Выжить вопреки Текст

Из серии: Моя война #1
4
Отзывы
Читать фрагмент
Как читать книгу после покупки
Нет времени читать книгу?
Слушать фрагмент
Выжить вопреки
Выжить вопреки
− 20%
Купите электронную и аудиокнигу со скидкой 20%
Купить комплект за 418 334,40
Выжить вопреки
Выжить вопреки
Выжить вопреки
Аудиокнига
Читает Константин Корольков
219
Подробнее
Шрифт:Меньше АаБольше Аа

© Виктор Мишин, 2019

© ООО «Издательство АСТ», 2019

* * *

Звук топающих сапог вражеских солдат казался грохотом. В голове словно набат звучал: бумм-бумм, бумм-бумм. Я лежал возле развороченной взрывами ячейки, недалеко от дороги, по которой проходила колонна немецких войск, боясь пошевельнуться. Дело в том, что я на войне, на Великой Отечественной. Подразделение, в котором я служил, только что раздолбали, как и многих до нас, вот и лежу, пытаясь удержаться от того, чтобы не заорать. Страшно, очень страшно. Господи, сколько молодых и не очень людей полегло и еще больше поляжет в этой войне…

Зовут меня Андреем Морозовым. Мне двадцать один год. На дворе тысяча девятьсот сорок первый год, июнь месяц. Нахожусь я километрах в двухстах, может чуть больше, от западной границы СССР, куда меня привезли на днях из Минска. В столицу Белоруссии я приехал в вагоне-теплушке из Ярославля, где меня призвали в первых рядах, как уже отслужившего срочную службу, в действующую армию, то есть на фронт. Надо же так неудачно попасть! О чем именно говорю? Так я ведь не коренной житель этого времени, я – долбаный попаданец. Так-то. Случилось все как-то внезапно, на работе упал с высоты, так, метров десять, не больше, да вот хватило, видно. Там мне было тридцать пять, здесь двадцать один, вторая жизнь, блин блинский. Работал в строительной компании, вот и доработался. Тело, в которое я попал, было не только молодое, но еще и крепкое. Роста в «теле» было около метра восьмидесяти, в плечах не очень широк, но и не задохлик. ТАМ у меня было всякое за мои долгие тридцать пять, через многое прошел, многое попробовал. Теперь, видимо, придется вспоминать, обязательно нужно вспомнить, все свои умения и навыки, чтобы просто прожить хотя бы на день дольше, чем другие бойцы.

Сюда попал две недели назад, толком даже осмотреться не успел, как война началась. Повестку принесли быстро, оперативность тут была на высоте, да и родные пособили в этом. Уже двадцать пятого июня я выехал в Минск. Родители «тела» мгновенно собрали меня в долгий путь. Хоть и плакали, но мне казалось, что они даже рады тому, что я ухожу. За все короткое время, что был в этом мире с новыми родителями, усвоил одно, водка – беда! Мой новый батя пил так, что я аж икал вначале от удивления. Маманя регулярно получала от него люлей, до моего появления, конечно. Когда уже при мне такое случилось, папаша быстро как-то протрезвел.

– Слышь, батя, еще раз руку поднимешь на мать, я тебе эту самую ручонку сломаю! – сказал я тогда в сердцах, что поделать, естественная реакция, но папаша охренел от моего наезда. Мужик он был довольно крепкий, поэтому озверел мгновенно. Сбив меня с ног ударом кулака в ухо, он даже намылился попинать сапогами по ребрам, но я, наконец, «проснулся». Да, тут привыкли уважать мнение главы семьи, пусть даже он прожженный алкаш. Мать получала по лицу просто так, для порядка, а этот боров наслаждался, видимо. Может, даже и хорошо, что все так случилось. Именно это происшествие помогло быстрее все осознать и смириться с судьбой. Поймав тогда ногу папаши, летевшую мне в бок, я с силой ее крутанул вокруг своей оси, заставив родственничка грохнуться на пол. Тот взвыл, как кабан, и попытался было встать, но я уже был возле него. Схватив за правую клешню, я быстро присел и, воспользовавшись своим коленом как подставкой, сломал отцу руку в локте. А затем чуть не получил уже от мамаши поленом по голове. Вот почему и говорю, что предки были рады моему отъезду на фронт. Представляете, мама тогда еще два дня на меня огрызалась за то, что сломал клешню этому, блин, любителю бить женщин. Кормильца лишил возможности работать. Начавшаяся война помирила нас, но вот ощущение постоянной лжи, идущей от родителей, не отпускало. Так уж случилось, что я и в той, прежней жизни рано остался без родных, так что и здесь не особо переживал. Но о прошлом не буду, это табу, мне очень тяжело его вспоминать, тем более у меня теперь новая, может и короткая, но все же интересная жизнь.

«Господи, да сколько же их?» – в голове уже просто вопил какой-то суслик, заставляющий меня встать и бежать прочь отсюда. Но я не мог пошевелиться. Во-первых, на мне еще пара таких, как я, лежит, точнее, им похуже будет, они мертвые. А во-вторых, куда бежать-то? Кругом фрицы, мать их за ногу. Вон, два часа уже мимо колонной идут и все никак не пройдут. Вот и вкусил я, наконец, все прелести первых дней войны. Прямо с эшелона начался мой военный путь. Везли нас в Гродно, но не довезли. Поезд раздолбали с воздуха, и пришлось сначала убегать в сторону, а затем по приказу политрука нашего батальона возвращаться к составу и вытаскивать из лежавших вагонов все и всех, кого и что можно было достать. Вагон, в котором ехало оружие для целого полка, получил самую первую бомбу и разлетелся по окрестностям. До места назначения топали с одной винтовкой на троих, уж сколько было, я тут ни при чем. Да и все равно не дошли. Возле одного из небольших мосточков, переброшенных через различные речушки, нас тормознули какие-то ухари. Возле обочины стояла черная «эмка», из нее вылез аж цельный полковник и приказал батальону занимать позиции возле моста. Приказ был… О, приказище, а не приказ. Нас было двести четыре человека в батальоне, а приказали нам, ни много ни мало, остановить врага и не дать ему переправиться. Нормально так, чего, вполне себе выполнимо, мы вообще его разгромить могли бы, нас же целых две сотни непобедимых красноармейцев! Оружия нет? О, лучше бы наш командир, капитан Башмаков, даже и не заикался об этом. Его обвинили в трусости, в разгильдяйстве и халатности. Хотели даже увезти с собой, да начштаба батальона вступился, полковник и отстал. «Эмка» тут же уехала, а мы получили приказ окапываться. Полностью прочувствовал на себе, что такое знаменитые стрелковые ячейки. С одной стороны, вроде бы хорошо, копать не слишком много, а вот с другой… Еще до первого боя мне было страшно. Страшно сидеть одному, без оружия, без продовольствия, сидеть в этой ямке и… Бояться. Было ужасно страшно. Казалось, все уже давно плюнули на все и разбежались. Прислушаешься, нет, кто-то вроде скребется рядом, вроде успокаиваешься, но через пять минут снова слушаешь. И постоянное чувство голода…

В первый раз немцы появились после обеда. Часов у меня не было, так что, во сколько точно это произошло, не знаю. Я сидел в своей норе и внезапно услышал выстрел. После третьего любопытство все же пересилило страх, и я решил вылезти и посмотреть, что происходит. Увидел только улепетывающий от нас мотоцикл с коляской, врагов даже не разглядел. Что-то темное осталось лежать на земле, но что это такое, я не знал. Байк, видимо, не доехал до моста, когда его обстреляли наши бойцы, развернулся и дал деру. Значит, сейчас он сообщит о том, что его тут обидели, и все, придут его друзья, заступаться. Я уже начал потихоньку привыкать к происходившему вокруг, к требованиям командиров, безалаберности бойцов, к медленному течению времени. Куда ни глянь, все настолько непривычно, что иногда выводит из себя. С одним бойцом, помню, еще на вокзале поспорили. Я подошел время спросить, а он лишь кивнул и отвернулся. Но часы-то на его руке я видел, поэтому и подошел вообще. Напомнив о себе, бы удивлен ответом:

– Чего пристал, сейчас посмотрю! После этого мне уже стало плевать на время, я просто ушел.

До вечера немцы так и не появились. Доел последний сухарь, да, выдали днем по горсти черных сухарей, мне было жутко интересно, почему командиры не посылали никого на ту сторону моста. Зачем? Так фриц-то на мотике явно был не в одиночестве, а уезжал один водитель, понятно? Блин, да трофеи собрать, вот зачем! Я еще совсем не понимал, что такое война, но вот почему-то мысль о трофеях не давала покоя. Наверное, это потому, что у самого не было ни фига, ни еды, ни воды, ни оружия. Если найду из чего стрелять, может, и страх куда-нибудь пропадет.

Я никому не озвучивал своих мыслей, да и некому было меня слушать, все так же сидят в своих ячейках и не отсвечивают. Дождавшись, когда полностью стемнеет, я осторожно вылез из ямки и посмотрел вокруг. Чуть в отдалении, возле рощи, что находилась метрах в двухстах, была установлена палатка. Наверняка отцы командиры там. Еще раз убедившись, что на меня никто не смотрит, точнее, не видит, темно уже, я осторожно пошел к мосту. Тут до него было метров сто, моя яма была практически в первой линии, копали мы, можно сказать, в шахматном порядке. Пошел, это, конечно, сильно сказано, крался я так, что боялся дышать. Добравшись до моста, ползком перебрался на ту сторону и стал искать трупы, которые удалось разглядеть вечером. Странно это все, нам вроде как запрещено использовать вражеское оружие, но осмотреть убитых-то можно было! Мало ли чего у них с собой было. Карты, еда, да блин, оружие-то тоже необходимо, говорю ведь, что своего-то нет. Как воевать? Мародерство? Да по барабану.

Нашел. Хоть и пришлось буквально ползать по траве, так как было темно, но нашел. А хорошо у нас кто-то пострелял. Два трупа в немецкой форме и мотоцикл. Оказывается, мотиков было два, второй был одиночкой и, видимо потеряв наездника, рухнул на землю. Кто был вторым трупом, непонятно, то ли пассажир с одиночки, то ли с того, что успел удрать. Так или иначе, но я стал обладателем немалых трофеев. У одного на шее был автомат, рядом с другим лежала винтовка. Причем наша, СВТ. А еще в будущем, помню, читал как-то, что фрицам нравились наши «Светки», а вот советские бойцы их только хаяли. Собрав все из карманов убитых фрицев, а было немало, не брал только деньги, зачем они мне, я рассовал все по двум ранцам, что были на убитых. У того, что был с автоматом, водитель мотоцикла, как я думаю, был еще и пистолет в кобуре. Взвалив на себя немалую поклажу, я двинул назад. Удивительно, но почему-то было почти не страшно. Блин, надо было с фрицев сапоги снять, а то в этих долбаных ботинках с обмотками я уже замучился ходить. Решил, что сделаю еще одну ходку, но, видно, не судьба. Только успел подойти к своей ячейке, причем в этот раз меня уже видели, многие ребята сидели возле своих ям, как попал под раздачу.

 

– Ты где был, боец? – Блин, а на фига так орать-то, врага привлекать? На меня орал командир нашего батальона, капитан Башмаков. Оказывается, он с командирами рот и взводов обходил позиции, а меня не было в ячейке.

– Виноват, товарищ командир. Добывал оружие, чтобы было чем бить врага! – отчеканил я, но не громко.

– Чего? – даже споткнувшись от моего заявления, спросил командир. – Чего ты делал?

– Добывал оружие, товарищ командир. Днем видел, как были уничтожены солдаты противника. Решил сходить и взять оружие. Ведь у нас нет своего, а приказ оборонять мост есть.

– Ты откуда такой умный? – спросил уже начштаба.

– Красноармеец Морозов, призван из запаса… Вот, товарищ командир, возьмите, вам пригодится! – с этими словами я протянул капитану немецкий пистолет-пулемет и запасные магазины к нему, а также бинокль, уж этому подарку он наверняка порадуется.

– Ты еще что-то взял?

– Да, вот, – я указал на ранцы, – если можно, винтовку я оставлю себе…

– Оставь, патроны-то к ней есть? А то у нас ведь и патронов кот наплакал.

– Да, в ранце лежали, больше сотни, – удовлетворенно ответил я.

Надо ли говорить, что забрали у меня все, что принес, за исключением винтовки и патронов. Правда, я был немного нечестен, утаил две гранаты, спрятал к себе в сидор еще там, возле трупов.

Думал, что все будет хорошо теперь, но утро началось с политинформации. Политрук битый час объяснял бойцам, что красноармеец Морозов поступил плохо. Во-первых, он обокрал убитых, во-вторых, взял оружие врага, а это показательно, делать этого нельзя. Ну и, в-третьих, ушел с позиции, никого не предупредив, то есть чуть ли не дезертировал. Везде я был неправ. Меня поставили перед строем, где потребовали обещать больше такого не делать. Я был удивлен, что меня вообще не расстреляли тут, поэтому чуть расслабился. Политрук вдруг добавил, что вообще-то мне полагается трибунал. Вот тут я и провалился…

– Товарищ политрук, а как же воевать, если своего оружия у нас нет, а вражеское вы брать запрещаете? – Дайте мне самое большое полено, я об него убьюсь. Ну, не понимаю я таких ограничений. Надо сразу заметить, человек я прямой и никогда не молчу, если совершают глупость или ко мне несправедливо относятся. Начальник ли, командир, я всегда говорю правду и как есть. И терпеть не могу, когда лебезят.

– Взяв в руки оружие врага, вы тем самым показываете ему, что цените именно оружие противника, значит, считаете советское оружие плохим!

– Товарищ политрук, так нет же советского. А вообще, я же нашу, советскую винтовку у них и забрал, вот же она! – с этими словами я снял винтовку с плеча и показал этому горлопану. – Немцы же пользуются нашим оружием, для того чтобы нас убивать. А я считаю, для уничтожения врага все средства хороши.

– Но ведь ты же и немецкое взял? – не унимался политрук.

– Да, но я его сдал…

– Бойцы, партия Ленина – Сталина дает нам лучшее оружие в мире, никогда не берите пример с таких бойцов, как Морозов… – Бла-бла-бла. Конечно, не нужно брать пример с меня, берите с трусов и паникеров или политруков. Они вас живо научат, как быстренько сдохнуть за Родину. Как меня бесит уже эта болтовня, кто бы знал! Посмотрев по сторонам, поймал взгляд командира батальона. Увидел его и даже не понял, показалось мне или нет. Командир мне подмигнул и кивнул головой. У него на груди висел немецкий трофейный автомат. Ну, или пистолет-пулемет, не важно, как именно он зовется.

Избавил и меня, да и всех бойцов от этой болтовни тот же командир батальона. Просто дождавшись паузы в речи политрука, он громко объявил:

– Заканчиваем политинформацию! Бойцы, по местам! – И все ломанулись в свои ячейки. Очевидно, что бойцы, так же как и я, страдали от такой партийной заботы. Нет, согласен, политическая работа в армии нужна, но все должно иметь свои рамки.

Очень хотелось есть, кажется, я уже больше ни о чем не думаю, кроме еды. Блин, чего я лоханулся и не положил в свой сидор что-нибудь из жратвы. У фрицев были консервные банки в ранцах, не знаю только с чем. Еще какие-то хлебцы в бумаге, или это галеты были, черт его знает. Одно скажу, если бы похитрее был, сейчас бы сидел сытым.

Солнце начинало жарить. Утро еще фактически, но жара стоит… Блин, речушка совсем ведь рядом, а не искупаться. Вчера, после «раскопок» бойцы так просили разрешить им окунуться, но нет, ждем врага, какое купание. От нечего делать решил разобрать винтовку. Я ведь о ней, если честно, почти ничего не знаю. Подумав, решил найти старшину, есть тут один мужичок, сам видел, как он объяснял одному молодому бойцу, как нужно ухаживать за оружием. Вылез на «волю» и осмотрелся. Все чего-то делают, копошатся. Кто-то курит, у меня, кстати, вообще нет табака, да и не хочется пока вроде, кто-то читает газету. Нормально так, врага ждем. Старшина оказался возле рощи, шел от палатки командиров.

– Ты чего вылез? – остановил тот меня, когда приблизился.

– Товарищ старшина, не поможете с винтовкой? – спросил я, протянув ствол.

– А-а, – протянул тот, – это можно. Пошли.

Мы вернулись к моей ячейке и, свесив в нее ноги, уселись на землю. Старшина довольно шустро разобрал СВТ-40 и разложил детали на мою запасную портянку, это я успел ее достать.

– Смотри внимательно, – начал он показывать, – грязь вот здесь, видишь эту хреновинку? – Я кивнул, рассказ мне уже нравился. – Не даст тебе стрелять, заклинит нафиг. Смотри, регулятор чистится вот так…

Минут двадцать я вникал, так долго, потому как старшина не прерывался. Привык он, видимо, новобранцам объяснять, а ведь я вообще-то служивший. Автомат Калашникова обслуживал, чай, здесь не труднее. Когда я довольно легко собрал за минуту винтовку в боевое положение, старшина кивнул и, хлопнув по плечу, потопал по своим старшинским делам. Я еще разок проделал все манипуляции с винтовкой и, наконец, зарядил ее. У немца с собой было только два магазина от нее, жаль, часто придется переснаряжать, а так мне нравилась пока эта «игрушка», не знаю, правда, как в бою себя покажет, но в руках лежит приятно. Кстати, этот же старшина дал ответ по патронам, что были у фрица в подсумках. Я просто не знал маркировку, оказывается, у меня было аж двадцать зажигательных патронов, хорошо, пригодятся.

Около десяти утра в небе зашумело. Все задирали головы, стараясь хоть что-то разглядеть, но тщетно. Самолеты, а это были они, или летели где-то в стороне, или очень высоко. Но это была на самом деле фигня, ибо страх пришел чуть позже, когда голову опустил. На той стороне реки, за мостом, поднималась пыль. И тут же прозвучал сигнал:

– Немцы!

Все, кто был наверху, попрыгали в свои ямки, я и так в ней был, поэтому только взял в руки каску и водрузил ее на голову. Тяжелая, зараза. Местность за мостом была интересная и удобная именно для противника. Метров через двести рельеф опускался, образуя таким образом удобное для сосредоточения противника место. Хреново, минометы бы сюда, но у нас даже гранат обычных почти нет, что уж говорить об артиллерии.

– Бойцы, внимание, – раздалось эхом над головами, – враг хочет переправиться, ему нужен мост, не дадим захватить его!

Странно, ладно бы мост нужен был нам, ну или, на худой конец, отступающим войскам. Не понимаю, на фига тут лежать, умирать, наверное, мы бы больше пригодились в другом месте… Спалили бы к чертям собачьим этот мостик, деревянный же! Брода тут нет, слышал, командиры говорили, немцам нужно было бы топать дальше, в поисках переправы, а это и время, и силы. Не понимаю.

На полоску земли перед мостом выехали два бэтээра, так как маскировки у нас не было, от слова совсем, немчура тут же открыла огонь из двух пулеметов. Втянув голову, осторожно наблюдал, ждал сигнала. Командиры предупредили, что будет ракета. Блин, да пока мы тут ждем, все уже в штаны накидают от страха, я в том числе. Чем дольше ты смотришь на эти долбаные пулеметы, тем меньше желание вылезать из ячейки.

– Да пошло оно всё! – буркнул я вслух и высунул голову. Как будто услышав мою речь, пулеметы на бэтээрах замолчали. Я как-то воспрял духом даже. Положил винтовку перед собой и начал целиться. И тут началось! Свист и вой, летящий с неба, заставил забыть обо всем. Я только без конца крутил головой, стараясь понять, как поступить.

Бах, бах, ба-бах, бах, бах! Разрывы слились в один. Мины, а это были именно они, противно завывая, накрывали всю местность перед мостом. Не было слышно ни единого выстрела с нашей стороны. Да и в кого стрелять? Минометы там, за складкой местности, хрен их достанешь, с бэтээров, видимо, корректируют огонь.

Одна из мин ложится где-то уж совсем близко, ибо меня в момент взрыва даже подкинуло. Блин, и чего теперь? Неужели вот так и погибали наши деды на этой сраной войне? Погибали не то что, не выстрелив по врагу, а даже и не видя его… Для чего же я попал сюда? Просто так, случился перенос и все? Сдох там, теперь здесь? Или это так и происходит, что после смерти душу человека просто переносит в другое время и место? Это только читать долго, на самом деле мысли проносились в голове со страшной скоростью, и каждая следующая была страшнее предыдущей. А ведь фрицы сейчас наверняка поднимаются уже в атаку. Под прикрытием своих минометов они вполне могут рассчитывать на то, что удастся захватить мост. Блин, ну почему его не сожгли??

В этот момент наконец различаю звуки стрельбы. Прислушиваюсь и понимаю, что мины перестали грохотать. Вновь высунув голову, еле заставил себя это сделать, отмечаю краем глаза, что вокруг начинают стрельбу наши бойцы. Те, конечно, у кого было оружие. А вот и командир. Лежит уже впереди и призывно машет рукой, привлекая внимание бойцов. Ни фига не понимаю, чего он там орет. Просто стряхиваю с винтовки землю и готовлю ее к выстрелу. А немцы-то и, правда, идут уже. Метров пятьдесят им до моста, странно, на фига они минометный обстрел прекратили, вообще бы без потерь подошли.

Редкая стрельба с нашей стороны обусловливалась еще и тем, что обстрел минами явно не прошел бесследно. Сколько убитых, сколько раненых, наверное, не знает никто сейчас. Ловлю на мушку первого фрица, вон он, по прямой, меньше двух сотен метров до него. На секунду замираю, кажется, даже глаза закрыл. Наконец, все же жму на крючок – и не попадаю. Да уж, давно не брал я саблю в руки. А уж такую и вовсе никогда. Хоть бы увидеть, куда пули летят, чтобы понять, как нужно стрелять. Делаю еще один выстрел и теперь, о чудо, замечаю, как пуля впивается в землю, не долетев до фрицевской шеренги несколько метров. А те ведь еще и двигаются. Хоть и почти пешком, но фрицы, слегка пригибаясь, стараются преодолеть расстояние до моста.

– Не дадим фашистам переправиться! – О, блин, он еще живой, что ли? – Командир был в первых рядах; да, уставы тут будут писать кровью.

– Эй, вы чего, очумели, что ли? – аж вслух сказал я, когда из ячеек начали вылезать уцелевшие бойцы. Причем поднимались все, как с оружием, так и без него. Мне совсем не хотелось подставляться под пули. Сложного ничего нет, тупо сдохнуть на просторах Родины, а кто за нее воевать-то будет?

Но я тоже вылез, иначе трусом ведь обзовут да под трибунал отдадут. Бежать оказалось вовсе и не надо. Вон они, враги, на фига еще и сближаться-то? «Светка» у меня стреляет точно, несколько раз выстрелив, я уже понял ее нрав. Фрицы, наступающие примерно ротой, в таких условиях не посчитаешь толком, остановились и залегли. Сколько их тут, сотня, полторы? В любом случае у нас нет шансов.

– Товарищ старшина, сейчас опять мины полетят! – кричу я, увидев рядом старшину.

– Брысь в ячейку! – ответил строго умный старшина и побежал к командиру. Со стороны немцев послышались трели свистка. Надо отдать должное старшине, сумел он убедить командира вернуться на позиции. Приказ последовал незамедлительно, но я уже и так укрылся. Снарядил один отстрелянный магазин и добил недостающие во второй. Вновь высунувшись из ямы, увидел дымы, поднимающиеся из той низины, где скучковались фрицы.

– Танки! – вновь заорал кто-то. Блин, а я ведь и не сообразил раньше. Кто-то у нас приглядывает за той стороной, надо же, командир-то, видимо, соображает…

И точно. Рыча моторами, выпуская в небо белый дым из выхлопных труб, на нас выкатывались танки. Ух ты, а я думал, они пострашнее будут. Где тут хваленые немецкие «четверки» или «тройки»? К нам, точнее пока к мосту, лезли какие-то танкетки. Если вспоминать известную игру будущего, то больше всего эти танчики напоминали… Да чешскую табуретку они напоминают, вот что. Наблюдаю за ними поверх винтовочного ствола.

– А не врали, значит, в книгах-то! – сплюнул я в сторону. На танках я отчетливо видел канистры с топливом, очень хорошо. Интересно, а еще кто-нибудь об этом знает? Орать и что-то доказывать не буду, попытаюсь поджечь один танк, авось наши и догадаются, что тут и почем. Вовремя я вспомнил о канистрах, ой вовремя.

 

Взяв один магазин, выщелкиваю из него несколько патронов. Достав из кармана «зажигалки», протер патроны портянкой и вновь снарядил магазин, тут же вставив его на положенное место в винтовке. Не зная, как полетят новые пули, решил просто пострелять по ближнему танку. Тот уже был у моста и вот-вот начал бы переправляться к нам, друзья его активно поддерживают. Их скорострельные пушки перепахивают землю перед нами, как хороший трактор. Черт, обзор хреновый у меня, но все же я начал.

Ракурс был очень неудобным, поэтому первые всполохи огня на корме этого маленького танчика, идущего первым, я заметил, когда тот почти доехал до нашей стороны реки.

– Горит, ребята, горит, гад! – кто-то совсем рядом восхищенно кричал. Слушать было некогда, у нас работы на весь день, танков-то вылезло аж восемь штук. Кстати, когда последний показался, я задумался. Идущий в хвосте «ромба» Т-3 на фоне малышей казался мастодонтом. Длинные антенны выдавали в нем машину командира роты. Пристально разглядывая командирский танк, отметил, что канистр на нем нет, хреновато, а как же нам его остановить? Пробивать его броню у нас нечем…

«Нужен рывок, но, думаю, никто не побежит. Точнее, не добежит», – подумал я. Осторожно выглянув, не увидел никого из готовых умереть. Люди так же сидели в ячейках и постреливали. Что ж, надо и мне продолжать, патроны зажигательные еще есть, использовал я только пять штук, теперь буду экономнее. Кстати, если немцы потеряют несколько машин, может, и не полезут дальше. Еще одно чудо чешско-немецкой инженерной мысли попыталось прорваться к мосту. Для этого желающему намотать на гусеницы наших бойцов нужно обогнуть неудачника, что уже горел. Черт, мне бы куда-нибудь в сторонку отойти, чтобы борт лучше видеть… Как по команде двигавшийся к мосту танк на секунду остановился за кормой горевшего собрата.

– Они хотят на буксир его взять, огонь, ребята! – донеслась команда. Блин, умные гады. Видят, что, объезжая препятствие, подставят нам борта, вот и решили оттащить горевший танк.

Плюнув на маскировку, просто вылезаю из своей ямки и ползком ухожу в сторону.

«Господи, мне бы хоть метров двадцать проползти!»

Выстрелы слышны с обеих сторон, свиста пуль не слышу, а вот разрывы танковых снарядов вспухают регулярно. Черт, как же страшно-то!

– Куда, назад! Жить надоело? – вроде голос старшины. Меня хватают за ногу и стаскивают в какую-то яму. Встав на ноги, вижу старшину.

– Ты куда собрался, мать твою? – орет старшина.

– Этого случайно поджег, остальные так не подставятся, надо сбоку зайти! – ору в ответ я.

– Так это ты его зажег?

– Ну да, у меня же «зажигалки». Вы же мне сами маркировку читали.

– Давай, я прикрою, – как будто он один что-то сможет сделать.

Вновь я на земле и ползу, по сантиметру перемещая тело, стараясь не попасть кому-нибудь в прицел. На меня то и дело орут, огрызаются. Конечно, я же многим в прицел попадаю, ладно хоть не пристрелили еще, вот будет потеха, если меня свои же завалят. Наконец, осмотрев подступы к мосту, решаю, что достаточно уже, ракурс вполне себе хороший. Нахожу очередную ячейку, та немного разворочена близким взрывом и на дне лежит непонятная масса.

– Твою мать, как же вовремя! – сплевывая, говорю вслух. Только что меня знатно вывернуло, увидев, во что превратился боец, занимавший эту ячейку. Парень занимал все место в яме, пришлось, извинившись, вставать прямо ему на спину. В глазах были слезы, это последствия после рвоты. Протираю глаза рукавом и понимаю, что теперь у меня полные глаза грязи. Ну что ж все так через задницу-то? Положив винтовку на бруствер, судорожно протираю глаза, вытянув из-под гимнастерки кусок нательной рубахи.

«Вроде ничего, вижу нормально», – проморгавшись, подумал я, беря в руки винтовку. Прошло всего минут пять, за это время немцам под огнем наших бойцов удалось прицепить горевший танк на буксир. Вот же черти профессиональные, и не боятся же огня и стрельбы! Танк, которому была отведена роль буксира, дал газу, выпустив в небо клубы белого дыма.

– Или сейчас, или будет поздно. Если тут застрянут сразу две машины, пройти здесь врагу будет уже гораздо сложнее, – разговоры с самим собой уже становятся нормой.

Второй танк я зажег уже с трех выстрелов. Начинаю учиться. Хорошо горит, выскакивающие танкисты пытаются убежать, их настигают пули моих товарищей по оружию. С той стороны слышна трель свистка, и оставшиеся коробочки начинают отползать.

«О, правильное решение, ползите вообще обратно, в ваш красивый Берлин!» – пролетает мысль.

«А вот это неправильно!» – я сваливаюсь в ячейку, забыв, что она вообще-то занята и места мне здесь мало. Дело в том, ЧТО я увидел. Немцы активно прятались, а из-за их спин вновь полетели мины. Блин, в этот раз они долбили еще дольше. Сколько же у них боеприпасов. Согласен, что враг на машинах, но ведь грузоподъемность-то не резиновая! А спустя минут тридцать, когда минометы вновь утихли, оказалось, что фрицы уже умудрились подцепить горевшие танки и начать их оттаскивать. Что делать? Стрельба была активной, причем, к сожалению, не с нашей стороны. Вообще, ощущение такое, что нас тут осталось всего десяток, может два. А, хрен бы на этот мост, зажечь его к чертям собачьим.

– Эй, поджигатель! – услышал я откуда-то сбоку.

– Кто тут? – не разглядев вначале, спрашиваю я.

– Лейтенант Светлаков, командир первой роты.

– Да, товарищ командир…

– Попробуй зажечь немца на мосту!

– Хорошо, только патронов осталось всего ничего.

– Они сейчас полезут снова, командир приказывает уничтожить мост, а как нам это сделать?

– Я попробую, виноват, сделаю! – почему-то я стал вдруг таким решительным и исполнительным…

Немцы и правда пустили вперед сразу все оставшиеся танки. Те полным ходом неслись к мосту, активно маневрируя и постреливая из пулеметов.

«Ну, давайте, давайте, на мост-то все равно по очереди будете въезжать!»

Один из наиболее вертких оказался на мосту. Он так и пролетел бы его, не брось перед ним кто-то из наших бойцов гранаты. Я даже видел, как связка полетела. Значит, кто-то из ребят подполз так близко, что смог добросить. Танку гранаты не навредили, но видимо, слегка разворотили настил моста, так как вражина встал как вкопанный. Это и дало мне возможность выстрелить. Хватило всего двух патронов, чтобы новый костер появился на переправе. Причем этот еще и рванул, что понравилось больше. Первые два, что я остановил, почему-то просто заглохли, а вот этот уже хорошенько так рванул. Как в кино, отлетающей башни не было, видимо, рвануло топливо в баках, до боекомплекта не дошло, но и то хорошо. Мост сейчас надежно заблокирован, чтобы освободить его вновь, немцы должны быть совсем без страха. А я думаю, что там, так же как и мы тут, хотят жить. Еще один из немецких танкистов, видимо, разозлился и сделал глупость. Ну, а что, думаете, у немцев все солдаты роботы? Я вас умоляю, там такие же люди, им свойственно и нервничать, и ошибаться. На скорости влетев на мост, он воткнулся в стоявшего товарища. Не знаю, что он хотел этим сделать. Столкнуть его в воду, или просто выпихнуть с моста, но, раскатав гусянку, замер, да еще и борт мне подставил. Ждать я не стал. Три новых выстрела – и еще один костер на мосту. Черт возьми, а мне понравилось!

В этот раз мин не было. Немцы затихарились и несколько минут не высовывались. Оба бэтээра, едва высунувшись, так, чтобы пулеметчики в них могли стрелять, застыли в низине. Огонь был плотным, но, скорее, беспокоящим. Нам просто не давали высунуться, боясь, что мы пойдем в контратаку. А спустя еще полчаса над нами заревели двигатели самолетов. А я-то грешным делом думал, что не станут фрицы помогать какой-то маленькой части взять такой незначительный объект. Значит, все-таки значительный, если прислали аж четыре «юнкерса». «Лаптежники» сначала прошлись пулеметами, видимо, присматривали цели, а вот на второй круг уже пошли с пикированием. Вообще, местность возле моста не давала возможности самолетам пикировать очень низко, деревья мешали. Бомбы упали кучно, грохот такой, что меня выбросило из ячейки, еле вернулся назад. Всего самолеты противника сделали три захода. Третьим вновь были пулеметы. До этого я еще на себе не испытывал такую жесть. Думаю, что если бы не знал ранее о ревунах на самолетах, запросто бы обделался.

Другие книги автора:
Нужна помощь
Купите 3 книги одновременно и выберите четвёртую в подарок!

Чтобы воспользоваться акцией, добавьте нужные книги в корзину. Сделать это можно на странице каждой книги, либо в общем списке:

  1. Нажмите на многоточие
    рядом с книгой
  2. Выберите пункт
    «Добавить в корзину»