АвантюристкаТекст

0
Отзывы
Читать фрагмент
Отметить прочитанной
Как читать книгу после покупки
Шрифт:Меньше АаБольше Аа

Глава первая

1. Лондон. Одна из городских площадей.

Площадь была почти уже забита до отказа, а народ все прибывал и прибывал. Казалось, что с каждым новым человеком градус злобы и ненависти возрастал на один пункт. Особенно была активна группа, состоящая из нескольких десятков молодых людей. Все они были одеты в черное, в руках держали транспаранты. Периодически они, словно по чьей-то невидимой команде выкрикивали однотипные лозунги: «Мусульмане, возвращайтесь домой! Не хотим мечетей! Нет беженцам из исламских стран! Ислам – это террор!».

Каждый раз после такого скандирования напряжение в толпе демонстрантов увеличивалось, лица искажались яростью, пальцы сжимались в кулаки. Возбужденные люди озирались в поиске жертв.

Абаль в ужасе стояла на тротуаре. То, что происходило вокруг нее, заставляло содрогаться все ее тело. Но при этом она ни на минуту не забывала, что является будущей журналисткой. А журналисты должны в первую очередь помнить о своем профессиональном долге и выполнять его вопреки всем своим чувствам и ощущениям. Поэтому она то и дело поднимала фотоаппарат и фотографировала беснующихся демонстрантов.

Компания из агрессивных молодых людей заметила девушку с характерной восточной внешностью и устремилась к ней. Абаль не успела даже сделать несколько шагов назад, как на нее набросились, повалили на землю и стали пинать ногами, сопровождая избиение громкими оскорблениями. Никто из них не заметил, как эту сцену стал снимать только что прибывший на митинг оператор одного из каналов кабельного телевидения.

2. Лондон. Офис компании «Women beautiful».

Анжела Хрусталева читала договор. Это был ее первый крупный контракт в Англии, а потому она сильно волновалась. Это мешало адекватно воспринимать текст, смысл многочисленных пунктов не сразу доходил до сознания, приходилось перечитывать их снова и снова.

Но одно условие привлекло ее больше других; хотя она знала о том, что оно будет внесено в документ, об этом ей говорила юрист компании Аликс Эртон. Более того, она специально подчеркнула это условие. Но в тот момент Анжелу или Анжи, как часто называли ее друзья, волновало совсем другое, и она пропустила слова своей собеседницы мимо ушей. А вот теперь задумалась над ними.

Речь шла о том, что в течение всего действия контракта, его подписант не имеет право ни выходить замуж, ни иметь детей. Не слишком ли жесткое требование? задумалась Анжела. Да, она конечно, еще молода, успеет сделать и то, и другое, ее скорей волнуют те ограничения, которые навязывает ей договор. Уж очень она не любит, когда кто-то стесняет ее волю. Да и как Алан отреагирует на это условие? Вряд ли оно приведет его в восторг. Он уже намекал, правда, осторожно, что хотел бы узаконить их отношения.

– Что-нибудь не так, миссис Анжела? – услышала Анжи вопрос Аликс Эртон.

– Нет, все в порядке, мисс Эртон, – ответила Анжи.

В немного неловкую ситуацию решил вмешаться глава компании «Women beautiful» Дэвид Остин. Он с разражением наблюдал за тем, как Анжи долго читает контракт.

– Мы очень рады, миссис Хрусталева, что вы приняли наше приглашение. Для нас – эта большая честь. Вы работаете в Лондоне совсем недавно, но уже завоевали известность. Мы рады, что отныне вы станете лицом нашей фирмы. Мисс Эртон, вы ознакомили нашу будущую сотрудницу с контрактом во всех деталях?

– Разумеется, мистер Остин. Вчера мы целых два часа просидели с миссис Хрусталевой, выверяя все пункты. Должна вам сказать, что миссис Хрусталева очень дотошный человек.

– Это совсем не так уж и плохо. Значит, миссис Хрусталева серьезно относится к своим обязанностям.

– Не сомневайтесь, мистер Остин, вы не пожалеете, что пригласили меня, – отозвалась Анжи.

Дэвид Остин одобрительно кивнул головой.

– Рад это слышать. Не стану скрывать, миссис Хрусталева, что у нас на вас большие планы.

– Зовите меня миссис Анжела или просто Анжи. Так многие меня тут называют.

– Договорились, миссис Анжи, – согласился Дэвид Остин. – Пора приступать к подписанию договора. Документы готовы, все со всем согласны, не вижу причин, чтобы откладывать это дело. Только очень здесь душно. Такое жаркое лето, даже кондиционеры не справляются. Давайте откроем окно. Дамы не возражают?

Так как со стороны дам возражений не последовало, Дэвид Остин открыл раму. В кабинет ворвались громкие крики. Анжела быстро подошла к окну и посмотрела вниз.

Небольшая площадь прямо под окнами здания была запружена народом, однако взор Анжи привлекла совсем другая картина. Она увидела, как несколько парней ногами избивают лежащую на земле беззащитную девушку.

– Они же убьют ее! – словно бы сам собой родился в ее груди вопль.

Не обращая ни на кого внимания, Анжела сорвалась с места и помчалась к выходу. Дэвид Остин проводил ее растерянным взглядом.

– Куда она? Мы же должны подписывать контракт. Вот и имей дело с русскими. Никогда не знаешь, что от них ждать.

Аликс Эртон подошла к окну и заглянула вниз.

– На площади избивают девушку, она бросилась ее спасать.

– Это дело полиции, – наставительно возразил Дэвид Остин.

Аликс Эртон с затаенным разочарованием посмотрела на своего шефа, но ничего не сказала в ответ.

3. Лондон. Одна из городских площадей.

Абаль уже несколько минут лежала на земле. Ее продолжали пинать тяжелые башмаки демонстрантов. Она пыталась прикрывать наиболее уязвимые места, но понимала, что так долго не продержится. В любой момент эти скоты способны превратить ее тело в сплошное кровавое месиво. И то, что они пока это еще не сделали, страшное везение. Скорей всего это потому, что они то и дело отвлекались на скандирование лозунгов. Но как только завершат это занятие, то полностью займутся ею.

Внезапно ей показалось, как что-то изменилось вокруг нее, удары сначала замедлились, затем прекратились. Послышались крики, Абаль даже показалось, что кричали женским голосом. Она осмелилась открыть глаза. И то, что увидела, поразило ее.

Какая-то девушка внезапно ворвалась в круг парней. Пока они оторопело от неожиданности смотрели на нее, незнакомка мгновенно достали из сумочки баллон, и стала им брызгать в лица избивающих ее людей. Те почти синхронно заорали, девушка же схватила Абаль за руку, резко приподняла ее и закричала: «Бежим!».

Абаль, превозмогая боль, вскочила на ноги и помчалась вслед за своей спасительницей. Не разбирая дороги, не обращая внимания на изумленных прохожих они, не останавливаясь, промчались на едином дыхании несколько кварталов. И только когда почувствовали себя в безопасности, остановились.

4. Переулок в Лондоне.

Девушки завернули за угол и оказались на узкой совершенно безлюдной улочке. Анжи остановилась и оглянулась назад. Преследователи остались где-то далеко позади. Анжи вздохнула с облегчением и улыбнулась своей спутнице.

– Ты в порядке? – спросила она ее.

– Вроде да, – ответила Абаль. – Сейчас проверю.

Девушка запустила руку в сумку и извлекла из нее зеркало. Она бегло осмотрела себя, и осталась довольна увиденным.

– Главное, что лицо не пострадало, – радостно констатировала Абаль. – А то мне сейчас на занятия надо ехать. Хороша бы я была с фингалом под глазом.

– У тебя ссадина на руке, – заметила Анжи, внимательно рассматривая спасенную ею девушку.

– Ерунда. Закрою рукавом. – Абаль стала спускать закатанные рукава блузки, чтобы закрыть ссадину, но увидела на рукаве огромную дыру.

– А вот в таком виде мне в университете нельзя появляться, – расстроилась она. – Придется пропускать занятия.

– И совсем не надо ничего пропускать, – улыбнулась Анжи своей спутнице. – Смотри, что у меня есть.

Анжи открыла сумку и извлекла оттуда блузку. Она протянула ее Абаль.

– У нас один размер, примерь.

Абаль быстро скинула свою разорванную блузу и надела блузку Анжи.

– Здорово. Точно по мне. Ты, словно фея из сказки. Откуда это у тебя? Первый раз встречаю девушку, которая носит в дамской сумочке одежду.

– А я только из магазина, – лукаво сверкнула глазами Анжи.

– Шутишь. На ней нет даже ценника, – недоверчиво протянула Абаль.

– Ты очень проницательна, – рассмеялась Анжи.

– Обязана быть такой, – ответила Абаль. – По профессии я будущая журналистка.

– А я модель и в моей сумочке всегда есть одежда на всякий случай, – пояснила Анжи. – Вот сегодня как раз именно такой случай.

– Ты модель? – изумилась Абаль. – Первый раз вижу, чтобы модели ходили на митинги.

– Да, мы все больше по подиуму ходим, – согласилась с нею Анжи. – Но так случилось. Я увидела происходящее из окна и бросилась к тебе на помощь. Ненавижу насилие, особенно над женщинами.

– А ты смелая. – Абаль с восхищением смотрела на Анжи. – Тебя могли бы запросто изуродовать. Эти подонки способны на все. Тебе надо быть осторожней и беречь свое лицо и тело. Это ведь твой хлеб.

– Я понимаю, но в такие моменты не владею собой. – Лицо Анжи сделалось очень серьезным. – Я всегда была такая. Еще с детства, когда дралась с мальчишками, защищая своих подруг.

– Хотела бы я иметь такую бесстрашную подругу, – вздохнула Абаль.

– Я могу быть твоей подругой. Хочешь? – предложила Анжи.

Абаль, не ожидавшая такого ответа от незнакомой девушки, пришла в полный восторг от ее предложения.

– Ты еще спрашиваешь! После того, что ты сделала для меня, я была бы счастлива с тобой дружить. Мы можем с тобой встретиться еще раз? – спросила она Анжи.

– Приходи на мой показ. – Анжи порылась в сумке и протянула Абаль визитку. – Вот тебе мой телефон.

Абаль внимательно рассмотрела визитку.

– Тебя зовут Анжела, – отметила она, – а меня Абаль.

– Зови меня просто Анжи. И обязательно позвони мне. А сейчас мне пора бежать. Меня уже кое-где заждались.

 

Анжи взмахнула на прощание рукой и быстро направилась прочь. Абаль проводила ее восхищенным взглядом до поворота, за которым исчезла ее новая подруга, и пошла в противоположную сторону. Путь ее лежал до ближайшей станции метро, откуда она намеревалась добраться до университета.

5. Лондон. Офис компании «Women beautiful».

Прошло около получаса с момента внезапного исчезновения Анжелы Хрусталевой из кабинета. Мистер Остин с того времени не проронил ни единого слова. Аликс Эртон то и дело бросала в его сторону короткие вопрошающие взгляды, но так не решилась заговорить с шефом. Наконец ее терпение иссякло, и она первая разорвала завесу тягостного молчания, повисшего в кабинете.

Мисс Эртон взяла в руки неподписанный контракт и громко произнесла.

– Я полагаю, мистер Остин, этот контракт можно уже аннулировать.

– Не торопитесь, мисс Эртон, подождем еще немного, – возразил Остин.

Мисс Эртон несказанно удивилась такой его лояльности. Это совсем было не похоже на ее шефа, который превыше всего на свете ценил свое драгоценное время. Еще никогда и никому ни при каких обстоятельствах, он не позволил бездарно его расточать.

– Ее нет уже целых полчаса, – едва сдерживая недоумение, произнесла мисс Эртон. – Неслыханная дерзость со стороны этой русской.

– Согласен с вами, но девчонка способна принести нам миллионы. Ради этого стоит подождать, – снова возразил ей мистер Остин.

– С такой ее дисциплиной вы потеряете больше, – продолжала настаивать на своем мисс Эртон.

– Мне нужно ее лицо. Я просто чувствую, как исходит от нее этот запах. – В глазах Остина промелькнул лихорадочный блеск.

– Запах? Не понимаю, о каком запахе вы говорите, – растерянно произнесла Эртон.

При этих ее словах Остин вскочил с места и несколько раз быстро прошелся по кабинету.

– Запах золота, – возбужденно воскликнул он. – Его ни с чем нельзя спутать. Мне нужна эта русская, во что бы то ни стало.

– Думаю, она уже не вернется, – холодно заметила мисс Эртон, пытаясь тоном своего голоса охладить пыл Остина. Его доводы в пользу Хрусталевой показались ей более, чем странными. Так ее шеф еще ни кому не относился, включая и ее.

– Что-то мне подсказывает, что вы ошибаетесь, – гнул свою линию Остин.

– В любом случае у нас только пятнадцать минут. – Мисс Эртон поджала тонкие губы. – Мистер Мортон ждет нас по вопросу продаж в пятнадцать часов.

– Я помню, – недовольно поморщился Остин. – Вам придется позвонить его секретарю и попросить перенести встречу на полчаса позже.

– Но это не возможно, – попыталась образумить шефа мисс Эртон. – Ваша репутация не должна страдать.

Но Остин был непреклонен.

– В первую очередь не должна страдать моя финансовая репутация, – жестко заметил он. – Все остальное вторично.

– Хорошо, – сдалась Эртон. – Я позвоню прямо сейчас. Уверена, что это совершенно излишне. За полчаса ничего уже не произойдет.

Мисс Эртон взяла в руки телефон и стала нажимать кнопочки, но не успела довести задуманное до конца. Дверь кабинета в это время резко распахнулась и на пороге показалась запыхавшаяся Анжела Хрусталева. Она остановилась у двери с виноватым видом и умоляюще посмотрела на Остина и Эртон.

– Мистер Остин, мисс Эртон, – произнесла она, – приношу свои извинения за доставленные неудобства. Если еще возможно, я готова подписать контракт.

Остин, не смотря на свои предыдущие высказывания в сторону Хрусталевой, посмотрел на нее с выражением крайнего недовольства на лице.

– Не стану скрывать, мисс Хрусталева, мы с мисс Эртон находились в крайнем затруднении в связи с вашим внезапным исчезновением и готовы были принять решение не иметь с вами более никаких дел, – холодно произнес он.

– Сожалею, мистер Остин, но я не могла поступить иначе, – ни сколько не смущаясь его тоном, произнесла Анжела. – Вы имеете полное право не иметь со мной никаких дел, но я надеюсь на вашу снисходительность. Обещаю, больше такое не повторится.

Мистер Остин задумался только на пару секунд.

– Хорошо, мисс Хрусталева, – сделал он вид, что Анжи его уговорила. – Я верю вам. Мы подпишем договор, только на других условиях. Я попрошу мисс Эртон внести изменения в пункт выплаты неустойки в случае нарушения контракта со стороны, мисс Хрусталевой. Сумма неустойки будет увеличена ровно вдвое. Вы согласны на новые условия, мисс Хрусталева?

– Согласна, мистер Остин. – Внутри Анжи все ликовало от только что одержанной ею победы, на которую она уже не надеялась.

6. Предместье Лондона. Родовое владение лордов Джерси.

Потомок древнего дворянского рода Говард Джерси совершал свою ежедневную прогулку верхом в окрестностях неподалеку от своего родового замка. Он был построен еще в Средние века и впоследствии неоднократно перестраивался при очередной смене своих владельцев. Правда, последние 300 лет это старинное мрачное сооружение являлось владением одной из старейших в Англии аристократических семей – семьи Джерси.

Хотя замок неоднократно перестраивался, но все же его внешний вид в целом сохранил свои первоначальные черты. В настоящее время он представлял из себя дом в виде небольшой башни, обнесенной прямоугольными стенами. Во времена расцвета фамилии Джерси история этого замка была полна знаменательными событиями, как трагичными, так и счастливыми. Однако в настоящее время строение пребывало почти в полном запущении. А виновником такого его состояния был нынешний владелец. Молодой Говард Джерси мало заботился о сохранении былого величия своего рода. Его интересовала веселая и разгульная жизнь, быстрые деньги, которые доставались легко и играючи, прежде всего от игры в казино и тотализатор.

Однако была у Говарда единственная страсть, которой он посвящал все свое свободное от развлечений время. Он всерьез увлекался лошадьми. Верховая езда привлекала и возбуждала его больше, чем езда на самом дорогом и скоростном современном автомобиле. По этой причине Говард несколько лет назад обзавелся собственной конюшней. Поначалу она была большая, в ней содержалось свыше десятка лошадей. Однако дела у Говарда шли все хуже и хуже, постепенно он распродал большую часть этих благородных животных, оставив в свое личное пользование только три скакуна. На одном из них он и совершал сегодняшнюю прогулку по окрестностям своего замка.

Красавица была любимой лошадью из его коллекции. Тонкие ноги, маленькая голова, «отбитые» сухожилия, ни грамма лишнего жира – все параметры этой породистой кобылы давали возможность развивать на ней довольно значительную скорость, что Говард обожал делать. Однако сегодня он постарался уберечь свою любимицу от излишних нагрузок и совершил с ней лишь легкую прогулку, чтобы дать возможность лошади размять свое застоявшееся в стойле тело, прежде чем проводить с ней занятия. С минуты на минуту Говард ожидал ученицу, которую взялся обучать урокам верховой езды. Учитель из Джерси вышел толковый, хотя самому ему это занятие не очень нравилось. Это была вынужденная акция с его стороны, которая позволяла вконец обнищавшему аристократу хоть как-то сводить концы с концами.

Говард въехал на территорию замка, спешился и отвел лошадь в конюшню. Надо было успеть дать ей корма до приезда ученицы.

– Проголодалась, Красавица, сейчас я тебя покормлю, – Говард потрепал лошадь по гриве, дал ей свежей травы и воды. После этого он поспешил в дом. Ему не терпелось сделать несколько глотков обжигающего виски до начала занятий.

Фляжка со спиртным ожидала его на столике в холле замка. С некоторых пор она стала его постоянной спутницей. Однако, совершая верховые прогулки, Говард не позволял себе ни единого глотка спиртного и предусмотрительно оставлял сосуд в доме. Это был его один из немногих принципов, которые он неукоснительно соблюдал.

Говард вошел в дом и первым делом приложился к фляжке. Смочив просохшее горло желанным напитком и утолив первую жажду, он оторвался от своего занятия и заглянул во внутрь сосуда. Он был наполовину пуст. Чтобы пополнить его содержимое, Говард направился к бару, но не успел сделать и пары шагов, как за окном послышался звук подъехавшей машины.

Говард поспешил на улицу и открыл ворота. Как и ожидал, он увидел свою ученицу. Красавица и успешная восходящая звезда модельного бизнеса Анжела Хрусталева, вышла из машины и легкой грациозной походкой направилась к нему. Говард залюбовался ею. Необычная для здешних мест славянская красота девушки неожиданно сильно разволновала его. Она напомнила ему весенний цветок, только что пробившийся из-под земли после долгой и затяжной зимы. В ней не было ничего яркого и кричащего, раздражающего глаз. Нежная акварельная красота девушки немного простила ее, но в то же время чувствовалось, что Анжи, как просила она ее называть, знает себе цену. В положении ее чуть приподнятой головы, развернутых плеч и прямой спины чувствовалось достоинство королевы. Говард не мог оторвать от нее восхищенных глаз.

Анжи подошла к Говарду.

– Добрый день, мистер Джерси, – улыбнулась она. – Я немного опоздала, извините.

– Ерунда. Главное, что вы приехали. – Говард спрятал руку с фляжкой за спину, чтобы Анжи не заметила ее. – Пойду, выведу Красавицу. Она вас уже заждалась, не менее, чем я.

Джерси направился к конюшне. По дороге он сделала несколько жадных глотков из фляжки. Войдя к Красавице, повторил эту процедуру еще несколько раз. Говард остался доволен. Влив в себя необходимую дозу спиртного, он почувствовал прилив сил.

Говард вывел из конюшни Красавицу и подвел ее к Анжи.

– Здравствуй, Красавица. – Девушка подошла к лошади и с нежностью погладила ее по гриве. – Надеюсь, ты на меня не сердишься, что заставила тебя ждать.

Красавица скосила на нее огромные влажные глаза и несколько раз мотнула головой.

– Она не сердится на вас, – прокомментировал Джерси поведение лошади.

– А я принесла тебе что-то вкусненькое – Анжи открыла свою сумочку, извлекла из нее яблоко и протянула его Красавице на раскрытой ладони. Лошадь с признательностью приняла угощение Анжи.

– Вы ее балуете, – недовольно заметил Джерси. – Она быстро привыкнет к лакомству и будет его требовать от вас всякий раз перед началом занятий. А нам пора начинать.

– Я готова. – Анжи надела на Красавицу недоуздок и повела ее на плац. Джерси поспешил за ней.

7. Предместье Лондона. Плац на территории замка Джерси.

Джерси следовал за Анжи, и пока они шли до плаца, успел приложиться к своей фляжке еще несколько раз. Он понимал, что не стоит этого делать на глазах у девушки, поэтому старался использовать каждый подходящий момент, пока она его не видит.

На плаце Джерси предложил Анжи провести седловку самостоятельно. Прошлый раз он ей показывал, как это делается и хотел посмотреть, насколько хорошо она усвоила этот урок. Говард протянул Анжи седло и стал внимательно наблюдать, как она одевает его и закрепляет на лошади. Анжи исполнила все в точности, как он ее учил.

– Проверьте, все ли нормально? – спросила его Анжи.

– Я вижу, вы отлично справились, – похвалил ее Джерси. – Одевайте шлем, проверьте длину стремени и в седло.

Анжи грациозно, словно корону, водрузила шлем на голову. Шлем удивительно красил ее, и Говард снова залюбовался девушкой.

– Вы способная ученица, мисс Анжи. У нас второе занятие, а вы уже освоили все навыки, с которыми я вас ознакомил прошлый раз.

Анжи благодарно улыбнулась ему. Ей нравилось, когда отмечали ее успехи. Не зря же она так старалась и ловила каждое его слово на прошлом занятии.

Анжи выровняла длину стремени под себя, взяла Красавицу рукой за гриву вместе с поводьями и обхватила их крепко в кулак. Теперь оставалось вставить ногу в стремя, оттолкнуться и взлететь на спину лошади, что Анжи и проделала в следующую секунду. Лошадь издала сильное ржание. Анжи вздрогнула от неожиданности, но за тем вспомнила, что Красавица проделывала и в прошлый раз тот же самый трюк. Она с недоумением спросила Джерси, что это может значить.

– Это ее коронный номер, – пояснил Джерси. – Так она вас приветствует. А теперь вспоминайте, каковы ваши дальнейшие действия.

– Надо правильно ставить ногу в стремени, – ответила Анжи, как примерная ученица.

– Отлично, выполняйте. А я проверю.

Говард внимательно наблюдал за ее действиями и осознавал, что эта девушка его волнует все сильнее и сильнее. Ее стройные ножки в обтянутых сапогах вызвали у него неудержимое желание прикоснуться к ней. И повод для этого у него нашелся самый подходящий. Он подошел к Анжи и, взяв ее ногу в свои руки, задержал ее стопу в своих руках чуть дольше, чем это было необходимо.

– Пяточка должна быть чуть ниже, вот так, – прокомментировал Джерси свои действия. Как он и ожидал, Анжи ничего зазорного в этом не усмотрела. Обычный рабочий момент, не более того.

 

– А теперь вспоминайте разбор поводьев, – скомандовал Джерси.

Анжи снова все сделала правильно, но Джерси и на этот раз не удержался от искушения прикоснуться к ней.

– Надо на три пальчика. Выводите на указательный и сверху зажимаете большим, фиксируя нужную длину. Вот так, – наставлял он Анжи, сжав ее кисть в свои руках. – А теперь правильно натяните поводья, как я вас учил.

На этот раз Анжи допустила ошибку и натянула поводья слишком сильно. Красавица отреагировала мгновенно и дернулась, так, что Анжи едва удержалась в седле.

– Осторожней! – закричал Джерси. – Делайте это более плавно, никаких резких рывков. Видите, вы ей сделали больно. А теперь посадка. Вспоминайте правильную посадку в седле и начинайте движение.

Анжи выпрямила спину, расправила плечи и натянула поводья. На этот раз Красавица повиновалась ей, как заправской наезднице, и покорно прошла целый круг по плацу.

– Отлично, – похвалил ее Джерси, – а теперь разворачивайте лошадь в правую сторону.

Анжи натянула поводья, чтобы выполнить команду учителя, но Красавица на этот раз заупрямилась и отказалась повиноваться. Анжи пыталась с ней справиться, но безуспешно.

– Настойчивей! – закричал Джерси, видя ее проблему. – Красавица лошадь с характером.

Анжи снова натянула поводья, но и на этот раз у нее ничего не получилось. Анжи растерялась и не понимала, что ей предпринять. Ведь она все делала правильно, а Красавица продолжала оказывать ей сопротивление.

«В случае с автомобилем такая ситуация была бы исключена, – с досадой отметила про себя Анжи. – Одно движение руки и механическое транспортное средство разворачивается в нужную сторону. А лошадь это не автомобиль, показывает свой норов».

Анжи продолжала попытки воздействовать на Красавицу с помошью поводьев, но у нее по-прежнему ничего не получалось. Красавица вела себя так, словно бы ее заколдовали.

– Не отчаивайтесь, – успокаивал ее Джерси. – Она пытается за ваш счет самоутвердиться. Вы новый человек в ее жизни, и она сейчас определяет допустимые рамки неповиновения. Как вы сейчас себя поведете, так в дальнейшем и будет складываться между вами отношения в вашем тандеме. Поэтому будьте настойчивей с ней. Задавайте ей направление! Направо!

Анжи в который раз натянула поводья, и, о чудо, строптивая лошадка повернула в нужном направлении.

– Отлично! Вы победили! Теперь поехали. Ослабьте поводья и вперед! – скомандовал Джерси.

Анжи, окрыленная только что одержанной победой, натянула поводья, ожидая повиновения лошади, но не тут-то было. Красавица снова заупрямилась.

– Она налево идет. – Анжи чуть не плакала.

– А вы ее направо направьте, чтобы она запомнила, кто в вашей паре хозяин.

– Но она не слушается меня.

– Вы должны показать, что сильнее ее.

– Она неуправляема. – Отчаянию Анжи не было предела.

– Спешивайтесь. Я вам покажу, как с ней надо обращаться. – Джерси подошел к Красавице, чтобы помочь Анжи спешиться.

Девушка спрыгнула на землю и тут же оказалась в объятиях Джерси. Едва он ощутил ее в своих руках, как его губы потянулись к ней, чтобы поцеловать. Анжи обдал сильный запах спиртного, идущий от Джерси.

– Да вы пьяны. Пустите меня! – Анжи отшатнулась от него, пытаясь освободиться из его объятий, но Джерси держал ее крепко и даже не думал отпускать. Анжи пришлось применить немалое усилие, чтобы вырваться. Возмущению ее не было предела. Она никак не ожидала подобной выходки от Джерси. Имя Учителя для нее всегда являлось образцом порядочности и чести, но Джерси, похоже, ничего не знал об этом. Или забыл под действием алкоголя.

Анжи решила прекратить урок и быстрым шагом направилась прочь. Джерси встал у нее на пути.

– Куда же вы, ваше время еще не закончилось, – попытался он ее остановить.

– Продолжим в следующий раз, а сейчас идите, проспитесь. – Анжи обошла Джерси и продолжила свое движение.

– Вы еще будете моей женой, запомните это! – неожиданно донесся до нее крик Джерси.

Анжи оставила его высказывание без комментариев. Она даже не обернулась, посчитав это высказывание пьяным бредом. Сев в машину, она дала волю эмоциям, хлопнув дверцей со всей силы. В зеркало заднего вида она заметила бегущего в ее сторону Джерси. Он что-то кричал. Не имея никакого желания с ним общаться, Анжи нажала на газ и поспешно покинула территорию замка.

8. Лондон. Ресторан в центре города.

Алан Берч сидел в полупустом зале ресторана и поджидал свою невесту Анжелу Хрусталеву. Анжи запаздывала. Это случалось уже не в первый раз, и Берч никогда не роптал. Такие мгновения он встречал в спокойном расположении духа. Более того, он любил их за неожиданно открывшиеся возможности сделать для себя что-нибудь полезное сверх того, что он запланировал на сегодняшний день. Его жизненное кредо гласило: цени каждую секунду на вес золота. Причем, эту фразу он воспринимал, как в прямом, так и в переносном смысле. Берч был глубоко убежден, что следование именно этому правилу помогло ему достичь больших успехов в бизнесе в качестве нефтетрейдера.

Берч раскрыл планшетник и погрузился в море информации. Его интересовали события сегодняшнего дня. Он бегло пробежал глазами следующий текст. «Сегодня активисты антиисламской организации выступили с акцией протеста против все возрастающей угрозы исламизации страны. В знак протеста против наплыва беженцев из стран Ближнего Востока и Африки по центру города прошли сотни людей. С утра в Лондоне работали усиленные наряды полиции, которые опасались беспорядков и погромов. Массовых столкновений удалось избежать. Однако, несмотря на принятые меры, не обошлось без инцидентов». Обычно равнодушного к политике, если она никак не влияла на цены на нефть, неожиданно для него самого, Берча вдруг заинтересовало это сообщение. Он тут же отыскал видеозапись с места этих событий.

На экране шли кадры митинга. Толпы беснующихся демонстрантов и, пытающие их усмирить отряды полиции. Все, как всегда, ничего необычного. Берч хотел свернуть страницу, но то, что он увидел уже в следующее мгновение, повергло его в шок. Камера стала показывать лежащую на земле девушку. У нее была восточной внешности и, как успел заметить Берч, она была очень красивой.

Девушку с остервенением пинали ногами несколько разъяренных молодцов. Казалось, через минуту от нее останется только мокрое место. Но вдруг какая-то отчаянная молодая девица подбежала к ним и, достав из сумочки газовый баллончик, нейтрализовала избивающих. Пока они в замешательстве соображали, что произошло, спасительница схватила лежащую красавицу за руку и потащила ее прочь.

Камера на мгновение зафиксировала лицо спасительницы. Этот кадр и поверг Берча в шок. Изумлению его не было предела, в спасительнице он узнал Анжи, которая с минуты на минуту должна была предстать перед ним.

Берч задумался, размышляя над тем, что делала на этом митинге его невеста. Ведь, насколько ему было известно, она сегодня должна была быть совсем в другом месте.

– Привет! Рада видеть тебя, – прозвучал рядом с ним голос Анжи. Берч вздрогнул и оторвал голову от планшетника.

– Я тоже. – Берч встал, и поцеловав девушку в щеку, помог ей сесть. – Ты, как всегда великолепна.

– Однако ты даже не заметил моего приближения.

– Я озабочен кое- чем.

– Озабочен? Интересно чем? – поинтересовалась Анжи.

Берча так и подмывало спросить ее, что она делала на митинге сегодня днем. Но он решил не торопить события и выждать удобный момент для такого вопроса. Он спросил ее о другом.

– Как ты жила все то время, пока мы с тобой не виделись.

– О, в моей жизни произошло грандиозное событие, – возбужденно произнесла Анжи. – Я подписала контракт с косметической фирмой «Women beautiful». Можешь поздравить меня – я стала ее лицом.

– Поздравляю. Это настоящий успех. Предлагаю выпить за новый поворот в твоей жизни. – Берч разлил вино по бокалам.

Анжи слегка пригубила из бокала и поставила его на стол.

– А что новенького у тебя? – поинтересовалась она у Берча.

– В моей жизни все выверено до мельчайших мелочей и все идет по плану. Как обычно. Ты же знаешь.

– Разумеется, мистер предсказуемость. – Анжи состроила насмешливую гримаску.

Берча задело ее пренебрежение к его принципам и он решил, что пришло время того самого вопроса, который уже давно рвется слететь с его губ.

Купите 3 книги одновременно и выберите четвёртую в подарок!

Чтобы воспользоваться акцией, добавьте нужные книги в корзину. Сделать это можно на странице каждой книги, либо в общем списке:

  1. Нажмите на многоточие
    рядом с книгой
  2. Выберите пункт
    «Добавить в корзину»