Последний поцелуй на ночь Текст

1
Отзывы
Читать фрагмент
Как читать книгу после покупки
Шрифт:Меньше АаБольше Аа

Пролог
В замке были посторонние

Конечно же, дом, построенный всего двадцать лет назад, не мог называться замком, не соответствовал по истории. Но по размеру он вполне подходил! Два этажа, одних только спален восемь комнат, и при каждой из них своя ванная. Да и оформление под стать: мебель вся из дорогих пород дерева, хрустальные люстры, бронза и мрамор, картины… Никаких подделок, все настоящее, выбиравшееся тщательно – и с любовью.

Из-за любви Сильвии и нравилось называть это место замком в своих мечтах. Не из-за роскоши. Деньги, как таковые, имеют небольшое значение для нее – это всего лишь бумажки, а то и вовсе условные цифры на банковском счете. Зато их воплощение… вот что по-настоящему важно.

Она стояла на просторном балконе, наблюдала за садом, раскинувшимся внизу, и вдыхала прохладный весенний воздух. Страха не было. Казалось, ей удалось наполнить тело умиротворением этого утра, и на другие эмоции уже не оставалось места.

Даже при том, что посторонние уже совсем близко.

Их шаги слышались на лестнице, гулким эхом отражаясь в просторном коридоре. Зашипел и выбежал из комнаты кот.

«Бедняжка, – невольно подумала Сильвия. – Кто будет заботиться о нем, когда я умру?»

Мысль о собственной смерти тоже уже не пугала. Печалила лишь участь кота.

Она развернулась спиной к саду. Так, чтобы можно было наблюдать за дверью и комнатой через легкие занавески. В спальню вошли трое, но лишь один из мужчин проследовал на балкон.

– Еще надеетесь все решить мирно? – поинтересовалась женщина. – А потом что? Пытать меня станете?

Он был высокий и статный. Даже легкая седина в угольно-черных волосах не портила его вид, он все равно выглядел моложе своих лет. С такой внешностью он мог бы стать моделью – да и предлагали когда-то, она это помнила. Никогда, ни в один день она не смогла до конца принять мысль, что роскошный мужчина с хищными глазами был когда-то крохотным комочком где-то в ее теле, прямо под сердцем…

– Мама, зачем нужно все усложнять? – тихо спросил он. – Ты же знаешь, я этого не хочу.

– Ты не ответил на мой вопрос. Я тебя не так воспитывала.

Это ведь длилось много лет… много счастливых лет. Она не спускала его с рук первые годы, лично выбирала школу и учителей, долго сидела вечерами у его кровати, разговаривая с ним. Она не жалела ни о чем и знала, что все сделала правильно. И между тем Сильвия не могла точно назвать момент, когда он изменился, и причину этого.

А может, он всегда был таким? Нельзя сделать ребенка копией самой себя. Какая душа досталась, такой и вырос!

Она любила его. Но не заблуждалась на его счет.

– Что за глупости ты говоришь? Кто тебя будет пытать? Но и ты не упрямься, отдай их нам!

– Я не собираюсь никому ничего отдавать, – жестко произнесла Сильвия. – Я у людей не просила помощи, но и свое не буду дарить посторонним.

– Ты родного сына считаешь посторонним? Или теперь у тебя нет сына?

О, до такой примитивной драмы она опускаться не собиралась!

– У меня есть сын. К сожалению. Но это не значит, что я тебе что-то обязана отдавать.

– Мама, черт подери! – Мужчина повысил голос. Она знала, что он нервничает. Те двое, что остались в комнате, подошли поближе к двери. – Ты ведешь себя как капризная, выжившая из ума старуха!

– А кто сказал, что это не так? Может, я такая и есть! Ты давно нормально не общался со мной. Пришел только тогда, когда тебе что-то понадобилось. Ты внезапно полюбил меня? Сомневаюсь.

– Ты знаешь, что мне нужно. Отдай – и я уйду.

Он не угрожал напрямую, но угроза скользила в его голосе. Сильвия с трудом подавила улыбку.

А кота все-таки жалко…

– У тебя нет средств, чтобы заставить меня это сделать! Смерть? Я и так долго не проживу, в этом вся суть. Побои? Посмотри на это тело, сынок! Оно уже и пары ударов не выдержит, оно уже сейчас разваливается! Только поэтому ты не будешь меня бить. А иначе бы не удержался! Чем еще ты можешь меня шантажировать? Нечем! Все остальное ты у меня уже отнял.

До сих пор больно было вспоминать об этом. Родной сын, символ всей ее жизни, любимый мальчик… Правда, эти воспоминания отходили на второй план. В памяти царил другой образ – с горящими от ярости глазами и покрытыми засохшей кровью руками.

– Ты преувеличиваешь… Ты больна, тебе нужно отдохнуть!

– Какая внезапная забота! – рассмеялась Сильвия. – Думаю, ты мог бы изображать ее и дольше. Раз не получается заставить меня через насилие, ты бы притворился самым лучшим сыном в мире, чтобы я изменила свое решение и отдала тебе все. Но нет! Занимайся своей жизнью сам, а от меня ничего не жди. Я решение не изменю!

Он окончательно потерял самообладание:

– Чертова старуха! Тебе обязательно выпендриваться? Сама нарвалась! Я тебе покажу, что если я тебя ударить не могу, то это не значит, что ты не будешь страдать!

– Страдать? Это уже было. Это было все последние годы! Хватит. Мне все равно, что ты там придумал со своими друзьями. Это мой дом… мой замок. Я создала его для своей семьи. Когда он был завершен и я переступила порог, я поняла, что хочу умереть здесь! Не хочу больше никуда переезжать! Так и будет, сынок. Это мое последнее решение. Ты ничего не получишь.

Второй этаж находился на не слишком большой высоте – метра четыре, пожалуй. Недостаточно, чтобы убить взрослого здорового человека. Но от определения «здоровый» Сильвия была крайне далека. Она не врала: болезнь разрушила ее тело изнутри, как насекомые истачивают крепкое дерево, превращая его в труху. Женщина знала, что если упадет туда, вниз, на камни, скрытые в пелене цветов, то уже никогда не поднимется.

Она хотела этого. Хотя кто мог подумать, что финал будет таким?..

Мужчина, конечно же, попытался ее удержать, но он стоял слишком далеко и просто не успел. Сильвия упала спиной вперед и до последнего смотрела в его злые, наполненные осознанием собственного поражения глаза. Она не чувствовала ни горечи, ни злорадства. Она вообще не думала о собственном сыне.

Она думала только об осиротевшем коте. Как же он будет один, без нее?..

Часть 1
Белый пион

Глава 1

Вика окончательно укрепилась во мнении, что ей не дано быть домохозяйкой. Это только со стороны кажется, что нет занятия проще. По факту же составить гибкий и бесконечно сложный график, включающий в себя тысячу и одно дело, – задача не из легких. А если нет стабильной работы, то уже и нечем объяснить, почему к вечеру ничего не сделано.

Правда, объяснений от нее никто и не требовал. Но ведь перфекционизм так просто не искоренишь! Поэтому она с нетерпением ждала того дня, когда снова выйдет на работу в офис.

До сих пор было сложно поверить в то, что она решилась так кардинально поменять карьеру. А ведь раньше ей казалось, что ее профессиональное будущее давно уже решено! С этой мыслью Вика Вишневская свыклась, еще получая диплом переводчика. Иностранные языки давались ей легко, будущая работа манила и радовала. Оставаться в числе самых успешных на курсе было несложно.

Пять лет пролетели незаметно, и пришла пора выбирать полноценное место деятельности. Как ни странно, лучшие условия, интересные задания и самая высокая оплата оказались в… брачном агентстве.

Вика даже сперва подумала, что тут что-то явно нечисто. Раз «вершители судеб» готовы платить сотрудникам такие бешеные деньги, значит, они наверняка отправляют наивных русских невест в рабство богатым арабским шейхам! Участвовать в этом Вика не хотела. Правда, девушка вовремя сообразила, что при такой схеме она со своими европейскими языками никому и даром не нужна была.

Поэтому Вишневская занялась изучением вопроса более детально и выяснила, что агентство – заведение официальное и вполне серьезное. Им понадобился переводчик для оформления документов, так как бизнес развивался, личного счастья с гарантиями хотелось многим.

Как только девушка это поняла, заветное рабочее место стало казаться чуть ли не воплощением всех ее желаний. А вот директриса брачного агентства ее нанимать не спешила: по внутренним правилам офиса все молодые сотрудницы должны были быть замужем. Почему-то считалось, что это оградит их от поисков лучшей доли за корпоративный счет.

Подобный подход Вика считала наивным: если какая-нибудь ушлая дамочка захочет выскочить замуж за «папика», она и мужа забудет, и детей; тут больше вопрос личной порядочности. Но спорить с начальством – штука бесперспективная. Поэтому девушка попросила неделю отсрочки, а вернулась уже со штампом в паспорте.

Что любопытно, жениха на тот момент у Вики не было и на дальнем горизонте. К отношениям она подходила практично, в любовь не верила и замуж не рвалась. Такое отношение и помогло ей удачно обыграть ситуацию – она просто выбрала себе мужа из числа знакомых.

Им оказался Алессандро Сальери – итальянец, приехавший на обучение в Москву. Но его учеба закончилась, а с ней должна была завершиться и веселая студенческая жизнь. Дома Алессандро ждал семейный бизнес и решительно настроенные родители, которые считали, что без малого тридцатилетнему сыночку пора выходить из детства.

Сальери же расставаться с детством не спешил. Ему во что бы то ни стало хотелось остаться в России, ведь эта страна успела стать для него символом образа жизни хиппи. Так что предложение Вики пришлось как нельзя кстати. Девушка же просто предпочла стать супругой того, кто меньше всего привлекал ее как мужчина. Ей казалось, что так будет проще, удастся избежать лишних эмоций.

Первое время все и правда шло хорошо, пока в один далеко не прекрасный день Виктория Сальери не обнаружила, что за ней охотится маньяк. С какой целью – она понятия не имела. Знала только, что совершенно незнакомый человек хочет сделать ее преждевременную смерть смыслом всей своей жизни.

Вот тогда Вика и поняла, что такое настоящее, беспомощное одиночество. Никого из приятельниц она привлечь к этому делу не могла – что бы они смогли сделать? Пообсуждать гадкого маньяка в кофейне? Рассказ родителям она даже не рассматривала как вариант, не хотела пугать их и впутывать во все это. От ее погрязшего в вечеринках мужа было не больше толку, чем от вареной свеклы. В итоге Вика оказалась один на один со своим страхом.

 

В этот момент судьба решила сжалиться над ней и послала ей Марка Азарова. Гражданин Германии, сын русских эмигрантов, Марк приехал в Москву по делу – вести переговоры между двумя брачными агентствами. Вика стала его сопровождающей, а он оказался внимательней, чем все ее старые знакомые. Именно Марк не дал девушке впасть в отчаяние и поддаться панике.

Незаметно для себя Вика влюбилась в него по-настоящему, впервые в жизни. Она от себя такого не ожидала, но очень хотела посмотреть, во что разовьется это новое чувство… Которое, впрочем, прожило недолго. Ровно до того момента, когда секретарь агентства сообщила Вике, что в Германии Марка ждут жена и маленький сын.

Такого обмана Вика простить не смогла и прекратила все отношения с мужчиной, не объясняя причин. Марк пытался с ней поговорить, да куда там – она умела уходить от разговора, если хотела того! Поэтому вскоре он, как показалось девушке, сдался.

Самой Вике забыть его оказалось гораздо сложнее. Она даже попыталась отвлечься на роман с собственным официальным супругом – тем более что после встречи с маньяком Сальери сильно изменился: стал серьезней и новыми глазами посмотрел на свою жену. Но чуда не случилось: они так и остались хорошими приятелями.

Чтобы забыть о депрессии, она согласилась на необычное для переводчика задание: ей поручено было сопровождать группу русских невест, отправлявшихся в Германию на Рождество. Уже там она узнала, что «командировку» подстроил Марк, который не оставлял надежд помириться с ней. С помощью своего старого друга Матиаса, владельца немецкого брачного агентства, он и организовал подобный проект.

Игнорировать свои эмоции Вика не смогла и больше убегать от Азарова не стала. Как оказалось, не зря. Марк пояснил, что с женой он расстался за два года до знакомства с Викой. Верена сама его бросила, а сын вообще не от него. Он женился на бывшей однокласснице, когда та была беременна от другого. Немка его не любила, зато обожала уютную жизнь, которую он для нее создал. Но в момент трудностей она продемонстрировала, что готова быть с ним в радости, а в горе собрала вещички и удрала к соотечественнику побогаче.

В жизни Марка тогда действительно произошел крутой поворот. Он долгие годы игнорировал стервозность Верены, потому что очень хотел иметь собственную семью. Его родители давно умерли, а старшая сестра ушла из дома еще девчонкой и с тех пор почти не контактировала с родными. И только Марк смирился с мыслью, что Лена просто не хочет его видеть, как ему сообщили, что она умерла.

Тогда он выяснил много нового о своей сестре. В полиции ему сообщили, что она была алкоголичкой и наркоманкой. А убила ее собственная умственно отсталая дочь Ева. Четырнадцатилетнюю девочку собирались оставить в специальном интернате. Ведь, как предполагали врачи, она не говорила, мало что соображала, да еще и проявляла беспричинную агрессию. Но Марк не мог бросить девочку. Он чувствовал вину перед погибшей сестрой, поэтому оформил опеку над племянницей.

Верена была не то что не рада – она была в ярости! И не только из-за потенциальной опасности, исходившей от Евы. Просто до этого все деньги Марка уходили ее сыну, теперь же появилась новая наследница и новый источник затрат.

Марк старался исправить ситуацию как мог. Он снял для Евы отдельный дом, нанял гувернантку, сделал все, чтобы Ева с Вереной не встречались. Но этого немке было недостаточно. Она выставила ультиматум – или она, или Ева. Марк выбрал Еву, хотя перенести такое предательство со стороны жены, ради которой он был готов на все, оказалось нелегко. Он вообще поставил на личной жизни крест на долгих два года – пока не встретил Вику.

Тогда его ожидало сразу два открытия. Во-первых, собственное сердце оказалось не таким уж мертвым, как он предполагал. Эмоции, от которых он давно и упорно ограждал себя, водопадом хлынули в его жизнь. Во-вторых, Ева начала разговаривать с ним! Немного, только тогда, когда сама этого хотела, так ведь и это прогресс! Врачи четко сказали: это невозможно!

Вскоре Вика лично убедилась, что Ева на самом деле намного умнее. Девочка жила в собственном мире, отличавшемся от нормального, но от этого не менее сложном и многогранном. Дядю Марка она любила и не хотела, чтобы кто-то снова причинил ему боль. Поэтому она велела Вике уйти – либо добровольно и навсегда, либо по принуждению и в мир иной. При этом Ева была непредсказуемо для своей комплекции сильна, отличалась хитростью и ловкостью в достижении целей. В какой-то момент Вике даже показалось, что перед ней оказалась дальняя родня Ганнибала Лектора! От хрупкой и очень красивой девочки хотелось бежать дальше, чем от маньяка.

Однако это желание Вика поборола. Она уже попробовала один раз вычеркнуть Марка из своей жизни, знала, как это больно. Второй раз проходить через подобное девушка не собиралась! Поэтому, собрав волю в кулак, она рискнула и отказала Еве – причем в довольно резкой форме.

Ева смелость и наглость оценила. Подругами они не стали, но научились уважать друг друга. А совместный побег от наемных убийц дал почву для взаимной симпатии.

Марк был искренне рад, что нашлась женщина, способная общаться с его племянницей. Он готов был остаться с Викой при любом раскладе, но теперь ситуация упростилась. Оставалось лишь найти способ жить вместе, а не мотаться между двумя странами.

Правда, до того, как заветное решение все же исполнилось, им пришлось столкнуться с очередным расследованием, в ходе которого Вика и Марк чуть не расстались – но снова все обошлось, и не без помощи Евы. В качестве благодарности девочка попросила отвезти ее в Геную – встретить там ее семнадцатый день рождения. Марк подвоха не заподозрил, а вот Вика насторожилась.

Как оказалось, не зря. В Италии Еву интересовали вовсе не местные красоты и даже не знаменитая статуя «Христос из Бездны». Она хотела добраться до Луки Аворио – главы преступной организации и человека, сломавшего жизнь ее матери. В ходе импровизированной вендетты случайно выяснилось, что ассистент Аворио является отцом Евы, о котором она практически ничего не знала.

Эрик Тайлер и сам не подозревал, что у него есть дочь. Семнадцать лет назад ему сказали, что у него родился сын, который умер при родах, а его возлюбленная с ним больше не желает общаться. Ведь именно из-за их работы в тайной химической лаборатории и погиб ребенок. На самом же деле эта версия лишь отдаленно соответствовала действительности. Ребенок родился больным – но заболевание это было психическим, тело же Еве досталось здоровое. Прежде чем узнать об этом, Тайлер прожил долгие годы в роли двойного агента. Он разваливал мафиозную группировку изнутри и мечтал снова встретить свою Линн.

Однако не все мечты сбываются. Линн, она же Лена Азарова, не дожила до этой встречи всего три года. Зато Эрик неожиданно обрел дочь, которая, впрочем, знать его не желала. Когда он оказался в больнице Генуи, Ева уехала на родину не прощаясь. Вика же пожалела новоиспеченного отца и дала ему свой номер телефона.

Именно Эрик помог ей спастись, когда девушку втянули в очередное криминальное расследование. Марк был далеко – решал вопросы с переездом из Германии и пытался понять, что делать с внезапно вернувшейся бывшей женой. Да и Еве оказалось не до них, только она могла спасти Матиаса Штайна, оказавшегося в руках психопатки-мужененавистницы.

После этих событий наступило затишье – и переезд в Россию все-таки состоялся. Правда, не в семейное гнездышко, а в дом Максима Лисицына, которому Вика и Эрик спасли жизнь. Двадцатилетний парнишка оказался приемным сыном и единственным наследником миллионера – вопреки наличию у этого олигарха родной дочери.

Собственно, именно Нина Лисицына и пыталась отправить брата в мир иной. На первой попытке она не остановилась и вскоре похитила Максима и Еву, чтобы поиздеваться над ними, а затем убить. Но план ее с самого начала пошел в совершенно неожиданном направлении – справиться с Евой оказалось не так-то просто! В итоге ее замысел был разрушен, Нина оказалась в сумасшедшем доме, а Ева еще и обзавелась внушительных размеров собакой. Правда, удалось сбежать подельнику Лисицыной, но его мало кто считал настоящей угрозой. Если нет прямой выгоды, Павел Некрасов рисковать никогда не будет!

После этого хотелось спокойной жизни – и снова не сложилось. Максим в силу юного возраста не мог управлять группой компаний отца самостоятельно и попросил Марка о помощи, сделав его своим полноправным представителем. Но это крайне не понравилось Роману Беликову – одному из влиятельных топ-менеджеров, метившему на кресло генерального директора. В результате Беликов пошел ва-банк и обвинил Максима и Марка в финансовых махинациях.

Вика уже знала, что дело решится в их пользу. Но ожидание утомляло. Марк мог сутками не появляться дома – то у него суды, то командировки в провинциальные филиалы компании, то еще что-то. В принципе это бы не слишком ее волновало – но ведь она уже уволилась с работы!

Не просто так, конечно. Карьеру Вика всегда видела частью своей жизни и не собиралась отказываться от этого принципа. Уходя из брачного агентства, она метила на повышение: Эрик Тайлер собирался создать в России частную клинику с инновационными методами лечения, где Вике отводилась должность начальника международного отдела. Но клинику еще предстояло построить, и девушка понимала, что с увольнением она поспешила.

Ей только и оставалось, что подбирать им будущий дом. Как назло, достойных вариантов не подворачивалось. Нужно ведь учесть наличие Евы, способной избавиться от любого, кто на нее косо посмотрел… Вику и так волновало недовольство девушки соседями, а ведь пока квартира съемная!

Им нужен был собственный дом, просторный, уединенный, но не слишком далеко от Москвы. Где такой найти – девушка понятия не имела. Точнее, на просмотры она уже ездила неоднократно. Однако ощущения того, что это «то самое» место, пока не появлялось.

Стук в дверь отвлек ее от просмотра очередного каталога. Вика наблюдала, как Ева подошла к окну, отодвинула штору и выглянула на улицу. За ней покорным хвостиком следовала одноглазая овчарка – огромный пес, внушавший страх всем, кроме своей хозяйки. Потеряв своего первого хозяина, Хан явно опасался хоть на секунду оставить без присмотра это странное хрупкое существо. Вика поначалу даже побаивалась овчарку, но быстро усвоила, что животное умное и добродушное. Правда, с характером – хозяйкой он признавал только Еву, остальных рассматривал скорее как ее свиту.

А со здоровой псиной так просто не поспоришь!

– Побег планируешь? – поинтересовалась Вика после затянувшейся паузы.

– Нет. Смотрю, когда растает снег.

Март выдался холодным, но этим вряд ли кого удивишь. Вика относилась к капризам природы философски и на календарь лишний раз старалась не смотреть. Стратегия оправдалась: сугробы на улице исчезали сами собой.

– И когда он растает?

– Не сегодня. Буду лапы псу опять мыть.

Ева, надо отдать ей должное, уход за собакой ни на кого не перекладывала. Но это вряд ли было от переизбытка ответственности. Скорее всего, она просто никому не доверяла. Пес был единственным живым существом, которому она открыто демонстрировала свою симпатию.

– Марк не звонил?

– Звонил, – отозвалась Ева.

– Когда он дома будет?

– Не знаю. Почему сама не спросила?

– Не хочу ему звонить! Пусть с этим своим Вербицким время проводит, если ему так больше нравится!

Даниил Вербицкий давно уже стал головной болью для Вики. С одной стороны, адвокат им здорово помогал – пока что Беликов не выиграл ни одного суда и сам оказался на грани увольнения. Именно благодаря Вербицкому история близилась к финалу, причем благополучному для них. В то же время этот Даниил оказался очень уж жутким типом! Девушка общалась с ним всего один раз, их только представили, но ей и этого хватило. От таких типов мороз по коже! Непробиваемо спокойный, а глаза холодные и расчетливые, как у рептилии… В судах такое, наверно, ценится, а вот в обычной жизни Вика предпочла бы лишний раз его не наблюдать!

Но Марк в данном случае не разделял ее мнение. Он с адвокатом общался легко – и скоро стал называть его другом. Учитывая, что он такими словами не разбрасывается, Вика не могла не удивляться. Как можно вообще подружиться со змеей?! Давить своим мнением она не хотела, однако и изображать восторг не стремилась, поэтому выражала немой протест отсутствием звонков. Марк же, с типично мужской прямолинейностью, намек не понял, решил, что она просто устала, и звонить предпочитал Еве.

 

– Ты ведешь себя как ребенок, – оценила та. – Если тебе что-то не нравится – скажи ему.

– Уже ты считаешь меня ребенком. Не хватало еще, чтобы он разделил это мнение! Я просто жду, когда это закончится.

– Дело закончится. Общение между нами, скорее всего, останется. У Марка мало друзей. Он мало кому доверяет. Вербицкому, похоже, стал доверять. Что будешь делать, если Вербицкий останется в его окружении?

– Ничего, – признала Вика. – Не бойся, игру в «дружи со мной, не дружи с ним» не начну. Пусть общается с кем хочет! Лишь бы меня это не касалось.

– Некоторые никогда не вырастают, – покачала головой Ева, направляясь к выходу. – Я иду гулять с Ханом. Чуть не забыла… Кое-что Марк просил тебе передать. Но я подумываю отказать, чтобы ты сама ему позвонила. Я не хочу служить переговорщиком между вами.

– Эй! Я веду себя глупо, признаю, так хоть ты не вредничай! Можешь просто сказать, что он передал?

– В принципе могу. Он не знает, когда именно вернется. Но просил передать, что сегодня вечером приглашает тебя в ресторан.

– С чего бы это? – изумилась девушка.

– Я не знаю. Мне все равно. Но… думаю, тебе не стоит отказывать.

* * *

Забавная ведь, в сущности, ситуация: быть приглашенной «нянькой» для собственной дочери. Но Эрик Тайлер был благодарен и за это. Раньше оставлять его и Еву наедине было в буквальном смысле опасно! А сейчас он чувствовал, что девочка начала оттаивать…

Он никуда не спешил. Даже для обычного подростка это был бы долгосрочный процесс. Для Евы – вообще непредсказуемый. Она могла простить его завтра – а могла и через десятки лет. Но он готов был ждать. Важно ведь кого ждать, а не сколько времени!

Эрик догадывался, куда отправились Марк и Вика, и старательно сдерживал улыбку. Давно пора уже! Да и Ева, судя по взгляду, все знала.

– Не ревнуешь его? – поинтересовался Эрик, наблюдая с дивана, как девочка вычесывает пса.

За прошедшие после заточения в лесном доме месяцы Хан заметно поправился, роскошная шерсть начала лосниться. Правда, на месте одного глаза так и осталось бельмо… Зато второй глаз смотрел с такой преданностью, что этого хватало, чтобы не замечать небольшой недостаток.

– Это глупый вопрос.

– Согласен, мелодраматично как-то получилось. Я по-другому сформулирую вопрос… Как ты смотришь на ваше дальнейшее проживание вместе после этого?

– Они хотят большой дом, – отозвалась Ева, не отрываясь от своего занятия. – В большом доме будет много места. Нельзя сказать, что мы будем жить вместе. Мы будем жить под одной крышей. Я не буду им мешать.

– Вообще-то есть еще один вариант…

Он понимал, что заводить такие разговоры еще рано. Но ведь так хотелось!

Ева не позволила его оптимизму продержаться слишком долго:

– Нет. Я не перееду к тебе.

– Почему же? Потому что не считаешь своим отцом?

– Я знаю, что ты мой отец. Я уже говорила. Не приписывай мне мысли героинь мыльных опер. Я знаю, кто ты. Но я не хочу с тобой жить.

– Потому что меня не было рядом так долго?

– А теперь мысли героини мыльной оперы высказываешь ты. Нет, не поэтому. Я о тебе даже не знала.

– Тогда почему? – не сдавался Эрик. Переубедить ее он и не надеялся, но желал хотя бы знать правду!

– Потому что у каждого есть свое место. В жизни и в мире других людей. Я сейчас на своем месте.

Вот и исчерпан лимит оптимизма. Эрик решил больше не беспокоить девушку, потому что знал, что при переизбытке «разговоров по душам» она просто замкнется в себе.

Он читал газету, краем глаза наблюдая за дочерью. Ева закончила вычесывать пса и напоследок протерла шкуру животного влажной салфеткой. Затем она перешла в соседнюю комнату. Хан поначалу встрепенулся, однако быстро сообразил, что любимая хозяйка недалеко, и снова завалился спать.

Скоро Эрик услышал шуршание и звук рвущегося картона. Нетрудно было догадаться, чем она занимается: только вчера из Германии привезли новую партию ее вещей. Марк не хотел перевозить все сразу, пока они не определятся с домом, но и не стремился затягивать с этим вопросом.

Начать пересылку они решили с имущества Евы, потому что оно было нетипично скромным для семнадцатилетней девочки. Походами по магазинам она не увлекалась, одежду ей раньше покупала гувернантка, а теперь подключилась Вика. В игрушки Ева не играла – и не только в силу возраста. Марк упоминал, что по-настоящему привязана она только к тем вещам, которые забрали из берлинской квартиры ее матери.

Воспоминание о Лене снова отозвалось болью в груди. Сколько лет прошло – а ничего не изменилось… да и не изменится никогда! Ведь для него все эти годы она была живым, ярким образом. Спасительным во многих ситуациях. Получается, что память о ней умерла совсем недавно…

От размышлений о Лене его отвлекло возвращение в комнату Евы. Девочка несла что-то в руках, но недостаток света мешал рассмотреть, что именно. Странный предмет Эрик увидел, лишь когда Ева поставила его на стол.

Им оказался небольшой, ярко раскрашенный фарфоровый домик. Не совсем избушка, скорее один из уютных деревенских коттеджей, которые заполняют немецкие деревни. Эрик бывал в Германии достаточно часто, чтобы запомнить.

– Это что? – удивился он.

– Подарок тебе, подозреваю.

– Как это – подозреваешь? Подарок или нет?

– Точно подарок, но я не уверена, что тебе, – пояснила Ева. – Думаю, все же тебе.

– Как ты можешь быть в этом не уверена?

– Потому что подарок не от меня. Это от моей матери.

Сердце болезненно дрогнуло. Глупо, пожалуй, ведь это всего лишь игрушка! Лена прикасалась к ней давно, с тех пор фигурка побывала во многих руках. Да и потом, он еще не понимал, к чему это вообще…

– Рассказать мне не желаешь, как это может быть подарок Лены? Она же…

Мужчина запнулся, в последний момент осознав, что подобные слова могут ранить девочку. Но Ева оказалась спокойней, чем он, она и бровью не повела:

– Она умерла. Да, я знаю, я видела. Но это она просила передать тебе. Нет, не так. Она просила передать это человеку, который ее очень хорошо знает, если я когда-нибудь встречу такого. Она не говорила напрямую, что это будет мой отец. Она не хотела, чтобы я знала о тебе. Но, думаю, и забыть тебя она не могла. Исходя из этого, я считаю, что должна передать это тебе.

Слова о том, что Лена не могла его забыть, наверно, должны были радовать Эрика… Но радости он не чувствовал. Эрик слишком хорошо понимал, как тяжело дались ей эти годы одиночества… в которых он тоже виноват. Обычно он старался блокировать эти мысли, чтобы не позволять им разрушить себя изнутри, но не всегда получалось. Фарфоровая игрушка была достаточной причиной, чтобы вспомнить.

– Зачем она подготовила для меня этот домик?..

– Не знаю, – пожала плечами Ева. – Но она явно думала о тебе. Много. Я только теперь это понимаю. Некоторые вещи я вижу иначе… Уже и неважно, наверно. Но это для тебя.

– Зачем? – снова повторил он.

– Не знаю. Могу предположить.

– Буду признателен, если предположишь!

– С теми, кого любят, хотят попрощаться. Молча не уходят. Раз она просила передать это мне, то именно на случай, если ее уже не будет. В противном случае отдала бы сама. С работой на Аворио она знала, что может исчезнуть в любой момент. И хотела попрощаться так, если лично не получится… я не знаю. Я только догадываюсь.

Она всем своим видом показывала, что устала от этого разговора. Ева жестом подозвала к себе собаку и направилась в свою комнату. Эрик же остался в гостиной.

Осторожно, словно величайшую на свете драгоценность, он взял в руки фарфоровый домик. Подвоха не было: это всего лишь сувенир, а никакая не чудо-машина. Внутри домик тоже был пуст, надеяться на скрытое послание не приходилось.

Все же Эрик не мог поверить, что все так просто. Символического значения для их несостоявшейся семьи фигурка не имела: их любовь родилась в Таиланде, а не в Германии! Тогда почему Лена выбрала именно такой подарок?

Ясно, что открытое письмо она бы не оставила. Она никогда не доверяла Аворио, понимала, что если ее убьют, то и в ее вещах покопаются. Поэтому она сделала подарком ему то, на что люди Аворио не польстились бы. Однако… почему домик?

С этой книгой читают:
Хороший день, чтобы воскреснуть
Влада Ольховская
89,90
Маска, я тебя не знаю!
Влада Ольховская
99,90
Псевдоним хищника
Влада Ольховская
89,90
Не откладывай свадьбу на завтра
Влада Ольховская
99,90
Немного замужем
Влада Ольховская
99,90
Развернуть
Купите 3 книги одновременно и выберите четвёртую в подарок!

Чтобы воспользоваться акцией, добавьте нужные книги в корзину. Сделать это можно на странице каждой книги, либо в общем списке:

  1. Нажмите на многоточие
    рядом с книгой
  2. Выберите пункт
    «Добавить в корзину»