Зов ночиТекст

Из серии: Рыцарь ночи #6
4
Отзывы
Читать фрагмент
Как читать книгу после покупки
Шрифт:Меньше АаБольше Аа

Часть первая
Жемчужина славов

Ты чувствуешь мою любовь?

Ее не описать словами!

Она пылает словно пламя,

Всегда алея между нами,

Сквозь время обжигая вновь…

Рубиан Гарц

Что может помешать вампиру, если он нацелился на выбранную жертву? Практически ничего. Когда он чувствует запах крови, то все его существо сосредотачивается лишь на том, чтобы немедленно вкусить этой крови. А дальше, если вампир решил сотворить себе подобное, то его задача – вовремя остановиться и не убить жертву.

Атанас решил превратить меня в вампира. Он обезумел от потери любимой девушки, он считал меня виновницей ее гибели, и все остальное его мало волновало. Последнее, что я помню, это парализующий ужас, который охватил меня, когда я очнулась в том подвале, в котором погибла его любимая Лера, вампир со стеклянной рукой. На самом деле ее умертвила Рената, но Атанас решил, что это сделала я. Увидев его расширившиеся безумные глаза, его раскрывающийся красный рот с выросшими острыми клыками, я потеряла сознание. Но осколки стекла, усыпающие пол подвала, а это были остатки от стеклянной статуи, в которую превратилась Лера, больно впились в мое тело при падении. И это привело меня в чувство. Я раскрыла глаза и увидела страшную морду монстра. Клыки угрожающе торчали прямо над моим лицом. Атанас уже склонился, нацеливаясь на яремную вену – излюбленное место укуса всех вампиров. Собрав последние силы, я попыталась одной рукой оттолкнуть его, а другой нащупать кулон с кровью Грега. Но на шее его не было. Это лишило меня последних остатков мужества, и я в ужасе завизжала.

В этот момент по обе стороны монстра спустились два ангела, так мне показалось с перепугу. Один был черный, а другой – сиреневый. Их появление придало мне сил. Я ударила Атанаса по морде, он дернулся и расхохотался. И столько безумия было в его страшном смехе, что я снова чуть не потеряла сознание. Но «ангелы» подхватили его под плечи и оттащили от меня. К моему удивлению, Атанас не сопротивлялся. Он обмяк в их руках, словно сам лишился сознания.

– Готов! – тихо произнес «черный ангел» и положил его на пол.

– Дино? – прошептала я, узнавая.

– Да, это я, – ответил он. – С тобой все в порядке? – встревожено добавил Дино.

– Давай вначале займемся Атанасом, – предложил второй «ангел».

– Рената…, – с облегчением произнесла я, окидывая взглядом ее стройную фигуру в сиренево-фиолетовой одежде, и села.

Осколки впились в мои ягодицы, легко прорезав ткань брюк, и я взвыла сквозь стиснутые зубы. «Сиреневый ангел», а это действительно была Рената, глянул на меня в замешательстве.

– Ничего-ничего, – пробормотала я, с трудом вставая и оглядываясь.

В углу валялись мои вещи. Я нашла и сумочку. Достав влажные салфетки, обтерла порезы и царапины. Кровоточащие ранки заклеила бактерицидным пластырем, который всегда носила в косметичке. Осмотрев свои разрезанные осколками, окровавленные брюки и рубашку, взяла пакеты с покупками. На мое счастье, я их так и не выпустила из судорожно сжатых пальцев, когда филин-Атанас подхватил меня и унес в этот подвал. Новые вещи оказались как нельзя более кстати, и я медленно переоделась, преодолевая боль во всем теле. Рената склонилась над распростертым Атанасом. Он выглядел мертвым. Я приблизилась и остановилась в нерешительности.

– Он в отключке, – констатировала Рената. – Перебрал радужной крови. Повезло тебе, Лада! – повернулась она ко мне и попыталась улыбнуться.

Но я видела, насколько она напряжена. И дело было не только в нападении на меня Атанаса. Это я поняла, увидев, как подрагивают ее ноздри, как верхняя губа кривится. Я испуганно глянула на Дино. Он тоже выглядел взвинченным. И тут до меня дошло, что запах моей крови заполняет подвал. Я обработала только видимые раны, но под одеждой имелись еще порезы. И я заметила, что осколки и пол пачкают красные разводы, да и моя брошенная в угол одежда источала запах еще невысохшей крови. И я отошла подальше от вампиров. Рената и Дино явно с трудом сдерживались. Мне захотелось выйти на улицу, но я не могла не узнать, что они сделают с Атанасом.

– Введем дозу? – спросил Дино и достал из кармана прозрачный футляр со шприцом.

– Не вижу другого выхода, – ответила Рената. – Хотя это довольно опасно.

– Но не тащить же сюда его донора, – резонно заметил он и открыл футляр.

– Это да, – кивнула она. – Но я не знаю случаев, когда героин вводили прямо в вену вампиру. Одно дело, когда он получает дозу, напившись крови донора. Тогда наркотик адаптирован, если можно так выразиться, к организму вампира.

– Что ты предлагаешь? – спросил Дино и замер с поднятым шприцом. – Если твой родственник сейчас очнется, то последствия трудно даже вообразить. Он может запросто тут все разнести. А уж Лада для него…

При этих словах я вздрогнула и внимательно вгляделась в лицо лежащего Атанаса. Но оно выглядело словно маска покойника.

– Не убьем же мы этим его, в конце концов, – пробормотала Рената и закатала рукав рубашки Атанаса. – Вводи!

Я молчала, наблюдая, как Дино ловко наложил жгут, как ввел содержимое шприца во вздувшуюся черную вену. Атанас не шелохнулся. Когда они закончили, то выпрямились и сделали пару шагов ко мне. Но близко подходить не стали. Их лица по-прежнему выглядели напряженными, ноздри раздувались.

– Как ты? – спросила Рената.

– Уже лучше, – ответила я. – Но мой кулон пропал!

Рената бросилась к Атанасу и начала методично обыскивать его. Он по-прежнему ни на что не реагировал. И вот она вытянула цепочку из заднего кармана его брюк. Я увидела болтающийся на ней прозрачный кулон с каплей крови на дне и вскрикнула, протянув руку.

– Держи свое сокровище, – сказала Рената, но положила кулон на пол и тут же отошла.

Я схватила его, тщательно вытерла и надела на шею.

– Итак? – сказал Дино и глянул на меня.

– Думаю, ты займешься Атанасом, – ответила Рената. – Тебе нужно переправить его в монастырь и все рассказать отцу-настоятелю. Сможешь?

– Конечно! – кивнул Дино. – Только на поверхность его подниму. А там уж по воздуху домчу в один миг.

– Отлично! – обрадовалась она. – А я займусь Ладой.

– Я вроде в норме, – сказала я. – И просто не знаю, как вас благодарить! Но как вы узнали?

– Позже расскажу, – ответила Рената. – Сейчас нам нужно выбраться отсюда как можно скорее. Хорошо, что на улице уже стемнело.

Дино легко подхватил бесчувственного Атанаса и потащил его по лестнице наверх из подвала. Мы с Ренатой выбрались следом. И оказались в пустом ангаре. Значит, я не ошиблась, и это было именно то место, где Рената держала в заточении Леру, пока та полностью не остекленела. Мы вышли из ангара. В этом заброшенном месте, напоминающим промзону, никого не было. Дино улыбнулся мне, сказал: «До встречи», крепко обхватил Атанаса. И вот уже огромный сокол взмыл в небо и исчез в туманной высоте.

– Идти сможешь? – спросила Рената.

Я видела, что на улице ей будто стало легче. Но это и понятно. Подвал был заполнен запахом моей крови, но на свежем воздухе ее совсем не чувствовалось, к тому же многие порезы я заклеила пластырем.

– Вполне, – ответила я, хотя все тело ломило, а раны начали сильно болеть.

– Мы сейчас доберемся до проезжей части, а там машину поймаем, – сказала Рената. – Но идти тут прилично.

– Ничего, – пробормотала я.

Рената двинулась от ангара в узкий проход между какими-то строениями, напоминающими заброшенные гаражи. Я поплелась за ней. Голова кружилась, колени подгибались, боль все усиливалась, но я закусила губы и упорно двигалась за Ренатой. Я должна была как можно быстрее прийти в себя. Распускаться нельзя ни в коем случае. Завтра, тридцатого декабря, мне нужно вылететь в Благовещенск. И билет я уже приобрела.

Мы вышли на узкую дорогу между высокими заборами с колючей проволокой поверху. Рената ускорила шаг.

– Тут до шоссе совсем близко, – сказала она, оглядываясь.

Но я практически теряла сознание от боли и слабости. Нервное напряжение спадало, началась реакция. Мне казалось, я – на грани обморока. Рената почувствовала мое состояние. Она остановилась и повернулась ко мне. Ее ноздри задрожали. Видимо, запах моей крови был для нее невыносимо силен.

– Придется тебе помочь, – пробормотала она, сняла сиреневый шарфик с шеи и тщательно завязала им нижнюю часть своего лица. – Не бойся, – добавила она, приближаясь.

Я и пикнуть не успела, Рената подхватила меня, как мешок с мукой, и помчалась по проходу. Я знала о невероятной физической силе вампиров, но всегда думала, что в большей степени ей обладают мужчины. Рената казалась хрупкой и даже изнеженной. Правда, пару раз я имела возможность наблюдать, как она отшвыривала надоедливых поклонников. И сейчас эта стройная изящная девушка держала меня железной хваткой и несла будто пушинку. На выходе к шоссе она притормозила и пробормотала, что намного быстрее было бы так добраться до дома, но невозможно мчаться по московским улицам подобным образом. Она осторожно поставила меня на ноги и отошла.

– Спасибо, – прошептала я, с трудом переводя дух.

– Прислонись к забору, – посоветовала Рената, – а я поймаю такси.

Когда она остановила машину и помогла мне усесться на заднее сидение, шофер отчего-то решил, что мы обе пьяны в стельку. Он начал отпускать двусмысленные шуточки, но Рената молчала. И скоро он притих. Я откинулась на спинку, закрыла глаза и попыталась ни о чем не думать. Но перед моим внутренним взором снова и снова вставала страшная морда Атанаса, его налитые кровью глаза, приближающиеся острейшие клыки. Неимоверным усилием воли я старалась отогнать это видение, боясь впасть в истерику. А пугать шофера не хотелось. И тем более наводить его на какие-то подозрения в отношении нас. Сейчас было необходимо благополучно добраться до дома. Завтра мой рейс, и я должна попасть на него во что бы то ни стало.

 

– Приехали, – услышала я тихий голосок Ренаты и пришла в себя.

Она помогла мне выйти из такси. Увидев, что мы возле ее дома, я замерла.

– Но почему ты привезла меня сюда? – настороженно спросила я.

– А куда? – нахмурилась она и повела меня к подъезду. – В больницу? Но как бы ты объяснила многочисленные порезы? К тебе домой? Но ты сама не в состоянии обработать раны на спине. От тебя исходит сильнейший запах крови, значит, порезы не затянулись.

– Вот именно! – заметила я. – Как ты сможешь сдержаться?

– Я не вижу другого выхода, – сказала она и завела меня в подъезд.

Консьерж поздоровался с нами и вызвал лифт. Но смотрел на меня с испугом. Рената не сочла нужным ничего ему объяснять.

Как только мы оказались в ее квартире, она сразу отвела меня в ванную и предложила раздеться догола. Когда за ней закрылась дверь, я огляделась. Как-то я была уже в ее ванной комнате. Помню, что меня поразило отсутствие зеркал. Но тогда я еще не знала, что Рената вампир. Но сейчас я улыбнулась, заметив на стеклянной полочке бронзовое зеркало. Я сама подарила его Ренате. Вернее, вначале его получил от меня Грег на свой день рождения. Это было древний магический артефакт, изготовленный в Китае. Тщательно отполированная поверхность служила зеркалом, на обороте имелись иероглифы заклинаний. Если это зеркало поднести к лицу человека-оборотня, то в нем отразится морда того зверя, в которого он обращается. Но как оказалось, и вампир может себя увидеть. Помню изумление Грега, когда он впервые после ста лет увидел свое отражение. Он буквально не мог оторвать взгляда от себя и все смотрел, смотрел.

Я взяла с полочки зеркало. Но отражение мне совсем не понравилось. Даже в матово-бронзовой поверхности было видно, насколько я бледна. Лицо осунулось, темные тени залегли под глазами, волосы были растрепаны, на левой щеке краснела царапина. Я набрала ванну. Затем разделась, осмотрела себя, сняла пластыри и погрузилась в теплую воду, которая тут же окрасилась в красноватый цвет. Но я не обращала на это внимание. Отчего-то хотелось тщательно вымыться, будто на теле все еще оставались следы от лап Атанаса. Порезы и царапины сильно щипало, но я не обращала на это внимание и терла кожу пальцами. Затем сняла полотенце с вешалки и начала осторожно промокать воду с тела. В этот момент в ванную заглянула Рената. Ее неподвижное лицо напоминало маску. Я завернулась в полотенце и спустила воду из ванны.

– Давай, помогу, – тихо предложила Рената. – У меня тут спирт, нужно обработать раны.

– А ты выдержишь? – спросила я, внимательно в нее вглядываясь.

Она лишь кивнула и вошла, плотно сжав губы.

Я сняла полотенце и повернулась к ней спиной. И услышала, как ее дыхание учащается. Но Рената старалась ничем не выдать нарастающего возбуждения. Она молча обрабатывала порезы на спине, я чувствовала, как она протирает их спиртом и накладывает пластырь. И вот она отстранилась и замерла. Я резко обернулась. Рената выглядела плохо. Ее бледное лицо с остановившимися расширенными глазами, раздутые ноздри, алые подрагивающие губы сказали мне о многом. Я схватила свою одежду, пачку пластыря с тумбочки и выскочила из ванной. В гостиной обработала царапины на руках и ногах, натянула одежду, морщась от вида красноватых подтеков на ней. В этот момент вошла Рената.

– Вся моя квартира пропахла твоей кровью, – глухо проговорила она. – И это невыносимо! Мне лучше уйти…. Исчезнуть, пока тут все не проветрится.

И она подняла тяжелые портьеры и начала открывать окна. Холодный воздух ворвался в гостиную. Рената замерла. Она стояла у распахнутого окна, в которое влетали снежинки. Я чуть не сказала ей, что она так может простудиться, но вовремя вспомнила, что для вампира это в принципе невозможно, и прикусила язык.

– Мне уже лучше! – заметила она после паузы. – И я практически пришла в себя.

– Сейчас уйду, – ответила я. – Хочу выразить и тебе и Дино благодарность за мое спасение. Я ведь уже подумала, что мне конец. Атанас выглядел устрашающе.

– Я вмешалась ради Грега, – тихо произнесла она. – Не думаю, что он смог бы перенести твое обращение в вампира.

– Но как ты вообще узнала? – полюбопытствовала я. – Да и Дино как оказался с тобой?

– Когда Атанас тебя похитил, Дино был у меня, – пояснила она. – Он пришел, чтобы поговорить насчет Леры. Вернее, я сама его пригласила, решив все рассказать.

– И ты думала, что он сможет спокойно принять то, что ты убила его девушку, пусть и бывшую? – удивилась я.

– Знаешь, я была уверена, что оказываю и ему и вам всем услугу, – ответила она. – Лера последнее время стала невыносимой. И раз Дино расстался с ней, то сам все понял. И она плохо влияла на Атанаса. Никогда не видела, чтобы он так упивался радужной кровью. Он потерял над собой контроль, а это опасно для любого вампира.

– И пусть бы он сдох! – пробормотала я.

– Я рассказала Дино о смерти Леры, – оставив без ответа мое замечание, продолжила Рената, – и он воспринял эту весть на удивление спокойно. Наверняка сам думал, что такой вампир, да еще и с уродством, не сможет жить вечно. Потом попросила увезти Атанаса в «Белый склеп» и передать отцу Грегори. И мы отправились в мой будуар. Но как только мы открыли дверь, Атанас вдруг приподнялся, хотя до этого почти постоянно лежал без движения и вперил безумный взгляд в Дино. «Ага! – закричал он. – Я все вижу в твоих глазах!» Дино попятился и осторожно спросил, что он там такое увидел. «Как Рената уничтожает стеклянную статую, в которую превратилась моя любимая Лерочка, – визгливо заговорил Атанас, – и как там же… это же… рядом Лада! Так они в сговоре, мерзавки…» Тут он замолк и мгновенно исчез.

– Ты же перед этим все рассказала Дино, – предположила я. – Видимо, Атанас в состоянии эйфории смог прочитать то, что было у Дино в мыслях в этот миг.

– Да, – согласилась Рената. – Именно так он и увидел все произошедшее. Но мы даже и предположить не могли, что Атанас так быстро нападет на тебя! Хорошо, что Дино мощный телепат. Он представил тебя и мгновенно увидел картинки в твоем мозгу, когда на тебя прямо с неба слетел филин. Дино проследил ваш путь. А дальше понять было нетрудно, что предпримет Атанас. И мы успели!

– Неужели он бы укусил меня? – прошептала я и задрожала от вновь вернувшегося страха. – А как же обещание ждать полгода?

– Атанас давно хотел это сделать, – ответила Рената. – А сейчас он постоянно под кайфом и неадекватен. И даже не помнит, что такое слово чести. Мне нужно было раньше попытаться отправить его в монастырь!

Рената вдруг глубоко втянула воздух. Я напряглась, увидев, как ее лицо изменилось. Я увидела открывшийся рот, отрастающие клыки и схватилась за кулон с кровью. Но там оставалось всего несколько капель, и спасти меня это вряд ли смогло. Рената глянула на меня безумными, широко распахнутыми глазами, затем резко развернулась и уменьшилась в размере. И вот уже серая голубка вылетела в распахнутое окно и скрылась в темном небе. Я перевела дыхание, но меня продолжало трясти. Я подбежала к окнам и закрыла их. И увидела, что из-под пластыря на запястье выступила кровь. Я тщательно вытерла ее, натянула куртку и покинула квартиру.

Наш с Грегом дом находился в пятнадцати минутах ходьбы, и всю дорогу я почти бежала. Хотелось как можно скорее оказаться в безопасном убежище. Мы были осторожны и ни разу не пригласили к нам ни одного вампира. Когда я оказалась в квартире, то закрыла двери на все замки. И первым делом стянула с себя одежду. Джинсы, свитер и белье выбросила в ведро. Я не могла смотреть на кровавые следы, меня сразу начинало трясти. Я остановилась в своей спальне перед большим зеркалом и внимательно себя осмотрела. Все оказалось лучше, чем я предполагала. Конечно, на спине, ягодицах, ногах имелись порезы, но заклеенные пластырем они выглядели не так уж и страшно. Но вот мое лицо! Выражение крайнего утомления, затравленный потухший взгляд делали меня лет на десять старше. И хотя мне совсем недавно исполнилось девятнадцать, из зеркала на меня смотрела взрослая уставшая, много пережившая женщина. И это мне совсем не понравилось. Кожа у меня белая, глаза серо-голубые, волосы светло-русые, и сейчас казалось, что мои и без того неяркие природные краски окончательно поблекли. Царапины на щеке уже не кровоточили. Я осторожно обработала их.

– Что же дальше? – прошептала я, ощущая как непрошеные слезы жгут глаза. – Будет этому конец?

Я никак не могла избавиться от видения приближающегося Атанаса, страшного оскала его морды. Я постоянно находилась в напряжении, зная, что этот монстр несет мне угрозу. Но меня всегда защищал мой любимый.

«Я несправедлива! – мелькнула мысль. – Ведь сейчас меня спасли Рената и Дино. И пусть они вампиры, но я могу смело сказать, что они мне настоящие друзья».

Вспомнив красивое серьезное лицо Дино с раскосыми зелеными глазами, откинутыми со лба густыми платиновыми волосами, я вытерла слезы и невольно улыбнулась.

Дино, как и мой любимый, перестал охотиться, питался исключительно кровью кроликов, старался без нужды не применять свои сверхспособности людям во вред. И главное, хотел пройти обратное превращение и вернуть себе человеческую сущность. То, что это удалось Грегу, вдохновляло его. Он и с Лерой-то познакомился именно для этой цели. Но вот девушку выбрал не ту. Лера, хоть и производила впечатление ангельского создания, на деле оказалась недалекой, похотливой и беспринципной. Она заигрывала со всеми мужчинами, которые попадались ей на пути. Ее не смущало, что это были не всегда люди. На моих глазах она кокетничала с Грегом, а тогда он еще был вампиром, с моим другом-оборотнем Тином, она вешалась на шею Гансу. А ведь для Ренаты он был всем на свете, она когда-то вымолила у сатаны его жизнь. Но глупенькая Лера не понимала, что творит, вот и поплатилась.

Все это происходило на наших глазах. Сатана разрешил нарисованному Гансу ожить и выйти в реальность. И именно это натолкнуло моего любимого на мысль, что и он сможет таким же способом вернуться в мое время. Мы надеялись лишь на это. И когда Грег после обратного превращения оказался в 1923 году, я несколько раз просила Ренату нарисовать его. Но пока у нее ничего не получалось. Она не видела его в нынешнем состоянии. Рената считала, что все дело в том, что Грег, хоть и по-прежнему остается ее родственником по крови, больше не вампир. И поэтому она не может увидеть его внутренним взором и изобразить. Правда, она нарисовала дворик, барак, в котором он сейчас жил со своими родителями, но только после моих рассказов. Я несколько раз побывала там в трансах, все увидела своими глазами и рассказала Ренате. Однако Грега она так и не представила, хотя я подробно и как можно более красочно описывала ей, как он выглядит сейчас, в чем одет, в какой комнате живет. Я преследовала одну цель – появление Грега на ее картине. Но я не допускала мысли, что мне придется просить о помощи сатану, как это сделала в свое время Рената для оживления Ганса. Она тогда заплатила вполне определенную цену: отказалась от «диеты», снова начала охотиться на людей. Вышедший из картины Ганс присоединился к ней. Но разве я могла заключить с сатаной подобный договор? Ведь я не была вампиром. Веками в литературе описывался способ сделки с дьяволом: продажа бессмертной души. Но я бы никогда не пошла на такое. Я могла отдать жизнь за любимого, но не душу. Подобные мысли безумно пугали меня, и я решила, что вначале нужно получить изображение Грега. А уж потом думать о последующих действиях.

Я глубоко вздохнула и отошла от зеркала. Мне требовался отдых. Я знала, что в нашем гнездышке я в полной безопасности, поэтому могу спокойно уснуть и не бояться появления злобного Атанаса. Завтра я должна улететь в Благовещенск. От моей поездки зависело очень многое. Я хотела восстановить кровь Грега до прежнего количества и могла сделать это только в племени людей-рысей. Славы сказали, что лучше всего вернуться в племя в канун Нового года, полнолуние наступает 31-ого декабря. А это редкий случай, и Багровая Жемчужина обладает в это время невероятной силой. И я купила билет до Благовещенска на 30-е. Тин, который сейчас гостил у родителей в Белогорске, а это неподалеку от Благовещенска, обещал встретить меня в аэропорту.

Спала я ужасно. Мучили кошмары. К тому же жутко болели порезы. Из-за этого я всю ночь ворочалась с боку на бок, не могла принять удобное положение. Спина, бедра, ноги были изрезаны осколками. Но глубоких ран не было, это я знала точно, и казалось странным, что я испытываю такую сильную боль. Утром я проснулась в жару. Измерив температуру, ужаснулась. Термометр показывал почти 39. Я развела шипучий аспирин, выпила две чашки чая с травами. Температура через какое-то время немного спала, но все равно я чувствовала себя плохо. Однако распускаться нельзя. Мой самолет улетал из Внуково в 17.40, и я должна быть на месте вовремя.

 

Собрав дорожную сумку, я позвонила Тину. Он ответил сразу и его голос показался мне очень довольным. Но Тин, несмотря на то, что был оборотнем, отличался крайне уравновешенным благожелательным характером, поэтому я особо не удивилась его позитивному настроению.

– Все в порядке? – после приветствия спросил он. – Ничего не меняется?

– Нет, я прилечу вовремя, – ответила я, стараясь, чтобы голос звучал ровно и спокойно. – В Благовещенске сядем в семь утра по местному времени.

– Я уже буду на месте и обязательно тебя встречу! – жизнерадостно ответил Тин.

– Как там с погодой? – поинтересовалась я, стараясь не обращать внимания на боль.

– Холодно! Но приятно, – радостно сообщил он. – Около минус пятнадцати.

– Отлично, – вяло ответила я.

– Лада, а с тобой точно все в порядке? – уточнил Тин. – Что-то голос мне твой не нравится.

– Не обращай внимания, – быстро проговорила я. – Спала плохо, кошмары мучили.

– Это от волнения, – уверенно сказал он. – Но все будет хорошо! Вот увидишь. От Грега нет никаких вестей?

– Да какие могут быть от него вести? – устало ответила я. – Он там, в своем времени совершенно беспомощен и не имеет возможности связаться со мной. Ты представь, начало прошлого века, он обычный восемнадцатилетний парень, работает на заводе, живет в бараке с родителями. И кто он? И что он может?

– Н-да, – протянул Тин, как мне показалось, с жалостью. – Ему остается только ждать и надеяться.

– Я еще хотела спросить…, – начала я и замолчала.

На самом деле меня пугало то, что завтра полнолуние. А я знала, насколько сильно оно действует именно на оборотней. Нужны были специальные средства, чтобы они не принимали звериную сущность. Тин как-то рассказывал мне, что у каждого племени свои способы держать в узде «зверя» на пике полной луны. Но завтра полнолуние еще и совпадало с наступлением Нового года.

– И что ты хотела спросить? – подтолкнул меня Тин.

– Нет, так… это неважно, – после паузы сказала я, подумав, что не очень-то корректно выяснять у оборотня, насколько люди-звери могут быть опасны.

К тому же славы произвели на меня самое благоприятное впечатление. Они показались благородными, рассудительными, выдержанными и вежливыми.

– И все-таки? – забеспокоился Тин.

«Как хорошо, что оборотни не умеют читать мысли в отличие от вампиров», – с облегчением подумала я, а вслух сказала:

– Просто не знаю, нужно ли мне что-нибудь покупать в подарок славам. Они так любезны, разрешили мне воспользоваться их священной реликвией, да и Новый год…

Я не договорила, услышав веселый заливистый смех.

– Удивила ты меня, Лада, – сказал он, когда успокоился, – ничего не нужно! Подарки оборотням на Новый год…. Это звучит, как анекдот.

– Но ведь и рыси… все же люди. Как и лисы…, – сказала я глупую фразу и сама начала улыбаться.

– Ты милая, – ответил Тин. – Но не вздумай ничего покупать.

Когда мы попрощались, я кинула смартфон на диван и застонала. Все тело горело, места порезов ныли. Я отодрала пластырь от длинной царапины на плече и с испугом увидела выступивший гной.

– Черт бы побрал эту мерзавку! – закричала я, соскакивая. – Вот почему я так плохо себя чувствую! Даже стеклянные останки Леры ядовиты. Я сразу подумала, что это не совсем обычное стекло. Оно так ловко порезало мою одежду и впилось в тело.

Я вспомнила об отце. До того, как погибнуть, Лера напала на него и полоснула своим стеклянным ногтем по руке. Отец попал в больницу, его шрам загноился, пришлось проколоть курс антибиотиков.

– Выхода нет, – прошептала я, вытирая гной и замазывая царапину зеленкой, – надо пролечиться антибиотиками. Иначе просто не представляю, чем все это закончится.

Я с трудом оделась и вышла из квартиры.

На улице подморозило, и было довольно приятно. Я вдохнула свежий холодный воздух и почувствовала себя чуточку лучше. И медленно двинулась к ближайшей аптеке. Она находилась за углом, в соседнем доме. Я свернула в переулок и невольно вздрогнула, мне показалось, что впереди идет Дино. Его густые платиновые волосы, падающие на плечи, трудно было не узнать. Но если это был он, то почему не почувствовал мое присутствие? Я ускорила шаг, желая догнать парня, так похожего на Дино. Но голова кружилась, слабость не давала мне быстро идти. В этот момент незнакомец остановился и словно в замедленной съемке начал поворачивать голову. И вот я уже вижу высокие скулы, короткий нос с приподнятым кончиком, большие раскосые глаза. Да, это был Дино! Он плавно повернулся и замер, глядя на меня широко раскрытыми глазами. Я в испуге остановилась, не понимая его поведения. Но улыбнулась и помахала рукой.

– Не подходи! – крикнул он.

– Хорошо, – с недоумением ответила я.

И тут увидела, что Дино достал смартфон. Я настороженно наблюдала и не двигалась с места. В моей сумке раздался звонок. Я ответила.

– Запах твоей крови, – быстро заговорил Дино в трубку, – разносится по всему переулку. Прости, но тебе лучше не приближаться! И я не понимаю, почему твои раны все еще не затянулись.

– Дино! – не выдержала я и всхлипнула, глядя на его фигуру, стоящую от меня в нескольких десятках метров. – Мне очень плохо! Стеклянные останки Леры ядовиты. У меня началось воспаление, утром была высокая температура. Я иду в аптеку за антибиотиками. Как там Атанас? Надеюсь, ты упрятал его в монастырь?

– Да, все в порядке, – не совсем уверенно ответил он. – Знаешь, Лада, антибиотики, конечно, снимут воспаление… но…

И он замолчал. Я ждала с нетерпением. Дино о чем-то раздумывал.

– У меня рейс сегодня в пять вечера, – напомнила я. – Поэтому нельзя раскисать. А ты как оказался в нашем районе? Или к Ренате направляешься?

– Да, к ней! – подтвердил он. – Хочу рассказать про Атанаса…

– Странно, что просто не телепортировал прямо к ней в квартиру, – заметила я и улыбнулась.

Дино смешался. Я сделала шаг по направлению к нему. Но он тут же отступил назад. И я остановилась.

– Я хотел купить ей… цветы, – вдруг сказал он.

– Цветы?! – рассмеялась я. – Ты что, ухаживаешь за ней? Но мне кажется, Рената к цветам довольно равнодушна.

– Но я приобрел еще и бриллиантовое колье, – тихо ответил он. – Все-таки Новый год на носу!

Комментировать его покупку я не стала, в глазах на миг потемнело, я ощутила очередной приступ слабости. Спина вспотела, раны сразу начало щипать.

– Лада, лучшее средство для тебя сейчас это вампирская кровь. Нужно развести ее водой до розового цвета и протереть ранки, – быстро произнес Дино. – Думаю, Грег тебе говорил о ее целебных свойствах в минимальных дозах.

– Да, говорил, – подтвердила я. – Припоминаю, что как-то раз, когда мы были в деревне и меня оцарапал кот, Грег помазал мои ранки слабым раствором со своей кровью и они на удивление быстро затянулись. А я знаю, как тяжело заживают именно кошачьи царапины. И даже часто гноятся. Но…, – я замолчала.

Драгоценной крови в кулоне осталось всего пара капель. И я не могла сейчас тратить ее. Дино легко прочитал мои мысли.

– Немедленно иди к Ренате, – предложил он и стремительно двинулся по улице, удаляясь от меня.

Я убрала смартфон в сумочку и замерла в раздумье. Я понимала, что Дино хочет помочь, и в то же время знала, как ему сложно сдерживать себя. Я сама не ощущала, что от меня пахнет кровью, ранки были обработаны, заклеены пластырем. Но они все еще не затягивались и многие продолжали кровоточить. Я могла отказаться от помощи вампиров, пойти в аптеку и купить антибиотики. Я точно знала, что они снимут симптомы воспаления, но раны заживут еще не скоро. Об этом я могла судить на примере отца. Мало того, что он пробыл в больнице почти неделю, так еще и после выписки долго ходил с повязкой на руке. А ведь у него был всего один порез, тогда как мое тело буквально испещряли ранки и царапины.

– Господи, что же делать? – бормотала я, не в силах решить и чувствуя, как вновь поднимается температура.

Безопаснее было проколоть антибиотики и понадеяться на собственный иммунитет, но мне становилось все хуже. Начался озноб, а это означало, что температура скоро поднимется очень высоко. Но я жутко боялась идти к Ренате. Я помнила, как она не выдержала и выпорхнула в окно серой голубкой, лишь бы не находится рядом со мной. Я расстегнула куртку и достала кулон. Кровь алела на самом дне. Даже если развести водой, этого бы хватило на обработку только одной моей руки. Я спрятала кулон и посмотрела на противоположную сторону улицы. Над одной из дверей висел зеленый крест и словно маячил мне. На тротуаре возле входа в аптеку стояла искусственная наряженная елочка и сверкала огнями гирлянд. Я вздохнула и двинулась к переходу. Но ощутила сильнейшее головокружение, колени подогнулись, я чуть не упала. Перед глазами замелькали черные мошки. И сквозь них я вновь увидела двух ангелов. Нижние части их лиц плотно закрывали белые маски. Они возникли рядом, подхватили меня под руки и быстро повели по улице. Я не сопротивлялась, практически лишившись сознания.

С этой книгой читают:
Красавица и ее чудовище
Ева Никольская
109
Скрижаль Мораны
Наталья Жильцова
129
Иржина. Всё не так, как кажется…
Милена Завойчинская
164
Проклятие некроманта
Наталья Жильцова
129
Узоры тьмы
Наталья Жильцова
129
Виражи чужого мира
Вера Чиркова
129
Развернуть
Другие книги автора:
Купите 3 книги одновременно и выберите четвёртую в подарок!

Чтобы воспользоваться акцией, добавьте нужные книги в корзину. Сделать это можно на странице каждой книги, либо в общем списке:

  1. Нажмите на многоточие
    рядом с книгой
  2. Выберите пункт
    «Добавить в корзину»