3 книги в месяц за 299 

Игрушка чудовищаТекст

Читать фрагмент
Отметить прочитанной
Как читать книгу после покупки
Шрифт:Меньше АаБольше Аа

i

Межзвездное промысловое судно «Сурена», расставив пространственно-временные сети, двигалось кругами в пустоте Вселенной за сотни световых лет от обитаемых миров.

Девушка с волосами, собранными на затылке в короткий хвост, покинула каюту, оправляя темно-синюю униформу. Тусклый свет ламп коридора жилого отсека отразился от петличных знаков штурмана. Каждый шаг сопровождался шлепком магнитных подошв тяжелых ботинок. Замерев перед каютой шкипера, она прислушалась. Из-за двери не доносилось ни звука.

«Фолтан застрял вне действительности, – подумала она. – На вызовы не отвечает… Лежит внутри установки, которую получил от Рлеке… Хотелось бы, наконец, выловить для Рлеке полезный остаток и вернуться на Тулон. – Она поморщилась. – Надеюсь, Фолтан не сошел с ума вне действительности, потому что, если он сошел с ума, у нас нет способа определить это».

Она приблизилась к каюте инженера. Через дверь просачивались женские крики. В состоянии измененного сознания инженер развлекался просмотром записей борцовских представлений для взрослых. Это было предсказуемо. Он не изменял привычкам.

Она направилась к мостику. Чтобы подавить злость на инженера, она представила, как Фолтан разрешает ей воспользоваться установкой, занимающей почти всю его маленькую каюту. Изобретение нечеловеческого разума позволяло сознанию соприкоснуться с неизвестным в другом времени.

– Да-да, Лоэли, – проговорила она, подражая Фолтану. – Одно погружение – и ты увидишь то, о чем даже не подозревала. – Она скривила губы. – Но это не значит, Лоэли, что я позволю тебе увидеть то, о чем ты даже не подозревала, да-да. Ты увидишь то, что не повредит тебе.

Лоэли подошла к мостику. Раздвинулись дверные створки. Девушка с петличными знаками пилота отвернулась от голографического куба, нависающего над демонстратором. Перед ней вращалась бутылка костного уплотнителя. Чтобы усмирить волосы, плавающие вокруг головы, она надела повязку под цвет униформы.

– Что там? – осведомилась Лоэли, подойдя к демонстратору. В средоточии голографического куба отображалась «Сурена», на границе видимости несся скальный обломок. – Нойра, на что ты смотрела?

Поправив повязку, Нойра указала на иллюминаторы. За иллюминаторами сияли далекие звезды.

– Рлеке ошибся. Ничего здесь нет. Фолтан зря подписал договор.

Их глаза встретились.

– Рлеке не просто так передал установку Фолтану, – возразила Лоэли. – Она позволяет Фолтану обнаружить полезный остаток. У Рлеке не было исчерпывающих данных, поэтому Фолтану приходится искать.

– Догадки, догадки, – проворчала Нойра. – Одно не исключает другого… Несколько часов назад Фолтан опять связался со мной, приказал увеличить степень погружения. – Она щелкнула пальцами. – Все равно ничего здесь нет. Иначе мы давно выловили бы полезный остаток. Что можно выловить в такой глуши?

Лоэли пожала плечами.

– Вполне определенный «Кнахд».

– Вполне определенный «Кнахд», – кивнула Нойра. – В глуши. Вот что я имею в виду. Какова вероятность выловить вполне определенный «Кнахд» в глуши?

– Значит, в будущем в данной области будет полезный остаток, который нужен Рлеке. И мы выловим его.

– В будущем. Мы вылавливаем полезные остатки в прошлом. Компаниям нужны перспективные технологии исчезнувших разумных видов, которые жили задолго до нас. Желательно доступные пониманию полезные остатки. Я, например, до сих пор не понимаю, как работают пространственно-временные сети.

– Пространственно-временные сети – находка гиплонтов. Они обнаружили звездолет-призрак, которому насчитывалось более…

– Что не приближает меня к пониманию, – перебила Нойра. – Заумное достижение науки из прошлого – и только. А в будущем… будущее построено на перспективных технологиях из прошлого. Рлеке могут уличить в воровстве.

– Рлеке – не наша забота, – сказала Лоэли. – Наша забота – договор с ним. Инженер приходил на мостик в твое дежурство?

– Он меняет сознание. У него достойное общество. Видела его любимые записи? Ему нравятся увесистые женщины. Он любит смотреть, как они валяют друг друга в масле, а у них все трясется.

– Спасибо, за подробности. На месте Фолтана я бы подала на него докладную.

– Пространственно-временные сети исправны. Степень погружения мы выставляем без его помощи. Чем ему заниматься?

– Ты защищаешь его, потому что не отказываешь себе в удовольствии заглянуть к нему.

Нойра показала язык.

– Он мог бы проверить, что мы выловили. В отрицательном объеме полно всякой мелочи. – Лоэли приложила палец к комвоксу, настраивая переговорное устройство на громкую связь. – Внимание, Грегот Гарсап, – прогремел на палубах ее голос. – Явиться на мостик! – Она улыбнулась Нойре. – Я хочу посмотреть, что у нас в отрицательном объеме.

– Какой смысл? Целые отделы изучают полезные остатки…

– Наши пространственно-временные сети в будущем. Разве ты не хочешь посмотреть, что здесь будет через три тысячи лет?

– Надеюсь, не обломки «Сурены».

– Я упустила такой расклад из виду. – Лоэли почувствовала озноб. – Было бы страшно, если бы мы выловили собственные обломки. – Она пригрозила Нойре кулаком. – Не говори глупостей!

– Лоэли, не принимай близко к сердцу. – Нойра улыбнулась. – Что ты так испугалась? Если бы от «Сурены» остались обломки, а мы бы их выловили, мы бы не доставили их Рлеке, потому что их было бы не на чем доставить, ведь от «Сурены» остались бы обломки, которые мы бы выловили. В этом я хорошо разбираюсь.

Раздвинулись дверные створки, пропуская парящего Грегота. Магнитные подошвы шлепнули об пол. Инженер застыл перед Лоэли и Нойрой, спрятав руки в карманах свободных брюк.

– Слушаю вас, девочки, – сквозь зубы произнес Грегот. – Или тебя? – Он указал пальцем на Лоэли. – Что?

– Отправляйся в отрицательный объем, – распорядилась Лоэли. – Надо разобраться с полезными остатками.

– Лудард, ты издеваешься? – Грегот отступил. – Не хочу я лезть в отрицательный объем! Там все в порядке, все полезные остатки разобраны и разложены по полочках. Все хранится в лучшем виде. Ко мне какой вопрос?

Завыл ревун.

– Что случилось? – Лоэли обвела взглядом голографические экраны. – Сети!

– Это по моей части! – Грегот рванул к консоли. – Хорошо, что я пришел заранее! – Он опустился в свое кресло. – Так-так, девочки, подождите визжать… – Пальцы забегали по сенсорной клавиатуре. – Похоже, Фолтану удалось! Какая громадина!

Лоэли и Нойра, расположившись возле него, следили за показателями на голографическом экране.

– Внутреннее напряжение разрушит сети! – закричала Лоэли. – Грегот, ты уснул!?

– Спокойно, Лудард, а то переусердствуешь! – Грегот вытер рот тыльной стороной ладони. – У сетей хватает запаса прочности. У нас в отрицательном объеме недостаточно места, чтобы поместить эту громадину!

– Очисти его, – посоветовала Нойра. – Избавься от мусора.

– Как ты предлагаешь отделить мусор от полезных остатков? – Лоэли ударила Грегота по плечу. – Должен быть другой выход!

– Зачем отделять? – спросила Нойра. – В будущем все мусор. Избавляемся от него.

– Избавляемся от мусора, – подтвердил Грегот. – Пусть говорит в огне!

– Нет, не годится! – Лоэли тряхнула головой. – Следи, чтобы не было срыва. – Она поспешила к дверям. – Мне нужны указания Фолтана.

Фолтан пребывал на «Сурене» телом. Его сознание изучало область времени, примерно обозначенную Рлеке. Он искал межзвездное промысловое судно «Кнахд». Определить достоверную устойчивую точку существования «Кнахда» казалось невыполнимой задачей. По неизвестной причине «Кнахд» был неустойчив в пространстве-времени. Как ни менялась степень погружения пространственно-временных сетей, «Кнахд» исчезал до приближения «Сурены».

Лишь по мере продолжительных наблюдений Фолтан выяснил значительный промежуток времени достоверной устойчивой точки существования «Кнахда», достаточный для приближения «Сурены». Два часа назад он связался с Нойрой. Теперь ему выдался случай проследить за работой пространственно-временных сетей.

Пространно-временные сети представляли собой совокупность множества клетей, сплетенных из силовых нитей. Любой предмет, пойманный клетью, переправлялся в отрицательный объем. Использование отрицательного объема позволяло хранить предметы, превышающие размер грузового отсека «Сурены».

«Кнахд» превосходил «Сурену» в десятки раз. Его словно создали для ловли целых миров. При захвате «Кнахда» пространственно-временные сети могли испытать избыточное внутреннее напряжение, влекущее разрушение силовых нитей.

Фолтан ждал, надеясь, что «Кнахд» не исчезнет. «Сурена» приближалась, о чем свидетельствовали пространственно-временные сети, излучающие голубое свечение. Силовые нити соприкоснулись с «Кнахдом». Началось укрупнение клетей, пока не получилась одна клеть, вместившая «Кнахд». Внешних признаков не хватало, чтобы понять, произошел ли захват успешно. Переправки «Кнахда» в отрицательный объем не происходило.

По подсчетам Фолтана «Кнахд» должен был скоро исчезнуть, утратив достоверную устойчивую точку существования. Фолтан хотел верить, что взаимодействие «Кнахда» с пространственно-временными сетями не утянет «Сурену» из настоящего…

…Перед внутренним взором пронесся вихрь радужных переливов, и Фолтан распахнул веки. Над ним нависало встревоженное лицо Лоэли. Она трясла его за плечи, издавая горлом невнятные звуки.

– Успокойся! – Фолтан отцепил от себя руки Лоэли. – Почему полезный остаток не переправляется в отрицательный объем?

– Не хватает места. Поэтому мне пришлось выключить твою установку. Нужно очистить…

– Так очищайте! – закричал Фолтан. Хотя он плохо соображал после возвращения к действительности, разобраться в смысле слов шкипера Лудард не составило труда. – Быстрее!

Лоэли притронулась к комвоксу.

– Грегот, уничтожь мусор!

 

– Давно пора, – прозвучал в комвоксе голос Грегота. – Уничтожаю.

Сняв с гладко выбритой головы датчики, Фолтан выскользнул из капсулы. Он повис над потолком, разминая затекшую шею. Ответ Грегота не очень успокоил его. Уничтожение не происходило мгновенно. Сохранялась опасность, что неустойчивый во времени «Кнахд» все-таки утянет «Сурену» за собой.

– Уничтожение мусора произведено, – прозвучал в комвоксе голос Грегота. – Полезный остаток в отрицательном объеме. Перераспределение выполнено успешно.

Фолтан выдохнул.

– Отлично! А то я начал волноваться.

– Напрасно. – Лоэли потерла щеки. – Мы – лучшие.

– Ты знаешь, что было в мусоре?

Лоэли покачала головой.

– Ничего ценного, – сообщил Фолтан. – Ну что ты расстроилась? Предоставь мусору быть мусором. Главное – мы выполнили заказ Рлеке.

Рлеке шагал по коридору между модулями Комплекса. За стенами гудел ядовитый ветер, по сводчатой крыше стучал кислотный дождь. Возведение Комплекса на Окстраксе потребовало немалых вложений, но владение Комплексом не было пустой тратой средств.

«Здесь я – бессменный директор и непререкаемый авторитет, – подумал Рлеке. – Я добился в жизни того, о чем мечтает каждый ученый. Какое счастье быть независимым. Собственные исследования – что может быть лучше? Теперь я говорю кому и чем заниматься!»

Через шлюзовую камеру Рлеке попал в лабораторию второго научного модуля. За прозрачной перегородкой платформы возвышалась установка точечного временно́го отката. Навстречу Рлеке шагнула женщина неопределенного возраста. Она без выражения смотрела на гиплонта – высокое тонкое существо с коричневой кожей.

– Велина! – Рлеке взмахнул трехпалой рукой. – Я хочу проверить установку.

– Я догадалась. Иначе ты бы не вызвал меня.

– Шкипер «Сурены» сообщил, что полезный остаток выловлен. – Мигательная перепонка ненадолго закрыла зеленый омут зрительного сгустка в верхней части плоского лица с почти человеческим ртом. – В тебе борются противоречивые побуждения. В чем дело?

– В полезном остатке! – Велина тряхнула волосами. – Ты сам представляешь, что собираешься сделать?

– Почему тебя именно сейчас обеспокоило то, что я собираюсь сделать? – удивился Рлеке. – К чему эти возгласы непонятного значения?

– Потому что ты сам не знаешь, что представляет собой полезный остаток.

– Я представляю его способности. Мы обсуждали нашу безопасность. Я хочу проверить установку.

– С установкой все в порядке. – Велина отвела взгляд от зеленого омута зрительного сгустка. – Насколько это может быть справедливо, потому что ты сам не знаешь, что представляет собой полезный остаток.

– Из-за особенностей восприятия мы находимся исключительно в настоящем, – вздохнул Рлеке. – Вселенная предлагает нам наблюдать, как будущее превращается в прошлое. Это несправедливо!

– Мы собрали установку… две установки временно́го перемещения…

– В пределах существования установки, – докончил Рлеке. – Но у нас не получается выставить правильные настройки. Пока не получается. Вам с Уту не хватает мышления поверх кривой. Вы должны проявить творческий подход.

– Допустим. Но как же установка, которую мы разместили на «Сурене»?

– Она не разрушает границ текущего мгновения. Не происходит телесного временно́го перемещения. Я и не стремился к этому. Я стремился отделить сознание от тела так, чтобы сознание обладало восприятием. В безвоздушном пространстве это очень полезно для выполнения шкипером «Сурены» моего заказа.

– Согласна, – кивнула Велина.

– Эта установка, установка точечного временно́го отката предназначена для борьбы со старением. – Рлеке указал на платформу. – Я хочу добиться точечного временно́го отката при сохранении сознания. Я намерен получить источник вечной молодости!

Чтобы прекратить утомляющий разговор, Велина включила оборудование. Вспыхнули голографические экраны, установка точечного временно́го отката замигала разноцветными огоньками.

Велина запустила симуляцию. Рлеке следил за показателями на голографических экранах. Симуляция не выявляла ни утраты сознания, ни повреждения мозга, но он не надеялся, что точечный временной откат с первого раза пройдет успешно. В основе источника вечной молодости лежало слишком много допущений.

Покинув второй научный модуль, Рлеке испытал приступ страха. Страх пронизал его, и он замер посреди коридора. Накатило впечатление, будто пол уходит из-под ног. Зрительный сгусток закрылся мигательной перепонкой… Стены надвигались. Потолок проседал. Они словно утратили плотность. В лицо ударил ядовитый ветер, кожу защипали капли кислотного дождя…

«Хватит! – подумал Рлеке. – Сосредоточься! Нет таких обстоятельств, с которыми ты бы не справился! Даже в случае провала опыта, последствия неудачи не выйдут за пределы Окстракса!»

Справившись со страхом, Рлеке добрался к концу коридора. За шлюзовой камерой располагался центральный модуль – техническое ядро Комплекса. Здесь находилось оборудование, отвечающее за жизнеобеспечение.

– Кандидат-новатор! – перед Рлеке вырос техник – молрих в промасленном комбинезоне на шарообразном теле. Приложив длинную руку к продолговатой голове с россыпью желтых глаз, техник шутливо отдал приветствие. – Челнок готов к отправке.

– Хорошо, Токи-Ис. Ждем «Сурену». Не забудь взять резервуар.

– Уже в челноке. – Токи-Ис оскалил черные зубы. – Я проверил его. Все четко.

Двинувшись в третий научный модуль, Рлеке обнаружил, что волнуется. Волнение вызывало болезненное сокращение внутренностей, словно каждая клетка тела ждала сообщения с «Сурены» о подлете к Окстраксу.

«Неудивительно, – подумал Рлеке. – Столько затрачено стараний, столько стараний еще предстоит затратить, но я добьюсь бессмертия… Точечный временной откат изменит мир! От желающих воспользоваться источником вечной молодости не будет отбоя!»

Шлюзовая камера третьего научного модуля осталась позади. Рлеке вошел в лабораторию. У интерактивного экрана изгибался нугдар – существо с раскрывающимся наподобие крыльев туловищем на раздвоенной ноге. Нугдар орудовал расчетами, перетаскивая их шестью бескостными конечностями по интерактивному экрану.

– Уту, – позвал Рлеке. – Чем ты занят?

Туловище нугдара распахнулось, он повернул к Рлеке черный глаз на стебле. Пять других глаз следили за расчетами на интерактивном экране.

– Завершаю предварительное обобщение данных, – раздался голос из глубин туловища. – Я не могу прервать опыт.

– Я велел тебе присоединиться к доктору Велине Бойдер для проверки установки точечного временно́го отката. Почему ты до сих пор не убрал фрорхов в консервационные контейнеры?

– Я достиг кое-чего. Я просчитал новые настройки.

– Давай разберемся.

Рлеке посмотрел в сторону платформы. За прозрачной перегородкой, мигая разноцветными огоньками, возвышались две установки временно́го перемещения. Они состояли из попарно синхронизированных четырех капсул, наполненных питательным раствором. Капсула каждой установки содержала фрорха. Напоминающие огромных слизней, фрорхи обладали зачатками разума, необходимого для просчета настроек.

В дальнейшем Рлеке собирался использовать левую установку для временно́го перемещения из будущего в прошлое, а правую – без ограничений. Но его смущала мысль, что текущее мгновение сдвигается. Он не знал, правильно ли принимать собственное настоящее за начальную точку для временны́х перемещений.

– Левую тварь отправлю в прошлое, правую – в будущее. – Касаясь сенсорной клавиатуры, Уту следил за показателями на голографических экранах. – С возвратом. Согласен?

– Как угодно. – Рлеке почувствовал, как вокруг него словно смыкается пространство. Он не сводил зрительного сгустка с установок временно́го перемещения. – Подожди, в какое прошлое?

– Внимание!

Фрорхи исчезли. Рлеке ждал. Они уже проводили опыты по временно́му перемещению, потеряв восемь фрорхов. Он не надеялся, что фрорхам удастся возвратиться из неизвестности… Уту издал довольное шипение. Питательный раствор забурлил, и оба фрорха возникли в своих капсулах.

– Они живы? – прошептал Рлеке. – Как узнать, что они переместились во времени?

Уту потер конечностями туловище, с удовольствием наблюдая за Рлеке.

– Я обобщал данные, которые получил от временно́го перемещения левой твари.

– А когда ты обобщишь данные, которые получишь от временно́го перемещения правой твари?

– Терпение!

В капсуле, синхронизированной с капсулой правого фрорха, забурлил питательный раствор. Появился третий фрорх. Рлеке захрипел. Перед ним плавало два фрорха с одинаковыми полосками на брюхе. Спустя мгновение третий фрорх исчез.

– Разве я распоряжался о проведении внеочередного опыта? – спросил Рлеке. – Тебе повезло, что ты добился успеха.

– Рано говорить об успехе, – предупредил Уту. – Надо обобщить данные. Меня тревожат возможные повреждения мозга.

– Кандидат-новатор, – прозвучал в комвоксе Рлеке голос искусственного разума. – Шкипер Фолтан Фремин на связи с Комплексом. Соединить?

Забыв об Уту, Рлеке зашагал из научного модуля.

– Соединяй.

– Рлеке? – раздался голос Фолтана. – Что за полезный остаток ты подсунул мне? Твой заказ выглядел подозрительным с самого начала.

– В чем дело? – спросил Рлеке. – Вы у Окстракса?

– Да, мы у Окстракса. У нас плавающие неполадки с управлением. И не только с управлением. Творится странное. Вероятно, это полезный остаток. Что перевозил «Кнахд»? Черную дыру? Почему «Кнахд» занял почти весь отрицательный объем?

– Фолтан, ничего не предпринимайте. Я скоро буду у вас. Ждите меня, и ничего не предпринимайте! Ты понял меня, Фолтан?

Фолтан отлично понял Рлеке. Желание предпринимать что-либо у него отсутствовало. Он был счастлив, что «Сурена» в несколько приемов все-таки достигла Окстракса. За иллюминаторами простирался враждебный человеку мир, накрытый грозовыми тучами. Голографический куб над демонстратором отображал очертания Комплекса, выглядящего подобно круглому пауку с вытянутыми ногами.

– Сейчас избавимся от полезного остатка, – пробормотал Фолтан, словно члены экипажа, сидящие в креслах, не слышали разговора с Рлеке. Оторвав пальцы от подлокотников, он осмотрел мостик. – Скоро вернемся на Тулон!

– Было бы неплохо. – Грегот промокнул рукавом куртки испарину, покрывающую лоб. – Особенно, если у нас в отрицательном объеме черная дыра.

– Что, протрезвел? – усмехнулась Лоэли. – Надо бы проверить навигационную систему.

– Мы ничего не предпринимаем, – хрипло произнес Фолтан. – Пусть сначала Рлеке заберет полезный остаток.

Из недр отрицательного объема раздался завывающий стон. Переборки мостика заколебались. Изображение голографических экранов покрылось рябью. Фолтан впился пальцами в подлокотники. Он не столько боялся за себя, сколько за судьбу людей, доверившихся ему. Его мутило при мысли, что «Кнахд» неким образом все-таки утянет «Сурену» за собой.

Завывающий стон прервался. Переборки мостика приняли привычный вид. Фолтан взглянул на панорамный голографический экран. «Сурена» незначительно изменила положение в пространстве. Он перелистнул изображение, чтобы увидеть, как челнок Рлеке появится из грозовых туч Окстракса.

– Хочу сразу предупредить, – сказал Грегот. – Я не пойду в отрицательный объем.

– Какой ты после этого инженер? – полюбопытствовала Лоэли. – Я всегда подозревала тебя в несостоятельности соответствовать своей должности.

– Мне все равно, Лудард, что ты говоришь, – ответил Грегот. – Ты всего лишь девочка, которая вчера окончила летное училище. Ты еще не сталкивалась со смертью. И вообще. – Он закрыл глаза. – Проще подвергать опасности чужую жизнь, чем свою.

– Откуда почерпнул?

– Тогда кто пойдет, если не ты? – осведомилась Нойра. – Грегот, твое поведение…

– Соблюдайте спокойствие! – потребовал Фолтан. – Я пойду.

– Прекрасно, – кивнул Грегот. – На мостике я буду полезнее.

Тишину нарушил завывающий стон из недр отрицательного объема.

– Как надоело! – выдохнула Нойра. – Лишь бы нас не вынесло к поверхности Окстракса. Тогда «Сурене» конец.

«И я буду виноват, – подумал Фолтан. – Наша гибель будет на моей совести».

Завывающий стон прервался. Положение «Сурены» в пространстве незначительно изменилось.

– Черная дыра, – проворчал Грегот. – Вот почему я не хочу идти в отрицательный объем. Наверняка там нечто невообразимое.

– Ты постоянно меняешь сознание, а вообразить, что в отрицательном объеме, для тебя непосильная задача? – скривилась Лоэли. – Я всегда подозревала тебя в несостоятельности соответствовать своей должности.

– Лоэли, прекрати, – попросил Фолтан. – Вижу челнок.

– Подтверждаю, – сказал Нойра. – Отправляю луч наведения. Готовимся к стыковке.

Фолтан встал.

– Лоэли, пойдем со мной, встретим Рлеке.

 

Рлеке находился в задней части кабины челнока, наблюдая через иллюминатор за приближением к «Сурене». Молодой мужчина занимал кресло пилота. Он поймал луч наведения, и теперь от него не требовалось никаких действий. Токи-Ис сидел рядом с Рлеке. Проверив нагрудный карман на наличие самоклеющихся заплат, он вытащил из винтовки магазин.

Рлеке подался вперед. Он с трудом верил в то, что видел. Сквозь «Сурену» просвечивали звезды. Токи-Ис поднял голову. Быстро становясь прозрачной, «Сурена» исчезла.

– Данек, – обратился Рлеке к пилоту. – Где «Сурена»?

– Не знаю. Луч наведения… утрачен… не могу обнаружить…

– Это из-за нашего полезного остатка? – спросил Токи-Ис. – И мы собирались затолкать его в резервуар?

– Резервуар соответствует свойствам полезного остатка. А вот «Сурена» – едва ли, как и «Кнахд», так что…

На незначительном удалении от прежнего местонахождения появились размытые очертания «Сурены».

– Наводящий луч есть, – доложил Данек. – Но я бы поостерегся…

Очертания «Сурены» искажались.

– Что-то сдавливает ее, – прошептал Токи-Ис. – Полезный остаток?

Рлеке казалось, будто он слышит треск сжимающейся «Сурены». Из разрывов в проминающейся обшивке вырывались струи воздуха. Изуродованная «Сурена» утратила прозрачность – и яркая вспышка затмила черное небо.

Купите 3 книги одновременно и выберите четвёртую в подарок!

Чтобы воспользоваться акцией, добавьте нужные книги в корзину. Сделать это можно на странице каждой книги, либо в общем списке:

  1. Нажмите на многоточие
    рядом с книгой
  2. Выберите пункт
    «Добавить в корзину»