Litres Baner

Звездные ангелы. Новый мирТекст

Читать фрагмент
Отметить прочитанной
Как читать книгу после покупки
Шрифт:Меньше АаБольше Аа

Глава 1. Странный день

Флиттон, маленький городок, в котором и началась наша история, ничем не отличался от других, таких же уютных обжитых местечек, окружающих большие шумные мегаполисы.

Ряды скромных двухэтажных домиков тянулись вдоль узких улиц, соревнуясь в ухоженности палисадников. По газонам гуляли откормленные коты, зорко охраняя свою территорию.

Высокие изгороди здесь были не в чести. Соседские дворики отгораживались между собой приземистыми, аккуратно подстриженными кустами барбариса и боярышника. Возможно, поэтому соседи всё знали о личной жизни друг друга и с удовольствием обсуждали эти подробности за вечерним чаем.

Неторопливая речушка Флит, разделявшая городок на две части, была предметом всеобщей гордости, а набережная – любимым местом неспешных прогулок.

Так же неторопливо, размеренно текла и жизнь самого Флиттона, не нарушаемая никакими происшествиями.

Те невероятные события, свидетелями которых стали жители городка, проживающие на улице Аллейной, надолго врезались в их память. Со временем эта история, утратив черты реальности, превратилась в легенду…



* * *

…Элис мчалась вдоль обрыва. Ветер хлестал ей в лицо, и полы плаща напоминали крылья. Такой бег не мог продолжаться долго, девушка начала уставать. И это тотчас почуяли те, кто гнался за ней от самого леса, – стая черных волков, голодных и беспощадных. Вожак зарычал и лязгнул зубами у самой лодыжки беглянки.

Элис собрала все свои силы, высоко подпрыгнула и вдруг… зависла в воздухе! Как это у нее получилось, она и сама не поняла, – просто на секунду забыла, что подобное невозможно.

Стая резко остановилась, сбившись в кучу. Волки лаяли и растерянно скулили, не понимая, как могла ускользнуть такая близкая и легкая добыча.

А Элис глядела на них сверху, чувствуя себя в полной безопасности. «Оказывается, я могу всё! – ликуя думала девушка. – Просто надо не бояться поверить в себя!»

Эта мысль показалась ей настолько замечательной, что она засмеялась…

– Элис! – знакомый голос, принадлежавший Кэти, вдруг бесцеремонно ворвался в ее сон, грозя развеять все волшебство. – Вставай, сколько можно дрыхнуть!

Элис заворочалась в постели, зарываясь поглубже в подушку, словно та действительно могла спрятать ее от сестры и позволить досмотреть такой интересный сон…

…Волки, еще минуту назад гордые охотники, сейчас напоминали стаю сбившихся в кучу дворняг. Не понимая, что происходит, они в ужасе поглядывали на девушку, свободно парящую в воздухе. Затем, толкая друг друга и спотыкаясь, бросились обратно, в знакомый лес. Только вожак, похожий на огромную черную овчарку, остался на месте. Он сидел, тяжело дыша, и смотрел вверх, на Элис.

И она вдруг поняла, что бояться преследователя больше не надо: они сравнялись с ним по силе духа и боевому мастерству. Она плавно спустилась и уселась на землю рядом с ним. Волк, еще не отдышавшись после быстрого бега, взглянул ей прямо в лицо смоляными глазами и открыл страшную пасть…

– Нет, это просто возмутительно! – вдруг произнес волк голосом Кэти. – Вставай, кому говорят! Если ты думаешь, что я позволю тебе опоздать на пары, ты сильно ошибаешься…

В Элис полетела подушка, метко пущенная рукой старшей сестры.

Такой маневр помог: младшая приоткрыла один глаз, затем другой.

– Кэти… – Элис сладко зевнула. – Ты не представляешь, какой необычный сон мне приснился…

– Представляю, – ответила Кэти, водружая подушку, сделавшую свое дело, обратно на собственную, идеально убранную кровать. – Ты хихикала во сне, будто тебя кто-то щекотал.

– Там были… волки, я убегала от них, а потом… Что же было потом?… Я что-то такое сделала, и меня осенила потрясающе умная мысль… – Элис наморщила лоб, пытаясь вспомнить. – Ну вот, – недовольно произнесла она, – ты своей подушкой мне ее из головы выбила…

– Наверное, эта умная мысль у тебя была последняя… – насмешливо сказала Кэти. – Какая ужасная потеря! Ладно, собирайся быстро, я не хочу за тебя краснеть!

Элис встала, потянулась и поплелась в ванную, шлепая босыми ногами по полу.

Кэти собралась было застелить постель сестры, как делала это частенько, когда та опаздывала, но тут же остановила себя. Ну, в конце концов, сколько можно? Элис всегда была «маленькой», хотя разница между ними всего-то год! Однако Кэти так свыклась с ролью старшей сестры, которая не только присматривает за младшей, но и во всем ей помогает, что продолжала делать это и теперь, когда они обе давно выросли.

Так уж сложилось: их матери не стало вскоре после рождения Элис и девочки ее совсем не помнили. Они знали о ней только по скупым рассказам Майкла, их отца. Все, что осталось у них на память от мамы, – несмываемые рисунки на левом плече у каждой.

Поэтому Кэти, как старшая, чувствовала обязанность опекать Элис. Даже в школу она пошла на год позже, чтобы почаще быть рядом с младшей сестренкой, а теперь вот они учились на одном курсе университета. За такую заботу Элис платила Кэти беззаветной любовью, полным доверием и… вечным беспорядком везде, где только ни появлялась. Ну сколько можно позволять младшей быть такой безалаберной?!

Кэти, вздохнув, окинула взглядом ту часть комнаты, которая была владениями Элис: диски и книги разбросаны, одежда из шкафа громоздится на стуле бесформенной грудой, в углу кровати живет старая потрепанная игрушка, кажется, заяц… Словно не восемнадцать лет человеку вот-вот стукнет, а восемь! Кавардак у сестры подчеркивался идеальным порядком на половине Кэти: все книжки стройным рядом стоят на полке, платяной шкаф напоминает миниатюрный бутик с аккуратно развешанной на плечиках одеждой, а стол настолько чист, что свет из окна играет на нем солнечными зайчиками. Даже карандаши и ручки стоят в элегантной, украшенной бисером карандашнице. В этом вся Кэти. Возможно, она слишком педантична, но все же это лучше, чем разгильдяйство Элис…

– Ну и ладно! Пора уже самой учиться за себя отвечать! – сердито сказала Кэти бедламу в комнате и, прихватив сумку, решительно направилась к двери.

– Эй! Ты куда? – донеслось сверху.

Кэти подняла голову. Из открытого окна мансарды выглядывала Элис, уже не слишком сонная, но до сих пор облаченная в пижаму.

– А я?

– Догоняй! – крикнула сестра, устремляясь к выходу.

* * *

Кэти шла по неширокой улочке, называвшейся Аллейной. В нее словно ручейки вливались дорожки, ведущие от домов соседей.

Вот небольшой ухоженный домик семьи Тартлов. Здесь живут мистер Рэйн и миссис Оливия с двумя сыновьями-близняшками (семиклассниками Томом и Питером) и тремя собаками породы сеттер. В прошлом году Питер на глазах у Кэти свалился с высокого дерева и сломал себе руку. Кэти вызвала неотложную помощь, сообщила об этом родителям мальчика и не отходила от него ни на шаг, пока те не приехали. За это короткое время Питер успел пылко влюбиться в свою спасительницу, о чем вскоре знала вся Аллейная улица. Надписи на асфальте типа «Кэти, я люблю тебя!» и «Кэти – супердевчонка!», написанные часто с ошибками, не оставляли в этом сомнений.

Напротив Тартлов располагается самый большой дом на Аллейной улице – владения профессора Дэвида Марлоу, ученого-химика. У него большая лохматая, как у сенбернара, голова, очки в черной оправе и руки, вечно испачканные растворами. Мистер Марлоу – холостяк. Ему некогда ухаживать за своим жилищем, поэтому вид у дома, как и у самого ученого, довольно-таки неряшливый. Профессор настолько рассеян, что об этом ходят настоящие легенды: например, недавно, перепутав вечерние сумерки с утренними, он отправился на работу, да еще в домашних тапочках…

Иногда Кэти видит соседа расхаживающим по его заросшей сорняками лужайке и что-то бормочущим себе под нос. Тогда она тихонечко проходит мимо, даже не здороваясь, чтобы, не дай бог, не сбить ученого с какой-нибудь важной химической мысли.

Старшие Тартлы говорят, что профессор «витает в облаках», но тем не менее относятся к нему с большим почтением. Чего не скажешь о его непосредственной соседке, миссис Агате Томпсон, которая частенько ругается с ним из-за неподстриженного газона.

А вот и сама миссис Томпсон – страстная любительница котов и главный источник новостей и сплетен в их городке. Если вы захотите узнать, как планируют провести свой отпуск супруги Адамсоны или кто родится в будущем месяце у миссис Бирч, каков цвет нового ковра у Дойлей и что вчера ели на ужин Бакеры, – спросите у миссис Томпсон. Она расскажет вам все в подробностях.

Откуда эта леди с проницательными глазками добывает столько информации, трудно догадаться. Целыми днями она просиживает на веранде в большом старом кресле с вязальными спицами в руках и толстым пятнистым котом Смоки у ног.

Возможно, сведения ей приносят флиттонские бродячие коты, которых она ежедневно подкармливает на своей лужайке. А может, рассказывают соседи, заглядывающие к ней на чай, чтобы узнать что-нибудь новенькое… Но, как бы там ни было, круговорот флиттонских сплетен начинался и заканчивался у миссис Агаты Томпсон.

Вот и сейчас она с видом полного безразличия к тому, что происходит на улице, уже заняла свой наблюдательный пост, устроившись в кресле.

Обычно Кэти с удовольствием останавливалась поболтать с миссис Томпсон и погладить ее любимца, напоминающего надувную подушку. Но сегодня с самого утра она чувствовала раздражение и непонятную тревогу. Поэтому, вежливо поздоровавшись, Кэти сразу поспешила дальше.

Свежее осеннее утро дышало ей в лицо прохладой и отзывалось веселым чириканьем где-то над головой. Кэти свернула на набережную. Она сама не заметила, как настроение постепенно улучшилось, а на лицо вернулась улыбка.

 

…Нет, причина внутреннего напряжения старшей сестры крылась вовсе не в разгильдяйстве Элис, младшая была такой всегда. Но в чем именно – Кэти не знала. Какое-то неуловимое тревожное предчувствие засело в ее сердце невидимой занозой.

Дальше дорога к университету шла по набережной речки Флит, и Кэти с удовольствием смотрела на уток, смешно ныряющих в воду за рыбой.

* * *

Старинное здание университета с фасадом, пышно украшенным лепниной, больше походило на графскую резиденцию, чем на храм науки. У входа уже шумно толпились студенты. Молодые люди переговаривались, шутили, о чем-то оживленно спорили.

Кэти не могла не заметить, что некоторые поглядывают на нее оценивающе, и, как обычно, смутилась. Стройная, зеленоглазая, с вьющимися волосами, собранными в блестящий шоколадно-каштановый хвост, она частенько привлекала заинтересованные взгляды парней. Но дальше этого дело не заходило: серьезность и сдержанность – вовсе не те черты, что способствуют популярности девушки. Тем более если она застенчива.

Даже ее элегантные очки в искусной оправе казались условным барьером между ней и остальным миром. Добавьте ответственное отношение к учебе – и вот вам «заучка» Кэти, какой, собственно, и считали ее более легкомысленные ровесники.

То ли дело Элис! Общительная и жизнерадостная, она везде была в центре внимания. И многие юношеские сердца становились жертвами ее голубых глаз.

Одевались сестры тоже по-разному: Элис любила яркие наряды, что подчеркивали точеную фигурку девушки; Кэти предпочитала классического покроя платья, свободные брюки и скромные блузы.

* * *

Кэти еще поднималась по ступенькам к двери университета, когда услышала позади знакомый звонкий голосок: это ее сестра уже здоровалась с приятелями. И как она успела так быстро добраться?

Элис догоняла Кэти. Складки короткой юбки разлетались в стороны, светлые волосы рассыпались по плечам, а глаза, как всегда, искрились веселыми огоньками: такая себе смесь чертенка с ангелочком. Вот уж кого точно «заучкой» не назовешь!

Училась Элис неплохо, но преподаватели всегда говорили, что могла бы лучше.

– А вот и я!

– Как ты успела так быстро? – удивилась Кэти.

– Разве ты не знала, что я умею летать? – Элис изобразила удивление на симпатичном личике и тут же рассмеялась.

В светлую шумную аудиторию девушки вошли вместе и, как всегда, уселись рядом. Такие непохожие друг на друга – и по характеру, и по внешности, – они были практически неразлучны. И сокурсники знали: чтобы отыскать их обеих, достаточно найти одну, а другая обязательно будет где-то поблизости.

Начался еще один день из череды обычных студенческих будней. В аудиторию вошел мистер Блэйк, преподаватель истории, и шум моментально стих. Кэти с некоторым облегчением открыла конспекты, чтобы с головой погрузиться в занятия и перестать прислушиваться к своим странным ощущениям. Это у нее получилось: чувство «что-то не так», тревожившее девушку с самого утра, утонуло под ворохом новых впечатлений.

Дальше все помчалось по привычному кругу: учеба – друзья – библиотека… Затем Кэти отправилась в школу танцев, а ее сестра – в секцию карате. Она записалась туда недавно, но ходила с большим удовольствием и делала успехи. Ее ловкости и быстроте реакции завидовали даже парни, а сам сенсей называл ее «бесстрашная Элис».

Правда, на все уговоры сестры присоединиться, «ведь там так круто!», Кэти только отмахивалась: ну что за радость прыгать и махать руками-ногами? А для поддержания формы куда приятней исполнять танцевальные па, чем носиться по залу с криками «х-ййя!».

Но если одна из них заканчивала занятия раньше, то обязательно ждала сестру возле речной набережной, чтобы потом идти домой вместе.

Дорога к дому тоже была обычным продолжением дня. Правда, сегодня они не болтали обо всем на свете, как всегда, а шагали рядом молча и каждая думала о своем. Теперь ничто не отвлекало Кэти, поэтому ощущение непонятной тоски и смутной тревоги вернулось. Словно где-то внутри образовалась пустота, которую нечем было заполнить.

Элис вдруг остановилась и стала смотреть на небо.

– Что ты там разглядываешь? – удивилась сестра и тоже подняла голову.

– Птицы… Смотри, сколько их! Наверное, они летят домой, – сказала Элис, всматриваясь в вышину. Где-то между облаками пролетал птичий клин.

– Интересно, откуда они знают, что уже пришло время лететь? – негромко произнесла Кэти, обращаясь то ли к сестре, то ли к самой себе.

– Наверное, в какой-то момент они чувствуют… что должны быть не здесь. И тогда всё вдруг становится чужим и обманчивым. Их тянет куда-то далеко. Возможно, там их дом… И они бросают всё и летят, – негромко произнесла Элис.

Кэти удивленно взглянула на сестру.

«Странно, однако я чувствую то же самое», – хотела признаться Кэти, но вслух все же ничего не произнесла. Только подумала, что из ее уст подобное прозвучало бы слишком абсурдно.

До самого дома они больше не разговаривали. И обе очень удивились бы, если бы знали, что сейчас думают об одном и том же…

* * *

Когда девушки добрались домой, в окнах горел свет. Это означало, что отец уже вернулся с работы.

Майкл был полицейским, работу свою любил и имел отличный послужной список. Правда, среди сотрудников слыл нелюдимым человеком. Это было и неудивительно: часто переезжая, просто не успевал заводить близких друзей. Свободное время проводил дома, с дочерьми, готовя вкусные блюда и читая любимые детективы.

Для Кэти и Элис он был не просто отцом, но и другом. Майкл старался изо всех сил, чтобы его девочки не чувствовали себя одиноко без матери, вот и баловал их как мог. С ним можно было обсудить книгу, поделиться секретом или проблемой. И не было случая, чтобы он не помог, хотя бы дельным советом. Поэтому Элис и Кэти звали его то отцом, то Майклом – как приятеля.

– Смотри, нам принесли почту! – воскликнула Элис, указывая на ящик для писем, в прорези которого что-то белело. Она уже вернулась в свое привычное жизнерадостно-буйное состояние. Подбежав к ящику, Элис вытащила небольшой узкий конверт. – Майклу Джонсону, – прочитала она. – Интересно, кто ему пишет? Обратного адреса нет.

– Н-да… – протянула Кэти, – не помню, чтобы ему приходили письма… ну, кроме счетов или приглашений на официальные праздники.

– А может… – Элис состроила загадочную рожицу, – у него кто-то есть?

Такое предположение вовсе не казалось Кэти абсурдным. Майкл был весьма привлекательным мужчиной: высокий брюнет с отличной фигурой. Серые глаза лучились добротой, и в них всегда прятались веселые искорки. К тому же он был очень силен: мог убрать с дороги упавшее дерево, которое и поднять-то было под силу только нескольким мужчинам сразу; а дурачась с дочками, легко, словно мячики, подбрасывал одновременно обеих.

Но ни Кэти, ни Элис никогда не видели, чтобы Майкл с кем-то встречался.

– Стой! – Элис вдруг резко остановилась с конвертом в руках и шумно потянула воздух носом.

– Что с тобой? – испугалась Кэти.

– Разве ты не чувствуешь? – Элис подняла указательный палец и засопела еще громче. – Это же куриные крылышки! Бежим скорее, я ужасно голодна!

Майкл действительно уже доставал из духовки дымящиеся крылышки. Семейный любимец – рыжий кот Бонифаций, крутился у него под ногами в надежде, что какой-нибудь кусочек ненароком упадет.

– Привет студентам! – весело произнес Майкл. – Вы как раз вовремя…

Девушки традиционно чмокнули отца в щеку, красную от жара духовки.

– Па, твое блюдо, наверное, уже обсуждают все соседи: запах потрясающий… А что на гарнир?

Майкл снял кастрюлю с плиты и торжественно открыл крышку:

– Что скажете?

Элис заглянула в кастрюльку.

– Мое любимое овощное рагу! – восхитилась она. – Папуль, я тебя обожаю!

– Тогда хватит болтать, – строго сказала сестре Кэти. – Давай накроем на стол…

– Есть, сэр! – Элис шутливо взяла под козырек. И только сейчас вспомнила о почте. – Па, тебе пришло письмо, – она протянула его Майклу.

Тот вытер руки о передник и взял конверт.

Это только показалось Кэти, или на его лицо действительно легла тень? Но, даже если и так, Майкл быстро взял себя в руки:

– Ну, вы давайте, девочки, расставляйте приборы, а я сейчас… – с этими словами он направился в свою комнату.

Через пару минут Майкл заглянул на кухню. Элис уже сидела за столом, а Кэти наполняла тарелку отца.

– Садись скорее. – Кэти поставила блюдо на стол. – А… почему ты в куртке? Ты куда-то уходишь?

– Ужинайте без меня. – Майкл, как ни старался, не мог скрыть озабоченности. – Я ненадолго. На чай с лимонным кексом успею…

Он улыбнулся, но, как показалось Кэти, не слишком натурально, и выскочил за дверь.

* * *

– Как ты думаешь, куда он поехал? – спросила Элис, скармливая последнее крылышко Бонифацию.

Кэти пожала плечами:

– Не знаю, но мне он показался странным…

– Тебе всегда все таким кажется, – поддразнила ее Элис. – Это потому, что ты слишком много размышляешь.

Кэти хотела съязвить, но передумала.

– Да, – вместо этого согласилась она, – возьмем хотя бы наши постоянные переезды. Зачем они? Мы как будто убегаем от кого-то…

– Ну-у, – протянула Элис. – Майкл же объяснял: ему предлагают лучшие условия работы…

– И так чуть ли не каждый год? – насмешливо спросила Кэти.

– Послушай, – Элис собрала тарелки, – давай поговорим о чем-нибудь более интересном. Например, о завтрашнем дне…

Кэти стукнула себя по лбу:

– Ой, Эли, прости! Не подумай, что я забыла о твоем дне рождения… Как будем праздновать?

– У меня куча планов, – сразу оживилась Элис. – Это же не простой день рождения, а СОВЕРШЕННОЛЕТИЕ! Поэтому предлагаю: кинотеатр, аттракционы, кафе-мороженое, а вечером – отпадная вечеринка с танцами до рассвета! Я уже пригласила ребят с курса.

– Как мы все это успеем за одно «завтра»? – подозрительно спросила Кэти. – Учитывая, что у нас пары!

– А мы их прогуляем, – заявила Элис и посмотрела на сестру невинными голубыми глазами. – Совершеннолетие, знаешь ли, бывает раз в жизни!

Кэти молчала, не решаясь возразить. Пропуск занятий перечил всем ее представлениям об ответственности. Но ей очень не хотелось портить сестре завтрашний праздник.

– А как на этот прогул посмотрит Майкл? – сделала она слабую попытку вразумить Элис.

– Майкл не будет против, – вдруг сказал отец, заходя на кухню. Он выглядел немного усталым. Или расстроенным?… – Действительно, совершеннолетие бывает раз в жизни. Так что отдохните на славу, девочки… И вот еще, Элис… Добавь к своему списку поход по магазинам. Я подумал, что лучший подарок для себя сможешь выбрать только ты сама. Поэтому собираюсь преподнести тебе… средства на него. Ну, и еще кое-что, – добавил он негромко.

Элис пропустила мимо ушей это «кое-что», но ее очень заинтересовало обещание о финансах.

– Папочка, это чудесно! – пропела она нежным голоском. – А… можно узнать, насколько эти средства будут… действенными? Это я для того спрашиваю, чтобы решить, в какой магазин идти, – быстро добавила она, чтобы отец, не дай бог, не счел ее попрошайкой.

Майкл рассмеялся:

– Настолько, что вы сможете пройтись по самым лучшим флиттонским магазинам. Кроме того, останется и на кинотеатр, и на аттракционы, и на мороженое.

– Ладно, – сдалась Кэти, – на пары завтра не пойдем. Но пообещай, что мы завернем в библиотеку и подберем материал для нашего доклада… Надеюсь, ты не забыла?

Ну конечно же, как Элис могла об этом не вспомнить! Сегодня на занятиях мистера Блэйка она сама вызвалась. Слишком уж тема показалась интересной: Древний Египет. А Кэти ей дали в помощники.

– Да-а, – вынуждена была согласиться Элис, – мистера Блэйка нельзя подводить. Ладно, зайдем. Не думаю, что нам понадобится на это много времени.

Кэти только усмехнулась легкомыслию сестры.

Майкл поужинал и прилег на свой любимый диванчик возле телевизора. Сам телевизор он никогда не смотрел, но любил почитать лежа книжку или газету.

Вот и сейчас, пока Кэти мыла посуду, Элис сбегала в комнату отца и принесла ему новый детектив, недавно приобретенный в книжной лавке.

* * *

Кэти уже лежала в постели, а Элис расчесывала перед сном волосы.

– Эли… – не выдержала Кэти. – Ты сегодня про птиц говорила… так, словно это чувство тебе знакомо.

– Какое чувство?

– Ну… будто ты понимаешь, что должна быть не здесь… Что тебя где-то очень ждут, а всё, что окружает сейчас, не твое, не настоящее…

Кэти затаила дыхание. Она боялась, что сестра посмеется над ней, всегда такой рассудительной и рациональной. Но Элис оставалась серьезной.

 

– Странно… – после долгого молчания ответила она. – Я думала, только у меня такое в последнее время. Думала, старею, наверное, если подобные мысли в голову лезут.

Кэти прыснула со смеху:

– Это ты-то? В неполные восемнадцать? Тогда я, по-твоему, кто? Древняя старушенция? Вроде миссис Томпсон?

– Да, когда читаешь мне нотации по поводу…

Элис не успела договорить. Подушка, брошенная Кэти, опять растрепала ей волосы. Сестра не осталась в долгу, и, как-то сразу отбросив грустные мысли, обе уже от души смеялись, устроив подушечный бой, словно в детстве. Серьезный и тревожащий обеих разговор затерялся где-то среди разбросанных постелей.

Угомонившись, девочки улеглись. За окном шумел ветер.

– Послушай, Кэти, – вдруг тихо сказала Элис, – я видела, что было в том папином конверте.

Кэти обернулась:

– Ты прочла чужое письмо? – с возмущением прошептала она.

– Я не нарочно… Папа просил принести книгу, а она лежала на его столе, рядом с раскрытым письмом. Ну и…

– Так что же там было? – не выдержала Кэти, поскольку любопытство взяло верх над правилами приличия.

– Там было: «Время пришло! Возвращайтесь!». И подпись: то ли Матэр, то ли Нутэр, не помню точно…

Сон моментально слетел с Кэти.

«Что за «время пришло»? Куда «возвращайтесь»?» – думала она, глядя в сумрак комнаты.

Вопросов было много, и ни на один из них не находилось пока ответа. Мысли беспорядочно теснились в голове.

Деревья шумели за окном, навевая дремоту. Вскоре Кэти закрыла глаза.

«Какой странный сегодня день», – успела подумать она, прежде чем крепко заснула.

Купите 3 книги одновременно и выберите четвёртую в подарок!

Чтобы воспользоваться акцией, добавьте нужные книги в корзину. Сделать это можно на странице каждой книги, либо в общем списке:

  1. Нажмите на многоточие
    рядом с книгой
  2. Выберите пункт
    «Добавить в корзину»