ВедунТекст

Из серии: Ночь Сварога #1
7
Отзывы
Читать 110 стр. бесплатно
Как читать книгу после покупки
Нет времени читать книгу?
Слушать фрагмент
Ведун
Ведун
− 20%
Купите электронную и аудиокнигу со скидкой 20%
Купить комплект за 418 334,40
Ведун
Ведун
Ведун
Аудиокнига
Читает Пожилой Ксеноморф
219
Подробнее
Ведун
Ведун
Ведун
Бумажная версия
304
Подробнее
Шрифт:Меньше АаБольше Аа

Охраняется законодательством РФ о защите интеллектуальных прав.

Воспроизведение всей книги или любой ее части воспрещается без письменного разрешения издателя.

Любые попытки нарушения закона будут преследоваться в судебном порядке.

Серия «Наши там» выпускается с 2010 года

© Сахаров В.И., 2016

© Художественное оформление серии, ЗАО «Издательство Центрполиграф», 2016

© ЗАО «Издательство Центрполиграф», 2016

***

Пролог

Руян. 6648 от С. М. З. Х.


Тихая летняя ночь, в тёмных небесах был отчётливо виден серебристый серп луны. С моря на остров Руян прилетал ласковый прохладный ветерок. И спал славный город Аркона, столица племени ранов, как ни в чём не бывало. Минул ещё один тяжёлый день, наступило время отдыха от трудов и забот, и горожане отдыхали. По улицам древнего славянского поселения ходили облачённые в кольчуги княжеские дружинники. В порту за городскими валами стояли у деревянных причалов наводящие на врагов ужас быстрые и юркие лодьи. На постоялых дворах гуляли морские волки – варяги. И где-то на окраине еле слышно пели песню несколько девушек, которые наверняка исполняли её не просто так, а для сидевших вместе с ними на завалинке парней.

Всё как обычно. И только в святилище Святовида, главного божества проживающих на берегах Вендского моря славян, которое было окружено глубоким внутригородским рвом и крепким высоким валом, а помимо того охранялось дополнительной стражей из лучших храмовых витязей, царила непонятная горожанам суета. По какой-то причине верховный волхв четырёхголового божества мудрый Векомир позвал на сход всех самых авторитетных жрецов из земель бодричей, лютичей и поморян. И они в сопровождении своих лучших учеников и воинов без промедления явились на его зов. Из Щецина прибыл служитель Триглава хитрый Лучеврат. Из Волегоща, где стояли главные храмы Яровита и Велеса, великий воин Огнеяр и знаток древних преданий Ведослав. Из Зверина – любимец Перуна могучий Мирослав. Из богатой Ретры – голос Радегаста одноглазый Келогост. Из Волина – старый жрец Ярилы бывалый путешественник Ратша. Из Кореницы – два служителя богов Поревита и Поренута братья-близнецы Белогор и Белогост. И среди них, седобородых длинноволосых старцев в белоснежных одеждах, самому младшему из которых было шесть десятков лет, единственная женщина, верховная жрица Макоши тридцатипятилетняя красавица Зареслава из Колобрега…

Украшенное узорчатой росписью, свастичным орнаментом и звериными рогами просторное помещение, где стоял трёхметровый деревянный кумир бога Святовида, перед которым находился посвящённый ему белый Алатырь, наполнялось гулом голосов. Обычно сдержанные волхвы спорили о будущем своего народа. Каждый из них имел по этому поводу своё особое мнение и потому желал высказаться. И это было легко объяснимо. Слишком тяжёлые и тревожные времена настали для венедов, которые под натиском христианской религии отступали из своих родных мест. Ведь когда-то Ольденбург был Старгардом, Любек назывался Любицей, Магдебург считался Девином, а Эрфурт носил славное имя древнего вождя Яроброда. Однако германцы, датчане, шведы и отступники из славян, которых толкала в наступление злая воля, каждый год делали набеги на земли венедов. Словно дикие псы, они наскакивали с разных сторон, а русы не всегда успевали вовремя собрать силы и встретить врагов.

Впрочем, не это было самым страшным. Противник, которого можно убить, никогда не пугал яростных вагров, бесстрашных ободритов, лёгких на подъём лютичей, могучих ранов, крепких полабов, стойких варнов и других венедов. Нет. Вражеские рыцари и кнехты, воины-крестоносцы, датские и шведские викинги, польские конники, наёмники папы римского, маркграфы, герцоги, короли и императоры – все они были только видимой угрозой, которую можно остановить. Другое дело – враги скрытые. Шпионы и наушники, священники и епископы, которые вкладывали в головы воевод, князей, вождей и старейшин низменные мыслишки, заставляющие братьев по крови идти друг на друга и изменять вере предков. Вот оно – основное бедствие венедов. Из-за этого пали многие крепости и города и несколько лет назад были потеряны неприступные Рарог и Бранибор.

Из-за чего все эти напасти? Почему весь мир ополчился на венедов? Эти вопросы часто задавали себе волхвы и тут же сами на них и отвечали, ибо ответы были на поверхности. Всё это из-за того, что планета Мидгард-Земля, на которой они жили, вместе со всей Солнечной системой, вращаясь вокруг оси Млечного Пути, попала в зону Тёмных Сил. Вследствие чего на Земле наступил цикл, который называется Ночь Сварога. За счёт этого космические паразиты, качающие живительную энергетику имеющих души существ, стали сильнее и могущественней, чем прежде. А боги-покровители людей, наоборот, утратили большую часть своих возможностей. И хотя эта Ночь Сварога была далеко не первой и даже не сотой, за те десятки тысяч лет, что существует на Мидгарде-Земле человеческий род, она являлась самой тяжёлой.

Этот цикл, который начался в 988 году от Рождества Христова по летосчислению поклонников Распятого, а закончиться должен был в 2012 году, предсказали ещё небожители, когда они гуляли среди людей. И служители светлых богов к этому природному явлению, разумеется, готовились, кто и как умел. Одни волхвы запасали силы и писали книги, которые они собирались передать потомкам. Другие создавали способные пережить тёмное время тайные ордена и ложи. Третьи уходили в труднодоступные уголки мира и там передавали знания лучшим ученикам. А волхвы славян, которые не могли бросить свой народ, подошли к этому вопросу с размахом.

После нашествия на европейских варваров и жадных римлян вождя поволжских кочевников Аттилы-батюшки по его повелению на Венедском море жрецы выбрали остров, где были основаны поселения людей славянского корня. На этом клочке суши, получившем название Руян, невдалеке от материка, был воздвигнут величественный храм сыну Сварога, прорицателю и защитнику людей Святовиду, и именно сюда перевезли его личные вещи-артефакты: седло, мундштук и магический меч. А спустя ещё некоторое время на берегах этого моря осели многие племена венедов. Ставились храмы родовым богам-прародителям, и много волшебных вещей лежало у их алтарей: зеркало Макоши, щит Яровита, стрелы Ярилы и блискавицы Перуна. И пока весины и смерды, налаживая свой быт, жили привычной жизнью, а князья и бояре участвовали в делах Европы, мудрые волхвы продолжали подготовку к встрече Ночи Сварога.

Благодаря усилиям жрецов был увеличен флот варягов, которые взяли под контроль Венедское море. За водным простором, на севере, находились никому не опасные дикие суомы и на тот момент немногочисленные свеоны-шведы. На западе простиралась Дания, где был крепок культ Одина и его детей. На юге и юго-западе лежали земли братьев-славян: древан, лужицких сербов, моравов, богемцев, полян-полонов и союзных им угров. Ну а на востоке, за владениями пруссов, опять же братья, многочисленные восточные славяне, которые жили в стране Гардарике, иногда называемой Острогард или Хунигард. И туда был отправлен один из лучших воинов-вождей острова Руян, потомок Радегаста и Вислава, князь Рюрик, который смог объединить все племена одного народа от Венедского до Меотийского морей.

Итак, всё было готово к тому, чтобы тихо и относительно спокойно пересидеть злое время и отбить наступление предавшихся тьме изменников человеческого рода. Но в этот раз события развивались совершенно неожиданно. Адепты Тёмных Сил, жаждущие власти древние чародеи, стали гораздо хитрее и искусней в интриге. И теперь они уже не торопились с ходу атаковать хранителей древнего знания в прямом бою. Не-ет! Они действовали исподволь, отсекали от славян и других сохранивших древние традиции и знания народов племя за племенем, копили мощь, выведывали силы светлых и внедряли в сознание людей-рабов новые психологические установки. И только после того как всё было готово, наносили удары.

Франки, саксы, баварцы, бургунды, тюринги, аллеманы и германцы, забыв о своих распрях, сплотились вокруг веры в распятого на кресте заложного мертвеца и повернули на восток. Север на удивление быстро, ещё до наступления Ночи Сварога, нанеся несколько серьёзных ударов по новой религии, забыл про Одина, Тора, Тюра и Фрейю и тоже принял сторону оболваненных христиан, руками которых через константинопольского патриарха и папу римского действовали тёмные. Примеру большинства последовали ляхи, моравы, богемцы и угры. А в год официального начала Ночи Сварога потомок Рюрика и Святослава Храброго, сын рабыни Владимир Киевский начал насильно крестить свой народ. И с этого момента восточные славяне повели отсчёт Крещения Руси.

Так венеды, которые в это время сами сцепились между собой из-за давних споров и обид, оказались в окружении. Куда ни посмотри, всюду враги и всё плохо. Жрецы славянских богов, которых становилось всё меньше, стремительно теряли свои силы и способности. Напитанные магией алтари превращались в обычные камни, а идолы – в безмолвное дерево. Вопросы к небожителям оставались без ответа, и это вселяло в сердца храбрых мужей неуверенность. Воины отворачивались от предков и старой веры, после чего, не найдя себе дела на родине, уходили в Новгород, Киев, Рим и Константинополь и там проливали кровь за чужие и чуждые им интересы. Династия некогда славных венедских князей Наконингов предала идущие за ними племена и пресеклась, а новых вождей, готовых повести за собой не один род, а все племена, не было. Что же касается простого народа, то он шёл туда, куда его тянули вожди. Тем более что не везде враги сразу же искореняли старую веру. Благо опыт у христианских проповедников был немалый, и методы они использовали стандартные и не раз опробованные в деле. Привлечение на свою сторону властной верхушки. Крещение простолюдинов. Строительство церквей на месте древних капищ и создание химеры из старых и новых религиозных догм. Вырубка священных рощ и постоянные проповеди о грехе, Страшном суде и адских муках. Затем уничтожение хранителей народной памяти и всех памятников языческого искусства. И в итоге через поколение-другое получалась новая формация людей, которые считали, что они всегда были рабами бога с востока и произошли не от небожителей, а от сотворённого человека по имени Адам…

 

Было уже далеко за полночь. Волхвы продолжали спорить и перебирали варианты спасения своего народа, а решения, которое устраивало бы всех, не было. И тогда Векомир поднял вверх раскрытую правую ладонь и возгласил только одно слово:

– Тихо!

Полукругом стоящие у алтаря солидные мужи замолчали и обратили взоры на жреца Святовида, а тот оглядел из-под насупленных косматых бровей волхвов и обратился к ним:

– Братья! – Поворот головы в сторону длинноволосой красавицы в белом платье и лёгкий кивок: – Сестра! Я позвал вас сюда, дабы мы могли всё спокойно обсудить и найти путь, следуя по которому мы спасём себя, наш народ и веру предков. Однако общего решения нет. Мы окружены врагами, а помощи ждать неоткуда. Наши силы разобщены, и дошло до того, что, когда четыре года назад датский король Эрик подступил к стенам Арконы, нам некого было выставить на её защиту. Вы все знаете это, точно так же как и то, что нам пришлось спрятать кумир Святовида, его артефакты и Станицу, а затем притворно принять крещение. Подобное не должно повториться, и оно не повторится. Лучше смерть, чем жить под ярмом раба, стоять на коленях перед ликом распятого на кресте чужеземца и находиться во власти тёмных…

– Правильно, – прервал Векомира Огнеяр, жрец Яровита. – Однако это очевидно. Здесь и сейчас собрались только верные предкам волхвы. Поэтому не надо лишних слов. Давай говорить по делу. Ты что-то придумал? Если это так, то поделись с нами своими мыслями и не заставляй изводиться спорами.

Векомир слегка поморщился и качнул роскошной седой бородой:

– Да. У меня есть мысль. Связи с богами нет, и кумир Святовида больше не даёт прорицаний. Небожители уже не могут помогать нам, как прежде, это ясно всем, а Ночь Сварога в самом начале. И я предлагаю послать к престолам богов наших самых лучших воинов-храмовников, которые попросят у прародителей совета, а именно – указать место, ударив в котором мы сможем уничтожить чёрных магов и остановим их наступление. От каждого храма по одному витязю, хоть кто-то, но дойдёт. Ничего иного я предложить не могу. Жду вашего ответа.

Тишина накрыла зал. Ни шороха, ни звука, только еле слышно, как за стеной всхрапывает белый конь Святовида. Жрецы думали, и мысли их были невесёлыми, ибо каждый волхв знал, что означает «отправить к престолу прародителей гонца», и мало кому нравилась эта мысль, ибо посланец должен быть добровольцем, самым сильным воином рода, который по собственной воле прольёт на алтарь бога свою кровь. Затем он умрёт и попадёт в Ирий, где сможет донести до богов слово соплеменников и услышать ответ небожителей, после чего вернётся в мир живых. Вроде бы всё просто. Однако за всю историю славянских племён, корни которых уходили в глубь тысячелетий, подобный обряд проводился всего несколько раз, и не всегда гонцы возвращались, поскольку умереть легко, а вот возродиться, воскреснуть в мире Яви и сохранить в целости свой разум, даже богам трудно.

Ожидающий ответа братьев Векомир посмотрел на своего бога и увидел, что четырёхголовый деревянный идол безучастен. Хотя было время, которое жрец помнил, когда глаза бога светились, а волхвы слышали его голос. Это было. Но это прошло. План предшественников Векомира, которые думали, что до острова Руян не сможет никто добраться, провалился. Тёмные оказались сильнее, чем предполагалось, и казалось, что они заранее просчитали все ходы славян. И что теперь? Умереть в бою? Сие несложно, поскольку смерти старый жрец не боялся. Вот только он отвечал не только за себя, но и за людей своего племени. И сейчас, как никогда, ему была необходима подсказка со стороны богов, что и как надо сделать, дабы выжить. В противном случае пройдёт десять, двадцать или тридцать лет, и храм Святовида будет разрушен, а венеды уничтожены как народ.

Наконец отозвался первый волхв, Ратша из Волина:

– У меня в храмовой дружине всего семь витязей осталось, а была когда-то полная сотня. Эх! – Жрец мотнул головой и слегка взмахнул рукой: – Я принимаю предложение Векомира. Иного выхода нет. Нужен один удар в самый центр вражеского логова, а иначе мы сгинем. Но где оно, мы не знаем, слишком сильны тёмные паразиты, которые прячутся от нас и не принимают открытого боя.

Следом своё слово сказал Лучеврат из Щецина, который буркнул:

– Согласен.

За ним прозвучали голоса Белогора и Белогоста, которые ответили одновременно:

– Поддерживаем.

После короткой паузы высказался Огнеяр:

– После пограничных боёв с германцами в дружине Яровита остались сплошь молодёжь или старики. Подходящий воин только один – мой сын Ратибор. Больше мне послать некого, и потому именно он отправится к богам.

После жреца Яровита высказались служители Велеса, Перуна и Радегаста, а за ними – жрица Макоши, которая отправляла на смерть одну из своих амазонок. Женщину никто не переубеждал. Всякий славянин от рождения свободен. Всякий, кроме служителя богов, который без принуждения и по собственном здравом размышлении посвятил свою жизнь небесному прародителю. И жрицы Макоши, Лады, Дии, Магуры, Мерцаны, Живы, Зеваны и других женских богинь исключением не были, ибо сами сделали свой выбор.

Прозвучало решение Зареславы. Жрецы переглянулись, и на этом совет волхвов был окончен. Один за другим они покидали храм Святовида, и лица их были печальны. Но тем не менее в душе каждого волхва билась крохотная зирка надежды. А вдруг всё получится? А что если боги ответят, и витязи смогут пробиться обратно в мир живых? Ведь это же всё изменит. Враг будет выявлен, и храмовые воины, самые сильные и лютые бойцы славян, вместе с волхвами отправятся в путь и уничтожат гнездовище тёмных тварей. После чего нашествие врагов будет остановлено, и народ сможет выжить. Да. Вне всякого сомнения, это было бы правильным ходом. Однако пока это только надежды, а сбудутся ли они, кто знает? Пока никто. Разве только главный божественный оракул Святовид. Но он молчит, ибо не его время сейчас в Мидгарде.

Глава 1

Россия. 20.12.7521 от С. М. З. Х. – 2012 от Р. Х.


Пальцы скользили по клавиатуре ноутбука. Сеть ловилась неплохо, страницы мелькали одна за другой, и взгляд быстро выхватывал основу текстов. В мире, как обычно, всё достаточно беспокойно и нестабильно. Хотя, надо это признать, людей волнуют именно страшилки, оттого и подборка новостей соответствующая. Война на Ближнем Востоке. Мировой финансовый кризис продолжается, но президент России обещает, что всё будет чики-бамбони. Премьер кого-то навестил и о чём-то договорился. За взятки посадили чиновника и сняли с должности полицейского начальника. Обвалился ветхий дом в районном центре. И в этом конечно же виноваты коммунисты и лично пересажавший пятьсот мильонов архитекторов и строителей товарищ Сталин. На Кавказе стрельба и очередной теракт, видимо, кто-то по старинке опять отмывает бабло. Мировая звезда эстрады увеличила грудь, и весь мир с замиранием сердца ждёт знаменательного момента, когда же она представит своё сокровище на суд общественности. В патриарха РПЦ Гундяева кинули тухлое яйцо, и охрана священнослужителя-коммерсанта, которую ему выделяет государство, опять облажалась.

В общем, фон точно такой же, каким был вчера, позавчера и год назад. Негатив пополам с чернухой и порнухой. От этого слегка защемило сердце и, оставив в покое ноутбук, я сунул ладонь под рубашку и помассировал грудь. Вроде полегчало, и это хорошо, не придётся принимать таблетку.

Тряхнув головой, я посмотрел в окно. За ним – внутренний больничный двор подмосковного дома инвалидов. Ночью выпал снег. Дворник-таджик большой деревянной лопатой сгребает рыхлую белую массу к стене. Я вижу, что ему холодно. А ещё есть ощущение, что он мысленно напевает какую-то песню и вспоминает о доме, где его ждут жена и трое детей. Хороший он человек, ровный. Тот упырок, который работал здесь до него, тоже азиат, был уголовником и редкостной мразью, которая присматривалась к возвращающимся из школы малолетним детям. Мысли у него были чёрные, и он находился на грани срыва. Поэтому я скинул информацию о нём на электронный адрес местного райотдела милиции. Тьфу, блин! Никак не привыкну, конечно же полиции. А поскольку учреждение, где я нахожусь, не простое, копы отреагировали достаточно оперативно, и сейчас этот моральный урод далеко отсюда. Возможно, уже сидит в клетке. Но вероятнее всего, едет к себе домой и думает, как бы вернуться обратно, в страну, где правят бал никчёмные либеральные законы и деньги.

Впрочем, это дело прошлое. Я подумал о том, что надо бы попросить нянечек вывезти меня на прогулку, и мой взгляд сместился на стекло, в котором я увидел своё отражение. Слегка полноватый от размеренного и малоподвижного образа жизни усталый коротко стриженный русоволосый мужчина сорока пяти лет в полосатой пижаме, сидящий перед столом в инвалидном кресле. Правая рука на подлокотнике, рукав левой пуст. Да, вот такой я человек. Отставной подполковник ФСБ Вадим Соколов. Калека, которого вряд ли кто будет оплакивать и жалеть. Офицер, получивший неизлечимую травму на всю жизнь не в бою, а в банальном ДТП, в котором погибла вся моя семья: жена и две дочери.

После этого я не хотел жить. Но врачи вытащили меня с того света, а затем, насколько позволяла современная медицина, собрали по частям. Причём сделали это настолько хорошо и профессионально, что я даже могу немного ходить. И вот уже пять лет нахожусь в относительно неплохом местечке для одиноких людей, которые ещё могут принести пользу стране. Хотя правильней будет сказать: тем господам, бывшим партийным товарищам, что стоят у штурвала корабля под названием «государство».

Нас, пациентов, здесь немного, около полусотни. И если посмотреть на моих соседей, проживающих, как и я, в отдельных комнатках с минимальными удобствами, телевизором и ноутбуком, можно понять, что мы собой представляем. Слева – парализованный заместитель министра, который знает немало интересного и до сих пор сохраняет здравость суждений. Справа – некогда популярный безногий писатель, сочиняющий для пресс-службы администрации президента типовые речи и отмазки на все случаи жизни. Что же касается меня, то, несмотря на тот факт, что подполковник Соколов начинал свою службу в органах безопасности как оперативник, я очень даже неплохой аналитик, который выдаёт результат не на основе информированности или усидчивости, а за счёт хорошей интуиции и знания человеческой психологии. И пусть нельзя сказать, что я уникум – таких людей у нас в стране хватает, – определённый талант у меня всё же есть. Поэтому я своего рода добровольный помощник бывших сослуживцев, который мониторит Интернет и составляет докладные записки, помогающие действующим офицерам ФСБ ориентироваться в современных веяниях и течениях, наполняющих наше общество. И эта востребованность держит меня на плаву, заставляет цепляться за жизнь и не даёт скатиться в пропасть отчаяния и покончить жизнь самоубийством. Так что если бы не Всемирная паутина, то без близких людей и поддержки я давно загнулся бы.

Ладно, к чертям собачьим печальные мысли! Надо возвращаться к делу.

Я вновь было сосредоточился на работе, аналитической записке по экстремистским организациям России и ближнего зарубежья, которая войдёт в развёрнутый доклад для Самого. Но только набил первую страничку, как в мою комнату вошла нянечка в белом халате, молодая пухленькая брюнетка Катенька, которая улыбнулась и сказала:

– Вадим Андреевич, а к вам гость.

– И кто? – Я прервался и обернулся к девушке.

– Иван Иваныч.

Исключительно по имени отчеству старожилы и работники этого заведения называли только одного человека – полковника ФСБ Лаврова. Старого чекиста с большими связями, который раньше был куратором нашего дома инвалидов, а примерно год назад ушёл в отставку и стал работником службы безопасности у одного из новоявленных российских олигархов, Вениамина Павелецкого. Кстати, именно Лавров в своё время определил меня сюда, а когда я выл от тоски и мечтал о смерти, часто беседовал со мной и объяснял, что самоубийство – это грех. В общем, на мой взгляд, он неплохой человек. С хитрецой, не без этого. Но в целом нормальный и адекватный офицер старой закалки.

– Он ждёт меня внизу? – задал я вопрос.

– Нет. Хочет к вам подняться и попросил узнать, не спите ли вы.

– Не сплю. Пусть заходит. Буду рад его видеть.

– Хорошо.

Катенька выскочила за дверь, а спустя пару минут появился Иван Иваныч Лавров, худой мужчина пятидесяти лет с бледным лицом в тёмно-сером костюме. Видимо, дела у отставника шли неплохо, так как его пиджачок стоил минимум пятьсот – шестьсот евро, а рядовой охранник тратить такие средства на одежду не станет. Плюс к этому хорошие часы на руке, настоящая Швейцария, если не ошибаюсь, и ботинки очень даже ничего, дорогие, чистые и не стоптанные, значит, он приехал на машине с водителем. Опять же парфюм хороший, а ногтями явно занимался профессионал из салона красоты.

 

– Здравствуй, Иваныч. – Слегка улыбнувшись и скрипнув суставами, я встал и сделал шаг навстречу гостю. – Гляжу, жизнь у тебя удалась?

– Да, ничего так, – усмехнулся Лавров и пожал мою руку, – грех жаловаться, Вадим. Здравствуй. Садись. Я ведь знаю, что тебе стоять тяжело.

– Стометровку не осилю, это есть. Но гостя дорогого встретить могу.

– Так уж и дорогого, скажешь тоже. Садись, и я с тобой присяду.

Я вернулся в своё инвалидное кресло у стола, а отставной полковник сел напротив. Вновь появилась Катенька, поставила на стол две кружки чая и печенюшки. Мы дождались, пока останемся одни, и осторожно сделали по паре глотков горячего напитка. А затем, понимая, что Лавров просто так в гости не ходит, ибо мы с ним хоть и знакомы, но не друзья, я спросил его:

– Иван Иваныч, давай начистоту. Ради чего решил меня навестить? Работа есть?

– Нет, – Лавров качнул головой, – скорее деловое предложение.

– А именно?

– Ты ведь знаешь, что я теперь работаю на Павелецкого?

– Да, конечно, ведь это не секрет.

– Так вот, пару лет назад мой самый главный шеф решил вложить деньги в науку, организовал несколько научных центров, и я стал начальником СБ на одном из объектов, который занимается физикой. Работа непыльная, платят отлично, и коллектив меня уважает. К учёным я не лезу, на мне только охрана. Но вчера руководитель проекта попросил меня срочно найти человека, который согласился бы поучаствовать в весьма серьёзном эксперименте. Времени мало, искать кандидата некогда, а поскольку требуется не бомж с улицы и не наркоман, а нормальный, адекватный человек с хорошими, непропитыми мозгами и приобретённым в течение жизни дефектом или неизлечимой болезнью, то выбирать особо не из кого. Вот я и заехал на старое место службы. И первый, кому решил предложить поучаствовать в этом эксперименте, ты. Вкратце такие вот дела.

– Это что же получается, – в моём голосе была лёгкая обида, – меня как подопытного кролика будут использовать? Зачем мне это нужно, Иваныч? Ты меня за дурака держишь? Да, я инвалид, и это на всю жизнь. Да, я никому не нужен. Да, всё хорошее осталось позади. Но я всё прекрасно понимаю и не хочу участвовать ни в каких экспериментах.

Как ни странно, Лавров ничуть не смутился, а спокойно выслушал меня, одним большим глотком допил чай, закинул в рот печенюшку, прожевал её и, дождавшись, пока я перестану изливать на него своё неудовольствие, продолжил:

– Ты ведь не знаешь, от чего отказываешься. Так что не торопись. Эксперимент – бомба, прорыв в науке, и ты можешь прославиться. Но это чепуха. Главное, есть реальная возможность полностью восстановить своё здоровье. Понимаешь, полностью! Отрастить руку и отремонтировать позвоночник. Одна минута – и ты снова здоров.

– Этого не может быть. Фантастика. Нелепица.

– Возможно, ты прав. Однако меня уверили, что всё именно так.

– И при чём здесь физика и здоровье? По-моему, это совершенно противоположные направления.

– Соглашайся на эксперимент, и ты всё узнаешь. Рискни. Тебе ведь один хрен, по большому счёту терять нечего.

«Действительно, нечего, – подумал я. – Мне уже ничего не светит, и моя жизнь закончится в этой самой комнате. Одна радость – Интернет и общение с людьми на разных форумах, от исторических и политических до литературных и философских. Но это всего лишь имитация жизни, а не сама жизнь. Согласиться или нет? Не знаю, поскольку предложение слишком неожиданное, а я привык сидеть в своей уютной комнатке и вырваться за её стены не стремлюсь».

– Эксперимент опасный? – спросил я Лаврова.

– Буду откровенен. Учёные говорят, что дело простое, но я им почему-то не верю. Так что за твоё здоровье, какое в тебе еще осталось, ручаться не стану.

– Что я должен сделать?

– Подробности позже, а если кратко, то нужно пройти полное медицинское обследование, раздеться, войти в какой-то механизм и через тридцать – сорок секунд выйти. Потом снова обследование, несколько дней за тобой будут наблюдать – и ты свободен.

– И всё?

– Да. Вошёл и вышел. Если эксперимент удастся, станешь здоровым и знаменитым, а нет, значит, получишь немного денег, которые сможешь потратить по собственному усмотрению, и вернёшься обратно.

– И много денег?

– Достаточно, чтобы купить новый ноутбук. – Иван Иваныч кивнул на мой потрёпанный комп.

– Ясно. Если я соглашусь, меня отсюда выпустят? Проблем не будет?

– Выпустят, конечно. Какие уж тут проблемы. Ты ведь не секретоноситель и не особо важная персона. К государственным тайнам не допущен. Справки свои составляешь на основе сетевых данных и официально являешься полноценным гражданином, который имеет паспорт и может в любой момент покинуть стены этого гостеприимного места. Только идти тебе некуда и не к кому. Поэтому ты и сидишь здесь, словно сыч, и делаешь черновую работу за бывших сослуживцев, которые тебя даже не навещают.

– А ехать далеко?

– Полчаса – и мы на месте.

– Бумаги какие-нибудь подписывать надо?

– Пока нет, а там посмотрим. – Лавров помедлил и кивнул на выход: – Итак, ты со мной или мне другого кандидата поискать?

Ответ вырвался сам собой.

– Согласен. Еду с тобой. Рискну здоровьем. Ха-ха! – невесело посмеялся я.

Мы с Иван Иванычем обговорили некоторые мелочи, ударили по рукам, и спустя двадцать пять минут, погрузившись в новенький «хаммер», я ехал в исследовательский центр господина Павелецкого. Вопросов в голове была тьма-тьмущая. Но Лавров отмалчивался или говорил, что подробности будут на месте. Настаивать бессмысленно, и я замолчал. Смотрел на пролетающий за окном заснеженный придорожный лес и думал о том, что вот ведь как странно жизнь повернулась. Три года я сидел в доме инвалидов, и меня не тянуло выбраться наружу. А сейчас как-то резко пришло понимание, что мой внутренний мир не ограничен одним личным горем. Есть мать-природа, которая живёт по своим законам. И хорошо бы, после того как эксперимент закончится, выбраться куда-нибудь на реку или, на крайний случай, в зимний сад.

За размышлениями дорога пролетела совершенно незаметно. Машина свернула с главной трассы, проехала через ухоженный лесок, въехала за тяжёлые железные ворота, которые охранялись вооружёнными охранниками, и остановилась перед серым четырёхэтажным зданием.

Нас ожидали. Для меня приготовили инвалидное кресло. Два крепких мужика в чёрной униформе помогли мне выбраться из машины и пересесть в новое транспортное средство, а затем вкатили его в просторный холл.

Иван Иваныч куда-то исчез, а передо мной предстал молодой длинноволосый брюнет в тёмно-зелёном халате, который представился Мишей. Он перехватил меня у встречающих и покатил к лифту. Всё делалось сноровисто, быстро и чётко. Слова, жесты, мимика, ничего лишнего. Ни дать ни взять, будто в нормальной воинской части, где слово «дисциплина» не пустой звук. Впрочем, я не удивлялся. Серьёзная контора, в которой всё на западный манер. Никаких личных отношений, перекуров и посиделок. На работе только работа, и это понятно. Павелецкий, хоть и ворюга, обокравший добрую треть страны, дармоедов при себе не держал и расхлябанности не терпел, особенно там, куда он вкладывал деньги.

Лифт доставил нас с Мишей на четвёртый этаж, и меня вкатили в рабочий кабинет местного начальника, на двери которого висела табличка, извещающая, что здесь заседает руководитель проекта Румянцев К.В. Коротко и лаконично. В приёмной никого, а в кабинете всё строго и функционально: отделанные под красное дерево стены, большое окно, на стене плоский сорокадюймовый экран. Напротив – дубовый стол, пара кожаных кресел и в одном из них полный лысоватый мужик, по виду мой ровесник, в шерстяном свитере и потёртых брюках. С виду типичный тюфяк, удел которого – быть на побегушках у тех, кто сильнее характером. Но первое впечатление бывает обманчиво, это общеизвестный факт. Поймав взгляд Румянцева, я пришёл к выводу, что передо мной волевой, упрямый и жёсткий человек – руководитель и лидер.

Купите 3 книги одновременно и выберите четвёртую в подарок!

Чтобы воспользоваться акцией, добавьте нужные книги в корзину. Сделать это можно на странице каждой книги, либо в общем списке:

  1. Нажмите на многоточие
    рядом с книгой
  2. Выберите пункт
    «Добавить в корзину»