Электронная книга

Запад–Восток

Автор:
4.80
Как читать книгу после покупки
Подробная информация
  • Возрастное ограничение: 16+
  • Дата выхода на ЛитРес: 21 марта 2017
  • Дата написания: 2014
  • Объем: 330 стр.
  • Правообладатель: Selfpub.ru
Шрифт:Меньше АаБольше Аа

Алексей Вилков

Запад – Восток

И еще я увидел все угнетение, творимое под солнцем:

Вот слезы угнетенных, а утешителя нет им,

И в руке угнетателя – сила, а утешителя нет им!

И прославил я мертвых, что умерли давно,

Более, чем живых, что живут поныне;

Но больше, чем тем и другим, благо тому, кто совсем не жил,

Кто не видел злого дела, что делается под солнцем.

Экклезиаст

Нам не нужны слова – пусть наши жизни сами говорят за нас.

Индийская мудрость

Часть первая

1

Час пик.

Шумные проспекты ослепляли миллионами ярких рекламных огней. По мокрой магистрали мчался черный автомобиль, подмигивая билбордам.

Андрей Краснов мчался на важный прием, стараясь не попасть в паутину вечерних пробок, но вынужденно тормозил почти на каждом перекрестке. Он привык спешить, но всякий раз попадал в затор. И каждый раз он вновь и вновь испытывал судьбу, надеясь на удачу, и каждый раз удача обманывала его.

В надежде сократить путь Андрей решился на отчаянный шаг: с горем пополам развернулся, вызвав недовольные гудки, и поехал в объезд по малознакомым улочкам. Но риск не оправдался. Путь не желал сокращаться, и вскоре Краснов сам не заметил, как заблудился.

– Черт! – выругался он, тормозя у обочины, заглушил двигатель и по старинке достал из бардачка атлас. Долгие годы столичной жизни не избавили его от необходимости пользоваться его услугами. Атлас помогал в любой ситуации, за что приобрел славу палочки-выручалочки.

– И куда я забрел? – пробубнил Краснов, листая потрепанную книжку. – Как назло забыл навигатор…

По обеим сторонам дороги виднелись каменные дома с зашторенными окнами, из которых слабо проникал свет. Позади стояла пара помятых машин, числившихся в угоне либо брошенных за ненадобностью. Одна серая легковушка зияла разбитым лобовым стеклом, осколки которого до сих пор красовались на асфальте, будто напоминая случайным прохожим о бдительности и осторожности.

Почесав скромную бородку, Андрей нашел нужную страницу и нахмурился. Осталось сопоставить схематичные рисунки с его непростым положением и выбраться из этой дьявольской дыры. Если бы все было так просто и понятно, как на карте!

– Похоже, топографический кретинизм – это про меня, – сдался он, отрываясь от атласа.

Сзади послышался рев мотора.

Не успел Краснов оглянуться, как мимо него пролетел внедорожник и резко затормозил метрах в тридцати.

– Еще один бедолага, – равнодушно подумал Андрей и вернулся к изучению запутанных схем.

Как ни старался он сопоставить их с реальностью, ничего путного не получалось.

– Все-таки зря я пошел в гуманитарии, – посетовал он, путаясь в масштабе и стрелках.

Вдруг раздался глухой звук, похожий на выстрел.

Краснов поднял глаза.

Еще один звук.

Это точно выстрел!

Он напряженно уставился на автомобиль. Передняя дверь джипа резко открылась, и на грязный асфальт упало тело мужчины, скатившись почти под колеса.

– Черт! – вновь выругался Андрей. – Не везет, так не везет!

На лбу выступил холодный пот. Он никогда не попадал в подобные переделки, не становился свидетелем аварий и несчастных случаев. А тут настоящее убийство на его глазах и в самый неподходящий момент.

– Может, кино снимают? – наивно утешался он и тут же высмеял себя за нелепые мысли. Он не торопился высовываться и затаился как мышка. Хорошо, что заглушил двигатель – может, убийца подумает, что его автомобиль пуст и свидетелей нет. Но что же он не гонит свой драндулет прочь?

Тут распахнулась вторая дверь, и из джипа показались стройные ножки в красных туфлях.

– Женщина?! – в недоумении открыл рот Андрей и присвистнул, а на лице появилась невольная улыбка. – Однако…

Каблуки опустились на асфальт, и через мгновение в свете фар появилась высокая молодая дама с растерянным взглядом.

Андрей постарался рассмотреть ее внешность: длинные темные волосы, стройная фигура, средний рост, идеальные пропорции, как с обложки – ничего примечательного, но ее лицо с отпечатком паники отчетливо осталось в его памяти словно навсегда. Он запомнил ее и сможет дать показания как свидетель, сможет защитить себя, ведь он сам здесь подозреваемый!

Женщина резко наклонилась, крепко вцепившись в куртку покойника, оттащила его за плечи в сторону. Затем резко нырнула в салон, и тут же вынырнула обратно с пистолетом в руках, бросив его в сторону трупа.

Она явно была не в себе, действовала импульсивно и, кажется, слабо отдавала себе отчет в происходящем. Вот-вот сама плюхнется в обморок рядом с трупом, и тогда пиши пропало. Отчаянная, что и говорить. Она не похожа на хладнокровного киллера, агента спецслужб или безжалостную жену усопшего – убийца на редкость оригинальна!

С ненавистью и страхом взглянув на поверженного, женщина села в машину, дав ход назад. Ошарашенный Краснов инстинктивно завел двигатель – загорелись проклятые фары. Он выдал себя!

– Поеду за ней, – мелькнула смелая мысль. – Хотя бы выведет меня на проспект, а там буду действовать по ситуации. Надо запомнить ее номер – на допросе все будет иметь значение!

Убийственный внедорожник дал газу и ринулся в темноту. Юркий автомобиль Краснова помчался следом. На ходу он успел мельком рассмотреть покойника – на первый взгляд он показался иностранцем.

Иностранец! Это напугало Андрея еще сильнее. Судя по чертам лица и цвету кожи – гость с Ближнего Востока или из Средней Азии. Подробностей Андрей не успел рассмотреть. Была ли кровь? Вроде бы темной лужи на асфальте он не заметил – единственное «приятное» обстоятельство этой ночи.

Гнаться за убийцей было несложно. На узких улочках особо не разогнаться. Как ни старалась, дамочка не могла оторваться, ехала нервно, рискуя врезаться в любое препятствие. А затем она вдруг успокоилась, и даже казалось, что она едет нарочито уверенно и хладнокровно – очень странно в ее щекотливой ситуации. Неужели бедняжка настолько потеряла рассудок, что не боится погони? Возможно, она совсем ничего не боится. Или ей нечего терять…

Минуты тянулись томительно долго. Андрей ни на секунду не упускал цель из виду. После плутания по глухим закоулкам они вырвались на знакомый проспект. Поразительно, как он оказался буквально на другом конце города!

– Больше никогда не поеду проселочными дорогами, – зарекся Краснов, наполняясь злостью на самого себя.

Впереди загорелся светофор, женщина послушно остановилась. Повинуясь правилам, остановился и он.

– Что она предпримет? Неужели эта сумасшедшая ринется в центр? – прикидывал Андрей.

Неожиданно джип распахнулся, и из него выпрыгнула преступница, держа в бледной руке миниатюрную кожаную сумочку. Женщина презрительно посмотрела в сторону Андрея – ее взгляд пронзал насквозь. Теперь он точно ее не забудет!

Она с размаху хлопнула дверью и побежала в толпу пешеходов на другую сторону.

– Куда? – вырвалось у Андрея. – Стой!

Тут же он сам выскочил на проезжую часть, боясь потерять ее из вида. Тем временем загорелся зеленый свет, и сзади послышался оглушительный гул клаксонов.

– Что за кретин?!

Андрей заворожено смотрел на ускользающую незнакомку. На перекрестке ее поджидало такси. Она скользнула внутрь, и через несколько секунд исчезла в потоке машин.

Краснов пришел в себя на секунду позже.

– Пошел вон! – кричал сзади дальнобойщик, дымя сигаретой за рулем грязной фуры. – Что встал как вкопанный?!

Вдалеке послышался вой сирены. Озадаченный стремительностью момента, Андрей махнул рукой, как бы извиняясь за свой нелепый поступок, окинул взглядом опустевший джип, покрутил пальцем у виска и сел обратно в машину. Один рискованный маневр – и джип остался позади вместе с недоумевающими зеваками и подъезжающими блюстителями правопорядка.

2

В конференц-зале отеля «Radisson» проходило собрание представителей Министерства иностранных дел, политической элиты и зарубежных гостей.

Краснов неприлично опоздал, но все-таки успел к началу торжественной церемонии. Вокруг было немало знакомых и незнакомых лиц, многих он знал лично. Андрей сам был одним из них, но полгода назад уволился по собственному желанию и теперь находился в свободном плавании. Кто-то справедливо заметит, что от такой кормушки не каждый захочет избавиться, разве что полный и совершенно неисправимый дурак. С Красновым ситуация обстояла иначе: будучи далеко не глупцом, он ушел как раз вовремя.

Как и некоторые сослуживцы, он вел двойную игру: не числился агентом спецслужб, не продавал секреты родины враждебным державам, а всего лишь пользовался служебным положением, а точнее злоупотреблял им для собственного материального блага. Это не могло остаться безнаказанным, а возможных репрессий он боялся как огня. Некоторые коллеги по цеху погорели на махинациях с гражданством, миграционных тонкостях и контрабанде. Будучи от природы очень осторожным, Андрей по совету благоразумных людей решил оставить выгодный пост и уйти в тень. Справедливости ради надо заметить, он мало что потерял: приобретенные за годы дипломатической службы связи остались нетронутыми, репутация почти безупречна. А значит, рассуждал он, его скромное дело за нескромные гонорары продолжится, зато риск поимки значительно меньше, чем в мундире чиновника.

– Господин Краснов?! – обратился к нему полный импозантный мужчина с бокалом вина в руке. – Раньше вы отличались пунктуальностью.

Андрей кисло улыбнулся и наклонил голову:

– Виноват. Представьте себе, заблудился.

– Да бросьте! Заблудиться в пределах Садового кольца – все равно, что в трех соснах. Или вы спускались в подземку?

– Шутите? – ухмыльнулся Андрей, за последние несколько лет спускавшийся только в подземный паркинг.

– Андрей Вячеславович, мое почтение! – грубоватым баритоном обратился к нему невысокий кудрявый господин. Он забавно щурился сквозь круглые очки, держа под руки двухметровую девицу. Он был ей чуть выше пояса, и девица чувствовала себя нелепо, но стойко держалась, сохраняя невинную улыбку на напудренном лице. Приходится терпеть и отрабатывать инвестиции.

 

– Приветствую вас, Макар Андреевич! – кивнул Краснов. Он закусил губу, чтобы не улыбнуться от вида их «гармоничной» пары. Но в глубине души Андрей завидовал счастливчику: он тоже мечтал заполучить модель, но смелости недоставало. Опасаясь за собственную несостоятельность и в силу нехватки свободного времени, он просто боялся подобных насмешек. Ему оставалось только предаваться фантазиям о двух-трех божественных и непременно молчаливых красотках, ласкающих его в горячих волнах джакузи.

– Вы не забыли о нашем предприятии? – спросил коротышка, демонстративно прижав к себе девушку.

– Что вы! – пылко ответил Краснов и добавил: – Необходимые документы оформляются. Все идет по плану, как мы и договаривались. Обсудим это позже.

Кудрявый равнодушно зевнул:

– Ну и славно. Надеюсь, вы управитесь в срок. Познакомьтесь, господа! Это Матильда, моя очаровательная спутница.

– Матильда? – в унисон повторили Краснов и мужчина с бокалом – его друг и коллега Валера Стоцкий.

– Да. Замечательное имя, правда, крошка? – подмигнул он барышне.

– Правда! – обнажила она смешные заячьи зубки.

«Лучше бы не показывала свои прелести – молчание ей к лицу», – подумал Андрей и улыбнулся в ответ.

– Вы очень милы! – сделал комплимент Валера и осушил бокал.

– А где можно выпить? – просто поинтересовалась девушка.

– Столик за углом, – объяснил Валера и поправил галстук, всем своим видом показывая полное разочарование.

– Крошка, уймись! Мы в приличном обществе, – вступил в разговор Макар Андреевич. – Матильда очень молода, однако многого добилась. Представьте себе, мисс Челябинск этого года, общими стараниями победили на Урале. Сейчас готовимся к общероссийскому конкурсу, а там не за горами мисс Вселенная, и мировая слава нам обеспечена. Правда, крошка?

– Правда! – еще раз сверкнула зубами девушка. Она свято верила в его слова, как и всему, что видела в своей молодой жизни.

– А где вы познакомились? – спросил Андрей, наивно полагая, что и он способен соблазнить подобную кралю. Уж если не он, то его деньги.

– Ты помнишь, милая? – обратился Макар к Матильде. – Был какой-то скучный прием, посвященный…

– Не важно, – прервала девушка. – Главное, что мы вместе! Я безумно люблю тебя и не скрываю своих чувств. Я готова делиться своим счастьем со всем светом! Скоро мы обязательно поженимся, правда, милый?

«Сильно! Девица не промах», – тяжко сглотнул Краснов.

– Поживем – увидим, – уклончиво ответил завидный жених.

– Ты же обещал мне! Господа, вы свидетели: Макар Андреевич клялся мне в любви и был готов предложить руку и сердце!

– Бог с тобой, только успокойся! В следующий раз не возьму тебя с собой.

Тактичный Валера поставил бокал на поднос:

– Не будем вам мешать. Нам с Андреем есть что обсудить. И рекомендую вам столик за углом.

– И в самом деле, пойдем. Не нужно было портить мне нервы! – Макар Андреевич схватил подругу за локоть.

– В холле скоро начнется концерт, если вы любите классику, – добавил Андрей.

– Обожаю! – взвизгнула Матильда, выпятив вперед глубокое декольте.

– Пойдем, пойдем, – поторопил ее Макар Андреевич. – Она у меня еще очень молода, ей простительно.

Кудрявый толстосум увел невесту за угол, откуда доносились слабые звуки контрабаса.

– Ты меня позоришь! Отправишься назад в свой вонючий колхоз! – нервничал он, стыдя опростоволосившуюся подружку.

Господа проводили их понимающим взглядом. Андрей тяжело вздохнул и огляделся: интересных гостей на горизонте не намечалось. Народу прибывало, и разобрать, кто есть кто, становилось все труднее.

– Как мило, – процедил сквозь зубы Валера. – Неужели это и нас с тобой коснется? Такое семейное счастье…

– Не говори, – хмыкнул Андрей. – Я знаю, что такое «семейное счастье». Не рекомендовал бы.

– Ах, да! Ты же у нас семейный человек.

– Бывший, прошу заметить.

– Ну, никуда не денешься! Бывшая жена все равно жена, хоть и без штампа в паспорте. У тебя и дочка растет – тоже некуда не денешься.

Валера почесал нос и поправил прическу:

– Кстати, привет супруге. Как она поживает?

Краснов виновато пожал плечами:

– Хороший вопрос. Мы давно не общались, я не видел ее тысячу лет. Не смотри на меня так! Я приезжаю иногда, чтобы повидаться с дочкой – только ради нее, Таня меня не волнует. Да и я ее интересую исключительно как банкомат. А Ксюшу я очень люблю, она у меня славная девочка. Я не идеальный отец, но делаю все, что в моих силах. Таня только и делает, что воспитывает Ксюшу. И правильно делает, раз я не в силах этим полноценно заняться. В выходные свожу ее в кино, куплю сладкой ваты, посидим в пиццерии… На этом мое воспитание окончено. Одно слово – «воспитание», ни рыба ни мясо. Профанация, одна сплошная профанация. Хорошо, что Таня видеться с ней разрешает. Я сначала боялся, что запретит.

– А вернуться к ней не думал?

– Помириться? Ведь дочь без отца растет.

– А я кто, по-твоему? – нахмурился Андрей.

– Отец, конечно! Но сам говоришь…

– Ладно, не полощи мне мозги. Сам-то конченый холостяк, а рассуждаешь как многодетный отец.

– Ты обиделся?

– Отстань, я в порядке! – огрызнулся Андрей, скрестив руки на груди. – Ты такой дотошный, как налоговая декларация! Закроем эту тему. Я не вернусь к ней, это невозможно. Мы разные люди, и она, похоже, любит другого, кто-то у нее есть. И правильно, не сидеть же ей одной в четырех стенах. А если деньги есть – альфонсы всегда найдутся, они тут как тут рыщут, расслабиться не дадут. А Таня моя не уродина, я же не слепой был, когда на ней женился.

– Не слепой, но глупый, – лаконично ответил Валера, похлопав себя по животу, выпирающему из-под белой сорочки.

– Не глупый, а молодой. Слушай, кончай лезть в мою личную жизнь! Тебе заняться нечем? И так день не удался, вляпался по самые уши, а ты с расспросами и советами. Я глупый? А кто на парах у меня постоянно списывал? Если б не я и твой золотой папаша, ты бы ни одного курса не окончил.

От неприятных воспоминаний об учебных баталиях Валера побагровел:

– Иди ты! Вспомнил… Кто у кого списывал? Мы с тобой, как говорится, с первого курса вместе. А кто тебе в общагу девочек приводил? Ты же никогда не умел с ними общий язык найти! Все мялся, запинался, ни черта не говорил или нес полную чепуху! Кто приводил? Я, мистер Стоцкий, к вашим услугам! Тоже мне, дипломат…

– Ладно, не спорю! – легко сдался Андрей и погладил бороду. – Были случаи.

С видом победителя Стоцкий выдохнул. Он всегда выигрывал споры, по крайней мере с Андреем, имея подвешенный язык, острым ум и находчивость. В деловых переговорах они успешно действовали вместе: Стоцкого запускали первым, как дикого голодного волка, который в любом случае завалит жертву и принесет добычу. Краснов же действовал мягко и более тонко, обходными путями, без нажима и проявления силы. Он трудился в тени, как славный кардинал Мазарини на службе Ее Величества. Свято исполняя государственный долг, он не забывал и о частных интересах, которые не столь грандиозны, но понятнее и дороже сердцу.

– Слушай, а что у тебя нынче приключилось? – пристально взглянул на друга коллега. – Ты не в себе. Проблемы?

– Не то чтобы… – замялся Андрей и потер лоб.

– Это касается нашего бизнеса? – насторожился Стоцкий и вновь покраснел. В юные годы он очень комплексовал из-за склонности к багровому цвету лица, избегал публичных выступлений и чуть что – прятался в туалете. Однако, годы берут свое, и с возрастом он преодолел себя. Румянец никуда не исчез, но отношение к нему стало более спокойным.

Покрутив пальцем у виска, Краснов неодобрительно покосился на побратима:

– Сплюнь! Бизнес в ажуре. Как говорится, полный контакт. Не накаркай!

– А чего тогда сыр-бор? – недоумевал Валера. Ко всему, кроме личных дел, он относился равнодушно. Глобальные международные проблемы его вообще мало волновали.

– Не уверен, стоит ли говорить.

– Не доверяешь? Мы же повязаны.

– Я-то не числюсь в министерстве.

– Сукин сын! – усмехнулся Стоцкий. – Хочешь кинуть меня? Подстава?

– Тебя не кинешь, Валера – ты и меня с собой утащишь. Не до шуток, реально. Никто никого не кидает, это просто невозможно в нынешних обстоятельствах.

– Что ты паришь мозги? Не понимаю, отчего ты такой заведенный. Сегодня торжественное событие. Министерство гуляет, а ты нюни распустил, создаешь негативный имидж нашему партнерству, посылаешь окружающим отрицательный месседж. Релакс, Андрюша! Где твоя сияющая улыбка, пупсик?

– Ты просто мистер ирония, – саркастически улыбнулся Краснов. – Мне сегодня выпала честь оказаться в ненужное время в ненужном месте. Представляешь, стал свидетелем какой-то разборки.

– В смысле? – повторил Стоцкий и опасливо обернулся, пригладив потной ладонью залитую лаком шевелюру.

– В смысле, в смысле! – передразнил Андрей. – На моих глазах какого-то иностранца грохнули, вот тебе и смысл.

– Ого! – присвистнул Стоцкий, опасливо отводя Андрея в сторонку. – Как в кино! Да… Повезло тебе. Надеюсь, тебя никто не заметил, иначе я тебе не завидую. Нам ни к чему проблемы. Тебе до фени, а я пока известная персона в наших кругах, да и ты тоже не последний человек. Твои проблемы – это мои проблемы, а мои проблемы – твои. Наши общие! Мда… Так ты чист?

– Я сидел за рулем и видел все в окно, а возможной убийцей была, представь себе, молодая особа лет двадцати пяти.

– Девка? – выпучил глаза Стоцкий.

– Да, очень даже хорошенькая.

– Ты ее запомнил?

– Ага.

– Молодец! Держись от нее подальше. Если она тебя увидела, то наверняка захочет избавиться от тебя, ведь ты единственный свидетель.

– Я поехал за ней и довольно долго ее преследовал.

– Сыщик! Раньше за тобой такого не замечал – ты никогда не искал себе неприятностей и не лез на рожон. Ты заболел? Естественно, ты болен, Андрюша. Безнадежно болен. Караул! А дальше таинственная незнакомка растворилась в воздухе?

– Почти. Из-за нее я и опоздал. И не называй меня Андрюшей – в твоих устах это звучит как-то неприятно. Так меня только мама зовет и бывшая супруга по праздникам.

– Надейся, что все обойдется. Иностранца, говоришь, завалила? Ай да, малышка! Это минус – как раз по нашей части. А если этот тип числится где-то, вдруг дипломат или, не дай бог, посол?

– Не похож он, – процедил Андрей, вспоминая труп. – Скорее, серьезный бандит, но не уверен на сто процентов.

– А почему иностранец? Негр?

– Нет, вроде азиат или араб.

– Как бы скандала не вышло, – справедливо заметил Стоцкий. – Не парься. Покажут в новостях, тогда и будешь веником трясти, а пока нет повода для беспокойства.

«Он как всегда прав, – подумал Краснов. – И почему у меня нет такой стойкости духа и моральной выдержки? Стоцкий конченый пофигист. Или делает вид, что пофигист, а на самом деле больше меня трясется? Кто его разберет, но советы дает дельные, стоит прислушаться. Что за наказание? Кто меня дернул переться в объезд? Полный идиот!»

– Ты не кори себя, а то совсем скиснешь, – будто прочитал его мысли Стоцкий. – Пока нет проблемы, все, что происходит в твоей неразумной голове – это вымысел, игры разума. Смотрел такой фильм?

– Нет, не смотрел. Наслышан, – огрызнулся Андрей. – Не надо намекать, что я скоро свихнусь.

Собеседник задумчиво пожевал губы, громко причмокнув.

– Поживем – увидим. Давай-ка лучше о деле. Нам перевели гонорар?

– За последнюю сделку? – уточнил Краснов.

Он не мог так быстро переключиться. Ему требовался перерыв, чтобы собраться с мыслями, а в нынешних обстоятельствах он совсем запутался: теневой бизнес, бывшая жена, подрастающая дочь, требующая отцовского внимания и заботы, и этот из ряда вон выходящий инцидент с реальным убийством. Ведь он даже ни разу в жизни не слышал выстрела и предпочитает смотреть передачи Познера, советские комедии и «Comedy сlub», а не триллеры и даже не детективы, которые тайком с упоением смотрит его любознательная и бесстрашная дочурка.

– Последнюю! – кивнул Валера и заложил руки за спину. – Ты как в тумане. Ежик, ау! Где твоя лошадка?

– Перевели, – мрачно ответил Андрей, не желая выслушивать несправедливые сравнения.

– Отлично! – Стоцкий потер липкие ладони. – Давно собираюсь переехать за город в приличный район. Если все пойдет гладко, к концу года приобрету домик на Киевском шоссе. Знаешь, достала суета! Отпуск что ли взять?

– Но-но! – вышел из ступора Андрей. – Недавно прохлаждался на Майорке! Я буду за тебя вкалывать? Выкуси! Домик ему подавай… Смотри, как бы нары в Матросской тишине не стали твоим вечным домиком.

 

– Какой ты добрый, – вздохнул Валера. – Как моя покойная бабушка. Она желала мне светлого будущего, но пока ее предсказания не сбываются. Опа, а вот и Саня! У камина, видишь? – ткнул пальцем Стоцкий. – Да он не один!

Андрей нашел глазами камин, затем Саню, а потом… Нет, невозможно! Будто волна электричества пронзила его, и от неожиданности он еле удержался на ногах. Он не мог поверить собственным глазам.

– Что ты как маятник качаешься? – придержал его Стоцкий. – Возьми себя в руки. Призрака увидел? Где? Дай я взгляну.

– Кто это с ним? – с каменным лицом произнес Краснов.

– Сейчас узнаем, – пожал плечами Валера. – Саня нас представит. Сегодня полно новых лиц, всех не упомнишь.

Он подтолкнул друга вперед, и они направились к камину. Приближаясь, Андрей пристально рассматривал гостей. Спина стала мокрая от пота, язык онемел, и он готов был провалиться сквозь землю, будь его воля. Но воля пропала первая.

– Сколько лет, сколько зим! – поздоровался тот самый Саня с диковинными гусарскими бакенбардами и отличительно сером, почти мышиного цвета костюме. Из рукавов пиджака выглядывали золотые запонки, а в наружном кармане виднелся синий платок под цвет галстука. Александр Салов смотрелся нарочито пижонски и празднично, как будто явился на новогодний банкет. – Вот так встреча! Как я рад вас видеть, а ведь не хотел сюда идти.

– Ты ли это? – протянул руку Стоцкий. – Загорел-то как! После отдыха?

– Ну! Я же сейчас маюсь в ОБСЕ, борозжу старый свет, как гонец.

– По-моему, уважаемый Сан Саныч, ты на Лазурном Берегу пляжи бороздишь, – заметил Валера.

– Не без этого, – засмущался Саня.

– Приветствую! – осторожно поздоровался Краснов, отмечая, как Салов заметно постарел и даже загар не скрывал его возраста. Годы летят, а вместе с ними с нами прощается молодость. – Как Европа поживает?

– Как всегда, – усмехнулся Сан Саныч.

– Господин Салов у нас истинный европеец, не отличишь, – ехидно вставил Стоцкий. – Раньше как было: нашего человека в толпе супостатов легко вычислишь, а теперь все под англичан или французов косят. Ассимиляция! Европейская интеграция – глобальный процесс.

– Здравствуй, Андрей! – поздоровался Салов. – Стоцкий в своем репертуаре, в этом плане его не переделаешь. До меня дошли слухи, что ты оставил службу.

– Увы, – промямлил Андрей, не отрывая глаз от его спутницы, но часто опуская взгляд из-за чувства приличия. Он был уверен: это она!

– И чем теперь занимаешься? – пренебрежительно спросил Салов.

– Халтурю по мелочи.

– Понял, вопросов нет, – подмигнул Салов. – А я, как видите, не один. Познакомьтесь, – повернулся он к своей спутнице, – Катрин. Только что из любимой мною Франции.

– Очень приятно, – переняв инициативу, Стоцкий взял ее худенькую ладошку и поцеловал. – Вы француженка?

Очаровательная спутница лукаво улыбнулась и высокомерно произнесла:

– Наполовину. Папа француз, а мама родилась на Кубани. Да и я неплохо владею русским.

– У вас нет акцента, – заметил ошеломленный Валера. – Это даже не пресловутая смесь «французского с нижегородским» – вы словно провели в России большую часть жизни, а на чужбину летали только на Рождество.

Девушка никак не отреагировала на его предположение, а лишь загадочно промолчала, всем видом показывая, что ей скучен данный разговор, особенно нетактичные расспросы об ее прошлом. Она держалась строго, не говорила глупости и совсем не походила на бестолковых куриц, заполнивших каждый квадратный метр отеля. Она другая, и взгляд ее особенный.

Стоя лицом к лицу, Краснов уже не сомневался.

«Та самая! – размышлял он. – Она? Она же! Та же привлекательная внешность, тот же нос, те же темные глаза, взгляд, мимика, грация… Как две капли воды похожа на предполагаемую убийцу. Но это невозможно! Как она оказалась здесь? Немыслимо. Откуда она знает Салова и почему он привел ее на закрытый министерский прием? Она переоделась – нехитрое дело. Черное вечернее платье с вырезом сзади ей идет. Но туфли? Они все те же. Я точно помню их и не забуду никогда. Неужели второй пары обуви не нашлось, не догадалась? Вряд ли. Есть у нее и обувь, и платьев полный гардероб, но эти любимые, самые дорогие. С ними на мокрое дело идти в самый раз. Модный фетиш? Именно. Каблуки приносят ей удачу, словно подаренные доброй феей волшебные туфельки. Бедная Золушка! Детские сказки… Я пьян? Исключено. Ни капли сегодня. Пересохло в горле, но я не притронулся к выпивке. Мне бы глоток воды. Почему шампанское льется рекой, но нельзя элементарно утолить жажду? Неприятная традиция…»

– А вы – Андрей, я не ошиблась? – вдруг обратилась она к погруженному в терзания мученику.

– Что? – со страхом очнулся он.

– Очень рада познакомиться, – произнесла она странным недоверчивым голосом.

«Она узнала меня? – пронеслось в голове. – Но как? Делай вид, что ты совершенно ее не знаешь, тогда она поймет, что ошиблась или я совершенно ее не помню».

Как всегда вовремя вмешался вездесущий Стоцкий:

– Господин Краснов сегодня немного утомлен. Круглосуточные напряги выбивают из колеи, поэтому не удивляйтесь его замедленной реакции.

– Да, – кивнул Андрей. – И я очень рад. А Сан Саныча не видел, боюсь даже предположить, сколько лет. Я предлагаю отметить нашу встречу. Где можно выпить воды?

Гости дружно засмеялись.

– Воды? Только шампанского! – предложил Салов и принялся ловить официанта.

– Или покрепче? Виски, ром? – подхватил Стоцкий.

– Я не возражаю, – неожиданно согласилась Катрин.

– Мне бы воды… – угрюмо вставил Краснов, вызвав очередную волну насмешек.

Лично ему было не до смеха.

Другие книги автора:
10 книг в подарок и доступ к сотням бесплатных книг сразу после регистрации
Уже регистрировались?
Зарегистрируйтесь сейчас и получите 10 бесплатных книг в подарок!
Уже регистрировались?
Нужна помощь