Берсерк забытого клана. Маги Аномалии РазломаТекст

Читать фрагмент
Отметить прочитанной
Как читать книгу после покупки
Нет времени читать книгу?
Слушать фрагмент
Берсерк забытого клана. Маги Аномалии Разлома
Берсерк забытого клана. Маги Аномалии Разлома
− 20%
Купите электронную и аудиокнигу со скидкой 20%
Купить комплект за 398  318,40 
Берсерк забытого клана. Маги Аномалии Разлома
Берсерк забытого клана. Маги Аномалии Разлома
Берсерк забытого клана. Маги Аномалии Разлома
Аудиокнига
Читает Сергей Ларионов
199 
Подробнее
Шрифт:Меньше АаБольше Аа

Пролог о младшем из Годуновых, и о щепетильном положении

Одна из многочисленных Императорских резиденций, раскинувшаяся на обширной территории недалеко от города Ставрополя на Волге, ожила в одночасье.

Тут и там, да и вообще повсеместно, появились вооружённые караулы, состоящие из личной охраны семьи государя, и усиленные боевыми Магами из Охранного Приказа.

Бравые вояки прохаживались по городским улицам так же, как и по периметру обширной территории отдалённой усадьбы семьи Годуновых. Они вели наблюдение за городом и окрестностями даже с высоких охранных башен, установленных вокруг Ставрополя, как и вокруг Императорской резиденции.

Единственная дорога, ведущая к особняку, точнее к дворцу, построенному в старых традициях и выглядевшему как замок, вновь обрела чистоту. По её обочинам поднялись высокие сугробы, состоящие из убранного с насыпи снега. Зачастую по ней двигались сразу несколько санных карет, принадлежащих великородным дворянам, посещающим отдалённую усадьбу Великого Рода Монархов.

Стоит отметить, что среди визитёров, наряду с уважаемыми господами высоких чинов и громких званий, оказались и представители молодёжи.

Дело в том, что в резиденцию прибыл не сам Великий Государь, Царь и Великий Князь, Пётр Иванович Годунов, всея Руссии и иных многих государств и земель, восточных и западных, и северных, отчич и дедич, и наследник, и Обладатель.

Оживление образовалось из-за визита сына Великого Императора, из-за Великого князя Годунова Ивана Петровича, являющегося ещё и Верховным Главой всех Собраний Общества Благородных Рунных Магов. Самой уважаемой и почитаемой великосветской организации среди молодых аристократов Империи Руссии, да и не только.

Прибыл Иван Годунов не один, а с целой делегацией и Архимагом Пожарским Петром Дмитриевичем, который успешно председательствует в Верховном Протекторате Магии Рун Руссии.

Вот и снуют дорогие кареты с утра и до позднего вечера по загородной дороге, бывшей долгое время пустой.

В главном зале дворца завершался приём…

– До свидания, Ваше Императорское Высочество, – раскланялся последний посетитель на сегоня. – Надеюсь, что вы не откажите в такой пустяковине, как присутствие на Академическом балу, проводимым в честь вашего визита.

– Я предпочту организовать его тут, в своей фамильной резиденции. До свидания, Магистр Валентайн, я рад, что вы смогли уделить время для визита ко мне, – вежливо поклонился Иван Годунов, и взглядом проводил удаляющуюся фигуру человека, одетого в мантию Магистра Академии Боевых Рун Руссии.

Сын великого монарха задумался и подпёр кулаком подбородок.

Непозволительный жест на приёмах, но не в том случае, когда член монаршей семьи остался один в помещении, как буквально, так ещё и наедине со своими мыслями.

Однако его думы прервали, пригласив к запоздалому ужину, на котором он должен был встретиться с Архимагом Пожарским. Просто они договорились заранее о совместной трапезе, и у Великого Князя не возникло желания отменять её. Да и поделиться своими мыслями можно, ведь председатель Верховного Протектората Магии Рун Руссии, умел держать в тайне темы любых бесед, случавшихся с сыном государя.

Сын монарха покинул приёмный зал главного здания и отправился в уютную столовую, в такой вот своеобразный островок для непринуждённых бесед перед сном, с накрытым яствами столом и обязательным ритуалом чаепития.

Разговоры на всевозможные темы заполнили помещение. Некоторые мнения Архимага Пожарского Князь Годунов принял во внимание, отнеся их к мудрым.

За чаепитием они поговорили немного ещё, как вдруг в мыслях монаршего сына всплыла последняя новость, которую он смело отнёс к непроверенным слухам.

Появилась возможность поделиться ей, как и обсудить свои выводы с Петром Дмитриевичем. Естественно, что уважаемый председатель обязательно выскажет своё видение назревающей проблемы.

Ну, собственно, ведь для того и ведутся такие беседы, возникающие за поздними ужинами между сильными мира сего…

– Ещё одна новость, Пётр Дмитриевич, – Иван Годунов пригубил чашку с чаем. – Правда, я не знаю с чего-бы начать, – он взглянул на собеседника, ставя прибор на фарфоровое блюдце сервиза.

– Говорите, как есть, Ваше Императорское Высочество, – Пожарский не замедлил с реакцией на слова великого князя.

– Пётр Дмитриевич, ну мы же с вами договорились, что общение будет проходить с простым обращением, по именам и отчествам, – наигранно расстроился молодой Годунов.

– Прошу извинить меня, Иван Петрович, – улыбнулся Пожарский. – Это последствия долгих переговоров, шедших сегодня весь день, – пояснил он причину неожиданного перехода на официальную манеру общения. – Итак? – он вскинул бровь, отразив заинтересованность.

Иван Годунов удовлетворённо кивнул и расслабленно откинулся на спинку стула. Подумал немного, нахмурив брови. Затем князь кивнул своим мыслям и вновь отпрянул от спинки.

За его пантомимой неотрывно следил старший собеседник. А в момент созревания решения у великого князя, Пожарский ещё раз кивнул, подтверждая своё ожидание начала диалога на тему, так обеспокоившую молодого Годунова.

– До меня дошёл неприятный слушок, касающийся именитых родов, – заговорил Иван Годунов, задумчиво глядя в потолок. – Представляете себе, что дело близится к скандалу? – он перевёл взгляд на Пожарского.

Пётр Дмитриевич удивился.

– И кто же, позвольте поинтересоваться, предполагаемые действующие лица? – он счёл возможным спросить, отдав должное деликатности.

– Я, право, даже не знаю, стоит ли заострять ваше внимание, – неуверенно произнёс молодой князь. – Однако, раз уж я начал, то… Послушайте, – он резко изменился в лице. – А что вам известно о великом князе Рюрике? – он поправил кружевной манжет своей рубашки. – Почему я спрашиваю вас? Так всё потому, что Верховному Протекторату Магии Рун Руссии, председателем коего вы являетесь, известны практически все вельможи Империи, – он аккуратно польстил собеседнику. – Да и о частной жизни большинства особ вы знаете.

Пожарский поклонился молодому Годунову и легонько улыбнулся, прекрасно поняв о намёке на секретную службу протектората.

– Отчего же не знаю, Иван Петрович? – развёл он руками. – Я знаю о нём, и достаточно многое.

– А подробности? – князь проявил нескрываемый интерес.

– Своеобразная личность, да-да, и во всех отношениях, – приступил к ответу Пожарский, положив ладонь на белоснежную скатерть. – Кстати, совершенно недавно ему пожалован титул от Верховного Протектората… Э-мм… Точнее, от одного из его подразделений.

Его великородный собеседник немного придвинулся, сев чуть удобнее и кивнул, ожидая более глубокого пояснения о князе Рюрике.

– Сейчас он проходит службу в Порубежье, – Пожарский продолжил. – Ему справлен титул Статского Советника, Независимого Следователя Внутренней Безопасности Верховного Протектората Магии Рун Руссии. Смею заметить Вам, что со своими обязанностями он великолепно справляется. Отмечаются такие успехи, что я подумываю о его повышении… Э-эм-м… В будущем, конечно же.

– И что же он успел? Как отличился? – вновь прозвучали слова интереса от князя. – Есть что-нибудь такое, особенно значимое из его достижений?

– Ума не приложу, как это у него получается, но Великий Князь всегда наводит порядок там, где появляется, – улыбнулся Пётр Дмитриевич. – Недавно захватил небольшой городок, точнее повлиял на его статус! Причём, – он сделал акцент интонацией. – Совершил этот подвиг он в одиночку, и абсолютно бескровно. Но самое главное в Рюрике совсем не успехи по службе, а гениальные изобретения, которые он внедряет совместно с графиней Потёмкиной в оружейном деле. Они, кстати, помолвлены с Полиной Николаевной… – добавил он, но был моментально остановлен поднятой вверх раскрытой ладонью Ивана Годунова.

– Вот! – обрадовался молодой Годунов. – Вы сами, Пётр Дмитриевич, сами того не заметив и подвели меня к сути вопроса!

– Каков же он, Ваше Императорское Высочество? – Пожарский от неожиданности сменил манеру общения. – Ох простите, Иван Петрович, – он поспешил исправиться и поклонился.

Великий Князь Годунов не придал особого значения нечаянному сбою в столь интересном общении, а лишь отмахнулся, и призвал собеседника к более доверительному разговору.

– Что бы вы сказали, если услышали от неких господ о его вольностях с благородными дамами? – выпалил Иван Годунов свой вопрос, набравшись смелости для обсуждения такой деликатной стороны жизни Великого Князя Рюрика.

– Невозможно! – отчеканил Пожарский, даже не задумываясь. – Я поясню, если позволите? – обратился он к собеседнику, подумав о том, что допустил толику грубости при общении с сыном монарха.

– Да-да, конечно, Пётр Дмитриевич, – молодой Годунов облокотился на столешницу и положил подбородок на ладонь, давая понять мудрому Архимагу о самой доверительной беседе. – Факты важнее всего, как учит меня мой батюшка, и на чём настаивает любимая матушка.

– Хорошо, – согласился Пожарский. – Всем известна история о его путешествии к местам службы, – начал рассказывать Пётр Дмитриевич. – Дело всё в том, что по стечению многих обстоятельств он попал в вагон к дамам, благородным девушкам, Магам-Вольникам. И за всё долгое время следования, кое он провёл в их компании, никто не пожаловался на него. Наоборот, моё секретное ведомство, прекрасно известное вам, завалили депешами и всевозможными донесениями о величайшем благородстве Князя Рюрика, – он прервался и сделал глоток уже остывшего чая. – Его Светлость даже вступил в неравную схватку, и отстоял честь молодых особ. Причём, и тогда поступил благородно, не позволив свершиться суровому наказанию над зачинщиком, который вскоре покушался на известного вам князя. На Собрании Магов-Вольников покушение сочли Вероломным и неподобающим для аристократа.

 

– А-а-а! – озарение посетило молодого Годунова. – Это я слышал, так как доклад был… Ну-у… По линии Собрания Общества Благородных Рунных Магов.

– Вот видите, – закивал собеседник. – А в чём, собственно, дело?

– Его обвинили в… – тут Годунов вдруг запнулся, испытав затруднение с формулировкой проблемы. – Поговаривают, что от него забеременели сразу две великородные девушки, не будучи с ним помолвлены. И среди них нету Полины Николаевны Потёмкиной, – добавил он. – Как же такое могло получиться? – проговорил задумчиво Иван Годунов.

– И вас попросили собрать верховное собрание? – снисходительно улыбнулся Пожарский, а его собеседник просто молча кивнул. – Не нужно этого делать, если нет прямых доказательств. А их и не будет, пока мал тот срок положения, в котором казались известные девушки. Кстати, а вы ведь виделись с графиней Потёмкиной, – он вскинул бровь. – Она же сейчас находится в Ставрополе по совместным делам, своим и князя Рюрика. Графиня частенько наведывается к графу Татищеву, верному поверенному Феликса Игоревича. Какая реакция у неё?

– Никакой, – коротко ответил Иван Годунов. – Или она просто не знает о слухах, – добавил он. – Ладно, спасибо вам за информацию, Пётр Дмитриевич. А теперь, обсудим бал, который я проведу в стенах этого дворца, – он обвёл окружение взглядом. – И я обязательно приглашу тех самых дам, кстати, вместе с графиней Потёмкиной. Думаю, что мне стоит пообщаться с ними лично.

– Правильное решение, Иван Петрович, – согласился Пожарский. – Ну, а я, в свою очередь, максимально усилю охрану мероприятия. Кстати, девушек вместе лучше не приглашать к разговору! – завершил он, намекнув на возможные неприятные моменты. – Девушки наверняка пребывают в отчаянном положении, особенно такие, которые беременны, ну или имитируют оную. В таком состоянии они способны на любую глупость! А бал может стать очень запоминающимся, из-за крупного скандала.

– Я это непременно учту! – согласился молодой Годунов и поднялся со своего места…

Интермедия первая. О рутине в общении с криминалитетом

– Дык, Бурый, а я почём знаю, как они себя поведут-то? – бородатый и неопрятный мужичок поправил на плече связку из двух тяжёлых дорожных саквояжей. – У них, вообще, жуть как жёстко всё. Не то, что в нашей ватаге, али в банде у братьев Трофичей, – опасливо пробурчал человек и осмотрел коридор с несколькими дверями.

Бурый, к которому обратился напарник, поправил аналогичную ношу на своём плече и потеребил подбородок, раздумывая над непростым делом.

Сложная дилемма встала перед отважным бандитом о том, а стоит ли вообще встречаться с двумя личностями, нагнавшими панику на весь криминалитет их уездного городка, затерявшегося на берегах реки Печоры, и носящего одноимённое с ней название.

Да и не только на него страхи распространились. На всё Порубежье разлетелись слухи о лютости двух злодеев-душегубов, появляющихся то тут то там, разодетыми в армейскую форму офицеров имперской интендантской службы.

– Рогатый, а можа нам это… – Бурый заговорил с неуверенностью. – Ну-у-у… Взять, да и просто оставить всё это у порога? – он высказал примитивное и безопасное решение передачи ценного груза. – Постучим в двери, и быренько ре-ти-ру-е-мсу! Во! Как тебе такой план?

– Ага, и потом будем ответ держать перед старшими всех местных ватаг, – покачал головой его напарник. – Спросят оные нас, а кудой, мол, братцы дурные, подевалось нашенское откупное золото, где оно потерялося, да и как вы посмели не вручить им его? – приятель отрицательно замотал головой, прогоняя саму мысль о таком подходе. – Подтверждение мы где будем брать, а?

– Какое ещё, такое подтверждение? – насторожился Бурый.

– А вот такое, – Рогатый достал из кармана клочок бумажки и сверился с записью, в которой указан номер комнаты постоялого двора. – Так мол, и так, передано всё в целости, да по лучшей форме, да и супостаты пришлые жуть как довольны сталися, посему вот и записка от оных!

– Где? – отшатнулся Бурый и сразу прищурился, пытаясь высмотреть несуществующую расписку в руках ватажника.

– Тебе, Бурый, в рифму ответить? – Рогатый саркастически возмутился туповатости своего напарника. – Её нет, да и не будет, ежили мы самолично им в руки отступное не вручим! – он потряс саквояжами перед носом Бурого. – Бестолочь, бородатая! – отмахнулся он изобразив безнадёжность в выражении. – О! Нам сюда! – Рогатый сверился с дверным номерком и ткнул в него пальцем, обозначая достижение первой цели труднейшего задания.

Его напарник не нашёл ничего лучшего и прильнул глазом к замочной скважине указанной двери. Пару минут Рогатый хлопал глазами, будучи в затруднении выбора дальнейших действий. Ему дать оплеуху Бурому, или же пинка отвесить?

Остановившись на выборе подзатыльника в качестве воспитательного воздействия, он занёс руку над макушкой напарника. Однако холодный металл, прижатый к его голове, не позволил воплотить в жизнь физическое замечание своему непутёвому товарищу.

– Ищите кого-то? – прозвучал вопрос спокойным голосом.

– Может быть, господа ошиблись номером? – участливо поинтересовался ещё кто-то басовитым тоном, способным заставить задребезжать стёкла в окнах.

Разбойники замерли, оценивая реальность нависшей над ними угрозы немедленной расправы.

Бурый судорожно сглотнул, почувствовав отточенный клинок рунной шпаги у своего горла и остался стоять, так и замерев согнутым в крайне неудобной позе.

Рогатый повернул голову, но ровно настолько, насколько ему позволили это сделать, ещё немного скосил глаза в сторону, и наконец-то увидел человека невысокого росточка.

Лицо господина слегка темноватое, глазки злющие, а в приоткрытом в зловещей ухмылке рту не хватает пары-тройки зубов. Однако одет господин аккуратно и дорого, в военную интендантскую форму, но без отличительных знаков, что затруднило распознавание чина его.

Это они!

Мысли посыльных от местных банд сбились в кучу и помешали быстро сформулировать и озвучить требуемые ответы на конкретные вопросы.

– Барри, – не дождавшись ответа заговорил темнолицый. – Вот, каждый раз я убеждаюсь в великом уме господина Феликса, нашего уважаемого покровителя.

– Остапий, дык, поясни мне, – пробасил здоровяк и чуть-чуть изменил наклон клинка. – О чём ты сейчас? – попросил он напарника сделать уточнение по затронутой теме и хмуро взглянул на двух нарушителей.

– Ну-у-у… – Сивый качнул подбородком, указав на дверь комнаты, у которой образовалось нечаянное задержание. – Как он поговаривал в разъездном городе, в том самом, что с узловою станцией, – Остапий счёл нужным дать расшифровку товарищу. – Вот как он советовал-то, про два снятых номера?

– Как? – Барри оживился. – Я не припомню!

– Сымайте два, да вселяйтесь, – Сивый поднял вверх указательный палец. – Токма, предупреждение строгое дайте хозяину двора постоялого, чтобы тот не говорил, да ни в коем разе, про то, в каком именно номере вы отдыхаете. Да следите за гостями из комнаты напротив, – Остапий завершил пояснение и надавил глушителем револьвера на голову Рогатого. – Итак, обзовитесь, да обскажите-ка нам, от кого прибыли, да и по какой-такой надобности в щели глазеете и подслушиваете? Ну? – добавил он строгим окриком и оскалился, чем нагнал на бедолагу дополнительного страха.

Бздынь!

На пол упала связка саквояжей с плеча Бурого, которую он не смог поправить по вполне объективной причине. Весело звякнули монеты и украшения, заставив всех опустить взгляд на пол.

– Не губите! – вскричал Бурый и бахнулся на колени, не обращая внимания на клинок у своей шеи. – Откупные мы принесли! Всё в целости! Собранное для уважаемых…

– Главы наших ватаг постаралися! – подхватил Рогатый. – Вот, для общества всё и сготовлено!

– Все скинулись? – уточнил Сивый, отводя дуло оружия чуть-чуть в сторону.

– Все-все… – запричитал Бурый. – Окромя несговорчивых братьев Трофичей… Так, а оные завсегда особливо держатся, не принимают решений уважаемого общества, нашего и вообще…

– Та-а-ак! – протянул Остапий и нахмурился. – А ну-ка, мил люди, поднимайтеся с коленок-то, – он похлопал револьвером по голове Рогатого. – Счас пояснение дадите, а опосля гостями нашими побудите, – добавил он сменив тон на более мягкий.

– А чево вас выбрали-то? – Барри не удержался от сарказма. – Как тех самых, кого вовсе не жалко? Хе-ех! Узнаю правила ватажной жизни, это же… Как уж там её Феликс окрестил? Но-ста-льги-я, просыпается у меня! – добавил он и хихикнул.

Смешок здоровяку не очень удался из-за его характерного баса, и подействовал на посыльных не в том ключе, в котором был должен.

Господа, конечно же, встали с колен, однако трястись начали. Зрачки неистово забегали в их округлившихся глазах, а воображение нарисовало в Сивом и Барри зловещих людоедов.

– Ну-ну-ну! Всё-всё-всё! – Остапий постучал по спине Рогатого. – Входите, только ношу подберите, – он указал стволом револьвера на валяющиеся саквояжи.

– Не бойтеся, – пробасил Барри, едва не усугубив ситуацию с перенапряжением эмоционального состояния у посыльных ватажников.

Пребывая в страхе и не думая о возможности неподчинения, Бурый и Рогатый прошли в помещение, расположенное напротив искомой комнаты.

Тут им предложили присесть, чем немного успокоили. Надежда на положительный исход труднейшего дела замаячила в судьбе посыльных призрачным парусом Бригантины Везения, или крутанулось колесом Фортуны, знаменитой богини Удачи.

– Итак, это что у вас? – Сивый встряхнул увесистым саквояжем.

– Откупные, – Рогатый поторопился с ответом. – Это, кстати, Бурый, а меня кличут Рогатым! – она вовремя вспомнил о необходимости представления.

– Даже не буду интерес выказывать, отчего такое замысловатое имечко тебе дадено, – пробурчал Барри, но улыбаться не стал, во избежание нечаянного давления на гостей.

– Расскажите-ка нам, где те ироды, что общественность не уважают обитают, – продолжил диалог Остапий, вертя револьвером на пальце. – Обсказать им должно, про уважение, – он зло прищурился, глядя в окно.

– Тут совсем недалече, – быстро нашёлся с ответом Рогатый. – Пара дворов и харчевня их, – он немного замялся. – Ватажная она, да все завсегдатаи тамошние из их артели воровской, – добавил он и виновато потупился.

Барри сжалился над честным жуликом и протянул ему кружку с хмельным квасом.

– На-ка, вот, испей-ка, – здоровяк отразил в мимике дружеское расположение, но не улыбаясь. – А оные супостаты счас там?

– Там-там! – делегаты с откупным золотом закивали им в унисон.

– Хорошо, – Сивый почесал свой висок набалдашником глушителя револьвера, который заинтересовал нечаянных горемык. – Проведать придётся, – Остапий выдал предсказуемое решение. – Иныче, господин Феликс, великий и ужасный смотритель с Великих Хребтов, разгневается, – прозвучали спокойные слова, заставившие посыльных в страхе отшатнутся на спинки стульев. – А вы, посидите покамест тут.

После этих слов Барри спокойно связал обоих делегатов, которые не стали проявлять недовольство и даже не попытались дёрнуться в порыве ретироваться.

Сивый с напарником спешно оделись, прикрыв полушубками офицерские мундиры, проверили оружие и сразу выдвинулись к братве Трофичей.

Адрес им указан был в точности, и господам проверяющим ничего не стоило отыскать нужную харчевню. Бандитский и разбойничий притон местных авторитетов встретил их закрытыми ставнями окон и запертой изнутри дверью, что обрадовало двух решительных господ.

– Зато, Барри, у нашего дела доглядчиков не будет, – улыбнулся Остапий. – Давай-ка, готовь оружие, ну, а я постучу, – серьёзно произнёс Сивый и вытащил из кобур сразу два револьвера.

Барри приготовил свой обрез и вытащил из ножен рунную шпагу, подаренную господином Феликсом. Следом, он сотворил немудрёную Руническую вязь, активируя дополнительные боевые возможности магического оружия и кивнул Сивому, мол – давай!

Бум! Бум! Бум!.. Бум! Бум! Бум!

Остапий постучал и наведя на дверь оба револьвера взвёл их курки.

– Грузый, а Грузый! – донеслось из-за неё. – Глянь-ка, кого там на ночь глядя-то принесло? Свои, дык почитай, что все тута!

Дверь скрипнула засовом и приоткрылась.

– Какого леше…

Хлоп! Бу-бух…

Грузый не договорил и упал навзничь, громыхнув безжизненным телом об пол. Лоб его заимел непредусмотренное природой отверстие, а друзья не мешкая ворвались в харчевню.

Хлоп! Хлоп! Хлоп!

Ф-ши-и-и-и-их! Динь! Бу-у-м…

На пол начали валиться подстреленные Сивым ватажники, а голова одного нерасторопного, который решил сразиться с Барии вооружившись холодным оружием, потеряла связь с телом. Она покатилась по полу, весело подскакивая при ударах огрызком позвоночника, а тело бедолаги продолжило стоять, окрашивая стойку раздачи кровью, фонтанирующей из перерубленных артерий.

 

Для перезарядки револьверов Сивому пришлось нырнуть за стойку, а Барри разрядил оба ствола обреза в толпу вскочивших разбойничков ватаги Трофичей. Сноровистыми движениями оба товарища перезарядили оружие и скинули шубы на пол. Остапий выкинул из-за укрытия какой-то горшок, отвлекая бандитов, а сам ушёл перекатом вбок.

Хлоп! Хлоп! Хлоп! Хлоп!

Хлоп! Хлоп!

Ещё несколько тел супостатов рухнули на пол осаждённой харчевни.

– Да кто вы такие? – прозвучал возмущённый окрик из зала. – Это же беспредел!

– Дань пора выплачивать! – прорычал Сивый. – Поговорим? Или Барри осерчает!

В этот момент здоровяк поднял отделённую от тела голову и швырнул её из-за стойки, ориентируясь на прозвучавший голос.

– Это те самые… Что рубят головы… О них всё Порубежье гремит… – пробежал ропот испуганных людей.

– Можем вызвать сюда группу боевых Магов, да вместе с армейскими! – угрожающе прорычал Барри. – Токма, вот, что подметить-то правильным будет, – он прервался на мгновенье. – Дык, при таком раскладе-то, нет нужды разговоры разговаривать! У вас минута! Считаю до трёх!

– П-сс… П-с! Барри, а Барри, – прошептал Сивый, после того как товарищ обернулся к нему. – Тут до шести десятков считать надобно…

– Ну-у-у… – здоровяк пожал плечами. – До трёх, так оно же удобнее… Быстрее, опять же! – искренне оправдался он.

Наступило затишье. Осаждённая сторона представителей из ватаги Трофичей задумалась над услышанным.

– Три! – рявкнул Барри.

– Стойте! – заорали из зала. – Переговоры! Мы согласные на переговоры, а солдат и магический патруль вызывать не надобно!

После сделанного заявления Сивый и Барри услышали отчётливые звуки падающего оружия.

Обменявшись друг с другом многозначительными взглядами, они встали и вышли из своих укрытий, продолжая держать своё оружие в руках.

Около десятка местных ватажников прошли в центр зала харчевни и поставили опрокинутый стол, обозначив готовность к переговорам.

Сивый смело прошёл к ним и сел на предложенный стул, убрав оружие в кобуры. Однако Барри просто перезарядил обрез и встал за его спиной, готовясь к любым поворотам в ходе общения.

Местный криминалитет уставился на мундиры страшных людей, не побоявшихся вдвоём атаковать полную харчевню вооружённых злодеев. Однако, замеченные артефакты защиты, выпавшие из-за пазух бесстрашных гостей и висевших сейчас на золотых цепочках, прояснили этот важный момент для ватажников Трофичей.

Неутешительный вывод сам созрел в мыслях разбойничков. Плохо их дело, в смысле, этих самых ватажников.

Началась игра в гляделки, с вполне очевидным перевесом в сторону победы со стороны Остапия.

– И-и? – протянул лютый Сивый, постукивая по столешнице пальцем. – Языки проглочены, али ещё что приключилося? – проявил он своё нетерпение.

– Дык, а что надобно-то? – задал вопрос один из двух бандитов, сидящих напротив.

– А гиде культура в общении? – нахмурился Сивый. – Мил человече, – он обернулся к хозяину заведения, стоящему поодаль с вытаращенными глазами. – Будь ласков, принеси-ка нам крепенького, – Остапий изобразил улыбку в завершении просьбы. – Да, Барри?

– Да! – кивнул товарищ с обрезом.

Так себе получился знак дружелюбия. Можно сказать, что зловеще. Но человек в фартуке быстренько отмер, и пулей исчез в дверях кухонной зоны харчевни.

Прошла минута ожидания, а хозяин так и не сподобился появиться с запрошенным господами напитком, что вновь расстроило Сивого. Он щёлкнул в воздухе пальцами, призывая следующего работника сомнительного заведения.

– Ты! – Остапий обратился к подошедшему пареньку, работающему подсобным служкой, или кем-то ещё. – Та же просьба!

На сей раз всё исполнили в точности, и гости промочили горло.

Сивый вытер губы поданным полотенцем и воззрился на братьев Трофичей.

– Э-хех, – Сивый покачал головой, изображая досаду. – С вас, господа требуется плата откупных, ну и компенсация, моральная, – он взял лидерство в переговорах в свои руки. – Или мы повезём ваши головы, завсегда показывая их всем заинтересованным в решении вопроса с Печорой, – завершил он с ленцой, и нотками безразличия к выбору местного криминала одного из двух озвученных вариантов.

– Первое! – в один голос проорали переговорщики.

Один из них склонился над столешницей, приблизив испуганное лицо ближе к Сивому.

– И ещё, информация у нас есть, – продолжил он тоном заговорщика. – Слушок прошёл давеча, о вашем лютом покровителе, который предпочитает головы отнимать в уплату долгов всяческих, – огорошил он страшных налётчиков.

– Говори! – рявкнул Барри из-за спины Сивого и направил дула обреза на говорившего.

– Некто, высокородный и дюже богатый, убийц шукает по душу его, – прошептал братец Трофич. – Наши не согласные никто, но больно уж много золота обещано. Опасаюсь я, что в других городах не отыщется охочий человече, да до дела изуверского, ведь магов сыскивают, отступивших от службы и нашу дорожку выбравших!

Эта новость выбила из колеи суровых инспекторов, но они сдержали свои эмоции и забрали всё откупное золото. Кстати, слегка больше им денег отдали местные супостаты, но это их не обрадовало даже.

Сивый и Барри вернулись на постоялый двор и отпустили делегатов от криминального мира, ожидавших связанными их возвращения.

– Нам пора отвозить долю князю, господину Феликсу, – Барри нахмурил лоб.

Здоровяк с Сивым наскоро прикинули, сколько ценностей собрано ими за время службы на благо империи, а если точнее, то за время работы под её официальной крышей.

– Согласен, – выдал решение Сивый. – Авось и предупредить-то успеем….

– Сплюнь ты, с тем авосем своим! – встрепенулся здоровяк. – Обязанные мы покровителю…

Купите 3 книги одновременно и выберите четвёртую в подарок!

Чтобы воспользоваться акцией, добавьте нужные книги в корзину. Сделать это можно на странице каждой книги, либо в общем списке:

  1. Нажмите на многоточие
    рядом с книгой
  2. Выберите пункт
    «Добавить в корзину»