. Всегда! Первое время Марина чувствовала себя виноватой, старалась как-то угодить, потом страшно переживала, потом привыкла, а сейчас… сейчас уже ничего, кроме глухого раздражения, не испытывала. Но ради дочери она готова была терпеть все, что угодно.

– Привет, – девушка заглянула в комнату. Полумрак, лишь неверный свет от работающего монитора.

Виталий сидел к ней спиной, на голове большие наушники, в руках очередная бутылка пива, на экране виртуальный бой с использованием крупногабаритной техники в виде танков. Муж что-то ругательное кричал в микрофон, остервенело барабаня пальцами по клавиатуре.

– Виталик! – Марина подошла ближе и сдернула с мужа наушники. Тот вскинул голову и со злостью посмотрел на жену. – Вот так ты работаешь?

– Могу я хоть немного отдохнуть? – набычился мужчина, – Целыми днями работаю, как проклятый! Так что, я не могу отвлечься?

– Почему ты не поел? – не стала раздувать конфликт Марина.

– Поел, – он кивнул на пустую тарелку и попытался снова натянуть на голову отвоеванные наушники.

– Ты, может быть, и поел, а Машу почему не покормил? Я же вчера все приготовила! Неужели трудно было ребенку тарелку супа дать?

– Она не просила! – снова начал отворачиваться от жены Виталик. – Говорю же тебе – я был занят!

– Так занят, что не смог покормить собственного ребенка? – Марина сегодня разозлилась окончательно.

Супруг с раздражением стукнул бутылкой о стол. Та жалобно булькнула, и из темного горлышка потекла белая пена.

– Че ты орешь? – процедил Виталик, разворачиваясь к жене. – Сказал же – не просила она есть. Значит не голодная! А я был занят и забыл о времени!

Закрыв глаза, Марина сделала несколько глубоких вдохов, сосчитала до десяти. Нужно прекратить этот разговор. Он все равно пьян и не слышит ее. Злить захмелевшего мужа не стоило. В таком состоянии он запросто мог поднять руку на жену. Пусть проспится, потом поговорят.

– Ужин на столе на кухне, – проговорила жена и вышла из комнаты.

– Привет, малыш, – Марина заглянула в комнату к дочери.

В комнате горел неяркий свет от настольной лампы. Девочка склонилась над столом и что-то усердно рисовала. Услышав голос матери, обернулась, и ее личико озарила улыбка.

– Привет! – Маша всегда так радовалась, когда Марина приходила домой. Девчушка обняла мать и прижалась щекой к ее плечу. – Я соскучилась! – призналась девочка.

– Я тоже, зайчонок! – улыбнулась ей в волосы Марина и поцеловала пахнущую печеньем макушку. – Как у тебя дела?

Девочка с гордостью стала показывать свои рисунки. Рисованием она увлеклась в четыре года. Сидела часами и старательно вырисовывала зайчиков, солнышко, цветочки. Все это очень аккуратно раскрашивала, педантично стараясь не выходить за контуры рисунка. Бабушка Маши, Инга Максимовна, называла увлечение внучки блажью. Ну в самом деле, кому интересна эта мазня?

Марина всячески поддерживала увлечение дочери. Она покупала ей самые лучшие краски, бумагу, карандаши с разной твердостью и цветом, кисти всевозможной жесткости и назначения. Не говоря о холстах, мольбертах и палитрах. Она старалась радовать девочку, чем может.

В школу Маша ходила редко и недолго. Всему виной ее болезненность и диагноз, который врачи поставили пару лет назад – порок сердца. Нужна была операция. Очередь на квоту оказалась огромная, поэтому Марина начала копить и собирать деньги на проведение операции. Устроилась на еще одну работу, стала брать подработки на дом. Девочку перевели на домашнее обучение, чтобы не подвергать ее опасности. Ведь даже самая банальная простуда могла подорвать здоровье девятилетней Маши и угрожать ее жизни.

– Ты голодная? – спросила Марина дочь.

– Немного, – призналась девочка.

Мать нежно провела по темно-русым волосам девочки, заглянула в ее глаза точно такого же цвета, как и у самой Марины – цвета морской волны. Дочь вообще была ее маленькой копией. Такие же нежные черты лица, чуть вздернутый нос, большие сине-зеленые глаза в окружении густых черных ресниц и пышные слегка вьющиеся волосы. От отца Маше достался немного упрямый взгляд и родинка над верхней губой. Когда-то Марина, будучи еще совсем девчонкой, потеряла голову от улыбки Виталия и вот этой самой родинки над губой…

Тряхнув головой, девушка погладила дочь по волосам и повела ее на кухню ужинать.

Глава 2

– Смирнова, – Леночка заглянула в кабинет бухгалтерии, – тебя главный вызывает!

Марина подняла на коллегу уставшие глаза.

– Что случилось? – спросила она.

Коллега сморщила хорошенький носик.

– Понятия не имею, – тряхнула она белокурыми кудряшками, – сказал, что что-то с квартальным отчетом. Иди, а то будет злиться.

Блондинка испарилась так же внезапно, как и появилась на пороге финансового отдела. Марина знала, что спорить с боссом себе дороже. Александр Викторович не терпел никаких возражений, а еще больше он ненавидел ждать. Так что надо поторопиться. Неизвестно, сколько времени Леночка шла в бухгалтерию. Возможно, босс уже кипит от злости.

Поймав на себе сочувствующий взгляд Любовь Георгиевны, Марина перевела компьютер в спящий режим, взяла папку со вчерашним отчетом, одернула юбку-карандаш, поправила очки и вышла из кабинета.

Александр Викторович Давыдов появился в их компании полгода назад. Молодой, привлекательный, он тут же стал объектом обожания у всех сотрудниц независимо от возраста. Но нового босса не интересовали интрижки на работе. Флирт пресекал в самом его зародыше, да и вообще держался довольно холодно, если не сказать высокомерно. Зато Давыдов был настоящим профессионалом, терпеть не мог любые неточности, требовал выполнять малейшие поручения четко в срок и только на высшем уровне.

 

Марину не интересовали все эти сплетни и томные вздохи по новому руководителю. Зато ей с лихвой хватило плачущей Леночки после того, как той влетело от шефа за опоздание, и того, как на совещании Александр Викторович разнес договор, составленный юристами фирмы для сделки с другой довольно крупной компанией.

Поэтому сейчас Марина шла как на каторгу в кабинет нового руководителя. Какого рода разговор будет происходить там, можно было только догадываться, но Смирнова не обольщалась.

В приемной поздоровалась с секретаршей Лилией Владимировной. Та сидела за компьютером и что-то неспешно набирала одним пальцем.

– Здравствуйте, – Марина приветливо улыбнулась.

Лилия Владимировна подняла на нее глаза и воззрилась сквозь свои стильные очки на пришедшую. Пробежалась глазами по стройной фигурке девушки, поджала густо накрашенные губы, хлопнула тяжелыми от туши ресницами и чинно кивнула.

– Проходите, Александр Викторович вас уже заждался! – проговорила секретарша.

– Я пришла, как только мне передали его просьбу, – пожала плечами Марина.

Лилия Владимировна закатила глаза.

– Хотите сказать, что это мои проблемы? Я иногда просто поражаюсь с этих людей!

Больше Марина не стала слушать вредную тетку, толкнула дверь и вошла в кабинет. В помещении пахло кофе, и витал аромат горьковатой мужской туалетной воды. Босс говорил по телефону. Увидев ее, махнул рукой, а сам продолжил выговаривать кому-то. Тон Александра Викторовича буквально замораживал пространство вокруг. У Марины сжалось сердце от того, что на миг представила, что вот таким тоном он сейчас будет говорить с ней. Ей сейчас было искренне жаль того бедолагу на другом конце линии.

Девушка застыла неподалеку от стола шефа. Сесть ей не предложили, а сама она не решалась сделать нечто подобное в присутствии ее грозного босса. Босс тем временем продолжал угрожающе говорить, при этом взгляд его темных глаз был прикован к посетительнице. Марина старалась не шевелиться, чтобы не вызвать раздражение шефа. Знала, что сейчас выглядит довольно скромно, но стильно. На ней был костюм графитового цвета из узкой юбки чуть ниже колен, белой застегнутой на все пуговицы блузки и приталенного жакета. Густые темно-русые волосы собраны в пучок, на лице минимум косметики, очки в тонкой оправе, не столько для зрения, сколько для работы с компьютером. На стройных ногах туфли-лодочки. Но взгляд темных глаз, зафиксированный на уровне бедер девушки, слегка нервировал.

Смирнова сама исподтишка рассматривала мужчину, что сидел в большом кожаном кресле. Высокий, подтянутый, черные волосы уложены назад, темные, проницательные, почти черные глаза, высокие скулы, упрямый подбородок с легкой щетиной, белоснежная рубашка лишь оттеняла смугловатую кожу, темно-синий костюм, несомненно, от какого-то известного дома моды и дорогущие часы на левой руке. Взгляд скользнул на правую руку – обручального кольца не было. Марина сама не знала, зачем обратила на это внимание. Когда подняла глаза на лицо босса, натолкнулась на насмешливый взгляд мужчины. Его губы чуть дрогнули в намеке на улыбку. Непонятно отчего, но щеки Марины опалило жаром. С чего бы вдруг? Ведь она не сделала ничего постыдного!

Давыдов завершил разговор и посмотрел на Смирнову.

– Здравствуйте, – сдержанно кивнул он, будто и не было секунду назад в его глазах бесенят, когда он поймал ее за рассматриванием его рук.

– Добрый день, – вежливо ответила Марина, все еще не позволяя себе расслабиться.

– Прошу вас, присаживайтесь, – позволил себе полуулыбку босс, – кофе?

Марина опешила, но кивнула. На всякий случай. Лучше не злить его сейчас.

– Лилия Владимировна, – нажал на кнопку селектора Александр Викторович, – будьте добры, два кофе. Вам с молоком? – это уже Марине. Та ошеломленно кивнула. – Один черный, один с молоком.

Отсоединился и посмотрел на свою подчиненную, которая уже была близка к обмороку от страха. Видимо разговор предстоял долгий. И трудный.

– Итак, – начал шеф, беря со стола бумаги, – во вчерашнем отчете есть неточность.

Марина удивленно посмотрела на свою копию того самого отчета. Никакой неточности там быть не могло.

– Этого не может быть! – возразила девушка.

Брови Давыдова поползли к переносице, а сердце девушки ухнуло вниз. Ну все, теперь он ее прибьет!

– Я не вижу в нем вот этих данных, – небрежным жестом бросил страницы на стол так, чтобы Марина могла посмотреть на запись.

– Позвольте, – девушка протянула руку и взяла бумаги.

Она всмотрелась в показатели, заглянула в свои данные.

– В отчете все верно, – подняла глаза на босса Марина.

Александр Викторович все это время пристально за ней наблюдал. После ее ответа он встал из-за стола, приблизился, наклонился, опираясь рукой о поверхность стола и, заглядывая через плечо девушки, указал пальцем в строку.

– Смотрите! – приказал он.

И Марина смотрела. Изо всех сил старалась не отвлекаться на мужчину, так бесцеремонно вторгшегося в ее личное пространство. В этот момент открылась дверь, и в кабинет вплыла Лилия Владимировна с большим подносом. Женщина осмотрела открывшуюся ей картину и продефилировала к столу начальника. Шла секретарша, высоко подняв голову, будто ее совсем не касалось, что некоторые выскочки позволяют себе так фривольно жаться к шефу. Габаритов Лилия Владимировна была немаленьких, хоть и позволяла себе носить довольно узкие и короткие юбки, считая, что тем самым она умело подчеркивает все достоинства ее фигуры. Пусть тонкие шпильки ее каблуков качались под тяжестью дородного тела, зато офис-менеджер компании всегда выглядит стильно.

Водрузив поднос с ароматным напитком на стол, она придвинула чашки к замершим Александру Викторовичу и Марине, поправила волосы и мило улыбнулась.

– Что-нибудь еще? – в медовом голосе помощницы не было и намека на сарказм, при этом глаза были прикованы к Смирновой, которая переводила растерянный взгляд с секретарши на босса.

– Нет, спасибо, – даже не подняв на нее глаз, сказал Давыдов.

Марина посмотрела в след уходящей женщине, едва сдерживая себя, чтобы не позвать ту на помощь. Вряд ли бы эта гиена помогла. Разве что добить…

– Эта строка не вошла в отчет, – снова вернул в действительность шеф.

Марина пробежалась глазами по строкам.

– Да, потому что эти данные пришли на сутки позже, – согласилась девушка, – они войдут в следующий квартал.

Мужчина отошел от нее и сел в свое кресло. Девушка украдкой выдохнула. Ей совсем не по себе было в такой близости к руководству. И вообще, что он сейчас от нее хочет?

Александр взял свою чашку с кофе, отпил из нее, вопросительно поднял брови. Марина послушно взяла свою чашку и сделала то же самое. С трудом проглотила горьковатый напиток и вернула шефу вопросительный взгляд.

– Марина Николаевна, – вкрадчиво произнес начальник таким тоном, что казалось, воздух в помещении замерз, – крайне важно, чтобы именно эти данные попали в отчет именно этого квартала. Сегодня.

– Но…

– Никаких «но»! – слегка повысил голос этот сумасброд. – Сегодня!

Марина не стала больше спорить. Она только кивнула. Бросила взгляд на часы, указывавшие, что уже давно время за полдень, тяжело вздохнула, подумав о том, что сегодня придет домой очень поздно, а значит и подработку, которую обещала сдать на следующий день, придется делать ночью.

– Хорошо, – ответила девушка, поднимаясь на ноги, – я могу идти?

Темные глаза смотрели непроницаемым взглядом.

– Идите, – чуть искривились губы в подобии улыбки, – жду отчет.

Марина вышла из кабинета. Спорить с Давыдовым все равно, что пытаться поймать молнию – весьма малоэффективно и очень опасно. Проще сделать так, как он хочет, хоть и придется переделывать весь отчет. Девушка уже прикидывала, как ей лучше сделать, чтобы пересчитать все с наименьшими потерями.

– Кофе понравился? – не очень любезно поинтересовалась Лилия Владимировна, когда Смирнова вышла в приемную.

Девушка вынырнула из своих мыслей и посмотрела на секретаршу удивленно.

– Что, простите?

Марина сняла очки и потерла переносицу. Она так всегда делала, когда нервничала.

– Будто не понимаешь! – фыркнула вредная тетка, продолжая буравить Смирнову надменным взглядом. – Не каждому посетителю Давыдов кофе предлагает! – пояснили, тем самым поставив в еще больший тупик.

– Мне нужно переделать отчет, – отмерла Марина.

– Я в пять ухожу! – припечатала Лилия Владимировна.

Марина посмотрела на часы, которые висели над головой секретарши.

– Но я не успею! – возразила она.

– Это что, мои проблемы? – насмешливо искривила напомаженные губы помощница шефа, – Мариночка, ты меня просто удивляешь!

Сказала и потеряла всякий интерес к возомнившей о себе невесть что посетительнице. Пусть знает свое место! И нечего тут с начальниками кофе распивать!

Но Смирновой было не до этого. У нее оставалось крайне мало времени для отчета.

Глава 3

Домой вернулась уже после девяти вечера. Конечно, никто уже не ждал ее в приемной. На месте не было ни босса, ни его секретаря. Марина отправила на электронную почту переделанный отчет и поторопилась домой.

– Явилась? – ядовито спросил муж, встречая в дверях.

Странно, что это он решил осчастливить ее своим присутствием?

– Работы много было, – Марина присела на пуфик, разуваясь.

– Это теперь так называется? – прищурился Виталий.

Супруга одарила его непонимающим взглядом.

– Что ты имеешь ввиду?

Он схватил ее за руку и резко притянул к себе. Обдав запахом перегара, злобно прошипел в лицо:

– Рабочий день у тебя до шести часов! Кувыркалась с кем-то!

Марина дернулась.

– Отпусти! – потребовала она. Терпеть не могла, когда муж злоупотреблял с алкоголем. Всегда в такие моменты терял над собой контроль, превращаясь в совершенно другого человека. – Мне больно! Еще раз повторяю – я была на работе! Пришлось переделывать квартальный отчет. А мне вот очень интересно – по какому поводу банкет?

Она многозначительно посмотрела на кухню. Там сидели два друга ее мужа, на столе стояли какие-то закуски, бутылка водки и пепельница. Друзья тихо переговаривались, смеялись.

– Обмываем окончание турнира, – буркнул Виталий и грубо толкнул жену в грудь.

Он направился к друзьям, которые уже с интересом посматривали на супругов.

– Быстренько сообрази нам что-нибудь на стол, – бросил через плечо мужчина.

– Где Инга Максимовна? – спросила девушка, моя руки в ванной.

– Моя мать не будет выполнять твои обязанности! – рявкнул любящий супруг, посматривая на дружков. Те одобрительно ухмыльнулись.

За дверью свекрови громко работал телевизор. Судя по всему, мамочка мужа смотрела свой любимый сериал. Наверняка и Машка голодная до сих пор. Скрипнув зубами, Марина прошла на кухню. Окинула сердитым взглядом изрядно захмелевших гостей. Демонстративно открыла окно, впуская в помещение свежий воздух, взяла со стола пепельницу, полную бычков, и вытряхнула ее в мусорное ведро. Все это происходило в полной тишине. Дружки мужа напряженно наблюдали за действиями хозяйки квартиры.

– В доме ребенок! – безапелляционным тоном заявила Марина, разворачиваясь к медленно звереющим мужчинам. – У Маши больное сердце. Ей вреден дым. Угодно травиться? Прошу! Но делайте это не в нашей квартире!

Мужики переглянулись между собой и засобирались. Супруг начал что-то им объяснять, но Марина уже не слушала. Она пошла проведать дочь.

– Привет солнышко, – улыбнулась девочке, которая с радостью бросилась к матери. – Как дела?

– Хорошо, – ответила Маша, прижимаясь к груди родного человека, – мы сегодня гуляли в парке, – начала рассказывать девочка, как провела свой день.

– Правда? – Марина удивленно подняла брови. Как-то не похоже на ее свекровь, которая шагу лишнего не ступит за пределы двора.

– Да, – кивнула девочка, – мы ходили с бабушкой в банк, а парк был по дороге.

Восторгу дочери не было предела, а вот Марина задумалась. Зачем свекрови нужно было ходить в банк? Пенсию она получает на карточку, оплату никакую не производит. Странно!

– Я очень рада за тебя, малыш! – она погладила дочь по голове. – Кушать хочешь?

– Нет, я поела! – ошарашила ответом непоседа.

– Правда? И что же ты ела?

– Я подогрела себе суп и макароны с мясом, – гордо выдала девочка.

– Сама?

– Да! Бабушка очень устала после прогулки и прилегла отдохнуть, а папа… ну, он тоже поел со мной, а потом к нему пришли друзья, и я ушла к себе.

Марина только головой покачала. Поцеловала дочку в лоб и встала. На кухне ее ждала гора посуды, которой после гостей лишь прибавилось.

 

– Ты у меня большая молодец! – похвалила мама девочку и вышла из детской.

С грустью подумав о том, что пришлось отложить дела, девушка начала убирать со стола грязную посуду. Стукнула входная дверь. Это Виталий вернулся, проводив гостей. Он зашел в кухню и мрачно уставился на супругу. Его лицо раскраснелось. На улице было все еще довольно холодно, несмотря на весну. Зайдя в теплое помещение, видимо, действие алкоголя сказалось на состоянии мужчины. Глаза медленно наливались яростью.

– Ты! – прохрипел мужик.

Марина обернулась и хмуро взглянула на него.

– Дрянь! – выдал любимый супруг и икнул.

– Виталя, – устало вздохнула Марина, понимая, что сейчас с ним бесполезно спорить, – иди спать. У меня еще полно работы.

Вместо того, чтобы послушаться, он приблизился, прижимая жену к раковине.

– Ты думаешь, что тебе можно шляться с кем попало, а потом приходить домой и позорить меня перед друзьями? – вконец озверел Виталий.

– Не говори глупостей! – взбеленилась Марина, – Я была на работе! А ты вместо того, чтобы сам работать, притащил в дом каких-то алкашей!

– Не смей так говорить о моих друзьях! – зло прошипел он. – Я что, должен пахать, как конь, даже не имея права отдохнуть?

Марина многое могла бы ему сейчас сказать по этому поводу: и о том, как он играет в онлайн-игры целыми днями, о том, что он давно уже не приносил никаких денег в семью, о том, что не занимается ребенком. Но все это в данный момент просто бесполезно. Раздувать скандал на ровном месте не хотелось. Она думала лишь о том, как быстрее выполнить заказ и лечь спать. Завтра рано вставать на работу. К тому же приближается срок оплаты по ипотеке, да и кредит на машину пора оплачивать. Деньги просто необходимы.

– Пожалуйста, – сделав глубокий вдох, попросила Марина, – иди спать! Завтра поговорим!

– Ты будешь указывать мне, что делать? – снова полез на рожон муж.

– Делай, что хочешь, – она взяла полотенце и стала вытирать мокрые руки.

– Ах ты… – Виталий схватил ее за горло и притянул к себе.

– Сынок! – внезапно на кухне появилась Инга Максимовна, – Что происходит?

С ненавистью глядя в глаза жене, Виталий медленно разжал пальцы, покрутил ими перед лицом Марины, сжал в кулак, хрустнув костяшками, и повернулся к матери.

– Все хорошо, мама, просто разговариваем.

Марина схватилась за шею и закашлялась. Виталий вышел в коридор, загремел, споткнувшись обо что-то, громко выругался и хлопнул дверью в спальню.

– Довела, да? – осуждающе покачала головой свекровь.

– Что?

Девушка еще никак не могла восстановить дыхание, она только удивленно смотрела на мать своего мужа, едва сдерживая слезы.

– Шляешься ночами где попало, так еще претензии предъявляешь? – женщина демонстративно выпила свое лекарство и собралась покинуть кухню, когда невестка задала ей вопрос:

– Вы сегодня ходили в банк?

Инга Максимовна остановилась, медленно повернулась и презрительно выплюнула:

– Где я бываю и что делаю, тебя никак не касается! – после чего удалилась к себе.

Марина наконец-то осталась одна.

Быстро приведя кухню в порядок, достала бумаги и села за расчеты. Утром предстояло сдать их заказчику. Спать легла уже в третьем часу ночи. К пьяному храпящему мужу идти не хотелось, поэтому Марина устроилась рядом с дочерью, обнимая девочку и с наслаждением вдыхая запах ее волос.

Утром, едва только будильник начал издавать первые звуки, Марина вскочила, выключила бодрую трель, опасаясь разбудить Машу. Бесшумно оделась и выскользнула в коридор. Поставила вариться кофе, а сама пошла умываться. Из их общей спальни слышался храп. На секунду замерла. Интересно, когда муж успел превратиться из заботливого, любящего человека вот в такое животное? Тряхнула головой и поспешила.

Глоток кофе, не забыть флешку, бумаги и тихо вышла за дверь. На улице едва рассвело. Дворник дядя Юра приветственно помахал девушке рукой. Марина ответила приветливой улыбкой. Они часто разговаривали с мужчиной. Он появился в их дворе не так давно и сильно отличался от других работников метлы. Не гастарбайтер, не алкаш. Полковник в отставке. Болезнь Паркинсона не позволила продолжить военную службу, а дома дядя Юра сидеть не умел. Он жил в соседнем доме и считал свою работу замечательной. «Свежий воздух, гибкий график», – шутил он иногда. Марина очень уважала этого человека. Военную выправку было видно невооруженным глазом. Одет скромно, но всегда в чистое и отутюженное, широкие плечи расправлены, спина прямая и строгий взгляд. Ему даже не нужно было ругаться на местную шпану, с его появлением больше никто не собирался на детской площадке вечерами чтобы «полузгать семки и выпить пива».

– Доброе утро! – поздоровалась Марина.

– Как всегда, ранняя пташка, – улыбнулся ей дядя Юра.

– Надо многое успеть, – не сдержала ответной улыбки девушка, садясь в машину.

Купите 3 книги одновременно и выберите четвёртую в подарок!

Чтобы воспользоваться акцией, добавьте нужные книги в корзину. Сделать это можно на странице каждой книги, либо в общем списке:

  1. Нажмите на многоточие
    рядом с книгой
  2. Выберите пункт
    «Добавить в корзину»