Два года каникул Текст

4.0
Читать фрагмент
Как читать книгу после покупки
Нет времени читать книгу?
Слушать фрагмент
Два года каникул
Два года каникул
− 20%
Купите электронную и аудиокнигу со скидкой 20%
Купить комплект за 324 259,20
Два года каникул
Два года каникул
Два года каникул
Аудиокнига
Читает Сергей Килессо
124
Подробнее
Два года каникул
Два года каникул
Аудиокнига
Читает Владимир Несторович
189
Подробнее
Два года каникул
Два года каникул
Два года каникул
Бесплатная электронная книга
Подробнее
Шрифт:Меньше АаБольше Аа

Jules Gabriel Verne

Deux ans de vacances


© А. Лившиц. Лит. обработка, 2016

© Е. Володькина. Обложка, 2016

© ЗАО «ЭНАС-КНИГА», 2018

Предисловие от издательства

Жюль Габриэль Верн (Jules Gabriel Verne, 1828–1905) – знаменитый французский писатель, классик приключенческой литературы, один из основоположников жанра научной фантастики.

Большую часть произведений писателя составляют приключенческие романы: «Вокруг света за восемьдесят дней», «Дети капитана Гранта», «Пятнадцатилетний капитан» и др. Однако читательское признание Жюль Верн заслужил прежде всего как основоположник жанра научной фантастики. Его перу принадлежат ставшие классикой романы «Путешествие к центру Земли», «С Земли на Луну», «20 000 лье под водой» и др.

«Два года каникул» – не самый известный роман писателя. В обращении к читателю этой книги, упомянув о множестве «литературных последователей» Робинзона Крузо, автор так объяснил цель создания своего романа: «Мне показалось, что для завершения всех этих робинзонад остается показать группу заброшенных на остров детей, борющихся за свое существование, одним словом целый пансион робинзонов».

…Пансион Ричмонда в Окленде, Новая Зеландия, – типичное английское заведение для мальчиков, где учатся дети европейских колонистов. Пятнадцать воспитанников пансиона в возрасте от восьми до четырнадцати лет собирались провести каникулы в морском путешествии. Неожиданно дети остаются одни на дрейфующем судне; шторм уносит яхту в открытое море, и они попадают на необитаемый остров в Тихом океане…


I

Буря. – Судно без снастей. – Четыре мальчика на палубе «Мэри». – Изорванный фок. – Устройство яхты. – Полузадушенный юнга. – Земля сквозь утренний туман. – Подводные скалы

В ночь на 9 марта 1860 года над морем так низко висели тучи и стоял такой мрак, что ничего нельзя было разглядеть.

По темно-синим волнам бурного моря металось маленькое судно, почти лишенное парусов. То была яхта «Мэри» водоизмещением около ста тонн. Шел двенадцатый час ночи. На той широте, где находилась яхта, ночи в начале марта не очень длинные, однако до рассвета оставалось еще часов пять или шесть. Но станет ли положение яхты менее опасным, когда взойдет солнце? Или она по-прежнему останется игрушкой волн? Конечно, останется, если волнение не утихнет, если не уляжется ветер, не ослабеют его порывы. Только это могло бы спасти яхту от самого ужасного из крушений – от крушения посреди океана, вдали от какой бы то ни было земли, где пловцы могли бы найти себе убежище.

На корме яхты, у рулевого колеса, стояли три мальчика. Старшему было лет четырнадцать, двум младшим по тринадцать. С ними был еще юнга, двенадцатилетний негр. Мальчики напрягали все силы, чтобы удерживать яхту от бешеных бросков из стороны в сторону, которые легко могли опрокинуть судно. Дело было очень трудное, потому что рулевое колесо, вращаясь помимо воли мальчиков, каждую минуту могло толкнуть их так, что они попадали бы за борт. А на исходе двенадцатого часа на яхту налетел такой огромный вал, что сам руль уцелел лишь каким-то чудом.

Мальчики попадали на палубу, но тут же вскочили на ноги.

– Действует руль, Бриан? Не сломался? – спросил один из них.

– Цел, Гордон, – отвечал Бриан, становясь на свое прежнее место и не теряя спокойствия.

Затем он добавил, обращаясь к третьему мальчику:

– Держись крепче, Донифан, и вообще, господа, не будем терять мужества. Кроме нас ведь некому спасти яхту.

Они говорили на английском языке, правда, в выговоре Бриана слышался французский акцент.

– Ты не ушибся, Моко? – спросил Бриан юнгу.

– Нет, господин Бриан, – отвечал негр. – Старайтесь, сударь, не давать яхте сильно накрениться, а то мы пойдем ко дну.

В эту минуту вдруг распахнулась дверь, ведущая к трапу. Над палубой показались две детские головки и добродушная морда тявкающего пса.

– Бриан! Бриан! – кричал один из малышей, девятилетний мальчик. – Что случилось?

– Ничего, Айверсон, ничего, – отвечал Бриан. – Ступай вниз и Доля тоже уведи. Вам нечего здесь делать.

– Да, но мы очень боимся! – возразил другой мальчик, еще младше.

– А остальные что? – спросил Донифан.

– И остальные тоже боятся, – отвечал Доль.

– Ну, так и уходите, – повторил Бриан. – Запритесь у себя в каюте, спрячьтесь под одеяла, закройте глаза и тогда вам будет не так страшно. А бояться нечего, никакой опасности нет.

– Стойте!.. Еще волна! – вскричал Моко.

Корма яхты получила сильный удар, но на этот раз волна не перелилась через палубу – и к счастью, потому что если бы вода через открытую дверь проникла внутрь, судно осело бы глубже и ему стало бы еще труднее бороться с волнением.

– Ступайте же назад, говорят вам! – прикрикнул на ребятишек Гордон. – Убирайтесь, или я вам задам!

– Ступайте, ступайте, малыши, – более ласковым тоном прибавил Бриан.

Две головки исчезли, но на их месте тут же показалась голова третьего мальчика, который спросил:

– Не помочь ли тебе, Бриан?

– Нет, не нужно, Бакстер, – отвечал Бриан. – Вы, Кросс, Вебб, Сервис и Вилькокс, оставайтесь с маленькими. Мы и вчетвером управимся.

Бакстер ушел, заперев за собой дверь изнутри.

«Остальные тоже боятся!» – сказал, как мы слышали, маленький Доль. Так неужели же на яхте, гонимой ураганом, не было никого, кроме детей?

Да, кроме детей никого не было.

И сколько же их было?

Пятнадцать человек, считая Гордона, Бриана, Донифана и юнгу.

Как же случилось, что они одни оказались на яхте?

На этот вопрос мы ответим позже.

И неужели на яхте так-таки не было ни одного взрослого? Неужели не было на ней капитана, не было матросов, не было рулевого?..

В том-то и дело, что нет.

Таким образом, на яхте не было человека, который бы мог точно определить ее положение среди океана – и какого океана! Тихого, простирающегося на две тысячи миль[1] от Австралии и Новой Зеландии до берегов Южной Америки.

Что же случилось? Куда девался экипаж яхты? Пираты его перебили, что ли? И оставили на «Мэри» одних маленьких детей? И давно ли яхта очутилась в таком положении?

На все эти вопросы дети-пассажиры, конечно, могли бы ответить, если бы с яхтой встретился какой-нибудь корабль и кто-нибудь осведомился об этом. Но даже если бы корабль и встретился – все равно, будь он парусный или паровой, – он не смог бы оказать помощь яхте, которую носило по волнам как щепку, – буря не дала бы ни малейшей возможности сделать это.

Между тем Бриан и его товарищи изо всех сил старались держать руль.

– Как же теперь быть? – спросил Донифан.

– Держаться, сколько хватит сил, и надеяться на божью помощь, – отвечал Бриан.

И это говорил маленький мальчик – в обстоятельствах, при которых даже взрослому человеку простительно было потерять голову и прийти в совершенное отчаяние.

Буря усиливалась, налетавшие шквалы сотрясали «Мэри» до основания. Грот-мачта[2] яхты уже давно была сломана и лишена снастей. Фок-мачта[3] еще держалась, но бо́льшая часть ее рей[4] была снесена и сама она с минуты на минуту грозила рухнуть на палубу. Тогда яхта окончательно потеряла бы способность держаться под ветром и, наверное, была бы захлестнута волнами.

Вот уже двое суток продолжалась буря, и все это время ни разу не была замечена земля. Хоть бы островок какой-нибудь попался! Приставать к берегу в таких обстоятельствах тоже было очень опасно, но мальчики готовы были рискнуть: это все же лучше, чем каждую минуту ожидать крушения.

И они пристально вглядывались в темную даль в надежде увидеть где-нибудь огонек, чтобы направить к нему яхту.

Но нет. Никакой огонек не блестел сквозь зловещий, непроглядный мрак.

Вдруг в первом часу ночи среди рева бури послышался страшный треск.

– Фок-мачта сломалась! – в испуге крикнул Донифан.

– Нет, – отвечал юнга, – это только парус оторвался от ликтросов[5].

 

– Тогда лучше снять его совсем, – сказал Бриан. – Гордон, оставайся у руля с Донифаном, а ты, Моко, ступай со мной, поможешь.

Моко как юнга имел кое-какое понятие о морском деле; Бриан тоже кое-чему научился, когда плыл на корабле из Европы в Океанию. Поэтому именно им двоим остальные мальчики доверили командование яхтой.

Бриан и юнга смело пробрались на нос корабля. Снять обрывки паруса было необходимо, так как они, вися́ мешками, только мешали и увеличивали опасность.

Рискуя в любую минуту быть снесенными в море, мальчики проявляли необыкновенную ловкость, и хотя с большим трудом, но достигли своей цели. Оборванные лоскутья полотна были отрезаны ножом, но часть паруса все-таки удалось сохранить. Они кое-как приладили остатки, и у бедствующей яхты осталась – хотя и трудно сказать, надолго ли – возможность держаться под ветром.

Сделав свое дело, Бриан с Моко вернулись к Гордону и Донифану, чтобы помогать им держать руль.

В эту минуту снова отворилась дверь к трапу и показалась детская головка. Это был Жак, младший брат Бриана, моложе его на три года.

– Что ты, Жак? – спросил Бриан.

– Иди скорее! В салоне вода!..

– Не может быть! – воскликнул Бриан и, кинувшись к трапу, быстро сбежал вниз.



Салон тускло освещала раскачивающаяся лампа. На диванах, в ужасе крепко прижимаясь друг к дружке, лежали мальчики.

– Никакой опасности нет, – сказал Бриан, стараясь первым делом успокоить малолетнее общество. – Мы не допустим ничего страшного. Не бойтесь, друзья!..

Он зажег фонарь и осмотрел пол. Действительно, на полу, от одного борта яхты до другого плескалась вода.

Откуда она взялась? Не образовалась ли трещина в борту? Это нужно будет проверить.

За салоном находилась большая спальня, за ней столовая и каюта для матросов.

Бриан обошел все эти помещения и убедился, что там нет никакой воды. Следовательно, вода попала в салон с палубы, когда отворяли дверь, и, значит, с этой стороны опасности не было. Убедившись в этом, он вернулся в салон, успокоил своих младших товарищей и с немного облегченным сердцем вернулся наверх.

Прошел час. Тучи еще плотнее обложили небо, и мрак сделался гуще. Ветер дул все яростнее. Яхта стремительно неслась по бушующим волнам. В воздухе раздавались пронзительные крики буревестников. Не означало ли присутствие этих птиц близость земли? Нет, потому что они встречаются далеко в открытом море, иногда за сотни миль от берега. Впрочем, буревестники летели не сами, их нес тот же беспощадный ураган, который гнал по морю несчастную яхту.

Прошел еще час. Опять раздался громкий треск: то, что оставалось от паруса, разлетелось на мелкие клочки, которые тут же унесло ветром.

– Теперь у нас нет ни одного паруса! – воскликнул Донифан. – И поставить другой на его место мы не сможем!

– Ничего, – отвечал Бриан, – мы все равно будем мчаться так же быстро.

– Ну, знаешь, – возразил Донифан, – если такова твоя теория мореплавания…

– Берегитесь волн со стороны кормы! – перебил их Моко. – Надо держаться как можно крепче, а то нас смоет…

Не успел юнга договорить, как через борт на палубу хлынула огромная волна. Бриана, Донифана и Гордона отнесло к мачте, за которую они сумели уцепиться, но юнга исчез вместе со страшным потоком, который пронесся по палубе от кормы до носа, сметая все на своем пути. Но, по счастью, вода быстро схлынула с палубы, и судно осталось на плаву.

– Моко! Моко! – закричал Бриан, как только к нему вернулась способность говорить.

– Не упал ли он за борт? – испугался Донифан.

– Нет. Его там что-то не видно, и потом он бы закричал, – возразил Гордон, наклонившись через борт.

– Надо его спасти… Бросить ему буек, веревку… – проговорил Бриан и снова громко, как только мог, крикнул: – Моко! Моко!

– Ко мне!.. Помогите!.. – отозвался юнга.

– Он не в море, – обрадовался Гордон, – он кричит откуда-то с носа яхты.

– Я его спасу! – воскликнул Бриан и двинулся вперед, осторожно лавируя между качающимися блоками и стараясь не упасть на скользкой палубе.

Еще раз послышался голос юнги, затем все стихло.

Бриан с трудом пробрался в носовую часть яхты и окликнул Моко. Ответа не было.

Неужели юнга упал в море? Но в таком случае он наверняка погиб, потому что яхта уже успела далеко уйти от того места, где он упал, а волны не могли нести его так же быстро, как яхту.

Но нет! Снова послышался крик, только гораздо слабее предыдущего. Бриан кинулся к бушприту[6]. Там, в углу между бортами, он увидел Моко. Юнга запутался в сжимавшей ему горло веревке. Эта веревка спасла мальчика от падения в море, но зато теперь грозила его задушить.

Бриан открыл свой ножик, быстро перерезал веревку и освободил юнгу, а потом отвел его на прежнее место, где тот скоро пришел в себя и от души поблагодарил своего спасителя.

Между тем, вопреки предсказанию Бриана, скорость яхты после потери фока заметно уменьшилась, вследствие чего возникла новая опасность, о которой говорил юнга: волны, бежавшие быстрее яхты, накатывали с кормы и заливали палубу.

Наконец на горизонте стали появляться смутные проблески света. К несчастью, стоял густой туман и вдали ничего не было видно. Облака проносились по небу с ужасающей быстротой. Ураган нисколько не ослабевал, и море сплошь было покрыто клокочущей пеной. Яхта то взлетала на самый гребень волны, то низвергалась в бездну, и будь это поближе к берегу, она давным-давно опрокинулась бы.

Молодые люди безмолвно глядели на этот хаос бурлящих, беснующихся волн. Они понимали, что, если буря не утихнет, у них не останется никакой надежды на спасение. Волны зальют палубу, проникнут внутрь яхты, и несчастный корабль пойдет ко дну.

Вдруг Моко воскликнул:

– Земля! Земля!..

Туман на мгновение разорвался, и сквозь образовавшийся просвет юнге показалось, что он видит на востоке очертания берега.

– Земля? – переспросил Бриан.

– Да, – отвечал Моко, – она самая! На востоке…

И он указал вдаль на какую-то точку, которая тут же снова скрылась в тумане.

– Ты уверен, что это земля? – спросил Донифан.

– Уверен, совершенно уверен! – стоял на своем юнга. – Вот, когда туман опять рассеется, поглядите сами внимательно… Вот сюда, немного правее фок-мачты… Да вот же она, вот!..

Туман редел и, отделяясь от моря, понемногу поднимался. Через несколько минут океан впереди яхты очистился, и стало видно далеко вперед.

– Да, и правда, это земля! – воскликнул Бриан. – Действительно земля!..

– И очень низменная, – прибавил Гордон, внимательно разглядывая показавшийся впереди берег.

Теперь сомнений не было: впереди, милях в пяти или шести, виднелась земля, – все равно, материк или остров, но – земля!

Но вот притихший было ветер подул с новой силой. Подхваченная штормом «Мэри» неслась к берегу, как перышко. На бледном фоне неба берег рисовался черной, точно проведенной чернилами полосой. На заднем плане возвышалась скала. Впереди тянулось желтоватое прибрежье, обрамленное с правой стороны чем-то вроде леса.

Если «Мэри» удастся благополучно достичь песчаного берега, миновав подводные рифы, то бедные мальчики, возможно, будут спасены.

Донифан, Гордон и Моко остались у руля, а Бриан прошел на нос корабля и стал пристально вглядываться в берег. Земля становилась видна все лучше, так как яхта неслась с огромной скоростью.

Но юноша тщетно пытался разглядеть место, где яхта могла бы пристать: на всем берегу не было видно ни бухточки, ни устья реки, ни песчаной отмели.

Бриан рассудил, что в критическую минуту лучше быть всем на палубе. Он открыл дверь на трап и крикнул:

– Все наверх!

Тотчас же на палубу с лаем выскочила собака, а за ней поднялись и дети – все одиннадцать человек. Те, что поменьше, при виде высоких волн испугались, принялись кричать и плакать.

Яхта постепенно приблизилась к передней линии бурунов.

– Держись! – крикнул Бриан и, сняв верхнюю одежду, приготовился помогать тем, кого утащит прибой, так как яхта неслась прямо на скалы.

Вот почувствовался первый толчок. Яхта стукнулась кормой об утес, но не получила пробоины, хотя весь ее корпус был потрясен до основания. Следующая волна подняла судно и пронесла его на сотню футов[7] вперед, причем яхта не задела ни одного из торчавших над водой утесов. После этого яхта накренилась на левый борт и остановилась, окруженная клокочущим прибоем.

Хотя теперь она была уже не в открытом море, однако до берега оставалось еще не менее четверти мили.

II

В бурунах. – Бриан и Донифан. – Берег. – Спор из-за лодки. – С верхушки мачты. – Смелая попытка Бриана. – Спасительная волна

Туман рассеялся, и теперь можно было видеть вокруг яхты на довольно большое расстояние. Тучи неслись по-прежнему очень быстро, ветер не утихал. Но, возможно, это были уже его последние порывы?

Во всяком случае, оставалось надеяться на это, потому что положение «Мэри» в бурунах было не менее опасным, чем во время только что перенесенной бури в открытом море.

Собравшиеся на палубе дети пугливо жались друг к другу и, когда очередная волна переливалась через борт, с ужасом думали, что пришел их последний час. Удары волн были тем опаснее, что яхта теперь не могла от них уклониться. Но, хотя ее корпус трещал и вздрагивал, однако пробоин еще нигде не было. В этом убедились Гордон и Бриан, спустившись вниз и осмотрев все каюты и трюм.

Вернувшись на палубу, они принялись успокаивать младших мальчиков.

– Не бойтесь, – говорил им Бриан, – яхта цела, берег недалеко, мы как-нибудь доберемся до него. Подождите еще немного.

– Чего же ждать? – спросил Донифан.

– Правда, чего ждать? – прибавил Вилькокс, мальчик лет двенадцати. – Донифан прав. По-моему, ждать совершенно нечего.

– Надо подождать, пока не стихнет волнение. Иначе, чего доброго, волны бросят нас на скалы, – ответил Бриан.

– А если яхта разобьется? – воскликнул третий мальчик, Вебб, одних лет с Вилькоксом.

– Не думаю, чтобы это могло случиться, – возразил Бриан. – Надеюсь, мы продержимся до отлива; когда же наступит отлив, можно будет позаботиться о высадке на берег. Конечно, если при этом стихнет ветер.

Бриан говорил совершенно правильно. Благоразумнее было подождать отлива, так как при этом часть скал выступит из воды и добраться до берега будет гораздо легче. Но Донифан и некоторые другие мальчики не соглашались с Брианом и, отойдя в сторону, начали шепотом советоваться между собой. Это были, кроме Донифана, Вилькокс, Вебб и Кросс. Они и во время плавания неохотно подчинялись Бриану, уступая лишь по необходимости, так как Бриан лучше всех из них понимал морское дело. Но им хотелось избавиться от этого «ига», как выражался Донифан, считавший себя и умнее, и способнее Бриана. И если им удастся высадиться на берег, они решили «свергнуть» Бриана.

Однако, взглянув на пенящиеся волны, строптивые мальчики вынуждены были признать, что Бриан и на этот раз прав, потому что даже самый искусный и сильный пловец вряд ли смог бы благополучно достичь берега при таком шторме.

Бриан между тем говорил Гордону и другим, стоявшим рядом:

– Нам ни в коем случае нельзя разлучаться. Будем держаться все вместе, иначе нам придется плохо.

– Надеюсь, ты не собираешься нами командовать? – вскричал Донифан, до которого долетели слова товарища. – Ишь, какой командир выискался!

– Вовсе не командир, просто я уверен, что для нашего спасения нам нужно действовать сообща.

– Это верно, – произнес Гордон, хладнокровный, рассудительный мальчик, никогда не говоривший необдуманно.

– Да!.. Да!.. – закричали еще несколько малышей, инстинктивно угадавших, на чьей стороне правда.

 

Донифан не возразил, но продолжал держаться со своими единомышленниками в сторонке, дожидаясь благоприятной минуты для высадки на берег.

Что же это был за берег? Какой-нибудь остров или материк? С яхты это невозможно было определить, хотя Бриан пристально рассматривал берег в подзорную трубу.

Если это остров, то каким образом мальчики потом выберутся с него, ведь яхта может разбиться на скалах? А если он к тому же необитаемый, то как на нем смогут выжить малолетние пассажиры погибшей «Мэри»?

С другой стороны, если это материк, то, скорее всего, южноамериканский. На материке, конечно, безопаснее, но и здесь могут встретиться всевозможные неожиданности.

Впрочем, мальчикам сейчас было не до того, чтобы рассуждать о таких вещах. Нужно было во что бы то ни стало выбраться на берег, каков бы он ни был.

Погода прояснилась настолько, что неведомый берег стал виден уже во всех подробностях. Он не представлял собой ничего особенно привлекательного: впереди песчаное взморье, за ним скалы и полоска зелени, указывавшая, что земля тут хоть в некоторой степени плодородна. Но не было видно ни малейшего признака, по которому можно было бы судить о присутствии на этой земле людей.

– Я не вижу ни одной струйки дыма, – сказал Бриан, опуская трубу.

– И около берега не видно ни одной лодки, – заметил Моко.

– Откуда же быть лодкам, если нет гавани? – возразил Донифан.

– Для этого не нужна гавань, – произнес своим обычным рассудительным тоном Гордон. – Лодки в бурю могли бы укрыться, например, в устье реки.

Замечание Гордона было вполне резонным. Но, так или иначе, факт оставался фактом: лодок у берега не было.

Между тем начинался отлив, хотя вода убывала еще очень медленно. Нужно было приготовиться, чтобы сойти с яхты, как только достаточно обнажатся подводные скалы. Малолетние путешественники принялись вытаскивать из кают на палубу всевозможные необходимые вещи, рассчитывая выловить остальные из воды потом, когда море, разбив яхту, принесет их к берегу.

На яхте было много провизии – сухарей, соленого и копченого мяса. Все это запаковали в небольшие тюки, чтобы их было по силам нести каждому мальчику. Но чтобы эти тюки действительно удалось перенести на берег, необходимо, чтобы скалы вышли из-под воды. А будет ли для этого достаточно отлива?

Бриан и Гордон внимательно следили за морем. Ветер изменил направление, чувствовалось затишье, и рев бурунов становился все слабее. Убыль воды стала заметнее; яхта начала крениться на левый борт, так что появилось опасение, как бы она совсем не опрокинулась на бок. В этом случае положение пассажиров стало бы еще более сложным.

Как теперь они жалели, что бурей унесло все лодки! На лодках Бриану и его товарищам было бы нетрудно добраться до берега и даже взять с яхты значительную часть припасов. А теперь, наверное, «Мэри» скоро будет разбита волнами, и большая часть вещей, которые придется оставить на ней, погибнет без всякой пользы.

Вдруг с носа яхты послышался крик. Это Бакстер сделал чрезвычайно важное открытие: одна из шлюпок уцелела, она висела под бушпритом, запутавшись в тросах. Это был маленький ялик, в который могло сесть не больше пяти-шести человек, но все-таки это была лодка!

Оставалось только подождать, пока вода спадет еще больше, а затем воспользоваться неожиданной находкой. Но тут опять разгорелся спор между Брианом и Донифаном.

Дело в том, что Донифан, Вилькокс, Вебб и Кросс завладели яликом и собирались спустить его за борт. Бриан подошел к ним и спросил:

– Что вы делаете?

– То, что считаем нужным, – резко отозвался Вилькокс.

– Вы намерены сесть в лодку и плыть к берегу?

– Да, – отвечал Донифан. – А кто нам может это запретить? Уж не ты ли?

– Да хоть бы и я! – вскричал Бриан. – А также все те, кого ты хочешь оставить без лодки.

– Оставить без лодки? С чего ты это взял? – с гордостью возразил Донифан. – Я не собираюсь ни у кого ее отнимать. Когда мы достигнем берега, один из нас приведет ялик обратно к яхте.

– А если лодка по дороге разобьется об утесы? – Бриан с трудом сдерживал негодование.

– Садитесь, господа, садитесь скорее! – воскликнул Вебб, отталкивая Бриана.

С помощью Вилькокса и Кросса он приподнял ялик, чтобы спустить его за борт.

Бриан схватился за борт лодки.

– Вы не пойдете! – твердо сказал он.

– Это мы увидим! – отвечал Донифан.

– Вы не пойдете! – повторил Бриан, решив во что бы то ни стало отстоять интересы остальных пассажиров. – Лодку сначала следует предоставить младшим.

– Оставь нас в покое! – закричал Донифан, выходя из себя. – Повторяю тебе, Бриан, мы не позволим, чтобы ты здесь распоряжался!

– А я повторяю, Донифан, что я буду распоряжаться и не уступлю тебе лодку!

Мальчики готовы были броситься друг на друга. Вилькокс, Вебб и Кросс явно держали сторону Донифана, а Бакстер, Сервис и Гарнет – сторону Бриана. Ссора грозила перейти в потасовку с самыми печальными последствиями, но, к счастью, вмешался Гордон.

Он был постарше всех остальных и умел держать себя в руках. Понимая, как опасны подобные распри, он поспешил предотвратить назревающую драму.

– Ну, Донифан, послушай, – обратился он к вздорному товарищу. – Разве ты не видишь, как море неспокойно? Еще рано спускать лодку!

– Я не хочу, чтобы Бриан здесь командовал! – не унимался Донифан. – Я не позволю ему строить из себя командира!

– И мы не позволим!.. Мы не хотим!.. – кричали Вебб и Кросс.

– Да я вовсе и не желаю командовать, – возразил Бриан. – но я никому не позволю делать первое, что взбрело им в голову, если от этого зависит участь всех остальных!

– Мы не меньше тебя заботимся о других, – уже спокойнее ответил Донифан. – Но так как теперь мы у берега…

– Увы, Донифан, до берега еще далеко, – заметил Гордон. – Поэтому не упрямься и подожди спускать лодку, пока море хоть немного не утихнет.

Вмешательство Гордона очередной раз остановило ссору между Донифаном и Брианом. Благоразумному мальчику уже не однажды приходилось становиться посредником между двумя товарищами, вечно находившими повод к столкновению, в чем, однако, чаще бывал виноват Донифан.

Уровень воды между тем понизился на пару футов. Надо было посмотреть, нет ли безопасного прохода между бурунами.

Бриан взял это дело на себя и, подойдя к фок-мачте, вскарабкался на нее по реям.

Проход между бурунами действительно имелся. Он шел через всю группу подводных скал, обозначенных торчащими из воды верхушками, мимо которых и можно было направить лодку к берегу.

Но спускать лодку на воду было все еще рано. Море еще далеко не успокоилось, и спущенный ялик неминуемо наткнулся бы на одну из скал. Во всяком случае, безопаснее было еще немного повременить.

С мачты Бриану был виден весь берег. При помощи подзорной трубы можно было убедиться, что на всем примерно десятимильном пространстве между двумя выдавшимися в море мысами не было ничего похожего на человеческое жилье.

Почти полчаса Бриан просидел на мачте. Закончив свои наблюдения, он спустился вниз отдать товарищам отчет обо всем увиденном.

Донифан, Вилькокс, Вебб и Кросс выслушали его с небрежным видом и не сказали ни слова. А Гордон спросил:

– Который был час, когда «Мэри» села на мель? Ведь, кажется, часов шесть, так?

– Совершенно верно, шесть часов, – отвечал Бриан. – А сколько времени длится отлив, ты не знаешь? – Кажется, часов пять… Как ты считаешь, Моко?

– Около этого… Часов пять или шесть, – подтвердил юнга.

– Значит, спустить ялик нужно будет часам к одиннадцати, – продолжал Гордон.

– Так примерно я и рассчитывал, – согласился Бриан.

– Ну, стало быть, будем готовиться, – заключил Гордон. – А тем временем нужно позавтракать, ведь нам предстоит изрядно потрудиться.

Совет был очень хорош, и дать его мог только очень благоразумный мальчик. Пассажиры «Мэри» сели за завтрак, состоявший из консервов и сухарей. Бриан все время присматривал за маленькими. Дженкинс, Айверсон, Доль, Костар и другие уже успели чисто по-детски успокоиться после всех пережитых опасностей. Бриан боялся, что они съедят слишком много, а это было бы вредно, так как перед тем они ничего не ели целые сутки. Все, однако, обошлось благополучно.

После завтрака Бриан вернулся на верхнюю палубу и, облокотившись на борт, снова стал пристально разглядывать подводные скалы.

Как медленно убывала вода!.. Но все-таки ее уровень заметно понижался, и яхта продолжала крениться. Моко бросил лот[8] и установил, что над отмелью было еще восемь футов воды. Сойдет ли вода полностью, когда кончится прилив? Моко полагал, что нет, и счел своим долгом сообщить об этом Бриану – по секрету, чтобы не пугать остальных.

Бриан посоветовался с Гордоном. Оба мальчика понимали, что дувший с моря ветер задерживает отлив и мешает воде понизиться до обычного уровня.

– Что же нам делать? – с тревогой спросил Гордон.

– Не знаю, не знаю, – задумчиво отвечал Бриан. – Как жаль, что мы всего только дети и ничего не знаем…

– Нужда нас научит, – возразил Гордон. – Не отчаивайся, Бриан, будем действовать осторожно и обдуманно.

– Да, Гордон, действовать необходимо. Сидеть сложа руки нельзя. Если мы до следующего прилива не сойдем с «Мэри», если нам придется провести на ней ночь, мы погибнем…

– Конечно, потому что волны разобьют яхту в щепки. Мы должны сойти с нее во что бы то ни стало.

– Да, Гордон, но как это сделать? Я ничего не могу придумать…

– А может, нам построить какой-нибудь плот?

– Я думал об этом, да только из чего построить-то? Все доски, все обломки унесены волнами. Разве только палубу разломать? Но с этим мы не справимся, да и не успеем, пожалуй. Нет, не годится… Вот что можно сделать: протянуть через скалы канат и привязать его конец к выступу на одной из них. Таким способом, пожалуй, можно будет добраться до берега.

– А кто потащит канат?

– Я, – отвечал Бриан.

– Я тебе помогу.

– Нет, я отправлюсь один, – возразил Бриан.

– Ты возьмешь лодку.

– Нет, я боюсь ее повредить или даже совсем разбить. Лучше сохраним ее как последнее средство.

Приступая к исполнению своего смелого плана, Бриан принял некоторые полезные предосторожности.

На яхте имелись пробковые спасательные пояса, которыми Бриан и снабдил малышей – на случай, если им придется сойти с яхты, прежде чем вода окончательно спадет. Предполагалось, что они будут держаться на воде при помощи поясов, а старшие будут толкать их к берегу, держась сами за канат.

Было четверть одиннадцатого. До окончания отлива оставалось три четверти часа. Около яхты вода была уже не выше четырех-пяти футов, но на дальнейшее понижение уровня рассчитывать не приходилось. Впрочем, ближе к берегу дно немного поднялось – это было заметно по темному цвету воды и по все более многочисленным верхушкам подводных скал, выступавшим из воды. Следовательно, главная задача заключалась в том, чтобы переплыть глубокое место около яхты и добраться туда, где можно было бы достать ногами до дна. Затем, укрепив канат на скале, можно было и самим добраться благополучно до берега, и перетащить тюки с провизией и необходимыми вещами.

На яхте было много длинных буксирных канатов. Выбрав один из них, средней толщины, Бриан разделся и обвязал конец каната вокруг пояса.

– Эй, ребята! – крикнул Гордон. – Приготовьтесь разматывать канат!

Донифан, Вилькокс, Кросс и Вебб не могли отказаться от участия в предприятии, польза которого для всех была очевидна, и послушно отправились исполнять приказание Гордона.

11 Ми́ля – мера длины; английская сухопутная миля составляет 1609,3 метра; морская миля равна 1852 метрам.8
22 Грот-мачта – вторая мачта от носа судна.
33 Фок-мачта – передняя мачта.
44 Рея́ – подвижный поперечный брус, подвешиваемыйза середину к мачте; к нему привязывается парус.
55 Ликтро́с – трос, которым обшивают кромки (шкаторины) парусов для их крепления к реям.9
66 Бушпри́т – горизонтальный наклонный брус на носу судна для вынесения вперед носовых парусов.14
77 Фут – английская мера длины, примерно 30 сантиметров; в 1 футе 12 дюймов.16
88 Лот – устройство для измерения морской глубины, состоящее из свинцовой или чугунной гири и привязанного к ней троса – лотлиня с делениями.25
Нужна помощь
Купите 3 книги одновременно и выберите четвёртую в подарок!

Чтобы воспользоваться акцией, добавьте нужные книги в корзину. Сделать это можно на странице каждой книги, либо в общем списке:

  1. Нажмите на многоточие
    рядом с книгой
  2. Выберите пункт
    «Добавить в корзину»