История отечественной артиллерии в лицах: военачальники, возглавлявшие артиллерию (ракетные войска и артиллерию) в 1700-2019 гг.Текст

Из серии: Служу России!
Читать 70 стр. бесплатно
Как читать книгу после покупки
Шрифт:Меньше АаБольше Аа

© В.А. Чернухин, И.Е. Юркевич, Е.Г. Вапилин, Ю.Б. Рипенко

* * *

Артиллерия – есть молот, кующий судьбу народа.

Наполеон Бонапарт


Молись богам войны, артиллеристам!

Владимир Высоцкий

Предисловие

Уже давно стал аксиомой вывод о важности в военной истории роли личности руководителя масштаба высших и центральных органов военного управления. Военачальникам высокого ранга, о которых пойдет речь в представляемой читателю книге, было доверено командовать отечественной артиллерией, а с 1960 года и ракетными войсками[1]. По должностному положению объективно им было не дано иного, кроме как быть патриотом рода войск, носителями его духа, традиций и профессиональной культуры. Без этих качеств трудно представить плодотворную и успешную деятельность военачальника по развитию артиллерии и ракетных войск. Этот вывод подтвержден практикой.

Существовала и обратная связь: назначение на должность руководителя рода войск нередко накладывало глубокий отпечаток на личность самого военачальника, расширяя его кругозор и перспективы профессионального роста. За редким исключением так оно и было. Великий русский поэт А.С. Пушкин, глубоко интересовавшийся историей, писал в 1824 году: «Никакое открытие не заслуживает столь великого внимания сколь артиллерия: послужив преградой варварам в опустошении земель, она имела влияние на самый дух народов, преобразовала военное искусство, сделала войны не столь продолжительными – следственно и гибельными, и в скором времени, решая битвы и судьбу престолов, представит европейцам все преимущества перед прочими народами».

Длительное время артиллерия рассматривалась как вспомогательный род оружия, хотя уже Пётр Великий в начале ХVIII века назвал ее «решительницей победы», а генерал-фельдмаршал А.В. Суворов в конце этого столетия утверждал, что «артиллерийский огонь открывает победу». На рубеже ХIХ–ХХ веков военные специалисты России и за рубежом сделали вывод о возможности решения тактических задач только одной артиллерией. Мысль о возможности такого вклада рода войск в исход боевых действий, очевидно, впервые возникла в ходе русско-турецкой войны 1877–1878 годов, когда огонь русской артиллерии заставлял гарнизоны крепостей противника выбрасывать белый флаг. Позднее, в годы первой мировой войны, могущество артиллерийского огня настолько поразило военных теоретиков и практиков, что пехоте вновь отвели роль только «занимать то, что завоевано артиллерией».

Эта идея завышала возможности рода войск. Поэтому, начиная с 1918 года, в тактике артиллерии стала проводиться новая идея – нейтрализации, то есть обезвреживания неприятельских орудий, пулеметов, ружей массовым огнем, вызывающим и моральный надлом в войсках противника.

В период между двумя мировыми войнами под влиянием развития авиации и танковых войск былой пиетет перед артиллерией в военном искусстве стал исчезать. Артиллерию, бывало, даже считали устаревшим родом оружия. Этой оценки придерживались и некоторые военные специалисты Красной Армии в ходе дискуссии о соотношении и роли родов войск в бою. Однако большинство из них исходили из идеи значимости взаимодействия в общевойсковом бою, наиболее полного использования боевого потенциала всех родов войск.

Этой точки зрения отнюдь не противоречила высокая оценка артиллерии главой Советского государства И.В. Сталиным по итогам Советско-финляндской войны 1939–1940 годов, когда он заявил, что артиллерия – бог войны. Великая Отечественная война подтвердила его образную оценку. С началом агрессии гитлеровской Германии против СССР род войск вышел на уровень решения оперативно-тактических задач в обороне, а в ходе контрнаступления советских войск под Сталинградом в 1942–1943 годах – и в наступлении.

После объединения в 1960 году артиллерии с ракетными войсками и создания ракетных войск и артиллерии на некоторых операционных направлениях на РВиА были возложены даже задачи стратегического масштаба. Они определялись необходимостью противодействия американским ракетам средней дальности, размещенным в Европе, которые явились для СССР угрозой стратегического масштаба.

Современной военной наукой ракетные войска и артиллерия рассматриваются как основное средство огневого и ядерного поражения противника в ходе ведения общевойсковых операций. РВиА решают до 70 % объёма огневых задач в оперативно-тактической глубине боевых порядков.

Возрастание значимости артиллерии на поле боя определялось важными преимуществами артиллерии, а позднее и ракетных войск как рода оружия. Военные специалисты регулярно прогнозировали и открывали для себя новые огневые и тактические достоинства артиллерии, исходя из факторов совершенствования ее материальной части, повышения уровня обученности личного состава, изменения характера боевых действий.

Так, по итогам Первой мировой войны военные теоретики России 1920-1930-х годов отмечали чрезвычайную живучесть частей и подразделений артиллерии, нередко сохранявших боеспособность до конца боя, поскольку они располагались на закрытых огневых позициях. В отличие от пехоты, по оценке военных специалистов, артиллерийские батареи могли успешно работать и в сокращенном составе, действовать почти на любой местности вне зависимости от ее рельефа. Военные теоретики также отмечали революционные возможности использования в полевых условиях мощных орудий крупных калибров, которые существенно изменили картину поля боя, открыв пехоте путь «через любые современные препятствия». В теоретических трудах подчеркивалось, что артиллерия обладает большим разрушительным действием, превосходящим даже авиацию; действия артиллерии надежны, благодаря совершенству конструкции артиллерийских орудий; артиллерия может беспрепятственно вести огонь через головы своих войск. Наиболее ценным свойством артиллерии называли способность внезапно сосредоточивать массированный огонь в любом направлении. В военных трудах также отмечалась способность оказывать сильное моральное воздействие на противника, подрывающее его моральный дух и, напротив, повышающее настроение своих войск. В стиле крылатых фраз в литературе и повседневном обиходе получили популярность и такие оценки роли артиллерии, как «Огонь артиллерии сберегает живую силу», «Пушка экономит пехоту». Эти и другие, но уже расширившиеся преимущества артиллерии характеризуют и современные возможности рода войск.

Оптимальное или нерациональное использование боевого потенциала ракетных войск и артиллерии, его достижения и неудачи никогда не были обезличенными. За ними стояли профессионализм, патриотизм и мужество, высокий интеллект и другие лучшие воинские качества артиллеристов и ракетчиков.

В силу должностного положения изначально особая ответственность за боеспособность артиллерии и ракетных войск, использование их потенциала в ходе боевых действий возлагалась на высших руководителей РВиА. В разные годы их официально именовали оружничими, головами у наряда, пушкарскими головами, генерал-фельдцейхмейстерами, инспекторами, начальниками и командующими артиллерией, либо ракетными войсками и артиллерий Красной, Советской армии, Сухопутных войск, Вооруженных Сил. С этими переменами в наименованиях высшей должности рода войск связаны изменения в масштабе деятельности и юридическом круге обязанностей и полномочий артиллерийских военачальников. В ходе организационно-штатных мероприятий их содержание уточняли и корректировали при сохранении ключевых положений документов, изначально определявших круг обязанностей высших руководителей артиллерии.

Представляется необходимым дать краткую историческую справку о служебных полномочиях этих военачальников разных исторических эпох.

Оружничие – первые из известных нам должностных лиц, управлявших артиллерией с 1511 года. Многие историки Российской империи сравнивали их с генерал-фельдцейхмейстерами.

Голова у наряда или нарядный голова, пушкарский голова – со времен Ивана Грозного должностное лицо, находившееся в подчинении Пушкарскому приказу и распоряжении местного воеводы. Пушкарские головы назначались с 1552 года на военное время, но их функции могли выполнять городовые приказчики, осадные головы. В 1679 году функции пушкарских голов были возложены на воевод.

Пушкарский приказ, возглавляемый боярами, либо дьяками, выполнял военно-административные, хозяйственные и судебные функции. Он отвечал за набор людей на службу, назначение окладов жалованья, повышение или понижение в чинах, походы, суд, отставку от службы. Приказ распоряжался строительством городов (крепостей), оборонительных линий, литьём колоколов, пушек и других вооружений.

Оружничие, головы у наряда, бояре и дьяки Пушкарского приказа назначались, исходя из политической традиции местничества, игнорировавшей профессиональные качества начальника артиллерии. Приоритетным для назначения являлась служба предков при дворе и их заслуги, определявшиеся по сложной системе.

Должность генерал-фельдцейхмейстера впервые была учреждена при Петре Великом. Генерал-фельдцейхмейстер обладал всей полнотой власти над артиллерией: от производства материальной части, до обучения военнослужащих рода войск, боевого применения артиллерии. Генерал-фельдцейхмейстеры непосредственно подчинялись государям, что укрепляло их авторитет и относительно независимое положение в военном ведомстве.

 

При упразднении должности генерал-фельдцейхмейстера в начале ХХ века вопросы теории, техники и практики артиллерии, подготовка различных инструкций и программ, рассмотрение вопросов артиллерийского образования были переданы начальнику Главному артиллерийского управления.

Одновременно в 1905 году была учреждена должность генерал-инспектора (генинспарт). В Российской империи он подчинялся военному министру, однако некоторое время за ним сохранялось право личного доклада царю. По своему юридическому статусу генерал-инспектор обладал более узким кругом обязанностей и прав по сравнению с генерал-фельдцейхмейстером. Главной в его работе являлась контрольная функция. По сравнению с генерал-фельдцейхмейстером генинспарт официально утратил право непосредственно оказывать существенное влияние на боевую подготовку артиллерии, поскольку начальники артиллерии в войсках ему не подчинялись. На него возлагалось наблюдение и проверка боевой подготовки артиллерии и деятельности учреждений, тесно связанных с боевой подготовкой рода войск. Он был обязан следить за развитием артиллерийского дела, усовершенствованием и однообразием всех отраслей боевой подготовки артиллерии, за правильностью применения уставов, наставлений. На него также возлагалась проверка целесообразности ведения учебных занятий в артиллерийских училищах и академии, проверка боевой готовности крепостей в артиллерийском отношении, аттестация кандидатов на высшие командные должности в артиллерии.

Должность генерал-инспектора, но уже под названием инспектора артиллерии была восстановлена в Красной Армии в 1924 году и существовала до 1936 года, когда высшего руководителя рода войск вновь стали официально именовать «начальник артиллерии», как это было в 1918 году.

Круг обязанностей и полномочий главного артиллерийского военачальника был расширен. В положении о начальнике артиллерии РККА указывалось, что он отвечает за правильную организацию всех видов артиллерийских частей, за их боевую подготовку, за подготовку командного состава и другие вопросы. Он получил право отдавать приказы по специальным вопросам повседневной деятельности и боевой работы артиллерийских частей и подразделений. Начальник артиллерии РККА стал ближайшим помощником общевойскового командира в организации боевого применения рода войск и организации его боевой подготовки, повседневной службы в мирное и военное время.

Должность начальника артиллерии существовала до 1942 года и была восстановлена в 1991 году в различных вариациях, обусловленных политическими и военными факторами. С 1991 года она называлась начальник артиллерии Объединенных Вооруженных Сил Содружества Независимых государств. Эта должность существовала до мая 1992 года, когда Указом Президента России были созданы Вооруженные Силы Российской Федерации, а вместе с этим введена должность начальника ракетных войск артиллерии Сухопутных войск ВС РФ. В 1997 году в связи с реорганизацией Главкомата Сухопутных войск была введена должность – начальник ракетных войск и артиллерии Вооруженных Сил Российской Федерации. Она существовала до 2012 года – времени восстановления должности начальника ракетных войск и артиллерии Сухопутных войск Вооруженных Сил СССР. В 2016 году полномочия начальника РВиА вновь были распространены на артиллерию Вооруженных Сил РФ, а не только Сухопутных войск.

18 ноября 1942 года в канун контрнаступления под Сталинградом в период Великой Отечественной войны впервые была установлена должность командующего артиллерией РККА, что обосновывалось необходимостью улучшить руководство и повысить ответственность старших артиллерийских начальников за боевое применение артиллерии. С 1946 года она именовалась командующий артиллерией Советской Армии.

С учётом опыта Великой Отечественной войны в Положении о военном министерстве Союза ССР, утверждённого в 1950 году, на командующего артиллерией возлагался широкий круг обязанностей, расписанных в пятнадцати статьях. Среди прочего ему вменялось, руководство и контроль за боевой и специальной подготовкой и обеспечение боевой готовности всей наземной и зенитной артиллерией Советской Армии; разработка уставов и наставлений. Ряд обязанностей были связаны с материальной частью рода войск. Он отвечал за разработку тактико-технических требований к вооружению и планов его заказов, организацию научно-исследовательских и опытных работ по разработке новых видов вооружения, за осуществление военной приёмки на оборонных предприятиях. На командующего также возлагалось проведение полигонных испытаний, снабжение Советской Армии вооружением и боеприпасами, накопление их мобилизационных запасов. Командующий артиллерией имел право издавать приказы непосредственно подчинённым войскам, а входящим в другие формирования – с разрешения Генштаба. В круг его полномочий входило назначение и перемещение офицерского состава до заместителя командира дивизии включительно и им равных, присвоение артиллеристам воинских званий до подполковника включительно.

В дальнейшем разработка вооружения и военная приёмка, организация боевого обеспечения войск и некоторые другие функции были переданы от командующего артиллерией в Главное ракетно-артиллерийское управление, управление войск ПВО Сухопутных войск.

В 1961 году после создания ракетных войск и их объединения с артиллерией как родом войск должность командующего артиллерией получила официальное название командующий ракетными войсками и артиллерией Сухопутных войск Вооруженных Сил СССР. Эта должность существовала до конца 1991 года.

Официальные полномочия главных должностных лиц рода войск не всегда совпадали с реальными границами их служебной власти. Помимо официального должностного положения на возможности главы артиллерийского ведомства решать те или иные служебные задачи влияла способность использовать неофициальные, кулуарные инструменты управленческой деятельности, связанная с личным авторитетом, политическим положением его главы.

Впервые ситуация зависимости авторитета органа военного управления от влиятельности его главы явилась предметом обсуждения в ходе военной реформы начала ХVIII века, когда она была признана ненормальной. Тем не менее, эта справедливая оценка не принималась во внимание, когда должность генерал-фельдцейхмейстеров и генерал-инспектора стали занимать великие князья, принадлежавшие к императорскому Дому Романовых.

По причине политической положения великих князей род войск фактически являлся обособленной частью русской армии, а вмешательство в его дела со стороны военного министерства часто было минимальным. Согласно нормам политической культуры той эпохи, непосредственные начальники над великими князьями не имели права накладывать на них взыскания и даже поощрять. Таким правом располагал только император. Наряду с политическим фактором на полномочия генерал-фельдцейхмейстера оказывал влияния и так называемый фаворитизм, то есть особая приближённость к императорским особам.

В ХХ веке в постимперской России масштаб личности главы артиллерийского ведомства уже как норма определялся его моральными и деловыми качествами, профессиональной компетентностью, соответствием требованиям законодательных норм к военнослужащим, исходящих из политической культуры Советского союза и современной России, богатством служебного опыта и его результативностью.

С той или иной степени полноты различные аспекты жизни и деятельности глав артиллерийского ведомства на протяжении многовековой истории рода войск отражены как в научной, так и в научно-популярной и художественной литературе, но прежде всего в сфокусированных на их личностях публикациях биографического жанра. Интеллектуальное и нравственное богатство этого вида литературы несомненно, что подтверждается, в частности, популярностью основанной в первой трети XX века биографической серии «Жизнь замечательных людей», а позднее – серии «100 великих личностей», биобиблиографических словарей. История благодаря биографической литературе становится более насыщенной и яркой, уходит от схематизма лишённых эмоций теоретических конструкций.

Биографический метод изучения личности военных деятелей полезен как для воспитания и самовоспитания молодёжи, делающей первые шаги в освоении военной культуры, так и для всех, кто стремится к самосовершенствованию профессионального стиля деятельности военного руководителя, готов учиться на ошибках, познавать причины успеха военных деятелей высокого ранга с пользой для служебной практики.

В биографическом жанре, кроме того, наиболее рельефно проявляется эстетическая функция истории благодаря масштабу личности тех или иных её деятелей, а также событий, участниками которых они были. Проникновение в психологии личности героя повествования сближает биографический жанр с художественной литературой.

Достоинства биографического жанра авторы попытались реализовать в предлагаемой читателю книге о руководителях артиллерийского ведомства, возглавлявших его с эпохи регулярной русской армии. Новизна содержания книги определяется введением в научный оборот ряда архивных источников, обобщением и критическим анализом контента значительного количества исследований и публикаций по данной теме. Очень важными для работы над книгой стали беседы с ветеранами ракетных войск и артиллерией, начальниками РВиА разных лет. Однако более важным в смысле оригинальности содержания книги является переход от жизнеописания отдельных руководителей артиллерийского ведомства к созданию коллективной биографии этих военных деятелей, то есть ориентация на существующее сегодня в исторической науке сравнительно новое направление биографического жанра литературы.

В работе над книгой авторы исходили из принятого в наше время понятия «биография», как «воссоздание человека, каким он был в действительности», – во всех ставших известными деталях служебной и повседневной жизни. Иногда эти нюансы могут представляться незначительными для описания магистрали жизненного пути военачальника. При более глубоком рассмотрении нередко становится ясным, что и они способствуют выявлению причинно-следственных связей успехов и неудач служебной деятельности военных руководителей. Стремясь к объективности жизнеописаний и оценок их вклада в развитие рода войск, авторы стремились также учитывать ограничения, налагаемые на деятельность начальников артиллерии эпохой, реальными возможностями. Главным критерием оценки жизненного пути руководителей артиллерийского ведомства являлось осмысление, что они внесли нового в прогресс артиллерии и ракетных войск, насколько успешно род войск решал под их руководством задачи, определённые его предназначением.

Структура основного содержания книги построена в хронологическом порядке замещения конкретными военачальниками должности начальника артиллерии, начиная со времени правления Петра Великого.

Как известно, точкой отсчёта истории отечественной артиллерии является 1382 год, когда артиллерийские орудия тех лет были использованы защитниками Москвы для отражения нашествия хана Тохтамыша. О лицах, возглавлявших артиллерию тех времен, как военных деятелях известно немногое, на что повлияли и скромные масштабы их военной деятельности. О ней можно судить по участию этих служилых людей в налаживании и изготовлении первых пушек в России, применении артиллерии в тех или иных военных походах.

Общее руководство боевым использованием нашей артиллерии первоначально, видимо, находилось в руках иностранцев. Среди них— Аристотель Фиоваранти, итальянский архитектор и инженер, участвовавший как начальник артиллерии и военный инженер в походах на Новгород (1477–1478), Казань (1482) и Тверь (1485). В исторических источниках также сохранились имена иностранцев Иордана, Стефана, Бартоломея, принявшего православие. О Стефане, например, известно, что в битве под Смоленском с литовским войском в 1514 году он «ужасными действиями своих пушек, валил стены и толпы людей», но в проигранной битве под Оршей артиллерии отличиться не удалось.

По мнению одного из основоположников артиллерийского сегмента военно-исторической науки генерала-лейтенанта русской армии Н.В. Бранденбурга, учитывая, что о тактических задачах артиллерии тогда еще не рассуждали, не стоит придавать факту руководства русской артиллерии иностранцами большого значения.

Одним из первых русских предводителей артиллерии, «первым воеводой» в сражениях, очевидно, был боярин Михаил Яковлевич Морозов, упоминаемый в исторических источниках в связи с военными действиями в 1552, 1555, 1560 годах, князь Юрий Иванович Токмаков, имя которого связано с такими датами военной истории России, как 1564, 1572–1575 годы.

Присутственное место, то есть орган управления пушкарями, появилось позднее, в правление Ивана Грозного. Он получил название Пушечный приказ, впоследствии переименованный в Пушкарский. Точная дата его основания – неизвестна.

 

Лица, возглавлявшие Пушкарский приказ, по своему служебному положению были фактически первыми генерал-фельдцейхмейстерами. Заседая в Пушкарском приказе, они одновременно ведали делами от двух до трёх присутственных мест, что вряд ли шло на пользу артиллерии. По меткому выражению историка М.Д. Хмырова, исследователя допетровской артиллерии, главы пушечного приказа скорее были «украшены занимаемым местом», чем украшали его. Информация об их деятельности минимальна. К тому же имена многих глав приказа неизвестны. Поэтому авторы посчитали возможным вслед за М.Д. Хмыровым упомянуть их списком и открыть биографические очерки описанием жизненного и служебного пути первого генерал-фельдцейхмейстера регулярной русской армии.


Авторы выражают глубокую благодарность всем, кто помогал в работе над этой книгой, и будут признательны за рекомендации, советы, замечания по её содержанию. Особые слова признательности сотрудникам Военно-исторического музея артиллерии, инженерных войск и войск связи, Михайловской военной артиллерийской академии, ветеранам ракетных войск и артиллерии.

1После объединения артиллерии и ракетных войск род войск получил название ракетные войска и артиллерия или сокращенно – РВиА (прим. авт.).
Другие книги автора:
Купите 3 книги одновременно и выберите четвёртую в подарок!

Чтобы воспользоваться акцией, добавьте нужные книги в корзину. Сделать это можно на странице каждой книги, либо в общем списке:

  1. Нажмите на многоточие
    рядом с книгой
  2. Выберите пункт
    «Добавить в корзину»