Электронная книга

Очищение. Зачем Сталин обезглавил свою армию?

Автор:
Из серии: Ледокол #3
2.88
Как читать книгу после покупки
Подробная информация
  • Возрастное ограничение: 16+
  • Дата выхода на ЛитРес: 30 ноября 2016
  • Дата написания: 1997, 2015
  • Объем: 370 стр. 1 иллюстрация
  • ISBN: 978-5-98124-688-3
  • Правообладатель: Добрая книга
Шрифт:Меньше АаБольше Аа

© Виктор Суворов, 1997, 2015.

© ООО «Издательство «Добрая книга», 2016 – издание на русском языке, оформление.

* * *

Посвящаю моему отцу


Вместо предисловия. Отрезвление

В первые дни февраля 1945 года войска Красной Армии вышли к Одеру, форсировали его и захватили плацдармы на западном берегу. До Берлина оставалось 60 километров. Для последнего броска вперед надо было подтянуть тылы, подвезти сотни тысяч тонн боеприпасов, запасных частей, горюче-смазочных материалов и продовольствия; следовало пополнить войска, перебросить командные пункты ближе к фронту, развернуть новые узлы связи, базы снабжения, аэродромы, перебазировать авиацию, восстановить в тылах мосты, дороги, линии связи, перешить колею основных железнодорожных магистралей на широкий советский стандарт, чтобы подавать грузы без перевалки. А еще следовало обезопасить себя от удара с фланга – разгромить группировку германских войск в Померании, используя для этого 1-ю и 2-ю гвардейские танковые армии, 1-ю армию Войска Польского, 3-ю ударную, 19-ю, 47-ю, 49-ю, 61-ю, 65-ю и 70-ю общевойсковые армии. А это, в свою очередь, требовало пополнения этих соединений личным составом прямо в ходе боевых действий, развертывания тылов безо всякой паузы вслед за наступающими войсками. Все это делалось четко, быстро, решительно и смело, и было ясно, что конец войны близок и ее результат давно предрешен.

О чем думали в эти последние месяцы, недели и дни войны высшие руководители Германии? О чем думал Гитлер и его приспешники Геббельс, Геринг, Гиммлер, Борман? Несомненно, они снова и снова вспоминали войну с самого первого ее дня и все, что войне предшествовало, и каждый наверняка искал ту роковую ошибку, которая в конце концов привела к разгрому Третьего рейха. Мы знаем, о чем они думали, благодаря тому, что Геббельс вел дневник, и часть этого дневника не попала в руки тех, у кого были чистые руки, горячие сердца и холодные головы. Почти всё, что в те чистые руки попало, сгинуло в недоступных тайниках-хранилищах и, может быть, обнаружится лет через двести или триста. Но то, что оказалось в руках немцев, англичан и американцев, было опубликовано на Западе. По понятным причинам нам, советским людям, такие вещи читать запрещалось. Дневники Геббельса – ни те, что попали в руки наших компетентных органов, ни те, что были опубликованы на Западе, – в Советском Союзе не издавались. Надо было дождаться крушения советской власти, чтобы эти свидетельства на короткое время стали доступны и нашему народу: в 1990-х годах часть дневников Геббельса была опубликована в России (Геббельс Йозеф. Дневники 1945 года. Последние записи. Смоленск: Русич, 1993)[1].

Делая записи в дневнике, Геббельс не собирался его публиковать. В этом ценность его заметок. В эфире министр пропаганды Третьего рейха говорил об одном, в дневнике писал совсем о другом. Ценность дневников и в том, что Геббельс в последние месяцы, недели и дни существования Третьего рейха выдвинулся на второе после Гитлера место. На заключительном этапе Гитлер отстранял от власти многих: расстреливал, снимал с должностей, исключал из партии, отправлял в отпуск. Многие сами изменили Гитлеру, но Геббельс остался с ним до конца. В своем завещании, подписанном в 4 часа утра 29 апреля 1945 года, Гитлер назначил Геббельса канцлером Германии вместо себя. Геббельс единственный раз не подчинился своему фюреру, не приняв пост канцлера. Он последовал за фюрером на смерть и разделил его судьбу: убил своих детей и вместе с женой покончил жизнь самоубийством. Геббельс – самый главный свидетель краха Третьего рейха; никто из других главарей нацистской Германии в те дни не был так близок к Гитлеру.

Записи в последних дневниках Геббельса начинаются 28 февраля 1945 года и обрываются 10 апреля. Приближался бесславный конец Третьего рейха. До самого последнего момента Геббельс верил в победу Германии и боролся за нее. Что же его волновало больше всего? Нехватка танков, пушек, самолетов? Наступление Красной Армии? Недостаток металла, угля, нефти, электроэнергии? Ужасающее продовольственное положение? Дефицит хлеба? Может быть, нехватка снарядов, мин и патронов? Постоянные воздушные бомбардировки?

Конечно, все это волновало Геббельса. Все это он видел, знал, принимал меры, фиксировал в дневнике. Но больше всего Геббельса тревожила, волновала, раздражала и сводила с ума слабость высшего руководящего состава германской армии и государства. В одной из первых дневниковых записей того периода Геббельс, имея в виду в первую очередь Геринга, пишет, что увешанные орденами дураки и некоторые надушенные фаты не должны быть причастны к ведению войны и их надо устранить.

Но тут речь идет не только о Геринге. Геринг – пример. Речь о таких же, как Геринг, «увешанных орденами» (то есть весьма авторитетных) руководителях, которые оказались дураками. Как назло, это качество проявилось под самый конец войны, под занавес, в момент, когда на карту была поставлена судьба империи и десятков миллионов ее подданных. И звучит в словах Геббельса мечта об очищении армии: заслуженных дураков надо устранить!

Ах, поздно герр Геббельс вспомнил об очищении. Этим надо было заниматься раньше.

Основной лейтмотив дневниковых записей Геббельса таков: у Гитлера нет полководцев. В записи 3 марта 1945 года Геббельс сетует на то, что Гитлер не может положиться на своих военных советников: они его так часто обманывали и подводили, что теперь он должен заниматься едва ли не каждым армейским подразделением.

Как дико все это звучит для нас! Посмел бы кто-нибудь обмануть товарища Сталина!

И еще: если фюрер (руководитель) все делает сам, значит, он не фюрер. Искусство руководителя, командира, полководца, вождя, фюрера заключается в том, чтобы найти таких помощников, на которых можно положиться. Кстати, именно из-за ошибок в подборе и расстановке кадров в свое время потерял власть Наполеон Бонапарт. Однажды он горестно воскликнул: «В мое отсутствие творятся только одни глупости!» А кто виноват? Сам виноват: подобрал себе таких маршалов, которые самостоятельно руководить не способны. В присутствии Бонапарта они – гении, а в отсутствие… Вот и Гитлер попал в ситуацию, когда некому было доверить руководство войсками, положиться не на кого, приказ о вводе в бой чуть ли не каждой роты фюрер вынужден отдавать лично.

Нам советская пропаганда десятилетиями, как кол в печень, вбивала мысль: Сталин обезглавил свою армию и остался один без умных генералов. А вы, товарищи пропагандисты, на Гитлера посмотрите! Уж чего-чего, а толковых генералов в Германии всегда хватало. Задача Гитлера как руководителя государства и вооруженных сил заключалась не в том, чтобы самому командовать каждой группой армий, каждой армией, корпусом (а их – десятки), дивизией (их – сотни), полком (их – тысячи), батальоном и ротой (их – десятки тысяч), а в том, чтобы среди германских командиров еще в мирное время выбрать толковых, грамотных и храбрых, а потом в ходе войны возвышать достойных и отстранять от власти не оправдавших надежд.

Гитлер со своими обязанностями не справился. Пока все шло прекрасно, вокруг него табунами ходили гениальные полководцы, но куда подевались эти гении, когда Германия оказалась в кризисе? Вот вам поистине обезглавленная армия: верховный главнокомандующий никому не доверяет, все делает сам, своей стратегией уже довел страну до края пропасти, но если допустить к делам кого-нибудь другого, то будет еще хуже.

Геббельс так и пишет: таланты есть, только их надо выявить. До полного краха осталась пара месяцев или еще меньше. Не поздно ли опомнились? Отвоевали всю войну, а теперь вспомнили, что неплохо бы поискать толковых генералов. Геббельс спешит, а сам Гитлер пока не торопится менять руководителей, которые доказали свою полную непригодность. В тот же день, 3 марта 1945 года, Геббельс пишет о том, что гауляйтеры[2] в отчаянии от проявляемой фюрером нерешительности в важнейших кадровых вопросах, и они убедительнейшим образом просят его, Геббельса, побудить фюрера произвести изменения по крайней мере в руководстве военной авиацией и в руководстве немецкой внешней политикой. А еще Геббельс пишет о том, что Верховное командование вермахта и Главное командование сухопутных сил заказали в Тюрингии квартиры для размещения своего аппарата численностью 54 тысячи (!) человек. Как вообще можно командовать, имея столь огромный аппарат?

 

А ведь это не все. Кроме Верховного главнокомандования вермахта (ОКВ) и Главного командования сухопутных войск (ОКХ) в Берлине находились Главное командование флота (ОКМ) и ведомство Геринга, Главное командование военно-воздушных сил (ОКЛ). И там тоже работали многие тысячи военных бюрократов. Кроме того, своя бюрократия была в СС, гестапо и во многих других организациях. Итак, Гитлер командует сам, не доверяя никому, а у него только в ОКВ и в ОКХ сидят 54 тысячи дармоедов в аксельбантах, в брюках с генеральскими лампасами. Чем же эти бездельники занимались?

В записях, сделанных в период с 5 по 8 марта 1945 года Геббельс выражает сожаление о том, что Гитлер не может одержать верх над генштабом, что офицеры военно-призывных учреждений производят впечатление совершенно неспособных и усталых старцев (Геббельс удивляется тому, что подобные типы в течение всей войны заправляли призывом), что начальник штаба Верховного главнокомандования вермахта Кейтель, вместо того, чтобы стоять насмерть, обороняя страну, приказал держать наготове 110 поездов для эвакуации из Берлина офицеров Верховного главнокомандования вермахта и Главного командования сухопутных войск. Геббельс считал, что единственной надеждой Германии в том момент оставался Гиммлер, в остальном ситуация была безнадежной. Гитлер отдает приказы сам, но между командиром и подчиненными должна быть двусторонняя связь. Командир может отдавать приказы, соответствующие обстановке, только в том случае, если он обстановку знает. Но может ли каждый командир корпуса, дивизии, бригады, полка, батальона и так далее добраться-дорваться-дозвониться-достучаться до своего фюрера и обстановку доложить? Возможно ли это?

8 марта Геббельс спрашивает Гитлера, почему тот не отдает приказы по некоторым важным вопросам ведения войны, и фюрер признается, что в этом мало пользы – даже когда он отдает четкие приказы, их выполнение постоянно приостанавливается путем скрытого саботажа.

Вот она, разница! А мы-то привыкли считать себя разгильдяями. И это правильно! Да, мы разгильдяи! Но можем ли мы представить ситуацию, чтобы кто-нибудь не выполнил приказ товарища Сталина? В самое трудное время, в критические и сверхкритические моменты войны, когда войска Гитлера стояли у ворот Москвы, когда Москва вполне могла пасть, любые приказы Сталина все равно беспрекословно выполнялись. Повторяю: любые! А немцев мы считаем самой дисциплинированной нацией. Ну, не то чтобы дисциплинированной, но педантичной. И вот ситуация: никто приказов Гитлера не выполняет. Да он их и не отдает, наперед зная, что их все равно никто выполнять не будет.

На войне нужны светлые головы на самой вершине власти и непререкаемая дисциплина на всех нижестоящих ступенях. В том-то и состояла разница между Красной Армией и вермахтом: у немцев в конце войны возникли проблемы с дисциплиной. У них порядка не было. Каждый генерал делал то, что ему нравилось, верховной власти не подчиняясь. Геббельс пишет, что Гитлер намерен бороться с растущим неповиновением генералов путем создания летучих трибуналов под руководством генерала Хюбнера, задачей которых будет немедленно расследовать любое проявление неповиновения в командовании вермахта, судить и расстреливать виновных по закону военного времени. (Намерен! Война уже проиграна, а у Гитлера наведение порядка в высшем руководстве вооруженных сил дальше намерений еще не продвинулось.) Геббельс замечает, что Гитлер все же не берется за корень проблемы и что следовало бы провести чистку верхушки вермахта.

Именно так: следовало бы провести чистку верхушки вермахта! Правильно. Но поздно. Надо было перед войной отстранить от руководства сотню-другую генералов, тогда остальные в критический момент не ввергли бы германскую армию в пучину анархии. Победить без дисциплины нельзя. Приказ начальника – закон для подчиненного! Вот этого-то в германской армии и не было, вот тут-то у них слабина. А Гитлер хорош! Это действительно небывалое достижение: загнать самую дисциплинированную армию мира в ситуацию, когда генералы не выполняют приказы верховной власти.

Как же Гитлер реагирует на эту инициативу Геббельса? Гитлер возражает: у него нет человека, который мог бы возглавить сухопутные войска, а если назначить на этот пост Гиммлера, то катастрофа была бы еще большей, чем нынешняя.

Доигрались господа национал-социалисты. Нужен новый командующий сухопутными войсками, но кандидатуры генералов и фельдмаршалов даже не обсуждаются. Названо только одно имя, и это вовсе не военный, не генерал и не фельдмаршал, это рейхсфюрер СС Гиммлер, оберпалач, глава всех палачей и начальник всех лагерей смерти, у него нет никаких военных заслуг. Но его и назначать не стоит, ибо будет еще хуже.

В дневниковых записях, сделанных в период с 13 по 30 марта 1945 года, Геббельс рисует обескураживающую картину полного разложения германской армии: фюрер имеет слишком мало авторитетных военных советников; германские генералы производят удручающее впечатление сборища усталых людей; от генералов, направленных на фронт, никакого толку; указаний много, а энергичных людей не хватает; армии нужна коренная реформа сверху донизу (чуть ниже мы увидим, что имелось в виду под словом «реформа»); гауляйтеры слишком стары и беспомощны, в возрасте от 60 до 70 лет они уже не в состоянии справляться со своими обязанностями; Гитлер собрал вокруг себя только слабохарактерных людей, на которых он в критическую минуту не может положиться; Кейтель и Йодль устали настолько, что в тяжелой обстановке уже не способны ни на какие действительно большие решения; Гитлер мало спит, потому что у него нет помощников, которые взяли бы на себя основную часть черновой работы; Гудериана пришлось отправить в отпуск, ибо он стал совершенным истериком и трясущимся неврастеником…

О флоте Геббельс ничего не пишет – флота уже нет. А в военно-воздушных силах – полное разложение. В заметках, сделанных с 5 по 28 марта 1945 года, Геббельс отмечает, что военно-воздушный флот Германии не стоит и ломаного гроша, что военная авиация пришла в полный упадок и стала позором государства, что руководство военной авиацией коррумпировано и не может больше выполнять свои задачи, ибо коррупция и дезорганизация здесь достигли невероятных размеров, что Геринг абсолютно некомпетентен и бездарен, но ему невозможно найти преемника.

Кто в этом виноват? Геббельс отвечает и на этот вопрос. Он свидетельствует о том, что Гитлер, считая Геринга виновником бедственного состояния авиации, тем не менее не может отважиться на решение вопроса о самом рейхсмаршале, и его обвинения не влекут за собой никаких выводов. Геббельс пишет, что Гитлер склонен в известной мере оправдывать Геринга: тот, по его словам, технически недостаточно грамотен, чтобы суметь вовремя разглядеть тенденции развития авиационной техники; кроме того, штаб Геринга без зазрения совести обманывает и его, и самого Гитлера, – например, в отношении скорости новых истребителей, подсовывая совершенно неверные цифры. Но теперь, пишет Геббельс, фюрер будет жесточайшим образом наказывать за каждую ложь в важнейших военных вопросах, теперь он будет беспощадно вмешиваться во все дела и даже в организационные вопросы ВВС.

Тут не знаешь над чем смеяться. Заканчивается Вторая мировая война, побеждает тот, у кого господство в воздухе. Германия проиграла воздушную войну. Причина: великолепно подготовленные военно-воздушные силы с опытным и храбрым личным составом, гениальные немецкие авиаконструкторы, образцовая авиационная промышленность, укомплектованная талантливыми инженерами и мастерами высочайшего класса, а над ними – полуграмотный солдафон Геринг. Гитлер сообразил, что Геринг «недостаточно технически грамотен», в момент, когда ему и его империи оставался только один месяц жизни. Но даже сообразив, что Геринг не соответствует занимаемой должности, Гитлер ничего не сделал, чтобы поправить положение. Наоборот, техническая неграмотность Геринга служит оправданием и защитой в глазах фюрера. Гитлер знает, что штаб военно-воздушных сил обманывает и Геринга, и самого Гитлера, то есть занимается самым обыкновенным очковтирательством, чернуху разбрасывает, туфту раскидывает, лапшу на уши вешает, но и это не обвинение Герингу, а оправдание: его, бедного, собственный штаб обманывает. Эх, если бы товарищ Сталин не то что узнал, а просто заподозрил бы, что ему кто-то мозги пудрит…

В свете этих заметок министра гитлеровской пропаганды следовало бы пересмотреть заявления штаба гитлеровских военно-воздушных сил о блестящей организованности германской авиации. Сам Геббельс, величайший (после Ленина) обманщик XX века, сообщает нам, что штаб германских ВВС врет без зазрения совести.

И вот Адольф Гитлер грозит: уж я вас, обманщиков, уж я до вас доберусь…

В том и разница: Сталин никогда никому не грозил. Повторяю: никогда никому. Сталин следовал правилу: виновного или прости, или убей. Угроза – проявление глупости, слабости и бессилия. Грозят обиженные. Вот этим фюрер, похоже, и занимался: спрятался в бетонном каземате, сжимал костлявые кулачки и брызгал слюной: теперь-то он будет жесточайшим образом… Гитлер находился у власти 12 лет. Его время вышло. Часы отбили все 12 ударов. А он спохватился и начал порядок наводить.

В развале авиации виноват сам Гитлер. Он лично отвечал за то, что поставил во главе люфтваффе увешанного орденами полуграмотного дурака, и за то, что держал Геринга на этом посту до самого последнего дня. Именно до последнего: 29 апреля 1945 года Гитлер написал свое политическое завещание и на следующий день покончил с собой. Так вот, в политическом завещании он Геринга со всех постов снял, лишил званий и наград, исключил из партии.

Но раз уж Гитлер дотянул до последнего дня, то за все, что творилось в авиации, он нес ответственность. Тем более он нес полную ответственность за все, что творилось в сухопутных войсках. Структура подчинения была там такой: на самом верху – фюрер германского народа Адольф Гитлер. Фюреру подчинялся Верховный главнокомандующий вермахта. Им тоже был Адольф Гитлер. А Верховному главнокомандующему вермахта подчинялся Главнокомандующий сухопутными войсками. И этим последним был все тот же Адольф Гитлер.

Вот еще кое-что из дневников Геббельса о том, как Гитлер командовал. 15 марта 1945 года Геббельс пишет, что фюреру следовало бы не держать перед своими сотрудниками длинных речей, а отдавать короткие приказы и потом со всей жестокостью требовать выполнения этих приказов. 28 марта он признается, что Гитлер, как правило, бывает близок к истине в своих суждениях, но в то же время редко делает из этого правильные выводы, при этом складывается впечатление, будто Гитлер витает в облаках.

И когда Геббельс писал о 54 тысячах бездельников в ОКВ и ОКХ, то это камешки в огород Гитлера. Командир-то там кто? Сам Гитлер. Это он лично возглавлял и ОКВ, и ОКХ. И никто не смел в его вотчину вторгаться. Это он лично расплодил бестолковых генералов-бюрократов.

Все записи того времени в дневнике Геббельса – об одном и том же: чрезвычайно запутанная субординация в вермахте, в партии нет руководства, от Бормана снова поступает громадное количество предписаний и распоряжений, в Германии нет сильной руки. Общий вывод Геббельса таков: талантливые полководцы, конечно, в Германии есть, но никто их в свое время не искал, а где их сейчас найти?

Одна Геббельсу отрада: англо-американцы, по его мнению, оказались исключительно бесплодными и негибкими в достижении своих военных целей, они ничего не смыслят ни в военной психологии, ни в военном управлении (запись от 20 марта 1945 г.).

А что же Геббельс думал о Сталине? Геббельс называл Сталина реалистом до мозга костей, который обращается с Рузвельтом и Чёрчиллем[3] как с глупыми мальчишками (записи от 22 марта и 4 апреля). Геббельс смотрел на Сталина с завистью и, кажется мне, с обожанием. Подготовка к войне слагается из множества элементов. Самый важный из них – очищение высшего руководства страны от дураков, тупиц, мерзавцев и проходимцев. Сталин этим вопросом занимался серьезно, хотя и недостаточно. Сталин частично очистил командный состав своей армии. И вот Геббельс накануне поражения в войне вдруг понимает, что Сталин в 1937 году был прав. А Гитлер…

 

Отрезвление пришло слишком поздно. 16 марта 1945 года Геббельс записал в дневнике, что советские маршалы и генералы, как правило, очень молоды (почти все они моложе 50 лет), чрезвычайно энергичны и имеют хорошую народную закваску. В одной из следующих записей он признался, что германские генералы слишком стары и не в состоянии конкурировать с советскими военачальниками, и что это мнение полностью разделяет Гитлер. Завершается запись заявлением о колоссальном превосходстве советского генералитета.

Эта запись – самая высокая оценка действий Сталина в 1937–1938 годах.

Запели, голубчики. А ведь раньше были другие песни.

На совещании 5 декабря 1940 года (цитирую по служебному дневнику генерал-полковника Франца Гальдера) Гитлер заявил, что русский человек неполноценен и что в Красной Армии нет настоящих командиров (Гальдер Ф. Военный дневник. Т. 2. М.: Воениздат, 1969. С. 282). И вот выясняется, что в Красной Армии есть такие командиры, которых у Гитлера нет.

16 января 1941 года Гитлер заявил своим генералам о советских военачальниках следующее: «Командование безынициативно. Не хватает широты мышления» (там же. С. 319). Выяснилось: вполне хватает.

Иногда отрезвление происходило и в более короткие сроки. 5 марта 1945 года Геббельс записал в дневнике, что у Сталина есть целый ряд выдающихся военачальников, но ни одного гениального стратега, ибо если бы он имел такого, то советский удар наносился бы, например, не по барановскому плацдарму, а в Венгрии, и вот если бы Германию лишили венгерской и австрийской нефти, то тогда… Здесь Геббельс ошибся. В тот самый день, 5 марта 1945 года, когда Геббельс писал о том, что у Сталина нет ни одного гениального стратега, два Маршала Советского Союза, Родион Яковлевич Малиновский, командующий 2-м Украинским фронтом, и Фёдор Иванович Толбухин, командующий 3-м Украинским фронтом, завершили подготовку наступательной операции, главной целью которой было лишить Германию ее последних источников нефти в Венгрии и Австрии.

И не будем думать, что двум Маршалам Советского Союза одновременно пришла в голову идея такой операции. Вовсе нет. Просто над ними стоял еще один Маршал Советского Союза – Верховный главнокомандующий Иосиф Виссарионович Сталин. Идея отрезать противника от источников нефти официально была высказана Сталиным давно. В своей речи на XV съезде ВКП(б) (так называемом Политическом отчете Центрального Комитета XV съезду) 3 декабря 1927 года Сталин сказал: «Кто имеет преимущество в деле нефти, тот имеет шансы на победу в грядущей войне» (Сталин И. В. Сочинения. М.: ОГИЗ, Государственное издательство политической литературы, 1947. Т. 10. С. 277). Сталин задолго до войны понимал, что надо отрезать от Германии Румынию, а затем Венгрию и Австрию. Именно этим и были заняты его маршалы в начале марта 1945 года.

Для отражения советского наступления в Венгрию были брошены лучшие соединения Германии – 6-я танковая армия СС, вооруженная самыми мощными танками. Во главе ее – лучший на тот момент немецкий танкист Йозеф Дитрих, кавалер Рыцарского креста с бриллиантами. В составе ударной группировки – элитная часть «Лейбштандарт Адольф Гитлер», то есть личная гитлеровская дивизия СС: серебряные черепа на черных пилотках с белым кантом, на рукавах по черному сукну – серебряная нашивка с именем фюрера.

Геббельс с немецкой педантичностью фиксировал эти события в Венгрии в своем дневнике: на венгерском участке фронта обстановка принимает критический характер, соединения войск СС показали себя очень неважно – не только не сумели осуществить наступление, но и отступали, а частично даже разбегались, и в результате Гиммлер по поручению Гитлера вылетел в Венгрию, чтобы отобрать шевроны у личного состава частей СС.

Читаю это со злорадством: те, кого нацисты считали «неполноценными» и «низшей расой», «высшей расе» морду расквасили! И если удар в Венгрию – это проявление стратегической гениальности, то гениальность товарищем Сталиным была проявлена – в нужный момент в нужном месте. Гениальный замысел на вершине – и беспрекословное подчинение на всех нижестоящих ступенях. Операция великолепна и в замысле, и в исполнении.

А все потому, что Сталин навел в армии и государстве такой порядок, которому завидовал не только Геббельс, но и сам Гитлер.

В дневниковой записи от 5 марта 1945 года Геббельс с горечью признал, что Сталин своевременно провел реформы в руководстве Красной Армии и теперь пользуется их плодами, в то время как Гитлер уже опоздал с проведением аналогичных реформ в руководстве вермахта, необходимость которых стала столь очевидной после череды поражений.

Под реформами и Геббельс, и Гитлер понимали очищение армии путем расстрелов. 28 марта 1945 года Геббельс записал в дневнике интересное замечание о том, что в 1934 году, по его мнению, высшее руководство Германии упустило из виду необходимость реформирования вооруженных сил страны, хотя возможность для этого была, – Геббельс был убежден, что расправа Гитлера и его окружения над штурмовиками СА[4] во главе с Эрнстом Рёмом 30 июня 1934 года (так называемая «Ночь длинных ножей») была подходящим моментом для очищения рейхсвера, но этот момент из-за определенного стечения обстоятельств не был использован Гитлером.

Даже Гитлер с Геббельсом сообразили, что Сталин в 1937–1938 годах действовал правильно, а наши агитаторы сегодня твердят: обезглавил, обезглавил, обезглавил, трагедия, трагедия, трагедия…

Не пора ли нам задуматься над одним странным обстоятельством? Перед войной Сталин уничтожал гениальных полководцев, но завершил войну с несокрушимой армией и целой когортой выдающихся генералов и маршалов, в числе которых Рокоссовский, Василевский, Драгунский, Малиновский, Говоров, Жадов, Конев, Ватутин, Черняховский, Новиков, Кузнецов, Малинин, Баданов, Богданов, Антонов, Мерецков, Крейзер, Ротмистров, Рыбалко, Лелюшенко, Катуков, Берзарин, Пухов, Пуркаев, Голованов и многие другие – всех не перечислишь!

А Гитлер свою армию не обезглавливал, но завершил войну с разгромленным государством, с разбитой и «безголовой» армией. Так почему же про «обезглавленную» Красную Армию написаны сотни научных трудов, книг и статей, а о «безголовой» армии Гитлера никто не пишет?

Хотел бы я знать, почему все критикуют кадровую политику Сталина, но никто не критикует кадровую политику Гитлера. А ведь трагедия германской армии налицо, и заключалась она в том, что Гитлер к войне не готовился, генералов сотнями перед войной не стрелял, войну проиграл и был вынужден застрелиться сам.

О величии и ничтожестве стратегов судят по результатам войны. Так давайте же судить по конечным результатам, давайте же цыплят по осени считать!

Хорошо иметь козырные карты в начале игры. Но лучше – в конце. Оценим ситуацию. У Сталина к концу войны – плеяда выдающихся и даже гениальных полководцев, у Гитлера – никого. Так кто же из них умнее? Не пора ли дурацкий колпак надеть на того, кто его действительно заслужил?

Мы привыкли оценивать результаты кадровой политики Сталина чисто эмоционально. Мы привыкли мыслить так, как мыслит пьяный, которым движет чувство, а не рассудок. Но не пора ли трезво посмотреть на события 1937 года?

1В 2011 году по решению суда книга была включена в федеральный список экстремистских материалов и запрещена в Российской Федерации. Йозеф Геббельс вёл дневник с октября 1923 года; всего в нем насчитывается более 6 тысяч рукописных и 50 тысяч машинописных страниц. Различные фрагменты этого дневника в разное время публиковались в ФРГ и других западных странах. Самое полное издание дневников, содержащее 98 процентов текстов, написанных или надиктованных Геббельсом, вышло в свет в ФРГ после 1992 года в 29 томах. Многие историки считают дневник Геббельса важнейшим источником для изучения истории Германии первой половины XX века и истории Второй мировой войны. – Прим. автора.
2От нем. Gau (партийный округ, территориально совпадавший с избирательным округом на выборах в Рейхстаг) и Leiter (руководитель), высшая партийная должность национал-социалистической немецкой рабочей партии областного уровня. Гауляйтер подчинялся непосредственно фюреру и осуществлял политическое руководство округом. – Прим. ред.
3В отличие от общепринятого в русском языке написания этой фамилии (Черчилль) я использую ее написание через букву «ё» (Чёрчилль), соответствующее правильному произношению этой фамилии в английском языке. – Прим. автора.
4Штурмовые отряды (нем. Sturmabteilung), военизированные формирования НСДАП. – Прим. ред.
С этой книгой читают:
Выбор
Виктор Суворов
$4,20
Против всех
Виктор Суворов
$5,89
Контроль
Виктор Суворов
$4,20
Кузькина мать
Виктор Суворов
$5,89
Облом
Виктор Суворов
$5,89
Беру свои слова обратно
Виктор Суворов
$5,04
Развернуть
10 книг в подарок и доступ к сотням бесплатных книг сразу после регистрации
Уже регистрировались?
Зарегистрируйтесь сейчас и получите 10 бесплатных книг в подарок!
Уже регистрировались?
Нужна помощь