Мои книги

0

Формула судьбы

Текст
0
Отзывы
Читать фрагмент
Отметить прочитанной
Как читать книгу после покупки
Шрифт:Меньше АаБольше Аа

От автора

Я не знаю, как отнесутся к данному творению мои друзья и близкие, но у меня просто нет выбора. Я обязан всё это изложить на бумаге – так мне гораздо легче говорить с миром. Так я его лучше понимаю, а он меня, как бы чудно́ это не звучало. Прошу прощения у всех, кому это произведение покажется странным. Кто-то подумает, что я глупец, и всего случившегося просто не может быть, или всё, о чём здесь написано, нормальные люди не напишут. Я понимаю, что это – фантастика и плод моего воображения, однако только так я могу изложить задуманное. Прошу меня понять и строго не судить.

Я верю в судьбу. И именно её я покажу немного с другой стороны. С той стороны, которую я наблюдал на протяжении всей моей жизни, но так и не решался сказать об этом вслух. Итак, прошу…

Виктор Воропаев

Глава 1. Мост любви

Одесса, 2007 год

Марина обняла его ещё крепче, и казалось, что в этот момент всё для неё перевернулось… Она ощущала себя самой лучшей, самой любимой и самой желанной женщиной в мире.

– Давай уйдём подальше от этого шума, любимая. Концерт скоро закончится, а салют можно посмотреть и в гораздо более уютном месте.

– Согласна, – сказала девушка и улыбнулась.

Марина и Алексей находились в центре у памятника Дюку де Ришелье1 на открытом концерте, посвящённом дню города. В этот день городу исполнилось 213 лет, а их отношениям – четыре года. Они познакомились в этот же день на точно таком же концерте. Ему тогда было 16 лет, он закончил школу и поступил в политехнический университет. Марина была старше, ей исполнилось 20, и она была студенткой третьего курса филологического факультета университета им. Мечникова.

На том празднике Марина была со своим братом Максимом и его девушкой Верой. Алексей же был со своим школьным другом. Как Марина и Алексей смогли встретиться в многотысячной толпе – по сегодняшний день, наверное, это остаётся для них загадкой.

– Куда ты меня ведёшь? – спросила девушка, крепко держа Алексея за руку.

– Сюрприз, – ответил он. – У нас сегодня годовщина, четыре года как мы с тобой познакомились и полюбили друг друга. Как быстро летит время…

– Да… Это действительно так. У Веры с Максимом уже дочка, они так счастливы… Кто бы мог подумать, что, если бы мой брат не уговорил меня пойти на тот глупый, по моему мнению, праздник, я бы никогда тебя не встретила, а ты меня.

Девушка остановилась, притянула Алексея к себе и очень крепко, но довольно нежно поцеловала его.

– Нам ещё долго идти? – спросила она после продолжительного поцелуя.

– Следующий подъезд. Пойдём, дорогая.

Влюблённые свернули в небольшой двор трёхэтажного дома. Алексей шёл впереди, а Марина, держа молодого человека за руку, шла следом. Вскоре они очутились у открытой двери подъезда. В темноте Марина заметила ступени.

– Наверх? – еле слышно спросила девушка. – Я тебя знаю, ты заставишь меня идти наверх.

– А вот и не заставлю… Закрой глаза, – попросил Алексей.

Девушка повиновалась. Алексей с лёгкостью взял её на руки и вошёл в дом.

– Вот видишь, – сказал он, – я тебя не заставляю идти. Я несу тебя наверх!

Марине ничего не оставалось, как обнять его за шею и поцеловать. Молодой человек хорошо знал эти ступени, поэтому, поднимаясь к цели, он продолжал нежно и мило целовать свою возлюбленную.

Поднявшись наверх, на крышу, Алексей попросил Марину на пару минут закрыть глаза. Девушка спорить не стала. На крыше её ждал сюрприз.

– Теперь можешь смотреть....

Девушка открыла глаза:

– А-а-а-а… – протянула Марина, закричав от радости и неожиданности.

Её глазам предстала дивная картина: они стояли на крыше как раз напротив морвокзала2, того места, где проходил концерт, а рядом их ждал столик, который Алексей сервировал задолго до их появления здесь.

Этот столик был предназначен для двух человек. Возле него стояли два стула. На само́м же столике были две свечи, которые при лунном свете ночи выглядели, как лучи солнца в тёмном и угрюмом лесу, а также два фужера, бутылочка их любимого белого вина, две тарелочки с лёгкой закуской.

– О боже… Лёша, это самый лучший день в моей жизни!

– Это ещё не всё.

Он хотел сделать то, о чём думал с тех самых пор, как полюбил Марину. От того, что он собирался сейчас сделать, зависела их будущая жизнь – жизнь Алексея и Марины.

Из внутреннего кармана пиджака Алексей достал маленькую квадратную коробочку. В ней было золотое обручальное кольцо.

– Выходи за меня замуж!

Девушка была повержена. Она, конечно же, в глубине души мечтала об этом и даже продумывала такой вариант исхода событий, но того, что это случится сегодня, она даже и не представляла.

– Я согласна, – сказала она, сияя от счастья.

Алексей подошёл к ней и надел на её палец обручальное кольцо. Затем достал маленький ключик на верёвочке, который был у него во внешнем кармане пиджака, и надел ей на шею.

– Сделай и ты то же самое.

Марина достала из своей сумочки такой же ключик и также надела его на шею Алексея.

– Храни этот ключик, – произнёс он. – Носи его всегда, и тогда мы будем вместе. Сегодня на Мосту любви мы соединили нашу любовь и закрыли её, закрыли навсегда. Я люблю тебя.

– И я люблю тебя!

Девушка страстно обняла Алексея и всецело отдалась своим чувствам.

***

Из магазина мы с Валей вышли около двух часов ночи. Естественно, всё образумилось, и виновных за кражу денег арестовали. Мой друг из полиции вовремя выслал патрульную машину, и в то время, когда Сергей выходил из «мониторки», его схватили. Я не знаю, как Талашов добился признания вины Катей Тарасовой, но она сдала и себя, и Сергея. Как впоследствии оказалось, у них был роман и довольно таки серьёзный. Моё предположение оправдалось – хорошо всё проверив и разузнав, я выяснил, что по такой же схеме проходило ограбление и других универсамов и мелких супермаркетов.

Но этот инцидент был не последним, испортившим нашу встречу. Спустя минут пятнадцать после того, как мы вышли из магазина, произошла новая история, которая перевернула моё и Валино представление о любви.

Я шёл с Валей по ночному городу, держа её за руку. Её рука была настолько тёплой и нежной, что я на мгновение даже забыл, что мне с ней ничего не светит. Я прекрасно знал, куда я шёл, и превосходно понимал, зачем я шёл… Я знал, что Антон её сильно любит, чего, однако, не мог сказать о Вале. Она в какой-то мере тоже его любила, но это было не то. Она хотела романтики, которую дать ей мог только я.

– Ты говорила Антону, что задержишься?

– Он спит, он не ждёт меня допоздна так, как я его жду.

– Откуда ты знаешь? – удивлённо спросил я.

– Он мне не позвонил, а я ему звонила раз восемь за вечер. Не берёт трубку… У них на работе была сегодня какая-то вечеринка, наверное, отсыпается где-то.

– Бедненькая… – сказал я, обняв её.

Девушка поддалась. Она позволила себя обнять, хотя раньше мы этого не делали, ограничивались лишь держанием за руки.

– Спасибо… Ну почему я тебя раньше не встретила? – иронично спросила она, похоже больше у самой себя, чем у меня.

– Но даже если бы и встретила… Что бы было? Я намного младше тебя. Мы бы не смогли завести отношения – они мне просто были тогда не нужны.

– Зато я бы знала, что существуют такие люди, как ты, и не спешила бы заводить отношения с Антоном.

– Я тебя приму к себе, – сказал я. – Приму в свою душу, в своё сердце, в свою жизнь. Только войди туда сама, без Антона.

Я говорил чётко и уверенно, я знал, чего я от неё хотел, знал, что это могло быть реальным, необходимо лишь попытаться.

– Я не могу, поздно… Отношения с Антоном зашли слишком далеко, и я не знаю, сколько понадобится времени, чтобы отказаться от них. Смотри… – она положила свою руку на мою. – Это его кольцо, он подарил мне его пару месяцев назад, ты меня тогда ещё не знал. Это не обручалка, но всё же… Пока что мне очень сложно что-то предпринимать.

– Я тебя не тороплю. Я готов ждать, в пределах разумного, естественно, но готов… Я не буду лишний раз к тебе приставать, без твоей воли касаться тебя…

– Ты замечательный… – и у Вали потекли слёзы.

– Что ты, что ты? Не плачь, прошу, не надо…

– Я плачу от счастья, от счастья, что тебя встретила.

Вдруг у меня зазвонил телефон. Это была моя мама.

– Алло, – ответил я. – Мама, я буду дома часа через два.

– Я не поэтому звоню, – сказала мама. – У нас беда…

– Что? Что случилось?

– Марина…

– Что с Мариной?

– Я не знаю толком, что произошло. Мне только что звонила её мать, просила тебя к телефону.

– Так что случилось?

– Лёша сделал ей предложение в День города, а вчера она пришла домой вся в слезах и закрылась у себя в комнате. Её мать не может открыть дверь, а сама Марина ей не отвечает. Ты где сейчас?

 

– В пяти минутах ходьбы от их дома.

– Пожалуйста, сходи к ним. Аня говорит, что опасается самого худшего.

– Хорошо. Позвони ей и скажи, что я буду через десять минут.

Я нажал на телефоне красную кнопку отбоя и положил его в карман. Валя вопросительно смотрела на меня:

– Что случилось?

Марина была дочкой маминой коллеги по работе. С её матерью Анной моя мама познакомилась ещё учась в университете. Потом, после замужества Анны, на длительное время связь между подругами прервалась. Лишь спустя десять лет моя мама вновь с ней встретилась. Это было в школе. Анна вела химию, а моя мама преподавала математику. Сейчас они обе уже не работают, но тем не менее остаются хорошими знакомыми.

– А мне с тобой можно? – спросила у меня Валя после того, как я рассказал ей, что случилось.

– Как хочешь. Я думал посадить тебя в такси и отправить домой, ведь уже далеко за полночь. Тебе необходимо отдохнуть.

– Я отдыхаю рядом с тобой. Ну, пожалуйста!

– Ладно, идём, здесь недалеко.

Мы прошли немного по центральной улице этого района Винницкой и свернули в небольшой дворик.

– Ты думаешь, что она поссорилась с Лёшей? – неожиданно спросила у меня Валя.

– Я в этом просто уверен. Она его любит, он сделал ей предложение.

– А почему тогда она не открывает дверь матери?

– Её мать сильно любит Лёшу. Она приняла его в семью, как родного. Маринина мама осталась одна с дочкой на руках, когда малышке было всего четыре года. Отец их бросил.

– Ужас…

– Да уж… Поэтому я думаю, что если Марина очень сильно поссорилась с Лёшей, то маме она вряд ли об этом скажет.

– Логично, – она взяла меня за руку и улыбнулась. – Скажи, если я в тебя влюблюсь, ты же меня не бросишь?

– Конечно же, нет, родная.

Вскоре мы подошли к подъезду дома, где жила Марина с мамой. Через пару минут мы уже были на четвёртом этаже самой обычной одесской хрущёвки3.

Я позвонил в дверной звонок.

– Саша, спасибо, что пришёл, – сказала Анна Леонидовна.

Женщина выглядела очень уставшей и подавленной. На глазах у неё были слёзы.

– Это Валя, – сказал я, показывая на спутницу. – Ничего, что она со мной?

– Нет, нет, что ты! Проходите.

Мы вошли. Квартира была самой простой, двухкомнатной. Сразу же при входе справа была кухня, прямо по коридору – кладовая, а слева и справа от неё располагались две комнаты. Дверь в комнату справа была открытой, там находился балкон. Та дверь, что была слева, оказалась закрытой.

– Она здесь? – спросил я, указывая на закрытую дверь.

– Да…

Я подошёл вплотную к двери и внимательно её осмотрел. Дверь была простой, деревянной, с круглой ручкой, открывалась и закрывалась на ключ с двух сторон.

– Марина! – постучал я в дверь. – Открой, это Саша.

– Саша, я… – начала было что-то говорить хозяйка дома, но я её перебил:

– Тихо! Марина! – я стал кулаком стучать в дверь. – Марина, открой!

Я приложил ухо к двери и жестом показал, чтобы они молчали. Затем я с усилием подёргал ручку.

– Ключ есть?

– Держи, – Анна тут же протянула мне ключ.

Я вставил ключ в замочную скважину, он вошёл не полностью.

– Она в своей комнате, – сказал я. – Ключ находится в замке с внутренней стороны, поэтому дверь открыть невозможно. Когда она пришла домой?

– Вчера ночью, то есть в ночь со вчера на сегодня. Утром я ушла на работу, она уже не открывала. Пришла я в восемь вечера.

– И что же вы сразу сделали?

– Я подумала, что её нет дома. Она обычно закрывает дверь на ключ.

– Зачем? Она вам не доверяет?

– Доверяет. То есть доверяла, наверное, раньше… После Дня города, а вернее было бы сказать, через четыре дня после этого события что-то произошло.

– А что именно произошло? – спросила Валя.

– Я не знаю… Рано уходила, поздно приходила и всегда комнату закрывала на ключ.

– А раньше?

– Раньше нет. До событий, которые произошли после Дня города, всё было нормально.

– Хватит разговоров, – сказал я. – Я думаю, что она спит. Я почти уверен, что она поссорилась с Лёшей, а сейчас спит. Дверь необходимо открыть. Есть шпилька или невидимка?

– Держи, – Валя сняла с волос невидимку. – Подойдёт?

– В самый раз.

– Анна Леонидовна, кухонный нож!

– Сейчас.

– Что ты собираешься делать? – спросила Валя, когда хозяйка дома пошла в кухню.

– Открыть дверь, не повредив замок.

Через минуту Анна Леонидовна принесла мне нож.

Я стал на колени возле двери, наполовину вставил невидимку в скважину, затем кухонный нож и медленно начал надавливать. Через мгновение замок поддался и послышался звон. Это упал ключ на паркет. Затем я быстро всё вынул из замочной скважины и вставил туда ключ. Открыв дверь, мы все втроём застыли на пороге. Комната была пуста – Марины там не было.

***

Мы все стояли как парализованные, глядя на пустую комнату девушки.

В этой комнате не было балкона, справа стояла небольшая кровать, она была расстелена, но видно было, что Марина этой ночью в ней не спала: покрывало было аккуратно свёрнуто и лежало на стуле. Простыни с подушкой не было видно, их закрывало одеяло. Слева была стенка с небольшим шкафом, в дальнем углу комнаты стоял телевизор.

– Куда она делась? – спросила Анна Леонидовна дрожащим голосом.

Я лишь молча осматривал комнату. Анна Леонидовна сделала шаг вперёд, я взял её за руку:

– Оставайтесь на месте, у меня плохое предчувствие.

– То есть? Какое предчувствие?

– Оставайтесь на месте, обе, – повторил я. – Ни к чему не прикасайтесь, я сам всё осмотрю. Будьте здесь.

Я медленно вошёл в комнату, как могло показаться, чего-то явно боясь. Девушки действительно в комнате не было, комната была слишком мала, чтобы в ней не заметить взрослого человека. На постели, под одеялом её тоже не могло быть, оно лежало ровно, не было видно, чтобы кто-то под ним находился.

– Не входите сюда, – снова повторил я, посмотрев на женщин.

Анна Леонидовна с Валей кивнули.

Когда я оборачивался, чтобы посмотреть на них, случайно увидел ключик, лежавший на паркете. Это был тот ключик, который я вытолкнул из замочной скважины, чтобы открыть дверь в комнату.

– Анна Леонидовна, – обратился я, – чистый и влажный платок, пожалуйста, и, если можно, маленький пакетик, тоже чистый и без дырок.

Через мгновение она мне всё это принесла.

– Спасибо.

Я взял с пола ключ и положил его в целлофановый пакет.

Затем пошёл обратно к постели, не знаю, правда, зачем. Внимательно всё осмотрев, я ничего странного не заметил. Подошёл к окну, отодвинул штору. Окно было закрыто изнутри. Потом мне почему-то захотелось приподнять одеяло, и я это сделал. Возле подушки на простыни лежал небольшой ключик на верёвочке, под стулом я заметил комнатные тапочки.

– Анна Леонидовна, – обратился я, – медленно и осторожно подойдите ко мне. Это её вещь? – спросил я, указывая на ключик с верёвочкой.

– Да, – еле слышно произнесла она. – Она носила его с недавнего времени… недавно начала носить.

– После Дня города? – спросила Валя.

– Да, – ответила мама Марины.

– А тапочки тоже её?

Анна Леонидовна кивнула и расплакалась. Мне лишь оставалось покачать головой.

– Я не знаю, конечно, всего, но кто-то был здесь. Иначе как объяснить, что комната закрыта изнутри? В чём она была одета вчера, то есть тогда, когда вы видели её в последний раз?

– Вот в этом, – Анна Леонидовна указала на джинсы и зелёную кофточку, которые лежали под покрывалом на стуле.

***

– Входите, пожалуйста, как вы? – спросил я, открыв входную дверь в квартиру.

Вошла Анна Леонидовна, выглядела она довольно подавленной.

– Спасибо, Сашенька, почти никак. Полиция объявила её в розыск.

– Проходите к нам в комнату, мама моя дома. Сейчас вы нам всё расскажете.

Я провёл нашу гостью в зал квартиры.

– Аня, как ты? – спросила моя мама, обняв её. – Присаживайся.

– Я поставлю чай, – предложил я.

– Спасибо, Саша.

Я пошёл в кухню, чтобы включить плиту, но остановился на мгновенье, чтобы услышать разговор моей мамы и Анны Леонидовны:

– Он тоже пропал… И, что самое интересное, таким же способом, – услышал я голос гостьи. – Дверь в комнату была заперта изнутри, а в его постели был найден такой же ключик, как на кровати моей бедной Мариночки… – Анна Леонидовна разрыдалась.

Минут через десять я принёс горячий чай:

– Вот, пожалуйста.

– Спасибо.

Она отпила немного и поставила на столик возле дивана, на котором сидела.

– Когда вы узнали, что пропал Алексей?

– Сегодня утром я не вышла на работу, осталась дома. Я всё надеялась, а вдруг она придёт… Сотрудники полиции провели у меня всю ночь и не смогли сделать ни единого вывода, кроме такого, что она пропала бесследно из собственной спальни.

– Это же просто невозможно! – заявила моя мама.

Анна Леонидовна покачала головой:

– Они воссоздали картину произошедшего. На ручке двери и на ключике, который поднял с паркета Саша, нашли её отпечатки пальцев. На ключе, что лежал в кровати на верёвочке, кроме отпечатков Марины нашли ещё чьи-то. Во всей комнате были лишь её отпечатки пальцев – следователи сделали такой вывод, потому что на всех личных вещах Марины были одни и те же отпечатки. А вот отпечатки пальцев, которые были на ключике с верёвочкой, являлись неопознанными. Почему-то следователи решили, что это могут быть отпечатки пальцев её молодого человека Алексея. Я не знаю точных подробностей, но когда к нему домой приехали сотрудники полиции, то обнаружили такую же картину, как и у нас дома. Мне об этом сообщил Талашов. Я ума не приложу, что могло произойти.

Анна Леонидовна отпила чай, руки её сильно дрожали.

– Что в полиции говорят по поводу обнаруженного ключика в постели Марины? Что это за ключик, что он открывает?

– Это самый обыкновенный ключик от дорожного замка, которым обычно закрывают застёжки «змейки» на чемоданах во время дальних перелётов… Но моя Марина не собиралась никуда лететь и к тому же у неё нет такого чемодана… Да и у Алексея тоже, насколько я знаю.

Наступило длительное молчание, которое я решился нарушить:

– Что говорят родители Алексея?

– Они живут в другом городе, ты же знаешь, Саш. Что они могут сказать? Они не знают, что и думать. Сегодня вечером должны приехать.

– А сама ситуация? – спросил я. – Что оперативники сказали по поводу случившегося? Каково их мнение?

Анна Леонидовна снова пригубила чай:

– По их мнению, Марина зашла к себе в комнату, дверь на ключ закрывать не стала. Посмотрела передачу по телевизору, потом разделась, расстелила постель и легла спать. Но ночью что-то произошло. Я рассказала Талашову, что слышала ночью щелчок ключа в замке. Они пришли к выводу, что Марина закрыла дверь ночью. Но я не могу понять, чего моя девочка могла испугаться в квартире, зная, что кроме меня в ней никого нет.

– А почему «испугаться»? Может, она хотела что-то сделать? И хотела быть уверенной в том, что вы этого ни в коем случае не увидите.

– Вряд ли. С момента её исчезновения прошло уже три дня, они провели какие-то анализы, экспертизы… Сказали, что Марина проснулась около двух часов ночи, включила светильник, достала из ящика стола ключ от своей комнаты и заперла дверь. Они предположили, что она боялась чего-то и с головой укрылась одеялом.

– Как полиция могла сделать такие выводы, касающиеся её действий, если они всего этого не видели? – удивилась моя мама.

– Мама, это трасология4. Наука о следах. Они смогли прийти к такому выводу, внимательно осмотрев её комнату, сняв все отпечатки и определив время их оставления. Но сейчас это неважно. Сейчас вопрос в другом – в Марине. Где она? Сразу же было понятно, что наши следователи где-то допустили ошибку или же кто-то искусно сделал вид, будто бы Марина была в комнате, а потом исчезла. На самом деле вполне возможно, что Марина ушла из дома, пока вы спали. Только вот ключ с обратной стороны дверей… Я не знаю, как можно было его там оставить.

 

Наша гостья покачала головой:

– Нет. Неправильно, Саша. Одежда её на месте, причём вся. Ключи от квартиры, телефон. Всё дома!

– Ну и что? Кто-то мог к ней прийти, дать новую одежду, копию ключей она могла сделать ещё задолго до исчезновения. Единственное, что меня смущает, так это то, что с Алексеем произошло то же самое, в одно и то же время. А этот ключик на подушке? И у него, и у неё в постели!

– Что ты хочешь этим сказать?

– Анна Леонидовна, я не знаю. Могу только сказать, чтобы вы больше времени находились дома и по первому же поводу, даже не значительному, звонили мне и обо всём сообщали.

Анна Леонидовна быстро покачала головой в знак согласия.

***

Прошло уже больше недели с тех пор, как бесследно исчезли из собственных квартир Марина и Алексей. Версий у сотрудников розыскного отдела полиции не было. Никому не укладывалось в голове, каким образом можно было закрыть дверь изнутри на ключ, а потом исчезнуть, разве что выйдя в окно. Но и это было исключено. Четвёртый и пятый этажи пятиэтажки… Следствие продолжалось…

***

Мы с Валей договорились встретиться в воскресенье, в её выходной день в районе Думской площади в четыре часа дня. После того, как ограбили её кассу, я с ней виделся всего три раза, но всё это было не то. Один раз весь день я провёл у её кассы, а следующие два раза я провожал её до остановки, которая находилась минутах в пяти от универсама. Так что сегодня был день, которого мы оба ждали с большим нетерпением.

На место встречи я пришёл, как обычно, за десять минут… Был конец сентября, но погода стояла тёплая и солнечная. Я хотел подарить Вале букет цветов, но не сделал этого по одной довольно логичной причине: мне казалось, что цветы дарят, если приходят к девушке домой. А в случае, когда вы встречаетесь для свидания, то цветы можно оставить дома, чтобы не таскаться с ними по всему городу. Это было моё личное мнение, и оно мне казалось правильным.

Я взглянул на часы – было уже начало пятого. Сидя напротив памятника Александру Сергеевичу Пушкину, я всматривался в здание знаменитого Одесского театра оперы и балета. Он находился как раз в том направлении, откуда должна была прийти Валя.

В скором времени я увидел её. Она была одета в джинсы, свою любимую зелёную кофточку с длинными рукавами, курточку. На ногах у неё были сапожки на невысоком каблуке.

Левой рукой я медленно снял солнцезащитные очки, так было лучше наблюдать за её прелестным приближением.

– Привет, – сказала она, подойдя, и поцеловала меня в щёку. – Извини за опоздание, долго стояли в пробке в районе Тираспольской.

– Ничего, ничего, что ты? Ты такая красивая!

Валя смущённо посмотрела на меня:

– Спасибо, ты тоже хорошо одет. Как всегда, официально.

– Пойдём прогуляемся по бульвару, – предложил я, – так давно здесь не был. Мне очень нравится это место – историческая ценность нашего города.

– Пойдём, – согласилась Валя.

Я взял девушку за руку, и мы медленно пошли по одному из самых красивых бульваров нашего города.

– Во сколько тебе надо быть дома?

– Антон возвращается к девяти.

После этой фразы я повернул голову вправо, как бы давая понять, что мне не очень хочется слушать про Антона в данный момент. Валя это поняла и сменила тему:

– Что слышно про Марину и Алексея?

– Ничего, – ответил я. – Следствие идёт, но всё впустую. Таких случаев в их практике ещё не было. Я думаю, что они сами найдутся, либо… – я немного помедлил с объяснением.

– Либо что?

– Валя, ну пойми, таким образом люди не пропадают. Это что-то вообще не «из той оперы5». Либо это хорошо спланированный побег, либо здесь вмешались потусторонне силы.

– Ты в это веришь? – Валя слегка улыбнулась.

– Во что? В потустороннее?

– Да.

Я немного призадумался, не знал, как сформулировать то, что хотел сказать.

– Я верю в силы, – начал я, – которые человечеству неподвластны. Верю в то, что нет совпадений, а есть закономерность. Между всеми происходящими событиями есть связь, только не всегда удаётся понять, что это за связь и какую роль она играет в той или иной жизненной ситуации. Вот в это я верю. Потустороннее – даже не знаю… Думаю, что верю.

– Интересная теория. И что же по-твоему произошло?

– Надо узнать, какой замок открывает ключик, которые были найдены в постелях у пропавших. Смотри!

Я достал из кармана идентичный ключ тем, что были обнаружены в квартирах.

– Откуда он у тебя?

– Талашов позволил сделать дубликат, только никому ни слова.

– Это ключик от замочка, который вешается на молнию сумки, когда сдают вещи в багаж, – Валя аккуратно взяла с моей ладони ключик.

– Ну… Это мне Талашов и так смог сказать. А вот что именно он открывает, а главное, каково содержимое того, что он открывает, неизвестно!

Вдруг у меня зазвонил телефон. Это всегда происходило в самый неподходящий и ненужный для меня момент. Но, взглянув на экран, у меня поднялось настроение. Звонил Талашов.

– Алло!

– Санёк, привет! Мы тут накопали по поводу Алексея и Марины.

– Я слушаю внимательно, говори.

– Это не первый случай. Три года назад в Днепропетровске была найдена мёртвая пара в разных концах города. Причины смерти обоих неизвестны, а скончались они примерно в одно и то же время суток. В её и его постели сотрудники прокуратуры нашли ключики на верёвочках.

– Что? Что-то тут не сходится… А ключики такие же, что и у Марины и Алексея?

– Нет. Это другие ключики, но тоже от дорожных чемоданов. Ты слушай дальше. Они встречались на протяжении трёх лет. В годовщину приехали в Одессу на отдых у моря. После этого они начали носить на шее эти ключики.

– Необходимо встретиться и обсудить это.

– Не выйдет. Я до следующей недели занят. Тут ещё кое-что…

– Да…

– Мы связались с органами внутренних дел Днепропетровска. Они заявили, что у парня в квартире было обнаружено кольцо, обручальное кольцо, которое он подарил избраннице, когда делал предложение. Она вроде согласилась, но друзья говорили, что случилась ссора. За день до смерти она вернула ему кольцо.

– А вы нашли обручальное кольцо у Алексея?

– Нет. Мы нашли его в комнате Марины. Оно закатилось за кровать и застряло между стеной и плинтусом. Я почему-то уверен, что эти случаи связаны.

– Связаны, безусловно, связаны. Ищите то, что открывает ключ и держите меня в курсе дела.

– Хорошо, конечно. Пока.

– Спасибо! Пока.

Я спрятал телефон и посмотрел на Валю. Девушка вся горела от желания узнать, что мне рассказал Талашов.

– Дело приняло новый оборот. Пойдём.

Мы прошли мимо памятника Дюку и направились по бульвару, никуда не сворачивая, прямо к Думской площади. Я рассказал Вале то, что узнал от Талашова. У неё не было слов, она была просто ошеломлена.

– Даже не знаю, что сказать. Прямо мистика какая-то…

– Не знаю насчёт мистики, но их надо искать. Они живы, и дело тут в отношениях. В предложении замужества и в их ссоре. Не знаю, что и думать – странное дело.

Так мы прошли ещё немного. Вскоре дошли до Думской площади. Перед нами предстала развилка. Можно было пойти направо и выйти к центру города, а можно было вернуться и снова пройтись по бульвару вдоль моря.

– Куда пойдём? – спросила моя спутница.

– Время ещё есть, думаю, можно ещё погулять, – я сделал приглашающий жест рукой в направлении фуникулёра. – Пошли туда. Пройдём через Тёщин мост к Воронцовскому дворцу, а там уже и до Пересыпи рукой подать.

Когда я произнёс словосочетание «Тёщин мост», заметил, что Валя невероятным образом вздрогнула. На её лице одновременно появились и улыбка, и тревога. Я не совсем понял, что произошло, и из-за чего в ней произошла эта перемена. Она взяла меня за руку и потащила в сторону Тёщиного моста:

– Пойдём, скорее! Я знаю, что открывают их ключи, скорее! – повторила она.

Я немного помедлил, но всё же последовал за девушкой. Она шла немного впереди и буквально тащила меня за руку. Валя почти что бежала. Я не мог понять, что произошло с ней и что за мысль её озарила. Но, спустя всего несколько минут, мы примчались к мосту. Посмотрев на его ограждающие перила, меня бросило в дрожь…

Сам мост был длиной около двухсот метров, в ширину – не больше десяти, может даже меньше. Мост был предназначен только для пеших прогулок, транспорт по нему не ходил. Там не было ни дороги, ни полос для автомобилей. Но суть была не в этом. Меня поразило другое.

Перила на мосту были высокими, примерно два метра, металлическими, крестообразными. По всей длине перил моста – от самого начала и до самого конца – висели маленькие дорожные замочки. Их там были тысячи, возможно, и десятки тысяч!

Я стоял, парализованный от шока и удивления.

– В последний раз я был здесь, когда ходил в третий класс. Что это? Что это за замки́?

Валя быстро ответила:

– Это замки влюблённых пар Одессы, а может, и не только Одессы.

– Что-то я не понимаю, каким образом это связано с нашим делом?

Когда я задавал вопрос, всё ещё не понимал того, что это напрямую связано с Мариной и Алексеем. Валя начала говорить:

– Мост любви – это второе его название. Официальное его название Тёщин мост. Знаешь, почему он так называется?

– Когда Екатерина II построила город, на этом месте было море. Спустя несколько лет, море очутилось гораздо ниже своего прежнего месторасположения, и на противоположных сторонах оказалась какая-то влюблённая пара, – попытался я вспомнить легенду.

– Не совсем так. Самая известная и богатая пара супругов жила на одной стороне, а мать супруги – на другой. Вскоре муж распорядился соорудить мост для того, чтобы можно было беспрепятственно посещать свою тёщу в любое время. Мост вёл прямо к её балкону.

– Ого! Этого я не знал. Тебе откуда это известно?

– Мама когда-то давно рассказывала, а ей рассказала её бабушка.

– Вот как. А эти замочки, что они означают?

– Люди верят, что этот мост приносит удачу в любви. Верят, что любовь будет вечной. Достаточно влюблённой паре прийти сюда и вместе надеть, застегнув, замок на перила. Это символизирует вечную любовь.

– Интересно… Получается, на этом мосту были и Алексей с Мариной, и та пара из Днепропетровска. Они соединили свою любовь на мосту, а в знак памяти надели на себя эти ключики.

– Да. Это всё, что я знаю. Но почему они умерли, как они умерли, где Марина с Алексеем? Этого я не знаю.

– Зато я знаю, кажется, – я подошёл к краю моста и взял в руку первый попавшийся мне замок. Это был маленький замочек, а на его обратной стороне было выгравировано А.М+Д.В. – То, что я тебе сейчас скажу, может показаться довольно странным, даже неправдоподобным.

1Памятник герцогу де Ришелье в Одессе (также известен как памятник дюку, Ришелье, герцогу, бронзовый дюк) ― бронзовый монумент в полный рост, посвящённый Арману Эмманюэлю дю Плесси, герцогу де Ришельё, открыт в 1828 году. Является первым памятником, установленным в Одессе. Герцог ―один из отцов основателей Одессы (прим. автора. Здесь и далее будут его записи).
2Традиционно празднования Дня Города проходит на Морском Вокзале. Сцена располагается в самом порту, на улице, а зрители находятся через дорогу на Потёмкинской лестнице.
3Хрущёвка ― дома хрущёвской постройки. Их также называют «хрущёбы», от слова «трущёбы». Представляют собой панельные или кирпичные двух-пятиэтажные дома, массово сооружавшиеся в СССР со времени периода правления страной Никитой Сергеевичем Хрущёвым и получивший в народе его имя.
4Трасология ― от фр. la trace – «след» и греч. λόγος – «учение». Криминалистические учение о следах. разрабатываются рекомендации по применению методов и средств обнаружения, изъятия и исследования следов в целях выяснения обстоятельств значимых для раскрытия, расследования и предупреждения преступлений.
5«Не из этой оперы» ― разговорное выражение, которое даёт понять, что данная фраза (дело, обстоятельство) не относится ко всему остальному.
Купите 3 книги одновременно и выберите четвёртую в подарок!

Чтобы воспользоваться акцией, добавьте нужные книги в корзину. Сделать это можно на странице каждой книги, либо в общем списке:

  1. Нажмите на многоточие
    рядом с книгой
  2. Выберите пункт
    «Добавить в корзину»