Уведомления

Мои книги

0

Вопреки всему. «Ванкуверская катастрофа» и что нас ждет в Сочи?

Текст
0
Отзывы
Читать фрагмент
Отметить прочитанной
Как читать книгу после покупки
Вопреки всему. «Ванкуверская катастрофа» и что нас ждет в Сочи?
Шрифт:Меньше АаБольше Аа

© Славский В.Ф., 2013

© ООО «Издательство «Вече», 2013

«Виталий Георгиевич Смирнов – спортивный патриарх всея Руси»
В. Славский

Уважаемые читатели!

Дорогие друзья и коллеги!

У вас в руках уникальная книга. В ней органично сочетаются две, казалось бы, разные темы: жизненный путь одного человека и история развития целого вида спорта на необъятных просторах нашей Родины. «Как такое возможно?» – спросите вы.

Все дело в личности автора. Неслучайно книга начинается на первый взгляд простыми, но очень мудрыми словами: «Чтобы жить, надо работать». В этих словах весь Владимир Федорович, для меня – Володя Славский. Он принадлежит к тому славному поколению людей, которые ответственно относятся к своей работе, знают, что такое доверие руководства, проявляют инициативу и умеют отвечать за результат. Именно поэтому ему многое удалось. Как в плане собственного карьерного роста, так и досконального знания дела, которому посвятил жизнь.

А посвятил он ее спорту. Впервые я услышал его имя в 1970 году, когда был назначен зампредом Спорткомитета СССР. Тогда по инициативе Славского и при его непосредственном участии на Сахалине, где он возглавлял областной спорткомитет, создавалась база для подготовки советских спортсменов к XI Олимпийским зимним играм в Саппоро. Они состоялись в 1972 году и принесли большой успех сборной команде СССР, которая завоевала 8 золотых медалей. А разыгрывалось тогда всего-навсего 35 комплектов наград.

Вклад Славского в тот успех оценили и вскоре перевели на работу в Москву. Он был назначен начальником Управления зимних видов спорта Комитета по физической культуре и спорту РСФСР. Если учесть, что в зимних видах спорта 95 процентов членов сборных команд СССР составляли представители РСФСР, то легко представить объем работы и груз ответственности, который лежал на нем. И справлялся он с поставленными задачами успешно. Чего стоит хотя бы безукоризненное проведение Всероссийских спартакиад по зимним видам спорта.

Мы познакомились вскоре после игр XXII Олимпиады в Москве, когда я был назначен председателем Комитета по физической культуре и спорту РСФСР. И сразу убедился в том, что Славский не только прекрасный человек и хороший руководитель, но и постоянный генератор идей. Благодаря этому многое нами делалось впервые. Так, для выявления молодых талантов мы начали проводить соревнования «Олимпийские надежды России». А для улучшения материального обеспечения ведущих мастеров удалось добиться создания сборных команд СССР по РСФСР. При этом тренерами этих сборных стали Александр Тихонов, Людмила Пахомова, Галина Степанская, Валентина Стенина и другие выдающиеся чемпионы.

Когда наступила новая эпоха, Владимир Славский принял активное участие в формировании Олимпийского комитета России и всех российских федераций по зимним видам. Сам же возглавил одну из наименее статусных – по прыжкам на лыжах с трамплина и лыжному двоеборью. В этих дисциплинах успехи отечественных спортсменов исторически были скромными, а в сложившейся ситуации, когда начала рушиться инфраструктура, доставшаяся в наследство от СССР, они вообще могли кануть в небытие. И бронзовая медаль двоеборца Валерия Столярова на XVIII Олимпийских зимних играх 1998 года в Нагано – сродни подвигу, совершенному федерацией.

Владимир Федорович всегда заботился о будущем. Сейчас он активно вовлечен в создание новых комплексов трамплинов в г. Чайковский (Пермский край), Нижнем Тагиле (Свердловская область), Санкт-Петербурге. Что касается объектов, построенных к XXII Олимпийским зимним играм в Сочи, прилагает все усилия к тому, чтобы «Русские горки» не только соответствовали всем международным стандартам, но и стали базой для развития прыжков на лыжах с трамплина на долгие годы вперед.

Когда есть такие люди, как Владимир Федорович Славский, понимаешь: 100 лет для истории вида спорта – не срок. Это всего лишь точка отсчета для новых свершений и побед. Прочитайте книгу, и вы в этом сами убедитесь!

Виталий Смирнов

Мы выжили… вопреки!

…я добьюсь всего вопреки всему!

Г. Берлиоз

Жизнь так устроена: чтобы жить, надо работать. И чем больше ты затрачиваешь сил и энергии, тем лучше живешь. Правда, не всегда и не у всех это получается. А вот мне повезло: работа и удовольствие для меня слились в единое целое.

Честно говоря, я совершенно не собирался писать о своей работе и уж тем более – о своей жизни. Но вдруг как-то неожиданно пришла простая мысль – а ведь труд, по сути, это и есть та самая жизнь. Я даже помню, когда это случилось: мы отмечали 100-летие Олимпийского комитета России и заговорили о столетней истории прыжков на лыжах с трамплина и лыжного двоеборья, тогда и подумал: «Ведь, наверное, и я – не случайный человек».

Более сорока лет отданы мной спортивному движению, и восемнадцать из них я был президентом Федерации прыжков на лыжах с трамплина и лыжного двоеборья России.

Поэтому и появилось желание описать часть истории для нынешнего и будущего поколений. Для тех, кто будет отмечать следующие значимые даты, чтобы они знали и помнили: как было и как стало. Благодаря чему и вопреки кому?..

Жаль, что в нашей стране давно стало традицией после смены любого руководства принижать или вообще обливать грязью тех, кто работал раньше. Не с благодарностью и доброй памятью, а непременно с упреком и недостатками.

Так произошло и в нашей Федерации после отчетно-выборной конференции в 2010 году, что послужило важной причиной создания этой книги. Не вижу смысла углубляться в эту тему, но я очень ясно понял, что 18 лет работы первой в истории России федерации по прыжкам на лыжах с трамплина и лыжного двоеборья могут уйти в небытие. Ведь непосредственно нашу текущую работу знали очень немногие. Тем более оценить ее однозначно не просто, да и вряд ли кому это нужно? Сейчас уже не важно, какой она была – хорошая или плохая или, как у нас было принято оценивать: удовлетворительно или наоборот? Только для истории это имеет значение, а также и для памяти, и еще для меня честь и достоинство всегда были важными понятиями. Вот я и принял решение: написать эту книгу – отразить период своего президентства в фактах и документах.

Потомки – те, кто придет следом за нами, интересующиеся, пытливые, неравнодушные, которые спросят: «Отцы, как же вы жили? Как боролись за честь страны, как сберегли достигнутое и преумножили? Какой ценой? Каким трудом?» Те, кто примет Федерацию и весь российский спорт в свои руки, они должны быть в курсе, как все происходило в реальности, и уже самостоятельно делать выводы, а главное – помнить. Человек живет своими делами и памятью потомков.

Повторю, как я работал и какой внес личный вклад – не мне судить. Могу лишь с абсолютной уверенностью и чистой совестью сказать, что относился я к своей работе добросовестно. Прежде, чем что-либо делать, всегда думал и взвешивал: в первую очередь как на это посмотрят и как к этому отнесутся люди, которые меня окружают, те, с кем работаю плечо к плечу? Таково мое жизненное кредо.

Распад СССР, резкое ухудшение социально-экономической ситуации в стране и, как следствие, кризис во всей государственной системе неминуемо отразились и на такой сфере социальной жизни, как физкультура и спорт. Главная сложность и самая большая трудность в тот момент состояла в необходимости организовывать все с «чистого листа». Мне, как бывшему начальнику Управления зимних видов спорта Госкомспорта РСФСР, пришлось активно создавать новые спортивные федерации во всех зимних видах спорта, а также участвовать и в формировании Олимпийского комитета России.

В 1992 году предложение стать президентом вновь созданной Федерации по прыжкам на лыжах с трамплина и лыжному двоеборью России было мной сделано Гарию Напалкову, но он отказался. А у меня не возникало и мысли самому занять когда-либо пост президента Федерации. Забот в то время хватало и без того, да и избыточной амбициозностью не страдал никогда.

Однако группа тренеров, которую собрал Андрей Константинович Шишлаков, перед конференцией предложила на этот пост именно мою кандидатуру, что, честно говоря, оказалось для меня большой неожиданностью. Я долго не решался, но, все обдумав, согласился. Я, как и многие тогда в стране, надеялся, что ситуация скоро улучшится, все придет в норму. Однако обстоятельства оказались гораздо сильнее наших надежд, амбиций и желаний.

К «наследию» добавился целый ряд неожиданных проблем, о которых никто не имел представления. Мы вступили в непредсказуемую реальность. И первые впечатления потрясали! И в прямом и переносном смыслах. Вроде бы все знаешь, все можешь – надо только работать, работать и работать. Но как? Ведь раньше все было под одной «крышей» – государственной. А теперь ты – президент, но ты один. Кинули в воду – или плыви, или тони.

Вдруг оказалось, что на содержание Федерации денег нет, и не будет! Не будет все восемнадцать лет! Естественно, что ни зарплаты, ни какого-либо штата сотрудников – тоже нет. Президент – един как перст. Зато – президент!

Создание Федерации по прыжкам на лыжах с трамплина и лыжного двоеборья России фактически начиналось на пустом месте. Речь шла о выживании. В советский период мы все привыкли работать за государственный счет и получать от государства заработную плату. А теперь – пустота. От СССР остались только энтузиазм и патриотизм.

На первых порах Олимпийский комитет России, возглавляемый в тот период Виталием Георгиевичем Смирновым, одним из сильнейших организаторов олимпийского движения не только в СССР и России, но и на международном уровне, еще по инерции помогал нам в организационном плане. Но со временем, когда наши общероссийские федерации, союзы и ассоциации стали чуть более независимыми, мы были вынуждены выбираться уже абсолютно самостоятельно.

 

В.Г. Смирнов – почетный президент Олимпийского комитета. С 1971 года является членом МОК, в котором на протяжении более 40 лет возглавлял самые авторитетные комиссии МОК, длительный период занимал должность вице-президента МОК. Внес неоценимый вклад в развитие спортивного движения в СССР и Российской Федерации. Являлся главным организатором Московской олимпиады, которая стала заметной вехой в развитии международного олимпийского движения. Участники Олимпиады-80 до сих пор вспоминают четкую организацию соревнований и безграничное радушие советских людей… С 1970 года он занимал пост заместителя председателя Спорткомитета СССР, председателя Спорткомитета РСФСР, Президента Олимпийского комитета России. Ведет большую работу в составе Совета при Президенте РФ по физической культуре и спорту, подготовке и проведению Олимпийских и Параолимпийских игр в г. Сочи. Заслуги, должности и награды Виталия Георгиевича можно перечислять долго, но главное – что он действительно вошел в историю отечественного и международного спортивного движения как выдающийся деятель, и я бы это выразил одной фразой – «Спортивный патриарх всея Руси».


Д.А. Пумпянский – председатель попечительского совета Федерации


Вопрос, как выжить в новых условиях, стал для нас главным и постоянным. Я думал об этом круглые сутки. Время настало тяжелое, и никто просто так, от душевной щедрости и любви к спорту денег не давал. Да и мы взамен ничего предложить тоже не могли. Фактически до момента создания Попечительского совета во главе с Дмитрием Александровичем Пумпянским, о котором я расскажу позже, в нашей стране так и не нашлось организации или личности, которая могла бы или пожелала оказать финансовую поддержку Федерации прыжков на лыжах с трамплина и лыжного двоеборья России – бескорыстно. Рекламы, или, как говорят, пиара, на эти виды спорта ни отечественной, ни зарубежной в те годы не было… Хоть я и обращался во все инстанции и организации. Приведу только два, на мой взгляд, наиболее ярких примера. Вот ответ представительства автомобильной компании «Хонда»:

«На Ваше обращение по поводу размещения рекламы сообщаем, что в результате анализа российского телевидения реклама зимних видов спорта находится на 11-м месте, а прыжки – вообще не известно, на каком. Именно поэтому с коммерческой точки зрения Вы – неинтересны».

А в родной стране вообще никто на наши просьбы о содействии не отреагировал. Из зарубежных фирм официально был получен еще ответ от немецкого Газпрома, который тогда желал взаимодействовать с российским отделением. Руководство ответило нам, что согласно, но при условии взаимодействия с российским Газпромом. Рассчитывая на отзывчивость и понимание, я обратился с просьбой к руководителям Газпрома России. Но, к сожалению, получил отказ. Таких обращений и просьб были многие десятки.

За восемнадцать лет существования Федерации мы получили финансовую помощь:

– от Олимпийского комитета России в размере тридцати тысяч долларов,

– от Ассоциации олимпийских зимних видов спорта пятьдесят тысяч долларов.

И все! Я же экономил, на чем только возможно: секретаря в штате не было, машину использовал личную, я не стремился к роскоши и не летал в бизнес-классах, бухгалтер работал на полставки. Неудобно об этом говорить, но на протяжении первых лет существования Федерации мы использовали бумагу – черновики, накопившиеся за период работы в СССР. Все тренеры, занимаясь своей основной работой, находили время и на общественных началах, причем – очень добросовестно, работали на Федерацию. Я же один вел всю документацию и переписку.


Письмо Д.А. Медведеву


С первых дней создания Федерации моей опорой стали: Геннадий Васильевич Калакуцкий – вице-президент, Вейнер Фатхинурович Сабуров – генеральный секретарь и Айрат Минигаянович Курамшин – вице-президент. В самый тяжелый период возрождения Федерации эти люди работали не за деньги, а по совести. Они вкладывали весь свой талант и все силы, чтобы приумножить и поднять наши достижения. Затем в эту группу энтузиастов органично вписался Энэс Кавыйевич Валеев. Это была крепкая и надежная основа Президиума Федерации, состав которого в разные годы колебался от пятнадцати до восемнадцати человек. Люди, конечно, все очень разные. Встречались и такие, кто претендовал на какую-то особую роль в составе Федерации. Но в Президиуме всегда торжествовали разум и деловой подход, что со временем и стало определяющим в нашей работе. В регионах страны людям тоже приходилось чрезвычайно трудно. Там практически также все держалось исключительно на энтузиазме и горячем патриотизме.


Айрат Минигаянович Курамшин


Энэс Кавыйевич Валеев


Вейнер Фатхинурович Сабуров


Комсомольская юность в Мариуполе. В. Славский в центре


Вывод напрашивался один: нужно самим находить возможности зарабатывать деньги. Другого выхода никто не видел. Надо было искать пути решения. Но никто в Федерации не умел этим заниматься да и не хотел. Первые три тысячи долларов я вложил свои, а затем более солидную сумму мне одолжил один очень известный в стране спортивный деятель. Он знал меня и понимал, что дела наши идут совсем плохо. Он принес и дал мне деньги без всяких расписок, только и сказал: «Когда будут – вернешь». Конечно, занимая столь значительную сумму в такое нестабильное время, я очень сильно рисковал. Многие в те годы попадали в кабалу, «на счетчик» и даже расставались с жизнью из-за невозвратных долгов. Ведь, как известно: берешь всегда чужие деньги, а отдавать приходится свои. Долго же я потом рассчитывался. Однажды, много позже, вспоминая тот период жизни за столом с друзьями, мой «благодетель» в шутку упрекнул, что я тянул с отдачей долга. А в ответ от меня услышал: «Скажи спасибо, что я вообще рассчитался». Конечно, это была шутка исключительно для друзей.


Таким был центральный рынок Мариуполя, и, возможно, где-то там маленький Володя Славский продавал холодную воду


На те деньги я сразу же закупил обувь, кроссовки, спортивные костюмы и… начал торговать. Ну, не было у нас другого пути. Половина страны встала за прилавки, а многие инженеры, учителя и врачи превратились в «челноков» и коммерсантов. Вкладывая свои и чужие деньги, я очень рисковал, но была уверенность, что все же нам удастся выкарабкаться. Правда, никто не предполагал, что этот период затянется так надолго. Все-таки спортивная федерация – не торговая организация. А мы – не коммерсанты. Надеялись, вот год, ну еще чуть-чуть, и мы будем заниматься своим делом – спортом, ан нет. Из болота трудно выбираться. И что особенно тяжело осознавать, что ни ты, ни твоя Федерация никому не нужны в своей стране, кроме таких же одержимых спортом фанатиков.

Первое, что мы сделали: из заработанных денег подняли заработную плату на сто процентов тем тренерам, которые состояли на ставках ОКР. Совершенно не хвастаясь, скажу, что мы оказались первыми из всех федераций, кому удалось это сделать. И таким образом удержали коллектив тренеров и всей Федерации как единое целое. Другого штата у нас не было на протяжении всех восемнадцати лет.

Я хорошо понимаю, что, наверное, сейчас мои поступки не вписываются в действительную реальность и любой может спросить: «Он что, такой наивный или такой патриот?» Да – я патриот. И это абсолютно честно. И еще: в моих генах заложено желание помогать таким же честным и самоотверженным людям не только в работе, но и по жизни. Моя мама говорила: «Твой отец готов был отдать последнюю рубашку ради того, чтобы помочь другому». Я – не легкомысленный альтруист, но поддержать хорошего человека я действительно всегда готов и делаю это с удовольствием.

Сегодня у меня есть все основания, в том числе и документальные, чтобы я мог заявить во всеуслышание: «Все восемнадцать лет Федерацию в финансовом плане я содержал лично».


Сейчас, обдумывая свои поступки и действия, я понимаю, что характер и воспитание заложенные родителями и окружением определили мое кредо. Прежде чем что-то сделать, я всегда очень хорошо обдумывал и взвешивал, что это даст в итоге.

Вот сейчас я пишу эти строки, анализирую прошлое и отчетливо понимаю, что все это заложила во мне мама. Окончившая всего два класса церковно-приходской школы, она постоянно напоминала мне и моей сестре о важности того, как оценят наши поступки люди, окружающие нас. Именно мама в тяжелые военные и послевоенные годы одна воспитывала нас с сестрой. И я знаю, как она гордилась тем, что сумела нас прокормить в полном смысле этого слова.

Когда отец добровольно ушел на фронт, на руках ее остались моя пятимесячная сестренка и я, которому не было еще и трех лет.

Она давно уже ушла из жизни, но я храню ее фамильную икону, которая у меня находится, как принято на Руси, в красном углу. И я часто зажигаю лампадку, вспоминая о ней с чувством особой любви и благодарности. До войны мы жили в Мариуполе. Отца своего я не помню. Он ушел на фронт в 1941-м, в первые же дни войны, и – пропал без вести. Порой кажется, будто я его помню… Но это, скорее всего, не так. Просто память услужливо предлагает какие-то туманные образы. От отца осталась лишь одна наградная фотография у знамени полка.


Анатолий Васильевич Акентьев


Георгий Александрович Мнацаканов


Александр Николаевич Зорков


Вторым решающим фактором в формировании моего характера стали улица и сверстники в послевоенные годы. Улица жила своими законами: здесь действовали жестокие, но справедливые правила и кодекс чести.

В Мариуполе в те послевоенные годы жилось очень трудно. 400 граммов хлеба на семью в день по карточке – вся норма довольствия. Обучение в ремесленном училище, или, как говорили тогда, – ремеслухе, предшественнике профтехучилищ, считалось спасением, там одевали и кормили весьма прилично. Поступил я, следом и моя сестренка. Мы учились два года, потом прямая дорога на металлургический завод им. Ильича. Пришел я в транспортный цех токарем третьего разряда, а через два года ушел в армию, уже имея пятый разряд.

Мое поступление на работу токарем оказалось спасением для всей семьи. Жить нам стало намного легче. Зарплаты хватало и на еду и на одежду. В комсомол я вступил еще в ремесленном училище, а уже на заводе меня избрали секретарем комсомольской организации цеха. Через два года пришла повестка в армию.

Служить выпало на Тихоокеанском флоте в пограничных войсках[1], где в то время служба длилась три года, тогда как в обычном флоте все четыре. Ходил я на МПК[2], дослужился до старшины первой статьи, с присвоением после демобилизации звания младшего лейтенанта запаса.

 

В 1961 году, сразу после демобилизации, я с одним бушлатом в руках пришел в горком комсомола города Невельска. Там продолжилась моя трудовая деятельность. Конечно, это был мой выбор, но, видно, так угодно было судьбе. Там я женился, завел семью и всем сердцем полюбил этот край.

Когда говоришь о судьбе, невольно приходит в голову мысль: а что это такое – судьба? Наверное, на этот вопрос можно ответить только после многих лет жизни, да и то неоднозначно. Мне кажется, что судьба очень любит принимать решения в одиночку. Не хочется верить в потусторонние силы, но зачастую обстоятельства складываются таким образом, что начинаешь верить в истину – «все, что ни делается, – к лучшему». И это подтверждается жизнью. Так случилось и со мной. Я не выбирал себе дороги. А шел по обычному тогда жизненному пути и везде работал добросовестно. Наверное, это была и есть моя судьба. Я только к этому непременно добавлю: «На Бога надейся, но и сам не плошай». Это все, вместе взятое, и определило мои дальнейшие поступки и мировоззрение.

Мне, как президенту Федерации, повезло с первым вице-президентом Геннадием Васильевичем Калакуцким. Обширный круг его обязанностей при неизменной принципиальности, заслуженном авторитете и опыте, укреплял нашу Федерацию. Его профессионализм и добросовестное отношение к своей основной работе главного тренера сборной команды России по прыжкам на лыжах с трамплина вызывали у всех уважение.

С Вейнером Фатхинуровичем Сабуровым, генеральным секретарем нашей Федерации, я проработал все восемнадцать лет. Это очень своеобразный и скромный человек. Мне было с ним работать и приятно, и сложно, поскольку у нас оказались очень разные характеры. Тем не менее в главном – в определении и достижении цели – мы всегда с ним были едины.

Айрат Минигаянович Курамшин – член Президиума и вице-президент. Именно на нем в тот период во многом держалась Федерация России как в спортивном, так и в организационном плане.

Сергей Васильевич Червяков – мастер спорта международного класса, вице-президент. Он руководил Советом ветеранов. Его мнение всегда было обоснованным и весомым.

Анатолий Васильевич Акентьев – член Президиума Федерации. Он очень достойно отстаивал наши интересы в международной Федерации лыжного спорта в качестве первого вице-президента FIS.

Мнацаканов Георгий Александрович – генеральный секретарь Ассоциации зимних видов спорта. С первых дней образования Федерации Георгий стал для меня незаменимым советником и помощником. Его опыт и знания оказали неоценимую помощь по многим вопросам, направлениям и, конечно, связям с Международной федерацией лыжного спорта (FIS) – то, чего мне не хватало в то время. И я ему очень признателен за все.

В составах комитетов FIS по прыжкам на лыжах с трамплина и лыжного двоеборья активно работали Александр Зорков, Юрий Калинин, а затем и ваш покорный слуга – Владимир Славский.

Министр спорта Республики Башкортостан Владимир Самородов при вручении мне подарка в 2008 году (на 60 лет) сказал: «Эту картину я преподношу своему другу с особым смыслом. Владимир Федорович похож на этого лося, которого со всех сторон преследуют, а он все-таки уносит ноги».

Я тогда действительно был просто загнан. Точнее не скажешь. С одной стороны – груз ответственности. Поскольку я – президент Федерации. Значит, именно я персонально и отвечаю за все, что делается или – не делается в наших видах спорта по всей России. А с другой стороны, у меня нет никаких реальных рычагов управления. И даже нет условий для работы, кроме должности на общественных началах. Но имелся авторитет, приобретенный за время работы в Госкомспорта РСФСР, и был характер. Вот только они мне и помогали. Но ведь это никому не объяснить! Любой человек в стране мог сказать: «Что ты за президент, если ничего не можешь и у тебя ничего нет?» Такие слова исключительно точно отражали настоящее положение дел. Огромный груз ответственности заставлял меня много и серьезно работать. Но я действовал по принципу Гектора Берлиоза – «вопреки всему», ведь была цель, и я двигался к ней, не останавливаясь ни перед кем и ни перед чем.


Гектор Берлиоз


В свое время, работая инструктором, затем вторым и первым секретарем горкома комсомола[3], я всерьез стал оценивать свой уровень развития. Общаясь с молодежью в комсомольских организациях и с различными категориями людей – с рыбаками, учителями, врачами, с людьми искусства и литературы, журналистами, я стал мысленно спрашивать себя: а чем я владею? Какой мой личный уровень? За плечами школа, училище, завод, служба в армии, учеба в институте. Но я прекрасно понимал, что этого мало для должности первого секретаря горкома комсомола. И учиться только на практике или только на своих ошибках – тоже мало. Я много и увлеченно читал разной литературы: мне хотелось иметь широкий кругозор. Из всех книг, прошедших через мои мозги и руки, я выделил «Жизнь замечательных людей»[4]. В моей библиотеке более семисот книг этой серии, и я прочел их все. Полученные знания позволили мне быть более уверенным при общении с людьми различных профессий. Для меня стали известны не только имена, но и биографии таких удивительных личностей, как Ян Ланкастер Флеминг, Фредерико Гарсиа Лорка, Иоганн Вольфганг фон Гете или Жорж Жак Дантон. Я знал, кто такой величайший российский физик Александр Григорьевич Столетов или лауреат Нобелевской премии по физиологии и медицине 1904 года Иван Петрович Павлов, каким человеком остался в людской памяти адмирал Степан Осипович Макаров. Меня поразила история жизни и творчества замечательного французского композитора, дирижера и музыкального писателя по имени Гектор Луи Берлиоз. Именно его девиз «Вопреки всему» особенно пришелся мне по душе, так как судьба этого великого человека оказалась мне ближе всего по характеру. Глубоко в душу запали его несгибаемая устремленность и яростная настойчивость. Институт пять раз захлопывал перед Берлиозом двери, Римская премия четырежды выскальзывала из рук, а он наперекор заявлял: «Я буду композитором вопреки всему и я добьюсь всего вопреки всему!» Меня вдохновлял пример этого удивительно стойкого человека. И в себе я также чувствовал уверенность, что именно «вопреки всему» мы обязательно выберемся из этой страшной «ямы».

Я родился под знаком Девы[5] и, возможно, согласно судьбе, определенной звездами, отличаюсь упорством и ничего не делаю зря, привык ходить по земле, а не витать в облаках или строить иллюзии. Как-то в кругу тренеров я так и сказал: «Я давно ничего не делаю просто так». И увидел, как один из них скептически улыбнулся. Он, видимо, подумал, что я имел ввиду меркантильные интересы. Но речь шла вовсе не об этом. Я подразумевал свой характер, который заставлял меня стремиться только к конкретным, не бессмысленным делам. И, как правило, каждое начатое дело старался доводить до конечного результата. Один из моих друзей сказал: «Но это же очень трудно!» Тогда я сам впервые об этом задумался, но все равно в моей жизни ничего не изменилось. И я продолжал искать решение даже самых сложных проблем.

Именно сейчас, формулируя эти строки и свои мысли, я знаю, что многим людям приходится очень трудно в жизни по разным причинам и у каждого возникает вопрос: «Что делать?»

При сложных ситуациях, а порой почти безвыходных, люди теряются и задают себе вопрос: так что же делать? Как жить дальше? У меня тоже эта мысль возникала часто.

И я бы на это ответил словами известного кинорежиссера Андрея Кончаловского:

«Жить дальше, стараться быть полезным, стараться лучше других делать то, что вы делаете. Рожать детей, стараться заработать деньги, быть профессионалом во всем. Свою жизнь жить».

На мой взгляд, эта простая сконцентрированная мысль может стать фундаментом для каждого. Только за счет воли, характера, терпения и настойчивости можно достигнуть цели. В моей жизни так и получилось.

Я всегда старался подбирать в аппарат опытных и сильных сотрудников. Придя на должность председателя Сахалинского облспорткомитета, я пригласил заместителем самого опытного специалиста на тот период в области. В управление зимних видов спорта Госкомспорта РСФСР на сборные команды и на должности организаторов пришли молодые, опытные отечественные звезды, такие, как Л. Тягачев, А. Тихонов, Л. Пахомова, Л. Баранова, Н. Лопухов, Г. Степанская, В. Стенина, А. Мацнева, Д. Алексашин, А. Колесников, Г. Алексеев, П. Потапов, Г. Шлыкова, Н. Копылов, А. Листков, Е. Еремин, Н. Линтарев, А. Шалаев, Б. Мальцев, П. Людсков, М. Самохина, В. Титов, Е. Александров, М. Пряхин.

Подбирая такие кадры, я руководствовался одной целью – улучшить и закрепить наши успехи. Но ведь жизнь есть жизнь, и от нее никуда не уйдешь. Были конкуренты, были и завистники. Звезды имели большой авторитет в стране и солидные связи. От их слов и мнений в высших инстанциях зависел и мой авторитет.


Помню, один из моих соратников сказал мне: «Ты что делаешь?» Я не понимаю: «Что я делаю?» А он мне в ответ: «Ты кого берешь в аппарат, ведь они тебя подсидят!» Мне трудно сейчас объяснить, но на протяжении почти десяти лет в этой должности я не ощущал противостояния, наоборот, нам удалось создать хороший, сплоченный коллектив и выстроить деловые отношения. Анализируя этапы моей жизни, я считаю, что мне повезло и в комсомоле и в спорте.

Почему так получилось? Раньше я как-то об этом не задумывался, но сегодня я могу ответить на этот вопрос однозначно. Я никогда не выставлял или не демонстрировал себя как начальника, руководителя, а просто старался добросовестно работать, но при этом постоянно опирался на профессионалов, опытных людей. И это срабатывало. Я не только получал от них поддержку, но и постоянно учился. Это придавало мне уверенность и укрепляло авторитет.

Наверное, нас сплотили трудности и создавшаяся непростая обстановка. Все тренеры сборных команд понимали однозначно, что они – это и есть аппарат нашей Федерации. Других пониманий просто не могло и быть.

Я и сейчас с большим удовольствием вспоминаю те годы, когда я на протяжении 10 лет работал в Спорткомитете РСФСР. Это был период расцвета спортивных достижений на международной арене. Эти успехи вполне закономерны, так как у руля спортивных организаций на республиканском, всесоюзном и региональном уровнях стояли руководители, проработавшие на «спортивной ниве» десятки лет. И, как правило, они имели за плечами огромный профессиональный опыт. Именно они после развала СССР пришли работать в спортивные федерации и спорткомитеты. И, конечно, во многом способствовали тому, чтобы достойно пережить период становления новой России. Их целая плеяда и сегодня достойно трудится.

1Срок службы в погранфлоте 3 года.
2Малый противолодочный корабль.
3Комсомол (сокращение от Коммунистический союз молодежи), полное наименование – Всесоюзный ленинский коммунистический союз молодежи (ВЛКСМ) – политическая молодежная организация в СССР. ВЛКСМ – молодежная организация Коммунистической партии Советского Союза. Российский коммунистический союз молодежи (РКСМ) был создан 29 октября 1918 года, в 1924 году РКСМ было присвоено имя В.И. Ленина – Российский ленинский коммунистический союз молодежи (РЛКСМ), в связи с образованием Союза ССР (1922) комсомол в марте 1926 года был переименован во Всесоюзный ленинский коммунистический союз молодежи (ВЛКСМ). В 1977 году в комсомоле состояли свыше 36 миллионов граждан СССР в возрасте 14–28 лет. На сегодняшний день в России идейными правопреемниками ВЛКСМ являются РКСМ и ЛКСМ РФ. Однако есть и другие организации на постсоветском пространстве, такие, как РСМ, отождествляющие свое прошлое с историей комсомола.
4Серия биографических и художественно-биографических книг, выпускавшихся в 1890–1924 годах издательством Ф.Ф. Павленкова, причем с 1907 года осуществлялись только переиздания уже вышедших ранее книг. В 1933 году по инициативе Максима Горького серия была возобновлена «Журнально-газетным объединением». Всего в серии вышло более 1400 книг общим тиражом более 100 миллионов экземпляров.
5Дева – шестой знак зодиака. Не следует путать знак Девы с созвездием Девы. Труд для Девы – соль земли. Следуя Меркурию, она ищет знаний, чтобы подчинить вещественную природу своему уму. Эти постоянные поиски учат ее тому, что ум – хороший слуга, но плохой господин, особенно когда ум претендует на суверенитет духа. Символ Девы – колоски в руках, что означает щедрость, вырастающую на ниве опыта. Девы основательны, точны, любят вносить порядок в хаос. Не любят помогать бездельникам. Для них настоящая аристократия – это аристократия труда. Но Дева не мученица, для этого она слишком практична и умна. Когда к ней предъявляют слишком большие требования, неразумные и высокие, она убедительно говорит «нет». Положительные черты – старательность, выполнение долга, что часто ведет к ограниченности. Она не может говорить ни о чем, кроме работы, ее не интересует буквально больше ничего. Высоко организованные Девы со временем научаются отличать главное от неглавного. Деве трудно экономить деньги. Кредо Девы: «Если стоит что-то делать, то только хорошо». Под этим знаком рождены: Грета Гарбо, Теодор Драйзер, Генри Форд, Софи Лорен, кардинал Ришелье, Лев Толстой, Морис Шевалье.
Бесплатный фрагмент закончился. Хотите читать дальше?
Купите 3 книги одновременно и выберите четвёртую в подарок!

Чтобы воспользоваться акцией, добавьте нужные книги в корзину. Сделать это можно на странице каждой книги, либо в общем списке:

  1. Нажмите на многоточие
    рядом с книгой
  2. Выберите пункт
    «Добавить в корзину»