3 книги в месяц за 299 

Берсерк забытого клана. Тайна Одинокого БастионаТекст

15
Отзывы
Читать фрагмент
Отметить прочитанной
Как читать книгу после покупки
Нет времени читать книгу?
Слушать фрагмент
Берсерк забытого клана. Тайна Одинокого Бастиона
Берсерк забытого клана. Тайна Одинокого Бастиона
− 20%
Купите электронную и аудиокнигу со скидкой 20%
Купить комплект за 448  358,40 
Берсерк забытого клана. Тайна Одинокого Бастиона
Берсерк забытого клана. Тайна Одинокого Бастиона
Аудиокнига
Читает Сергей Ларионов
249 
Подробнее
Шрифт:Меньше АаБольше Аа

Предисловие. Некоторые моменты жизни Империи… И не только!

Каждый новый выход из портала сопровождался ухудшением погоды по всему маршруту переходов группы делегатов из Большой Комиссии Контроля Военных Имперских Поставок.

Чем севернее открывалась магическая точка выхода, тем острее ощущался холод вместе с ненастьем из метелей, вьюг и сильных снегопадов, заставляющих авторитетных представителей из числа поставщиков и командования принимать меры по сохранению личного тепла.

Где-то к середине портальных путешествий члены группы дополнили элементы своей верхней одежды тёплыми шубами и полушубками. А некоторые из высоких чиновников и благородных офицеров не побрезговали даже тулупами. Абсолютно народными, и совсем незамысловатыми в выделке, так и одев их поверх своих мундиров и накидок с регалиями и статусными знаками отличий.

А что делать господам благородным, коль говорится в народе: что холод не тётка, а мороз не твой брат? Конечно же, в Великой Руссии имеются разные варианты этой поговорки, но! Но ведь суть-то, она у всех их – одинакова!

Вообще-то, Полина Николаевна Потёмкина не рассчитывала на столь скорую отправку, да ещё в составе Большой Комиссии в северные края империи, обоснованно предвидя оттяжку этого момента из-за бюрократической машины военных.

Всем известна политика Генерального Штаба, и Имперской Канцелярии. Исходя из неё, из этой самой политики, никто из высокородных господ не стремился к ответственным решениям при дворе, за исключением пары-тройки высокородных вельмож.

Их можно по пальцам одной руки перечесть.

Ну, например, двоюродный брат Великого Государя. Великий Князь, Михаил Годунов, являющийся главой самого подготовленного подразделения Империи, а именно Охранного Приказа Государя, Петра Ивановича Годунова.

Далее, к числу вельмож, способных принимать самую высочайшую ответственность на себя, можно смело причислить главу самой прогрессивной структуры в магическом обществе Великой Империи.

Той самой структуры, которая, помимо прогрессивного мышления и действий, может блеснуть и основной своей особенностью. А конкретно если, то это молодостью Магов, их родовитостью, и, как следствие из этого, неуёмным рвением к победам на любом поприще.

Речь идет об Обществе Благородного Собрания Рунных Вольнонаёмных Магов. И о его Главе, о Великом Князе, Иване Петровиче Годунове. О родном сыне государя, действующему под негласным патронажем своей матушки Императрицы, Марии Генриетты, помогающей своему любимому чаду умным советом, и не только.

Некоторые решения собрания требовали участия самого Императора, чтобы быть исполненными должным образом и в кротчайшие сроки. В этом случае Императрица являлась лучшим переговорщиком, способным добиться нужного решения от монарха.

Собрание Общества Благородных Рунных Магов стало иметь большой вес при дворе. Дети высокородных вельмож старались стать его членами невзирая на определённые трудности. Такие как конкурс.

Да-да! Именно конкурс, в котором проверяется всё, включая успехи в обучении, поведение в обществе и платёжеспособность, ведь членские взносы тут обязательны. Да и суммы этих взносов весьма немаленькие.

К главе этого Общества, Великому Князю, Ивану Петровичу Годунову и поступил сигнал в виде официальной бумаги. А именно, совместного постановления, требующего принятия мер в разборе ситуации с махинациями в сфере продовольственного обеспечения регулярных частей Имперской Армии.

Это и подстегнуло генеральный штаб к ускорению принятия решения по созданию Большой Комиссии Контроля Военных Имперских Поставок, в число делегатов которой вошла и Графиня Потёмкина, в качестве представителя одного из крупнейших поставщиков Армии. Пусть и вооружения касаемо, но…

Не стоит и говорить о том, что Полину Николаевну поразил инициатор проведения Собрания, чьё постановление ускорило отправку делегации Генштаба. Великий Князь Рюрик, Феликс Игоревич. Тот самый молодой аристократ, заставивший нервничать графиню Потёмкину, несколько дней тому назад.

Далее последовал ряд решений, в том числе и тот, в котором делегаты постановили воспользоваться порталами для скорейшего прибытия к месту, ставшему отправной точкой чреды проверок и разбирательств. Естественно, что оплачивала столь дорогой способ путешествия молодая графиня Потёмкина, посоветовавшая именно такой метод путешествия к Северо-Восточному Порубежью Руссии.

Первые упоминания о господине Феликсе дошли до графини из донесений, полученных военными представителями Большой Комиссии. Речь шла о боевом столкновении на одиноком полустанке, в котором успешно поучаствовал молодой князь.

Дело в том, что эшелон с пополнением попал в спланированную западню, и подвергся нападению тёмных исчадий из Захребетья, очутившихся в глубоком тылу из-за подрывных действий неизвестных.

Господину Феликсу удалось уничтожить крылатого демона гарпия, действуя в составе малочисленной группы молодых Рунных Магов, что было особо отмечено.

Далее, пришло ещё одно известие, уже по линии Общества Благородного Собрания Рунных Вольнонаёмных Магов. Тут речь шла об успешных действиях молодого князя по защите чести благородных дам, и завершившихся Судом Дворянской Чести Вольнонаёмных Рунных Магов, свершившимся над одним из аристократов.

Была сделана и ещё одна пометка, сугубо для главы Общества Благородного, специально для Великого Князя, Ивана Годунова. А речь шла о необычайном великодушии и несоизмеримо великом благородстве Великого Князя Рюрика, что удивило графиню и заставило пересмотреть некоторые пункты в своих выводах. Тех, что касались персоны господина Феликса.

Именно в этот момент Потёмкина изменила своё отношение к князю и решила сменить тактику воздействия на умного аристократа, делающего потрясающие, новаторские и востребованные изобретения.

Благородство – это и сила, и слабость.

Именно так Полина считала, небезосновательно и всегда находила тому подтверждение в различных жизненных ситуациях. Многочисленных ситуациях, сопровождавших молодую графиню на протяжении всего времени взрослой жизни. Да и в детстве у неё были поводы для подтверждения.

К сборному эшелону, застрявшему на узловой станции близ небольшого городка, делегация прибыла к моменту разгрузки нескольких гружёных саней с продовольствием. Не теряя времени, делегация приступила к работе и застала всех нужных господ за работой в офицерском вагоне.

Доклад уже заканчивал военный комендант эшелона, капитан-поручик Франц Иосиф Менгель, когда Графиня Потёмкина присоединилась к группе делегатов Комиссии Контроля…

– … Посему, я передаю слово старшему интенданту эшелона, господину поручику Вяземскому Александру Борисовичу, – закончил капитан-поручик и кивнул в сторону Вяземского.

– Благодарю, – щёлкнул каблуками поручик. – Итак, по существу дела я могу добавить следующее, – приступил он к докладу, приняв горделивый вид. – К-хм… – он кашлянул, чтобы размять голосовые связки перед ответственной речью. – На основании принятого совместного постановления от Общества Благородного Собрания Рунных Вольнонаёмных Магов, и коменданта призывников, подпоручика Воронцова, Ильи Никанорыча, – он глянул на названных. – Инициированного Великим Князем Рюриком, Феликсом Игоревичем, – продолжил доклад Вяземский, дождавшись еле уловимых кивков одобрения со стороны названного командования состава. – Мы, вместе с господином Феликсом, разработали план действий раскрытия махинаций с продовольственным обеспечением.

– Прошу меня простить, но могли-бы вы, господин поручик, уточнить степень участия Великого Князя? – задала вопрос графиня Потёмкина и с ней согласились все благородные члены Большой Комиссии.

– Се, непременно! – кивнул интендант. – Господин Феликс разработал план и принял в нём участие, как руководитель боевой группы, кстати, – он сделал короткую паузу для акцента. – Кстати, состав которой был лично утверждён военным комендантом эшелона, Францем Иосифом Менгелем, и комендантом призывников, подпоручиком Воронцовым Ильёй Никанорычем, – уточнил Вяземский. – Так вот, господин Феликс самолично осуществляет руководство этой группой. Есть первые успехи, – продолжил интендант и выставил два странных узла из грубой холстины на рабочий стол своего кабинета.

Не делая пауз, он развязал их, и делегаты увидели две головы.

– Что это? – воцарившуюся тишину нарушил вполне логичный вопрос.

– Результат, и весьма положительный, – невозмутимо пояснил интендант эшелона. – Впрочем, как и те гружённые продовольствием сани, что вы уже видели. Это выявленные и захваченные Князем расхитители военной собственности! Казнённые, согласно военного положения на месте, без суда и следствия. Вот и моё постановление, – он протянул официальную грамоту заинтересованным и она пошля по рукам членов комиссии. – Тут есть пункт касающийся этого, – добавил поручик Вяземский.

Члены Большой Комиссии ознакомились с приказом и не заметили никаких отклонений от устава имперской армии.

– А где сейчас господин Феликс? – графиня Потёмкина вновь задала вопрос.

– Они, вместе с молодым князем Кутузовым, проводят следственно-разысканные мероприятия в городе, – пояснил докладчик. – Необходимо выявить всю цепочку расхитителей, дабы исключить повторение сего преступления, – интендант чётко описал задачу князя. – С ними его верные помощники, специалисты своего дела, снабжённые сопроводительными грамотами и артефактами. Всё полностью соответствует статьям устава! – добавил он, исключая любые вопросы по правовой теме. – Я лично держу всё на контроле, так что, нет повода для беспокойства!

– Это похвально, – отреагировала графиня.

Потёмкина услышала всё, что её интересовало и решила действовать. У неё есть свои планы, которые гораздо важнее для этой молодой аристократки, чем проблемы продовольственного обеспечения армии, как и махинации с этим связанные.

 

Посему графиня и отправилась наводить дополнительные справки в вагон с благородными девушками, магами, призванными имперским указом в качестве усиления в регулярные части.

Полина переговорила с княгиней Элеонорой Врангель, и с графиней Саровской Серафимой. Одна из которых председательствовала на совместном собрании со стороны Женского Сообщества Благородных Магов, а вторая занимала ответственный пост секретаря.

У них графиня Потёмкина и выяснила, откуда прибыли санные подводы с продовольствием, а также выявила и место составления какого-то секретного доклада господина Феликса, поступившего интенданту эшелона.

Оставив своего верного поверенного одного в выделенном ей купе офицерского вагона, она легко отыскала владения некой госпожи Виолетты, куда и прибыла в разгар всеобщего веселья.

Господа что-то праздновали, причём весьма щедро на угощения, и план у графини созрел моментально. А главное, какой это план!

…Графиня вошла в зал с богато накрытым столом и оценила гостей. Господина Феликса она моментально узнала, потом догадалась кто из присутствующих является князем Кутузовым. Две колоритные личности её заинтересовали, но по офицерским накидкам и тонким потокам магии, исходящим от заряженных артефактов, она пришла к выводу, что это помощники.

Один очень внушительных габаритов, а второй какой-то маленький и невзрачный.

– Ну надо же!? – изумился князь Рюрик. – Э-мм… Мадмуазель, мы кажется с вами… Н-да! – он поднял фужер с игристым и сделал солидный глоток, прежде чем снова сфокусировать внимание на гостье. – Мы с вами определённо знакомы! Графиня Потёмкина, Полина… Полина, э-ээ… – он наморщил лоб, напряжённо вспоминая её полное имя.

– Полина Николаевна, – помогла князю графиня и кивнула. – А вы тут хорошо обосновались, влились в атмосферу…

– Не только влились! – князь поднял вверх указательный палец. – Мы и это самое с ним сделали, – он вдруг стушевался, взглянув на присутствующих девушек. – Кстати, Родион? – он обратился ко второму молодому аристократу. – Мы можем теперь и бумагу составить, по всей, так сказать, форме! – он мотнул головой в сторону Потёмкиной.

– Эт… Да! Я согласен с тобой, Феликс, – кивнул Кутузов. – Уважаемая Полина, окажите любезность, подпишите грамотку, заверьте наш заключённый союз с этой прекрасной девушкой, – он, не стесняясь и очень вульгарно обнял соседку, соответствующую описанием госпоже Виолетте.

– Ну, коли вы просите, то я не вижу причин отказывать, – согласилась графиня Потёмкина и подписала лежащие на столе бумаги о заключении законного союза, брака.

Гости и хозяева праздника обрадовались и праздник продолжился с новой силой, затянув в свои лихие действа и молодую Графиню.

Горячительное полилось рекой, посыпались поздравления и подарки.

Однако план Потёмкиной ещё был далёк до своей реализации, посему пришлось и ей принять участие в бесшабашном веселье с посещением странных залов на втором этаже. Там все пели под музыку то, что демонстрировалось при помощи магии на стене. Слова песен. Потом начался интересный кордебалет, как его все назвали.

Ну, а потом, когда все вернулись в зал со столами и несколькими спальными комнатами, прикрытыми тяжёлыми портьерами от посторонних взглядов, князь Рюрик оказался готов и повёл себя именно так, как ожидала графиня.

Он уволок её в спальню, поддавшись инстинкту мужчины, где она поддалась и даже почти разделась, прежде чем Рюрик вырубился. А вот когда он очнулся, то всё уже пошло по сценарию Полины Потёмкиной. Или почти всё.

Молодой князь очнулся и ощупал пространство кровати вокруг себя. Естественно, что он сразу наткнулся на упругие формы прекрасной графини и тут-же подскочил.

– Полина Николаевна? – растерянно прошептал он, протирая глаза и мотая головой. – Мы с вами?

– Да, – очаровательно улыбнулась Потёмкина. – Видите этот камень памяти? – она продемонстрировала артефакт. – Интересная запись, как я считаю, – пожала она плечами, пряча драгоценность с компроматом.

– Но графиня, я ничего такого не припоминаю, – развёл руками Феликс. – Не мог я…

– Давайте я вам обрисую перспективы? – небрежно отмахнулась Потёмкина и встала с кровати.

– Валяйте! – отрешённо выдохнул Рюрик.

Девушка встала так, чтобы произвести больший эффект своей красотой, заставив смутиться князя.

– Вы понимаете, что с вами будет, когда всё попадёт в руки благородного собрания? – ласково произнесла Полина.

– Родион! Виолетта! – неожиданно выкрикнул Феликс. – Сюда! Немедленно все!

Их комната наполнилась людьми под завязку в считанные мгновения. Причём, откуда-то появились конкретные лиходеи, со свирепыми лицами и с оружием.

Графиня застыла в ужасе, не в силах доигрывать роль, спланированную и филигранно исполненную до этого момента.

Все замерли, остановленные взмахом Феликса.

– Доставайте артефакты памяти, – скомандовал князь.

Господа и дамы выполнили распоряжение, а Феликс встал перед опешившей графиней на колено.

– Прошу стать свидетелями нашей помолвки, – заявил Рюрик и вытащив из саквояжа прекрасный перстень надел его на палец Потёмкиной. – Прошу не отказывать вашему поклоннику и принять помимо этого знака нашей помолвки и обещание, данное при свидетелях! – заявил он, громогласно не давая Полине и шанса вставить хоть слово. – Я обещаю подарить своей будущей супруге генеральный патент на прицельные приспособления к армейским карабинам! Затем мы организуем совместное производство и поставки другой передовой продукции на нужды Имперской Армии!

Графиня ошалело произнесло слова согласия, так как прекрасно поняла невозможность отказа. Вид у разбойников ничего другого ей не позволил сказать.

После этого все удалились, и она выслушала несколько великолепных планов обогащения. Ну и перспективы рассмотрела, связанные с производством и реализацией. Узнала о поставках макарон, томатной пасты и обмундирования для Магов-разведки, и дозорной службы.

Услышала о маскхалатах и форме с тактическими примочками. О тактических кобурах узнала кое-чего, тех что на бедре и груди располагаться должны. О наколенниках, налокотниках, о зимней и осенне-весенних вариантах камка, о берсах и Коллиматорном прицеле узнала…

– Я согласна помолвиться, – подвела она итог долгой беседы.

– Вы повторяетесь, графиня, – ухмыльнулся Рюрик. – Полина, ты уже согласилась при многих свидетелях, за пару часов до этого, – напомнил он. – А теперь, давай продолжать праздник.

– Но что ты с золотом будешь делать? – девушка указала на груду саквояжей.

– Решим, когда протрезвею, – заявил парень. – Половину отдам в армейский фонд, а остальное… Давай вместе подумаем над этим. И кстати, я всё равно ничего не помню о сексе с тобой, – добавил Князь и притянул девушку к себе, жадно слившись с ней в страстном поцелуе…

Глава 1. Ощутимые изменения в настроениях и ситуации

Ефим исчез из моего закутка, отделённого от общего пространства вагона тяжёлыми шторками из шкур. Оно и понятно, ведь вид у меня ещё тот. Разговаривать я пока не имею никакого желания, да и мысли нужно привести в порядок.

Требуется разобраться в ситуации с помолвкой, а точнее если выражаться, то я должен определить для себя, почему же я так поступил.

Посему, я скорчил недовольную мину и просто махнул Ефиму, мол – не мешай, а, я тут думу думаю.

– Чукча! Подь сюды! – я вновь призвал фамильяра. – Да побыстрее, не как в прошлый раз!

Я заведомо предупредил усатого, помня о его проснувшейся ворчливости к своему хозяину.

– Моя уже тут, аднака! – отрапортовал мелкий и опять уселся напротив моих глаз.

На сей раз у узурпатора в лапках я наблюдаю несколько красных икринок, которыми он решил полакомиться.

– Хозяина, а счас-то чегой надобно? – вкрадчиво поинтересовался пройдоха и лизнул икринку.

– О-хо-хо… Тут такая оказия, Рыжий, мне собеседник мысленный нужен для усвоения и приведения мыслей в порядок, – пояснил я причину нетерпеливого вызова. – Ты как, составишь компанию?

– Моя радостная стала, от такого внимательного хозяина, аднака, – сделал он опрометчивое заявление. – Будет моя комп… Кампа… Тьфуй-ты! Ком-па-ней-наю! О!

– Ладно-ладно, – я проговорил снисходительно, а скорее довольно. – Вот слушай, Чукча. То, что меня хотели подставить по жёсткому, я даже не сомневаюсь. Полина Потёмкина пошла на крайние меры в этом вопросе! Согласен?

– Угу! – поддакнул мой собеседник жуя.

– Нет, ну это надо? Имитировать изнасилование! – продолжил я на эмоциях и слава пресветлым, что мысленно. – Хотя, возможно, что и простой факт домогательства проканал бы на этом их собрании аристократов. Как уж там его?…

– А, хозяина! – подоспел с помощью рыжий. – Тойного, ну… Общества Благородного Собрания Рунных Вольнонаёмных Магов, с обязательным судом… – поддержал он диалог расшифровкой моих дум. – Дословно-то: Судом Дворянской Чести Вольнонаёмных Рунных Магов, аднака!

– И не факт, что там я отделался бы парочкой дуэлей с визитом на ристалище, – я перенял инициативу с изложением своих мыслей. – Так как есть у меня предположение, небезосновательное, о более суровых наказаниях имеющихся в арсенале благородных людей.

– Ну, да и ладно, начальника, – кивнул рыжий. – Раз уж так дела обстоят твойныя, то и нечего хозяине локти кусать, не достать их! – он глянул на свои лапы и смело укусил локоть одной из них.

Посмотрел на меня и пожал всеми плечами сразу, мол – неудачная демонстрация, но он таракан!

– Но есть и плюс! – заявил я, стараясь не хохотнуть над озадаченной физией рыжего.

– Какой? – он перестал пялиться на свои лапы и вернулся к диалогу со мной.

– Да тот же самый, что помолвка-то, сама по себе, ещё не означает фактического бракосочетания! – продолжил я изливать свои мысли. – Может всё переменится тысячу раз, и я разонравлюсь красавице! А вот выгоду из поставок всякой всячины я поимею.

– Э-ээ, аднака! – промямлил мелкий.

– Главное что? – не позволил я разразиться рыжему со своими комментариями к сказанному. – Правильно! Составить бумаженцию верную, ну и подписи поставить при свидетелях.

– Хозяина? Макароны, аднака? – напомнил деспот.

– Макароны… – задумался я.

– С ними как быть? – продолжил подгонять меня Чукча.

– Да просто! – созрел я до решения. – Мы пока не будем обсуждать сроки, оттянем поставки до той самой поры, пока Татищев и люди мои не освоят их промышленное производство. Там же нужно немного для этого, по большому то счёту.

– Хозяина? А что тама нужно? – Рыжий проявил интерес к технологиям.

– Аппарат по замесу, потом, что-то типа мясорубки необходимо, с дырочками для придания формы мучному изделию, ну и сушилка, с проходящим через неё транспортиром, – я задумался. – Вот и всё, вроде!

– А дальше?.. – настоял Чукча, рассматривая очередную икринку на просвет.

– Э-эх… Дальше-далее… – я вздохнул. – Блин! Да просто экспериментировать с технологией до победного финала, – выдал я вполне очевидное производственное решение. – Только набросочек сделаю и с Калигулой передам Татищеву.

– Хозяина, а хозяина? А С остальными полезными вещами, аднака, как быть? – вернул он меня в деловое русло.

– Можно попробовать воспользоваться производственными мощностями Полины Николаевны, – приступил я к перечислению. – Наладить массовый выпуск тех-же комков с тактическими прибамбасами. Прицелы продвинутые, что в контексте, для специальных подразделений предназначены, штамповать начать массово и реализовывать в той же армии…

Я снова задумался, прежде чем продолжить изливание хода мыслей.

– Но прежде всего, – я быстро созрел до продолжения. – Прежде, Чукча ты рыжий, нам нужно договор составить правильный, при участии Татищева Николая Фёдорыча. Уж он то точно знает, как составлять бумаги такого рода.

– Так! – деспот снова взял икринку.

– Ладно уж, коль так судьба повернулась, то выжимать выгоду буду из сложившейся ситуации с помолвкой, – заявил я. – Одно меня немного радует. Правильное я принял решение в этой ситуации с подставой, среагировав и пока потерпев малые потери. Ну что тех планок прицельных с мушками всего-то для карабинов, а не для всего оружия?

– Правильно, хозяина! – обобщил усатый плод моего рассуждения.

– Хороший кусок, но не полный он, – я вступил в спор сам с собой. – Ширпотреб, он больше прибыли принести в состоянии. Взять, для примера, те же самые бритвы безопасные, в которых все мужики нуждаются – да это же поле не паханное! А вдруг случится свадебка? Тогда деньги в семье останутся, если о прицелах говорить…

Тут я вдруг осёкся и пристально глянул на таракашку, изображающего занятость своим лакомством.

Вид мне его не понравился, а если сказать точнее, то я заподозрил деспота в сокрытии от меня, своего хозяина, важной информации.

 

И что-то подсказывает мне, что касается она нашего общения с Полиной Николаевной.

– Чукча, а Чукча? – я надавил на рыжего строгостью своего обращения.

– Да, хозяина! Слушает моя, очень внимательно слушает! – заявил он и убрал посторонние предметы за спину.

Деспот моментально сосредоточился, стал серьёзным и неожиданно начал нервничать, под моим взглядом пытливого гипнотизёра, уже осуществившего проникновение в сознание собеседника.

– Слушай меня внимательно, усатый, – начал я со вступления с обозначением всей серьёзности ситуации. – У тебя, ваша многолапость магическая, обязаны быть записи моего приключения с Полиной Николаевной! И не смей возражать! – осадил я его желание вякнуть что-то в своё оправдание. – Ты единственный из всех, кто может присутствовать рядом со мной в любых ситуациях, и вопреки действию всякой магии! Колись гадёныш! – я замахнулся и остановил кулак над его усами.

Чукча среагировал предсказуемо.

Таракан зажмурился и замахал лапами, пытаясь остановить свою неминуемую кончину, а я подумал о том, что могу и убить это чудо… Так значит, что я единственный из ныне живущих могу это сделать? Или что?

Ну вот, опять я отвлёкся…

– Хозяина-а-а, ф-ть, – рыжий хлюпнул и упал на колени. – Есть кое-чаво у меня, но моя боится, что твоя передумает и не станет жениться на такой прекрасной кандидатке…

– Не по-ня-я-ял? – протянул я. – Подробнее давай, – я убрал кулак.

Чукча приоткрыл глаз и убедился, что расправа со смертоубийством миновала, и ещё жалобнее уставился на меня.

– Ну! – рявкнул я, раздражаясь из-за его игры на публику. – Я два раза повторять не стану! Говори, зараза магическая, да разэтакая!

Пройдоха внезапно исчез и вернулся спустя всего пару мгновений с какими-то предметами в лапах.

Я проследил, как он отпустил крохотный артефакт, и камешек взмыл вверх. Появилось зеркальце, застывшее прямо перед моими глазами, и я сразу погрузился в просмотр интересующих меня событий.

Смотрел долго и выяснил, что ничего у меня с Потёмкиной не было. Особенно секса.

…Я внёс графиню и уронил на кровать, сам спотыкнувшись. Ударился об кресло головой и вырубился, а она занялась писаниной. Составляла дарственную на прицелы и ещё на что-то из моих изобретений, касающихся вооружений.

Затем она перетащила меня на кровать и разделась, чтобы очнуться уже вдвоём и в недвусмысленном положении тел. Ну ок!

Хотя… Фигурка, конечно, ещё та! Я даже паузу в просмотре сделал. Грудь чёткая. Размера любимого два с половиной, если мерить бюстгальтерами. Ну и ножки прямые, точёные. Попка с ямочками, и всё у неё, такое ладное, и чересчур притягательное.

Но вот сам факт подставы всё перечёркивает, хотя страсть и распаляет. Хорошая стервочка, знает, что ей надо и меня это заводить начинает. Вот обломать её будет приятно!

Я и во втором эпизоде ничего ей не сделал, как получается из записи. Там я поцеловать даже её не успел, так как получил по затылку графином, и снова вырубился. Вот ведь зараза!

– Чукча, о записи никому! Я буду выводить графиню на чистую воду! – заявил я и хищно усмехнулся.

– Моя… ф-ть, – опять хлюпнул деспот. – А может всё-таки свадь…

– Рыжий! – я осёк его. – Девочка мне нравиться, но главенствовать в этой ситуации буду я! И ставить её в позы я буду, а не она меня! Понятно излагаю?

– Моя поняла! – согласился фамильяр.

– Интересно, что полагается за факт шантажа и подставу в мире аристократов? – пробормотал я.

Рыжий вдруг испарился, предсказывая появление кого-то со мной рядом.

Так что, жалеть-то – оно, конечно, правильно, но бесполезно. Нужно привыкнуть смотреть на проблемы с иного ракурса, с выгодного!

– Феликс, барин, – голос Ефима зазвучал нотками просителя из-за шкур.

– Да вваливайся уже, Ефим, – ответил я дружелюбно. – Миновала хандра, да и нет смысла себя мучить, коль натворил всего и много, – добавил я самокритики. – Извини, друг мой, что пришлось на тебе сорваться.

– Дык, Феликс, – старый солдат раздвинул занавес и сел на край моей лежанки. – Оно и понятно, с таким-то раскладом, – добавил он и вновь в его глазах промелькнула хитринка.

Я встал и уселся по-турецки, облокотившись на стенку вагона.

Бросил взгляд на полочку, где рядом со статуэткой моей Зелёной покровительницы торчат и подрагивают усы Чукчи, явно что-то жующего из подношений.

Я улыбнулся, испытывая удовольствие, и счастье, от завершения своих разгульных приключений и частичного возврата к обычным дорожным будням армейского призывника, едущего в армию.

– Ты не серчаешь? А? Ефим? – обратился я к нему.

– Серчать? – развёл он руками и изобразил удивление. – За что? За то, что ты погулять решился и исполнил своё желание? Ты ещё не знаешь, как призывники гулять умеют!

– Хе-х! А много ты знаешь, а Ефим? – ухмыльнулся я, надевая рубашку и ища глазами штаны.

– Кхе-х! Дык, Феликс, – крякнул Ефим и подкрутил ус. – Я за всю жизнь, мальчик, больше забыл, чем есть знаний в твоей буйной головушке, – парировал солдат с иронией в голосе, или со снисхождением моему заблуждению насчёт его. – Если сравнивать всё с армией связанное, да с жизнью дорожной!

А я подумал, – Да если бы ты, хотя бы только представил, что я знаю и сколько, то твоя голова лопнула бы! У меня два деда в прошлом остались, которые всю жизнь, почитай-что с моих пелёнок, являли собой кладезь информации об армии двух эпох. Но вслух говорить я этого не стал.

Меж тем, Ефим запустил руку под лежанку и вынул из-под неё два больших саквояжа. Поставил передо мной, и замер, ожидая реакции.

– Ефим, а-а-а… А это что? – я покосился на них. – Только не говори мне, что там ещё чьи-то головы.

– Ну что ты, барин, – старый вояка поднял раскрытые ладони. – Это добыча твоя, чистая. Всё остальное уже поделено между Сивым, Барри и Родионом Кутузовым.

– В смысле? – отстранился я одевая пиджак. – Деньги что-ль? Так их, вроде как, Потёмкина армейским передала? – неуверенно пробормотал я, вспоминая повествование Чукчи. – Или я ошибаюсь, как говорится, по сложившейся традиции, и в очередной раз?

Ефим довольно улыбнулся и положил руки на дорожные саквояжи.

– Интендантским вы, батенька, вместе с друзьями, денег отсыпали много, – перешёл он к проведению пояснительной работы по восполнению моей потерянной памяти. – Там достаточно.

– Кстати, Ефим, а что с моими дружками стало? – я решился на уточнение судьбы Сивого и Барри.

Ефим совсем довольным стал и, прежде чем ответить, открыл оба саквояжа.

Я обалдело уставился на две кучи женских украшений, поблёскивающих дорогими камнями и обязательно золотыми.

Если честно, то у меня аж дух перехватило, так как я раньше такое видел только в главных музеях страны. Типа всяческих Санкт-Петербургских и Московских хранилищ суперских ценностей, стоимость которых не указана. По причине отсутствия таковой, как явления.

– От же! А тута такая оказия случилась, – заговорил Ефим, очень преобразившись в серьёзного и рассудительного докладчика. – Господа Остапий и Барри, теперича включены в экспериментальную группу контролирующего органа, подчинённого генеральному штабу по линии интендантской службы! – огорошил он меня.

– Продолжай, будь ласков, – подбодрил я Ефима, перестав пялиться на злато.

– А чего говорить-то, – пожал плечами старый солдат. – Уполномоченные представители они, независимые инспекторы! Подчиняются штабу имперской армии, или тому из господ высокородных, кто комиссии возглавляет, если такие проверяющие уже прибыли, – разъяснил он.

– А сейчас? – мне потребовалось уточнение.

– Чего? – не понял вопроса Ефим.

– Сейчас они в чьём подчинении? – обозначил я направление своего интереса. – Кому подчинены, конкретно?

– Дык, это… – он потеребил макушку. – Знамо кому! Полина Николаевна, с коей вы барин помолвку справили, вытребовала их себе на весь срок работы в составе Большой Комиссии Контроля Военных Имперских Поставок, – разъяснил Ефим.

– Ну и девчонка! – вырвалось у меня непроизвольное восклицание. – Любую ситуацию на пользу себе повернуть может! Да и поворачивает! – я искренне отдал дань её прозорливости и смекалке.

– Это – да-а-а! – уважительно протянул Ефим и задумался. – Хороша из неё княгиня Рюрик получится, коли свадебка состоится-то, – подбодрил он. – Вы, барин, с этой прелестной особой – прям, как два сапога в одной паре! – выдал он комплимент нам обоим.

Купите 3 книги одновременно и выберите четвёртую в подарок!

Чтобы воспользоваться акцией, добавьте нужные книги в корзину. Сделать это можно на странице каждой книги, либо в общем списке:

  1. Нажмите на многоточие
    рядом с книгой
  2. Выберите пункт
    «Добавить в корзину»