Электронная книга

Вторая жизнь майора

Автор:
Из серии: Виктор Глухов #1
4.52
Как читать книгу после покупки
Подробная информация
  • Возрастное ограничение: 16+
  • Дата выхода на ЛитРес: 23 марта 2017
  • Дата написания: 2017
  • Объем: 480 стр.
  • ISBN: 978-5-9922-2383-5
  • Правообладатель: АЛЬФА-КНИГА
Шрифт:Меньше АаБольше Аа

© Сухинин В. А., 2017

© Художественное оформление,

«Издательство АЛЬФА-КНИГА», 2017

* * *

Всем, кто задумывается над смыслом жизни и хочет найти его в книгах. Всем, кто любит и ценит хорошую поэзию, живой и ярко прописанный мир… Вам не сюда.

Придирчивый читатель

Глава 1

Афганистан, провинция Кандагар, 1988 год

Рассвет только занимался, окрасив верхушки гор розоватым цветом. Стояла еще ночная прохлада, но скоро она сменится изнуряющей жарой, которая мне, непривычному к жаркому климату, доставляла кучу неприятностей. Переносить жару мне было труднее, чем холод. Все время хотелось пить, пить и пить. Вода из фляги жажды не утоляла, и все выпитое тут же выходило с потом, оставляя соленые разводы на форменной рубашке.

Наш батальон Царандоя[1] выдвигался под прикрытием двух стареньких БТР-60ПБ для блокирования района проведения операции, которая проводилась силами ХАДА[2].

Все в общем-то как всегда. Мы работали по устаревшей информации «кобальтеров»[3].

«Ду́хи»[4], которых нам надо было окружить и блокировать, давно ушли, и я это прекрасно понимал. Душманы имели разведку не хуже нашей и о предстоящих мероприятиях, скорее всего, знали.

Это обычная наша рутина, когда надо показать хоть какой-то результат, – вот батальон выходил и проводил операцию.

Лето, опостылевшая жара и пыль наводили на меня уныние. У меня было только одно желание – побыстрее прибыть на место и организовать оцепление района согласно плану операции.

Я, как советник командира батальона, трясся в штабном уазике без брезентовой крыши и с тоской обозревал невзрачный пейзаж предгорья, на склонах которого теснились грязные дома и глиняные дувалы[5] небольшого селения.

На двери машины были навешаны броники[6] – хоть какая-то защита от пуль, – но вся надежда была на «авось пронесет». И весь предыдущий год службы «проносило».

Мы пылились в середине колонны, голова которой покидала деревню.

Краем глаза я увидел, как открывается калитка и недалеко от нас появляется «дух» с пулеметом в руках. Одновременно с этим впереди раздается сильнейший взрыв, и на том месте, где находился БТР, вспыхивает высокое пламя.

Я повернул голову в сторону «духа» с ПК, увидел рот с кривой улыбкой, пулемет выдал веером длинную очередь по растянувшейся колонне и краем задел нашу машину.

Пули прошили стекло, попали в водителя, уазик врезался в дувал и заглох. Сам не ожидая от себя такой прыти, я выскочил через борт и упал на четвереньки. Сильно ударившись коленями о каменистую почву, застонал от боли. Автомат ремнем зацепился за что-то и, вырвавшись из рук, остался в машине. Кругом свистели пули, стоял грохот от выстрелов и взрывов гранат. Лихорадочно нашарив в наплечной кобуре ПМ, я достал его. Патрон в патроннике. Чувствовал, как дрожат руки, но пальцем снял предохранитель и приподнялся над капотом автомобиля. В кабине тела расстрелянных – водителя и комбата. Вот «дух» с пулеметом и смотрел в другую сторону, стреляя по мечущимся сарбозам[7]. Почти не целясь, я всадил в него три пули. На месте стоять нельзя, подхватил свой автомат и, огибая уазик, пригнувшись, побежал в сторону калитки, откуда вышел моджахед с пулеметом. На то, что вокруг стреляют, я уже не обращал внимания, задыхаясь от быстрого бега, заскочил во двор.

И – вот так встреча! На меня удивленно смотрел наш переводчик-таджик, он выдвигался с передовым охранением.

– Рустам, что произошло, почему не заметили засады? – спросил я. Забег дался мне нелегко – дышал тяжело, пот заливал глаза. – Где все охранение? – прохрипел я и огляделся.

У дома увидел лежащих разведчиков, их тела небрежно свалены в углу. Поднял с удивлением глаза на нашего переводчика и больше ничего сделать не успел. Рустам выстрелил из «хеклер-коха»[8]. Одна пуля попала в плечо и развернула меня, потом удар, как кувалдой по голове. А дальше – боль, обида и темнота.

В тяжелом забытьи слышу чужую речь, но не понимаю: говорят на пушту.

…Хамид – полевой командир, рискнувший организовать засаду в таком неудобном месте, – нервничал: вся надежда была на внезапность. Но все его опасения оказались напрасны – прошло лучше, чем он мог предположить.

Атака получилась неожиданной для противника. Как только улетели «вертушки», передовое охранение заманил в ловушку Рустам, и разведчиков по-тихому вырезали в одном из дворов. Потом на итальянской противотанковой мине подорвался головной БТР, а следом бойцы Хамида кинжальным огнем в упор стали расстреливать машины с солдатами и закидывать их гранатами.

Растерянные и испуганные сарбозы не пытались оказать даже малейшего сопротивления. Они прыгали из машин, бросали оружие и разбегались в разные стороны. Многие становились на колени и поднимали руки. Бой был кровавым и скоротечным, машины горели, вокруг них лежали тела убитых и раненых солдат.

Хамид внешне спокойно, но торжествуя внутри, подошел к двум пакистанцам, которые представлялись репортерами. Репортеры, как же, усмехнулся про себя Хамид. За этими парнями торчали длинные уши ЦРУ.

Со стороны расстрелянной колонны слышались одиночные выстрелы – это добивали раненых.

– Хамид, там шурави[9], еще живой, но раненый. Что с ним делать? – спросил подошедший молодой парень с радостной улыбкой на загорелом до черноты лице. – С ним Рустам, собака, разговаривает.

– Не доверяешь Рустаму, Файзулла? Почему? – засмеялся Хамид.

– Перебежчик он, брат. Их предал – и нас предаст. Жадный гяур, сильно деньги любит.

– Ну, деньги все любят. Пошли посмотрим на этого шурави, может, этим пакистанцам продадим. Если выживет, – ответил довольный Хамид. – Надо все доделать быстро и уходить: скоро опять геликоптеры появятся.

…Меня переполняла боль. Перед глазами стояла кровавая пелена, чьи-то руки грубо подняли мое израненное тело и бросили у дувала, на который я оперся спиной.

– Ну что, Витя. Как ты пел? «И на Тихом океане мы закончили поход»? Вот твой поход и закончился, только гораздо ближе, – услышал я голос нашего переводчика. – Скучать, Глухов, я буду по твоим частушкам! – продолжил тот же голос. – Когда сюда прибудет десантура, я вылезу из подвала и расскажу о твоей героической смерти. – Рустам глумливо засмеялся.

С трудом открыв глаза слипшиеся от крови, я увидел перед собой сидящего на корточках очень довольного Рустама. Слова давались с трудом, но все-таки я спросил:

– Почему, Рустам?

– Пайса[10], Витя. Хорошие деньги предложили, а у меня жена, дети в Нагорном Бадахшане, они достойно жить должны.

 

Я закашлялся, выплюнув сгусток крови, потрогал рану на голове. Живым сдаваться я не собирался: или замучают, или заставят принять ислам. Хрипло прошептал:

– Они тебе не помогут.

Тихо так сказал, безразлично. Засунул руку под куртку, разжал усики у эфки[11] и потянул кольцо. Мои губы растянулись в улыбке.

– Что ты шепчешь, русский? – нагнулся ко мне Рустам.

– Говорю, полетели к Аллаху, заждался он, – уже громче сказал я.

– Смотри, брат, шурави к Аллаху собрался, – засмеялся Хамид, и это были последние слова в его жизни.

Закрытый сектор планеты Сивилла-5.

Королевство Вангор, провинция Азанар.

Неизвестное поместье

– Мессир, мы доставили парнишку, как вы и велели. – Вошедший человек в легком кожаном доспехе с коротким мечом на поясе с большим почтением поклонился и, видя, что ему не отвечают, продолжил: – Охранник, мессир, опоен зельем и спит, а сынок барона пожелал посмотреть на лигирийских коней. В темноте мы парня оглушили и влили зелье ему в рот. – Помолчав, добавил: – В общем, как вы и велели, никто не видел и ничего не заподозрит. Вышел парнишка по своим делам и пропал.

– Заводите и оставьте его тут. Сами идите к воротам, охраняйте вход, – произнес человек в черной мантии с накинутым капюшоном из полумрака подвала.

– Как прикажете, мессир. – И, обернувшись назад, наемник тихо позвал: – Руга, заводи молодого тана.

В подвал вошел здоровяк, ведя за собой худощавого, но крепко сбитого, довольно высокого паренька лет пятнадцати-шестнадцати, с длинными до плеч черными волосами. На красивом лице юноши блуждала глуповатая улыбка, взгляд его был бессмысленным – видно было, что сознание витало где-то очень далеко. Но он послушно и молча делал то, что ему говорили.

– Оголись до пояса, тан, – неприятно прошипел человек.

И пока тот раздевался, он проследил взглядом, как уходили из подвала Руга и его напарник.

– Подойди сюда, – позвал он мальчика. – Видишь круг? – И, не дожидаясь ответа, приказал: – Ложись в него! Мессиры, положите его тело головой ко мне… – произнес он в темноту.

Из глубины подвала вышли еще четыре фигуры в мантиях, с накинутыми капюшонами и, расположив мальчика в круге, замерли.

– Хорошо. Вот так. Каргон, возьми порошок и на его груди начерти круг и звезду этим порошком. Много не сыпь, достаточно, а то сгорит, – злобно прошипел тот, кто встречал пришедших. – Все помнят, что надо делать?

Внимательно посмотрев на четверых помощников и получив подтверждение их готовности, он завел медленный речитатив, в котором повторялось выделенное интонацией слово «Морро».

Сначала вспыхнул круг на полу, потом звезда, а затем круг и звезда на теле мальчика.

– Морро, Морро, – глухо билось в стены подвала, наполняя его ощущением страха и боли. Вокруг звезды на полу стало медленно подниматься марево, через колыхание которого был виден лежащий безучастно паренек. Время шло, звезда и круг горели, но на призыв заклинателя никто не отзывался. Голос человека уже сипел, «Морро» звучало глуше. Ему не хватало силы, дыхание становилось хриплым.

– Морро, – отчаянно закричал ведущий ритуал, и из его глаз вместе со слезами стала сочиться кровь. В какой-то момент в круге показалась красная человекоподобная фигура, высунувшаяся из пола по пояс. Она уперлась руками в пол и пыталась выбраться. Голова существа с рогами качалась из стороны в сторону, а на некрасивом напряженном лице застыла мука боли. Тут безучастно лежащий юноша вдруг застонал и стал судорожно сбивать пламя со своей груди. Он открыл глаза, повернулся на живот, посмотрел на красное существо и произнес:

– Ну и рожа.

– На себя посмотри, – с громким хрипом произнес красномордый, изо всех сил пытаясь вырваться из каменной западни, в которую попал. – Лучше помоги.

Парень недолго думая протянул руку рогатому существу. Как только их пальцы сомкнулись, тот выскочил из пола, как будто снизу ему дали хорошего пинка.

– А ты кто? – оторопело посмотрел юноша на «рогача» и на пол, откуда он выскочил.

– Демон я, демон их забери, – потирая зад лапой, ответил красномордый. И с ненавистью глянул на людей, стоявших за кругом: – Недоучки, маги гребаные, демона они решили призвать. Сволочи, убью гадов! – и с яростью бросился из круга, но, соприкоснувшись с маревом, получил в ответ сильнейший разряд, похожий на молнию, и отлетел обратно в круг.

В это время удивленно взирающие на это люди под тихое «Морро» ведущего стали падать на пол, и последним упал тот маг, который проводил ритуал.

Я не слышал взрыва гранаты, не чувствовал боли, а мое сознание обрело покой и медленно поплыло по мирозданию, подальше от суеты. И я понимал, очень хорошо понимал, что лечу в место успокоения своего, дожидаться ВРЕМЕНИ, когда все придут, большие и малые, на Вселенский Суд.

Без удивления увидел продажного Рустама и двух еще с ним душ, которые поднимались следом за мной. Лениво подумалось: «А эти-то куда?» И вместе с мыслью пришла боль. Грудь горела так, что я не смог сдержать стона и стал беспорядочно бить себя, пытаясь сбить пламя. Повернулся на живот и уперся взглядом в красномордую образину с рогами, которая смотрела на меня и корчила рожи, причем нижняя половина была скрыта под полом. «Твою дивизию! – мысленно воскликнул я. – Вот это улетел от мирской суеты! Не куда-нибудь, а прямо в преддверие к черту». – Я почувствовал, что за один миг стал фанатично верующим.

«За что, боже? – это был крик души. Такого страха от того, что теперь меня будут вечно жарить на сковородке, я не испытывал никогда. Неужели я так сильно грешил? Я стал вспоминать и каяться: – Ну жене изменил разок… – Потом одернул себя и сознался: – Ну хорошо, десять. Подворовывал немножко, но меру-то знал. Все так делали», – оправдывал я себя.

Отвратительная морда продолжала гримасничать, и я, не выдержав, произнес:

– Ну и рожа!

И с удивлением услышал в ответ:

– На себя посмотри. Лучше помоги.

И протянул мне свою лапу.

На автомате я схватил его за пальцы, и тот выскочил, как пробка из бутылки, потирая себе зад. «Ничего себе», – подумал я. И спросил:

– Ты кто?

– Демон я… – ответил красный черт.

Маг темного ковена Правн, глава Азанарского отделения, был сильно недоволен своим положением в ордене. Он хотел больше власти, больше богатства. В мечтах он видел себя могущественным магистром ордена. Но для осуществления мечты ему нужна была сила. Ибо сила – это власть, которая так манила и влекла к себе Правна. За нее он готов был продать душу, и не только невинных жертв, но и свою. За души благородных можно получить большую награду – Камень Силы. Не раз они проводили ритуал жертвоприношения и получали жарганит, который добывали только в мире демонов, но все камни уходили нынешнему магистру. А Правна душила непреодолимая зависть, он хотел увеличить силу себе. Посулами и небольшими подарками он привлек на свою сторону старших учеников. Отправил преданных людей добыть благородного аристократа для жертвоприношения и все приготовил для ритуала.

Но в этот раз ритуал проходил почему-то очень трудно. Господин из нижних миров не отзывался, а силы магов истощались, и казалось, все, что они делали, – бесполезная трата времени. Маг был на грани отчаяния. Как вдруг! Появился демон! Но не тот, которого всегда призывали, а огромный и красный.

– Наконец-то, – чуть не взвыл он от радости, продолжая повторять речитатив. – Я вызвал Повелителя повелителей, и только я, я буду ему служить. Морро, – в экстазе прошептал он в сладостном предвкушении.

Но тут подросток неожиданно застонал и стал сбивать пламя с груди.

– Этого не может быть?! – теряя сознание, тихо прошептал ведущий ритуал, и последнее, что увидел удивленный маг, – это как юноша подал руку демону, как упали без сил ученики, а потом упал и сам главный призыватель, провалившись в тяжелое забытье.

Мне было одиноко и страшно. Я посмотрел вокруг – сначала на упавших магов, потом на то место, где находился. Это был большой подвал, сложенный из огромных камней, утопающий в полутьме. Десятком оплывших свечей освещалось только место призыва. Свечи при горении издавали тонкий аромат. Перевел взгляд на демона и, пряча свой страх, спросил:

– А дальше что?

– А что дальше? – переспросил красный черт. – Дальше я тебя съем и возьму твою душу. – При этом он опять скорчил свою и так страхолюдную рожу и захохотал.

«Запугивает», – подумал я. Но я и так испытывал растерянность, чувство неуверенности и какую-то тоску о чем-то, потерянном безвозвратно.

– Ага, и с чистой совестью вернешься в ад? – с горечью в голосе спросил я. – Вот и вся твоя благодарность за помощь. – Я осуждающе покачал головой.

– Та-а-ак, – протянул демон задумчиво. – Понятно, – продолжил он. – Произошло несанкционированное внедрение. Сбой моей телепортации и твоей нейрограммы. – Он задумчиво почесал между рогами.

«Какие, однако, здоровые рога, витые, – почему-то подумал я. – Такой боднет и проколет насквозь».

Между тем демон продолжал:

– Они, – он показал на лежащих людей, – вмешались в процесс и потащили нас обоих. Вот идиоты. Теперь понятно, почему в этом секторе происходят частые сбои телепортации. А также почему им так тяжело было осуществить вызов.

Он пронзительно посмотрел на меня. И его взгляд мне очень не понравился. Я отступил на шаг.

– Ты, я так понимаю, направлен был не сюда? – то ли спросил, то ли подтвердил красномордый.

– Нет, не сюда, – совершенно искренне ответил я. «Не буду же я ему говорить, что был направлен туда, куда живым хода нет». – И самым честным взором посмотрел в глаза демона.

– Не врешь, – с удовлетворением согласился он со мной.

– Фу-у-у, отпустило. – Я почувствовал, как ушло сковывающее напряжение и страх. Также отчетливо осознал, что только что избежал огромных неприятностей, возможно, даже еще одной смерти.

Демон оглядел меня с ног до головы и озадачил следующими словами:

– Переходишь в подчинение Управления административного дознания. Задача – глубокое внедрение. Когда понадобишься, с тобой выйдут на связь. Вопросы есть?

– Никак нет, – четко, как в старой жизни, ответил я.

– Вопросов нет? – повторил за мной демон. – Это хорошо. Вот что, – сказал он, и в его руке неожиданно появился желтый шарик диаметром около трех сантиметров. – Это накопитель энеронов. Свой отдаю. Цени.

– Ценю, – подыграл я ему. Теперь я точно понимал, что меня принимают за кого-то, кем я по определению не являюсь. А разубеждать громилу с рогами было себе дороже.

– Та-а-ак. Дальше. Это эмбрион нейросети. Симбиот. Разработка Варлонов.

– Да ты что? – попытался я искренне удивиться, так как вообще не понимал, о чем он говорит.

Блин, какие нейросети? Варлоны, накопители энеронов? Единственное понимание, и то примерное, которое у меня было, – это термин «симбиот». Мы что-то изучали в школе. Но зачем он был нужен и с чем его едят, я не имел ни малейшего представления. Поэтому просто решил пошутить, когда взял в руки маленькую капсулу, похожую на наши лекарства в желатиновой оболочке.

– И с чем его едят? – спросил я, рассматривая подозрительную штучку, лежащую на моей ладони.

– Ага, шутишь уже. Это хорошо, – с одобрением посмотрел на меня рогатый. – Просто положи под язык. Капсула сама рассосется. И давай поторапливайся.

Он очень внимательно отслеживал мои действия. Мне ничего не оставалось, как сделать то, что предложил демон. Да и демон ли он, я уже сильно сомневался.

Тяжело вздохнув, засунул капсулу в рот, положив под язык. Она с легким шипением моментально растворилась. Я чувствовал, что надо как-то продолжить разговор, поэтому спросил первое, что пришло в голову:

– А чего ты такой страхолюдный? Да еще красный?

– А где ты видел красивых демонов? – Он иронично посмотрел на меня. – С инспекцией я. В нижний слой Инферно. Контрабанда из сектора пошла. Вытяжка из органов существ с энергетической магической матрицей. В том числе из органов разумных. Торговля этим набирает большие обороты… – Ненадолго задумавшись, он продолжил: – Теперь я понимаю, что тут есть переходы не только между слоями. Преступники организовали поставки в открытый мир, наладив надежные каналы. Ситуация гораздо хуже, чем мы предполагали там, у себя.

 

Он посмотрел на меня взглядом, в котором было столько власти и силы, что я стал по стойке «смирно», руки по швам, подбородок приподнят, потом замер в таком положении.

– Где служил, боец? – спросил он.

– Во внутренних войсках, – молодцевато отрапортовал я. И тут только понял: это провал. Я провалился, как и Плейшнер, вкусив дух свободы.

– Надо же, с материнской планеты. Не ожидал, – произнес рогатый. – Штрафник, значит, – почесав лапой (рукой это назвать было нельзя) с длинными когтями подбородок, с интересом посмотрел он на меня. – Чего только в жизни не бывает, – наконец проговорил он.

«Нет, не провал. Пронесло», – подумал я. Надо следить за своими словами и быть осторожным, очень осторожным. Тут намечаются какие-то большие разборки на высоком уровне, и меня в них втягивают. А еще меня принимают за кого-то другого, но все-таки своего. Поэтому, если я хочу выжить, мне надо поддерживать легенду, которую для меня придумал этот странный инспектор Управления АД.

«Твою дивизию! АД! Так вот в чем дело-то!» – Я был поражен своим открытием. Сам же случайно обмолвился про ад, имея в виду место, где черти творят беспредел и жарят грешников на сковородках.

– Позывной имеешь? – прервал мои размышления мой новый командир.

– Не имею права его открывать, – уверенно ответил я, продолжая думать о своем.

– Не суть. Я зарегистрирую тебя в Управлении под другим позывным. Тем более что у своих ты уже считаешься мертвым. Так как не вышел на точку привязки, – продолжил демон. Он оглядел меня и сказал: – Мелок ты и худ. Будешь Духом, – и заржал в полный голос, который разнесся по всему подвалу.

– Вот же глотка луженая. – Я почесал в ухе пальцем. – Позывной – Дух. Понял, – повторил я.

– С вами, с военными, легко работать. Не то что с умниками, которые считают себя, видите ли, учеными. У тех сплошные вопросы: как быть в этой ситуации, а что делать, если будет такой результат? Тьфу! – сплюнул он. – Шагу не ступят самостоятельно.

А я стоял, слушал и думал: «Блин, он говорит, как наш комдив». Счастье слушать нашего командира я имел очень часто. А также часто это сопровождалось разносами. Да почему часто? Я вру сам себе. Это происходило всегда. Его слова: «Майор, мне не надо твоих объяснений, как сделать лучше. Мне надо, чтобы ты мучился», – и поныне звучат в моей душе.

– Вон, видишь, взводный лыбится. Почему?

– Не могу знать, товарищ генерал-майор. Наверное, рад вас видеть, – рапортую я.

– Хрена с два он рад меня видеть, комбат. Он так идиотски лыбится, потому что ни черта не делает. Живет легко. Но мы это упущение сейчас исправим. – И как гаркнет: – Батальон, в ружье! – А потом продолжил: – Вот поэтому мне нравится служить, майор. Дал приказ – и никаких вопросов, не то что у гражданских. – А потом уже мне: – Не стой столбом, комбат, командуй.

… – Не стой столбом, время дорого, – услышал я у себя над ухом, выныривая из воспоминаний. – Я отдал тебе свой накопитель. Но мне нужна энергия для переноса из круга. Я сам не выйду. Это можешь сделать ты. Поэтому бери этих идиотов, – показал он крючковатым пальцем с черным когтем на лежащих людей в мантиях, – и заноси в круг. Хотя мне достаточно только головы.

Я молча и без проблем вышел за пределы круга, подхватил ближайшего демонопоклонника (им оказался призыватель) и с легкостью его поднял. Удобнее перехватив тело под мышки, закинул его в круг. Потом так же поступил с остальными, обходя по кругу место призыва.

Демон, он же инспектор, он же мой руководитель, он же дознаватель странной конторы под названием АД, а я стану звать ее просто адом, приложил свою лапищу поочередно к головам горе-призывателей и исчез без всяких видимых эффектов. Только на полу осталось лежать пять сморщенных тел, похожих на запеченные груши, какие делала моя бабуля.

Закрытый сектор. Один из нейтральных миров.

Город Брисвиль

Полевой агент Управления административного дознания Алеш Прокс с грустью посмотрел на молодого паренька и подумал: «Дружище Алеш, тебе несказанно повезло – ты выжил и сумел завербовать местного жителя».

С помощью бойца, случайно попавшего в сети призыва, он решал сразу несколько задач. Первая – он нашел «подопытного» для испытания симбиота нейросети Варлонов. Это существо он носил с опаской. Испробовать его на себе он так и не решился. Кто его знает, что из этого выйдет. Пусть лучше испытывает этот малец – если он погибнет, то для выполнения задания это некритично. Вторая задача, которую он решал, – начало формирования агентурной сети на Сивилле. Здесь со временем появится база для дальнейшего проникновения в сектор. В том, что здесь необходимо постоянное присутствие сотрудников УАД для контроля над выполнением условий карантина, он уже не сомневался. Также он не сомневался в том, что здесь Управлению предстоит жесткое противостояние с торговцами органами разумных. Поэтому такой агент, как этот молодой дворянин, со временем может стать существенной поддержкой. Если сумеет выжить, конечно. Потом он прошептал:

– Прости, боец, я сделал все, что мог. Надеюсь, то, что я дал тебе, поможет выжить, – следом быстро создал портал к только ему известной точке привязки и просто исчез из этого подвала.

Человечество уже давно научилось перемещаться по Вселенной с помощью телепортации. Это случилось, когда было доказано триединое существование человеческой ипостаси, две из которых – телесная оболочка и духовная составляющая. При их соединении появляется живая душа. Потом научились отделять сознание от тела и увидели, что оно – сознание – может существовать и перемещаться в «прослоечной» среде мироздания, так называемом своеобразном междумирье, которое соединяет физические миры. Попав в междумирье из одной точки, можно выйти на каком угодно большом расстоянии в другой точке, если известны ее координаты и осуществлена привязка к ней. Сначала пересылали оцифрованную матрицу сознания – нейрограмму. Потом научились перемещать физические тела. Но такой перенос сопряжен с риском потеряться в пустоте и погибнуть, если на него происходит воздействие дополнительных неучтенных факторов. Как это и случилось только что с Проксом. Поэтому пользовались таким способом перемещения осторожно, предпочитая старые, проверенные способы путешествия на космических кораблях.

Алеш Прокс с позывным Демон считался одним из самых опытных агентов Управления, на его счету было больше двадцати успешно проведенных операций. Но никогда раньше он не попадал в такую сложную оперативную обстановку. В Управлении, что называется, «текло» вовсю. Кто-то из своих сотрудников сливал информацию на сторону. Прямым подтверждением тому был провал четырех агентов, отправленных до него.

Он хорошо отдавал себе отчет в том, что в месте, которое определено планом операции в нижнем мире, его ждут. Поэтому Прокс уходил к точке привязки, которую выбрал сам. Ее координаты он просто скопировал на нейросеть, изучая закрытый сектор. Его путь лежал в нейтральный мир – там он мог оценить обстановку, немного обжиться и наработать легенду для дальнейшего продвижения вглубь. Это не решало проблемы личной безопасности, но затрудняло противнику, который обладал в секторе большими возможностями, вычисление и поиск агентов АД.

Выйдя из прыжка, Демон очутился на круглой портальной площадке. Теперь он выглядел как человек, в простой кожаной одежде и с двумя мечами за спиной. Телепортация прошла штатно, на это потребовалось 110 энеронов.

Каждому агенту УАД, задействованному для работы в закрытом секторе, внедряли энергетический имплантат, примерно такой, какой он отдал Духу.

– Освободите портал и зарегистрируйтесь, – сказала девушка, сидящая за стойкой напротив него. Прокс сошел с площадки и подошел к ней. – Как вас зовут, рен?[12] И откуда вы прибыли? – спросила девушка.

– Рен Грапп. Наемник. Прибыл с Сивиллы, – ответил прибывший хуман.

– Первый раз у нас?

– Совершенно верно. – Грапп улыбнулся.

– Рекомендую приобрести путеводитель по городу. Он стоит недорого, но существенно сократит время на поиски всего, что вам может понадобиться, – ответила девушка на улыбку прибывшего хумана.

– Сколько стоит путеводитель, рена? – поинтересовался наемник.

– Пятьдесят дил[13], рен.

Алеш Прокс, который теперь стал реном Граппом, заплатил за путеводитель и попрощался с девушкой-регистратором.

Получилось даже лучше, чем он задумывал с самого начала. Неожиданная остановка на Сивилле помогла ему еще больше запутать следы и затеряться среди множества других наемников.

Город Брисвиль, куда он только что прибыл, Грапп знал и без путеводителя (изучил по имеющимся в управлении материалам). Но никогда не помешает дополнительная информация.

Улицы города встретили Алеша гулкой суетой и прохожими, которые мало походили друг на друга. Здесь были представители многих народов, населяющих верхние, срединные и нижние миры. Это был торговый перекресток закрытого сектора. И только здесь жители верхних и нижних слоев могли мирно сосуществовать или просто выжить. Для рас верхних миров – людей, которых здесь называли «хуманы»; дворфов, крепких низкорослых обитателей гор; орков, жителей степей, и эльфаров, обитающих в своих магических лесах, – нижние слои были смертельно опасны. Опасны и малопригодны для жизни, так как их магоструктура разрушалась под воздействием напора первозданного неупорядоченного хаоса энергий.

В то же время для демонов, населяющих нижние слои – слои Инферно, – это была естественная среда обитания.

Путь полевого агента лежал в трактир «Большой кулак», который находился в небольшом предместье Брисвиля. Большой и просторный, он привлекал не слишком притязательных клиентов доступными ценами.

День уже клонился к закату. Лавки закрывались. Прохожие, закончив свои дела, спешили по домам. А Граппу еще надо было устроиться на ночлег.

В «Большом кулаке» было людно, хотя это определение мало подходит, чтобы описать тех, кто там находился. Он прошел мимо спорящих о чем-то широченного дворфа и демона, который отличался от хумана только небольшими рожками, и подошел к стойке.

– Свободные комнаты есть? – спросил Алеш.

– Есть кровать в двухместном номере, за серебряк в круг[14]. Устроит? – ответил хозяин трактира, такой же демон, мимо которого только что прошел Грапп.

– Вполне. Кто сосед?

– Хуман, как и ты, – пожал плечами демон. – На сколько дней остановишься?

– Не знаю пока, я тут первый раз. Но, полагаю, седмицу пробуду.

– Деньги вперед за круг. Вот ключи. Второй этаж, комната одиннадцать. Уборная во дворе, – кратко проинструктировал хозяин.

– Благодарю. – Алеш взял ключи, осмотрелся и решил разместиться за одним из незанятых столов.

– Будете что заказывать? – Перед ним нарисовался молодой парень в длинном переднике.

– Что-нибудь поесть. Чтобы мяса было побольше.

– Тушеные свиные ребра, зелень и хлеб, – быстро предложил подавальщик.

– Давай, – согласился Грапп.

Осматривая зал равнодушным взглядом, агент Демон через нейросеть вышел на спутник, набрал код доступа и отправил шифровку.

Он приступил к работе.

Открытый космос. Закрытый сектор.

Автоматическая станция контроля

Станция контроля пограничных сил ВКС X-12 Объединенных Миров дрейфовала уже 235 лет. Ее установили, как только обнаружили сектор с аномалией. Аномально было то, что в секторе действовали одновременно обычные физические законы и законы, которые, казалось бы, в корне противоречили этим самым физическим законам, как потом обозвали их умники из исследовательского управления ВКС, законы Магического Мира. Нигде больше в известных вселенных законы Магического Мира не проявлялись. Нашли этот сектор совершенно случайно. Картографическое судно, исследуя этот отдаленный уголок космоса, обнаружило множественные гравитационные воронки, неожиданно возникающие и исчезающие в космическом пространстве. Отправив в одну из них исследовательский зонд, ученые обнаружили изолированную систему, состоящую из нескольких планет, вращающихся вокруг звезды, которая излучала волны энергии прежде неизученного спектра. Система была обитаемой, и первоначально уровень развития цивилизации отнесли к третьей категории, что соответствовало позднему феодализму. Любители легкой наживы попытались силой проникнуть на планеты, но вот тут они столкнулись с тем, что потом назвали магией. Вторжение было отбито с большими потерями с обеих сторон. Поэтому информацию о системе засекретили, сектор закрыли, ввели режим карантина и окружили автоматическими станциями, которые обнаруживали нарушителей и уничтожали их решительно и быстро, будь то космический корабль или перенос сознания.

1Министерство внутренних дел Демократической республики Афганистан (ДРА) в 1978–1992 гг. – Здесь и далее примеч. авт.
2Служба безопасности ДРА.
3Спецподразделение «Кобальт» из числа сотрудников МВД СССР.
4Душманы (арм. жарг.).
5Глиняный забор.
6Жаргонное наименование бронежилета.
7Сарбоз – солдат (пушту).
8Пистолет-пулемет МП-5 (MP5) оружейной фирмы «Хеклер и Кох».
9Советский (пушту). Так афганцы звали советских солдат в восьмидесятых годах ХХ в.
10Деньги.
11Граната Ф1 (жарг.).
12Уважительное обращение к простому сословию.
13Дила – мелкая медная монета.
14Так именуют сутки.
С этой книгой читают:
Заблудшая душа. Переселенец
Григорий Шаргородский
$1,22
Заблудшая душа. Диверсант
Григорий Шаргородский
$1,39
Заблудшая душа. Демонолог
Григорий Шаргородский
$1,39
Землянин
Роман Злотников
$3,06
Девятый
Артем Каменистый
$2,42
На руинах Мальрока
Артем Каменистый
$2,42
Развернуть
Другие книги автора:
10 книг в подарок и доступ к сотням бесплатных книг сразу после регистрации
Уже регистрировались?
Зарегистрируйтесь сейчас и получите 10 бесплатных книг в подарок!
Уже регистрировались?
Нужна помощь