Бреттон-Вудс: ключевое событие новейшей финансовой историиТекст

1
Отзывы
Читать фрагмент
Как читать книгу после покупки
Бреттон-Вудс. Ключевое событие новейшей финансовой истории
Бреттон-Вудс. Ключевое событие новейшей финансовой истории
Бреттон-Вудс. Ключевое событие новейшей финансовой истории
Бумажная версия
559
Подробнее
Шрифт:Меньше АаБольше Аа

Настоящее есть следствие прошедшего, а потому непрестанно обращай взор свой на зады, чем сбережёшь себя от знатных ошибок

Козьма Прутков


История ничему не учит, а только наказывает за незнание уроков

Василий Ключевский

Введение

Сегодня довольно часто в средствах массовой информации мелькает слово «Бреттон-Вудс» (Bretton-Woods). Это название небольшого живописного местечка в штате Нью-Хэмпшир в Соединенных Штатах Америки. В 1902 году здесь был построен отель «Маунт Вашингтон» (Mount Washington), который стал основой горного курорта. Однако журналистов, политиков, историков интересуют не живописные ландшафты Бреттон-Вудса, а то событие, которое там происходило в 1944 году, с 1 по 22 июля. Официальное название этого события: Валютно-финансовая конференция организации Объединённых Наций (The United Nations Monetary and Financial Conference). Ha сленге журналистов это длинное название звучит коротко: «Бреттон-Вудс». На Конференции присутствовали 730 делегатов из 44 государств, участников антигитлеровской коалиции. В работе Конференции участвовала делегация СССР. Целью Конференции было урегулирование международных валютных и финансовых отношений по окончании Второй мировой войны.

Еще гремели пушки Второй мировой войны, союзники еще только открывали «второй фронт» (высаживались на побережье Франции), до активных действий нашей армии против Японии оставалось еще более года, а страны антигитлеровской коалиции уже думали о послевоенном устройстве мира. Решения по послевоенному политическому устройству мира странами антигитлеровской коалиции принимались в основном уже в 1945 году. Мы имеем в виду встречу руководителей США, Великобритании и СССР в Ялте (февраль), Конференцию по учреждению ООН в Сан-Франциско (апрель-июнь), Конференцию по послевоенному устройству Европы и решению судьбы Германии в Потсдаме (июль-август). Однако решения по организации послевоенного мирового финансового порядка принимались с большим опережением. Видимо, те, кто проектировал будущее мира, полагали, что важнее всего заложить валютно-финансовый фундамент мирового порядка. А уже на этом фундаменте легче будет выстраивать мировой политический порядок.

Отель «Маунт Вашингтон», где проходила Бреттон-Вудская конференция

Нынешний повышенный интерес к Бреттон-Вудсу объясняется двумя причинами. Одна причина формальная – 70-летний юбилей Конференции. Другая причина неформальная. Она порождена нынешним кризисом мировой финансовой системы и поиском выхода из него. В этой связи многие вспоминают о конференции в Бреттон-Вудсе. Принятые на ней решения позволили на некоторое время стабилизировать международные валютно-финансовые отношения. Однако бреттон-вудская валютно-финансовая система исчезла в первой половине 1970-х годов. На смену ей пришла другая, которую принято называть ямайской (по названию места, где в 1976 году проходила международная конференция, принявшая решения о создании новой системы). Ямайская валютно-финансовая система (далее – ЯВС) продолжает существовать и по сей день, хотя она трещит по швам, о чем, в частности, свидетельствует мировой финансовый кризис 2007–2009 годов. Со дня на день может начаться новая «серия» финансового кризиса, поскольку ни одна из фундаментальных причин глобальных экономических и финансовых дисбалансов не исчезла.

Сегодня все энергичнее звучат призывы вернуться к тому мировому порядку, который был заложен 70 лет назад в Бреттон-Вудсе. Известный финансовый спекулянт миллиардер Джордж Сорос в этой связи даже провел «репетицию» Бреттон-Вудс-II. В апреле 2011 года в том же самом отеле «Маунт Вашингтон» он собрал авторитетных политиков, экономистов, бизнесменов для обсуждения путей выхода из нынешнего финансового кризиса. Мероприятие проходило под эгидой созданного Соросом Института Нового Экономического Мышления (Institute of New Economic Thinking – INET). Несмотря на закрытость мероприятия, общая атмосфера его известна. Большинство участников «репетиции» пришли к выводу, что Бреттон-Вудс-I был не так уж плох. Некоторые участники мероприятия даже заявили, что лучше Бреттон-Вудса-I человечеству ничего придумать не удалось. Естественно, участники «репетиции» оговаривались, что речь не идет о буквальном копировании решений конференции 1944 года.


Участники Конференции в Бреттон-Вудсе

Для тех, кто изучал экономику (особенно мировую экономику), слово «Бреттон-Вудс» хорошо знакомо. В любом учебнике по экономической теории, международным экономическим отношениям, деньгам и кредиту, экономической истории и т. п. обязательно упоминается конференция в Бреттон-Вудсе. В зависимости от целей учебника и его формата дается более или менее подробное описание основных параметров бреттон-вудской валютно-финансовой системы. В наиболее фундаментальных учебниках раскрываются предпосылки формирования бреттон-вудской системы (БВС), причины ее кризиса и развала. Но даже в самых солидных учебниках многие «тонкости» и детали вопросов, касающихся БВС, остаются «за кадром».

Данная работа призвана обратить внимание специалистов и всех читателей именно на эти «тонкости» и детали. Дьявол, как известно, прячется в деталях и «мелочах». Знание этих «мелочей» позволит скорректировать традиционные представления об устройстве мировой финансовой системы, ее движущих силах и механизмах. А также лучше понять возможные сценарии дальнейших изменений и реформ мировой финансовой системы. Автор лишь в самом общем виде дает те сведения по БВС, которые можно найти в учебниках по экономике или специальной литературе. Основное внимание в книге уделяется тем вопросам Бреттон-Вудса, которые либо вообще не упоминались в нашей литературе, либо скупо освещались и недостаточно глубоко осмысливались.

К сожалению, часто без каких-либо оговорок пишут, что БВС – разновидность золотого стандарта. Мы стараемся показать, что БВС лишь номинально представляла собой золотой стандарт. А реально уже это была система, основанная на бумажном долларе. Еще какая-то тонкая связь доллара с золотом сохранялась до середины 1960-х годов. Под разными предлогами Вашингтон отказывался от разменов «зеленой бумаги» на «желтый металл», с 1967 года он вообще перестал это делать. А даже до этого времени «печатный станок» ФРС уже работал на хороших оборотах. Образно говоря: на 1 доллар, обменянный на металл через «золотое окошко» американского казначейства, ФРС выпускала 10 новых долларов. Под вывеской «золотодолларового», «золотодевизного» стандарта фактически уже складывался стандарт бумажного доллара.

Де-факто мир уже почти полвека существует без золотых денег и золотого стандарта. В XXI веке все настойчивее звучат призывы (того же Джорджа Сороса) восстановить в каком-то виде золотой стандарт. Современный неискушенный человек быстро подпадает под гипноз аргументации сторонников возвращения к золотым деньгам, в том числе к золотому рублю. С учетом этого обстоятельства мы посвятили часть работы разъяснению того, что такое золотой стандарт, какие виды золотого стандарта предшествовали ВВС, какие социально-экономические и политические последствия имело введение золотого стандарта в отдельных странах и в мире и т. п.

А главное – мы пытаемся донести до читателя банальную истину, что обсуждаемые в СМИ и «научных» аудиториях варианты золотого и бумажного стандартов международной валютной системы – выбор между «плохим» и «совсем плохим». Естественно, что варианты будут всегда «плохими» и «совсем плохими» для общества, народа. А для ведущих кланов мировой финансовой олигархии это выбор между «хорошим» и «совсем хорошим». Известно, что если деньги и право выпускать деньги узурпируются кучкой людей, называемых «финансовой олигархией», то они получают неограниченную власть над обществом. Все мы помним крылатую фразу Ротшильда: «Дайте мне управлять деньгами страны, и мне нет дела, кто будет устанавливать там законы».

Денежный механизм этой власти предельно прост: последовательное сжатие и расширение денежной массы. Есть короткие и длинные циклы сжатия-расширения денежной массы. В рамках коротких циклов готовятся (на фазе расширения) и осуществляются (на фазе сжатия) экономические и финансовые кризисы. В рамках длинных циклов готовятся и проводятся войны. Без понимания этих циклов трудно осмыслить многие события XX века, прямо или косвенно связанные с первой и второй мировыми войнами. Если говорить коротко, то золотой стандарт всегда ведет к сжатию денежной массы, созданию искусственного дефицита денег. Бумажный стандарт – расширение денежной массы и утрата деньгами способностей выполнять свои основные функции (мера стоимости, средство обращения и платежа, средство накопления). И тот, и другой стандарт доводят общество до тотального кризиса, наиболее очевидным выходом из которого становится война. Выбор между золотыми (товарными) деньгами и бумажными деньгами (денежными знаками) – поиск лишь временного облегчения, но не решения проблем общества. Кардинальное решение – лишение финансовой олигархии власти над «печатным станком», передача полномочий выпуска денег государству. Но не всякому государству, потому что может быть вариант «государственного капитализма». Ярким примером такого капитализма является Третий Рейх и Рейхсбанк, который обслуживал интересы германских (и не только германских) корпораций и нацистской верхушки. Мы, конечно же, имеем в виду государство, представляющее интересы народа (общенародное государство). В этом смысле крайне ценным является опыт организации денежно-кредитных отношений в СССР в период 30-50-х годов прошлого века (денежная и валютная система «сталинской экономики»)[1].

 

В современных учебниках (не только по экономике) очень часто можно встретить дежурные фразы: «в силу объективных причин», «объективные законы», «объективные процессы» и т. п. Мир финансов – мир человеческих отношений, мир интересов, мир острой борьбы. А фразы, содержащие слова «объективный», «объективная», «объективное», фактически снимают с автора и читателя бремя расследования и осмысления тех острых социальных, политических и межличностных коллизий и интриг, которые рано или поздно становятся причинами видимых событий в мире финансов. Без такого осмысления мир финансов представляет собой набор случайных событий, «броуновское движение», переходящее порой в «хаос».

Бреттон-Вудская конференция – очень даже видимое и значимое событие в мире финансов. Видимая часть этого события уже давно описана. А дальше происходило и до сих пор продолжается лишь механическое переписывание (причем нередко при таком переписывании возникают неточности и даже ошибки). Автор попытался разобраться в некоторых закулисных политических и межличностных хитросплетениях, которые предвосхищали и сопровождали конференцию 1944 года. Героями этих хитросплетений были американский президент Франклин Рузвельт, министр финансов США Генри Моргентау, высокопоставленный чиновник министерства финансов Гарри Уайт, Председатель Совнаркома СССР И. В. Сталин, английский экономист Джон М. Кейнс и многие-многие другие. Зарубежные авторы, выпускавшие монографии по Бреттон-Вудсу детально обсуждают роль перечисленных выше и многих других фигур в построении послевоенной мировой финансовой системы.


Ф. Д. Рузвельт и Генри Моргентау

Но почти всегда обходят стороной роль Федеральной резервной системы США, ее акционеров и руководителей[2]. Конечно, информация, касающаяся участия ФРС в подготовке, проведении и реализации решений Бреттон-Вудса, тщательно скрывается. В те времена председателем Совета управляющих ФРС был Марринер Экклз (занимал этот пост в период 1934–1948 гг.). О нем в Америке написана куча книг. Биограф Экклза Сидней Хайман дал такую яркую оценку своему «герою»: «Марринер Экклс – это и есть экономическая история Америки»[3]. Но даже Хайман очень схематично описал жизнь и деятельность Экклса в период подготовки и проведения Бреттон-Вудской конференции. Будем надеяться, что со временем, когда будут рассекречены архивы ФРС и Казначейства США, мы узнаем больше о роли Экклза и главных акционеров Федерального резерва в такой важной странице экономической истории Америки и мира, как Бреттон-Вудс. Отметим только, что перед своим назначением председателем Совета управляющих ФРС Марринер Экклз работал помощником министра финансов Генри Моргентау.


Марринер Экклз

Особое внимание в книге уделяется помощнику министра финансов Гарри Уайту, который был руководителем американской делегации на Бреттон-Вудской конференции и который стал первым директором от США в Международном валютном фонде, созданном на основании решений Конференции. Кое-какие публикации, посвященные Уайту, в последнее время появляются в СМИ, на Западе вышли даже книги об Уайте. Большинство авторов называют его «советским агентом». При этом подчеркивается, что он был «идейным» агентом, который сознательно работал в интересах СССР. Мы не склонны идеализировать руководителя американской делегации и представлять его «другом» Советского Союза. Скорее, его можно представить человеком американского истеблишмента, который делал ставку на «конвергенцию» США и СССР, а фактически на мирное и незаметное поглощение Советского Союза Западом. Таких людей в Правительстве США в те годы было много, все они так или иначе составляли «команду Франклина Рузвельта». Впрочем, пусть читатель сам сделает выводы о личности Уайта на основе тех материалов, которые представлены в книге.

Обычно в учебниках говорится о том, что на Конференции обсуждались проекты послевоенного валютно-финансового устройства, представленные американской и английской делегациями (соответственно – Гарри Уайтом и Джоном Кейнсом). Проект Кейнса предлагал создание наднациональной валюты, называемой «банкором». Она должна была обслуживать большую часть международных расчетов. Эмиссия банкора и расчеты должны были осуществляться через Международную клиринговую палату, которая также имела бы наднациональный статус.


Джон Кейнс и Гарри Уайт в кулуарах Конференции

Однако выбран был проект американской делегации. Суть его в том, чтобы установить в мире фиксированные валютные курсы, восстановить связь национальных денежных единиц с золотом, поддерживать цену золота на уровне 35 дол. за тройскую унцию. Главное же – приравнять американский доллар к золоту, тем самым придав американской валюте статус международных денег. Фактически это был золотодолларовый стандарт. При этом в целях поддержания связи международной валютной системы с «желтым металлом» Вашингтон обещал осуществлять размен долларов на золото из запасов американского казначейства (в то время в этих запасах было сконцентрировано до 70 % всего золота капиталистического мира). Для поддержания стабильности валютных курсов денежных единиц было решено создать Международный валютный фонд (МВФ), который бы выдавал кредиты тем странам, у которых возникали большие дефициты платежных балансов. А для оживления разрушенной войной экономики (в первую очередь, экономики Западной Европы) был создан Международный банк реконструкции и развития (МБРР). В обеих международных финансовых организациях США имели «контрольный пакет», что делало их удобным инструментом политики Вашингтона. В начале существования Фонда Соединенным Штатам принадлежало 27 % голосов. Получилось что-то наподобие филиала американского казначейства. Дядя Сэм порадел и об интересах своего ближайшего союзника-конкурента – Великобритании, добившись для нее 13 % голосов. Голосов этих двух стран было достаточно для того, чтобы использовать Фонд в качестве эффективного инструмента Финансового интернационала.

Вашингтон, «продавив» свой вариант устройства мировой финансовой системы, согласился на некоторые непринципиальные уступки Лондону. В частности, было решено, что ключевой («резервной») валютой будет не только доллар США, но и британский фунт стерлингов. Также Вашингтон настаивал на быстром восстановлении конвертируемости (обратимости) валют, имея в виду что это облегчит долларовую экспансию в мире. Другие страны, в том числе Великобритания, сумели настоять на том, чтобы конвертируемость валют вводилась постепенно. Более того, страны даже зарезервировали за собой право сохранять (или восстанавливать) валютные ограничения по капитальным операциям. Аргументируя это тем, что без такого инструмента будет сложно или невозможно поддерживать стабильные (фиксированные) курсы валют стран – членов Фонда. Вот вкратце круг тех вопросов, которые обсуждались и по которым принимались решения на Конференции в течение трех недель. Так нам сообщают учебники.

Однако были и другие вопросы, которые очень горячо обсуждались в отеле «Маунт Вашингтон», но о которых сегодня вспоминают крайне редко. Один из них – судьба Банка международных расчетов (Базель). Этот международный финансовый институт запятнал себя тесным сотрудничеством с нацистами. В Бреттон-Вудсе было принято решение (правда, с большим трудом) ликвидировать БМР. Однако интересы Финансового интернационала, который и привел в свое время Гитлера к власти и подтолкнул его к войне, оказались выше. Решение о ликвидации БМР, принятое государствами антигитлеровской коалиции, было проигнорировано мировой финансовой олигархией.

Читатель может узнать об этом из данной книги.

Описываемые в книге закулисные истории вокруг Бреттон-Вудса – лишь иллюстрация того, что мир финансов очень субъективен, а то, что авторы называют «объективным», – лишь видимая часть этого мира. Большая часть финансового мира была и остается невидимой. Вместе с тем общие контуры невидимой части финансового мира могут быть вполне реконструированы.

Судя по отечественным публикациям, процесс ратификации документов, принятых на Конференции, в странах-участницах (за исключением СССР) прошел без сучка и задоринки. Но это сильное упрощение. В США и Великобритании было много противников решений Конференции – команде Рузвельта пришлось «продавливать» одобрение документов Бреттон-Вудса в Конгрессе. Еще более яростным было сопротивление в Парламенте Великобритании, Лондон не хотел признавать свое поражение на Конференции. Лишь к лету 1945 года Америка ратифицировала документы Бреттон-Вудса, а Великобритания это сделала только осенью.

В учебниках обычно одним предложением сообщают, что СССР в конференции 1944 года участвовал, но ее документы не ратифицировал. Мы попытались дать расшифровку этих лаконичных формулировок. С одной стороны, объясняя, зачем Сталин вообще направил советскую делегацию в Бреттон-Вудс. А, с другой стороны, раскрывая фундаментальные причины того, почему для Советского Союза вхождение в БВС было «смерти подобно». После окончания Второй мировой войны СССР оказался вне БВС, активно формируя свою альтернативную национальную и международную валютно-финансовую систему. Альтернативная международная валютно-финансовая система создавалась в рамках Совета экономической взаимопомощи (СЭВ). Особую роль в этой системе стал играть «переводной рубль». Это была региональная наднациональная валюта, которая выступала альтернативой доллару США, занявшему место международной резервной валюты в БВС[4].

Впрочем, СССР не замыкался только в рамках СЭВ, на определенном уровне поддерживались торгово-экономические и валютно-финансовые отношения СССР с теми странами, которые после войны вошли в состав БВС. В книге кратко раскрываются принципы и механизмы сосуществования СССР и БВС. Важнейшие принципы – государственная монополия внешней торговли и государственная валютная монополия. Важнейшие элементы механизма – безвалютные способы торговли (бартер, компенсационные сделки), валютные клиринги, совзагранбанки.

Нельзя утверждать, что БВС была полностью демонтирована 40 лет назад. Хотя бы потому, что сохранились созданные по решению Бреттон-Вудской конференции Международный валютный фонд и Международный банк реконструкции и развития. Да, они претерпели достаточно существенные изменения в методах своей работы. Особенно МВФ. В книге мы пишем о тех метаморфозах, которые произошли с Фондом после Ямайской конференции 1976 года. Но при всем этом он по-прежнему остается инструментом международной политики Вашингтона, по-прежнему работает на поддержание роли доллара США как главной мировой валюты. Только действует еще более жестко, чем во времена БВС. Вызывая в странах-получательницах кредитов голод, социальные волнения, провоцируя гражданские войны. В МВФ удалось заманить некоторые социалистические страны, что закончилось для них плачевно. Яркий пример, приводимый нами, – Румыния. Впрочем, членство Румынии в Фонде закончилось плачевно не только для страны, но и лично для ее руководителя Николая Чаушеску, который был убит.

 

Сегодня детище Бреттон-Вудса – МВФ находится в крайне плачевном положении. Нельзя исключать даже полного краха Фонда, что, в свою очередь, может подтолкнуть к развалу нынешнюю ямайскую валютно-финансовую систему. Мы не исключаем, что может рухнуть не только МВФ, но и вся ЯВС. Часть мировой финансовой олигархии судорожно борется за сохранение гегемонии доллара. Это та часть, которую можно назвать главными акционерами частной корпорации под названием «Федеральная резервная система США» и которая привыкла извлекать из «печатного станка» ФРС баснословные прибыли. Условно эту часть акционеров можно назвать «Рокфеллеры». Но часть акционеров ФРС, которая в 1970-е годы была потеснена в связи с революционным переходом от БВС к ЯВС, сегодня рассчитывает взять реванш в подковерной борьбе мировой финансовой олигархии. А сделать это можно, отойдя от нынешней нефтедолларовой валютной системы к какому-то варианту золотого стандарта. Эту часть Финансового интернационала можно условно назвать «Ротшильдами», которые после наполеоновских войн и были инициаторами золотого стандарта. Упоминавшийся нами Джордж Сорос, который проводил «репетицию» Бреттон-Вудса в 2011 году, как раз является официальным рупором этой группы мировой финансовой олигархии. В книге читатель может найти некоторые интересные и малоизвестные факты указанной подковерной борьбы Финансового интернационала. Мы наблюдаем за этой борьбой через мир золота. В этом мире происходит много странного, нелогичного, противоречащего догматам экономического либерализма. Но все становится понятным, если на этот мир смотреть как на борьбу «Ротшильдов» за восстановление золотого стандарта.

Наша страна (СССР), как мы отметили, была вне БВС. А вот в состав ямайской валютной системы мы (как Российская Федерация) вошли. Это произошло летом 1992 года, когда Россию торжественно приняли в МВФ. Оказавшись в объятиях ЯВС, Россия начала быстро хиреть, превращаться в сырьевую колонию, терять свою политическую, экономическую и валютно-финансовую независимость[5]. Сегодня наше пребывание в ЯВС усугубляется тем, что Запад в связи с событиями на Украине и вокруг Украины начинает «обкладывать» нас различными санкциями. В том числе угрожать замораживанием внешних валютных активов и блокированием международных расчетов. Власти Российской Федерации пытаются противостоять этим санкциям, однако их действия непоследовательны и фрагментарны. Причин этому несколько. В том числе компрадорский характер части наших чиновников, которых можно отнести к категории «офшорной аристократии». Но имеет место и такая причина, как незнание собственного опыта существования СССР в условиях перманентной экономической войны со стороны Запада. А также четвертьвекового опыта сосуществования СССР и БВС. В заключительной части книги нами формулируются некоторые рекомендации по выстраиванию Россией международных расчетов с учетом опыта Советского Союза во времена существования БВС.

1См.: Катасонов Валентин. Экономика Сталина. – М.: Институт русской цивилизации, 2014.
2О Федеральной резервной системе США см.: Катасонов Валентин. Хозяева денег. 100-летняя история ФРС– М.: Алгоритм, 2014.
3Нутап, Sidney. Marriner S. Eccles: Private Enterpreneur and Public Servant. Stanford, Calif.: Stanford University, 1976. P 8.
4См.: Катасонов Валентин. Экономическая война против России и сталинская индустриализация. – М.: Алгоритм, 2014.
5Катасонов Валентин. Ограбление России. Новый мировой порядок. Офшоры и «теневая» экономика. Финальная экспроприация началась! – М.: Книжный мир, 2014; Катасонов Валентин. Америка против России. Агония финансовой пирамиды ФРС. Рэкет и экспроприации Вашингтонского обкома. – М.: Книжный мир, 2014.
Купите 3 книги одновременно и выберите четвёртую в подарок!

Чтобы воспользоваться акцией, добавьте нужные книги в корзину. Сделать это можно на странице каждой книги, либо в общем списке:

  1. Нажмите на многоточие
    рядом с книгой
  2. Выберите пункт
    «Добавить в корзину»