Берсерк забытого клана. Архидемоны и магиТекст

9
Отзывы
Читать фрагмент
Как читать книгу после покупки
Нет времени читать книгу?
Слушать фрагмент
Берсерк забытого клана. Архидемоны и маги
Берсерк забытого клана. Архидемоны и маги
− 20%
Купите электронную и аудиокнигу со скидкой 20%
Купить комплект за 448 358,40
Берсерк забытого клана. Архидемоны и маги
Берсерк забытого клана. Архидемоны и маги
Берсерк забытого клана. Архидемоны и маги
Аудиокнига
Читает Сергей Ларионов
249
Подробнее
Шрифт:Меньше АаБольше Аа

Теперь пришло время пугаться мне.

– И о чём же? – не удержался я от вопроса.

– Обычно, он смертельно опасен для неподготовленных! – хмык с его стороны. – А вы, оказывается, авантюрист, уважаемый! – удовлетворённо вздыхает. – Ну, что же, уважаемый Феликс Игоревич, основные вопросы для меня прояснены, посему вынужден откланяться, – поверенный Берг поклонился учтиво.

Ишь ты, сколь любезен зараза, а ведь испугать ему меня удалось. Во что меня втравил следак, ведь это его подсказка насчёт артефакта!

Но держим лицо.

– Да, конечно, – я ответил взаимным знаком вежливости. – Не смею более задерживать.

На такой ноте наши переговоры закончились, и граф чинно вышел. Марфа закрыла за гостем дверь и прижалась к ней спиной, словно потеряла устойчивость.

– Как насчёт супа? – пришлось возвращать девушку в реальность, заодно напомнив о несостоявшемся завтраке. – Марфа, милая? Очнись уже, или я перестану оставлять тебя и посвящать в страшные тайны! – последнее добавил, наигранно коверкая интонацию, готовясь рассмеяться.

– Да ну вас, право, – она отмерла и вновь превратилась в неунывающую сиделку. – Я мигом! Одна нога здесь, другая там!

Хотел отпустить шутку в ответ, на тему – эк, как её раскорячило, похлеще шпагата, но вовремя спохватился. Не поймёт ведь юмора и обидится.

Проследив за захлопнувшейся дверью, я достал из тумбы тетрадку и зарисовал плетение лечебной Руны Жизни, исполненной Владленом. Вышло хорошо из-за вдумчивого созерцания и ещё от того, что видел я процедуру целых два раза, причём от начала и до конца. Обязательно нужно попробовать воспроизвести и скоренько. Осталось только больного найти для опыта.

С такими мыслями я разместил тетрадь в просторном кармане пижамы всего за минуту до появления Марфы. С подноса, на котором разместилась изящная супница и тарелки, запахло чем-то знакомым и ароматным. Всё сервировано так, как и подобает аристократам. Прикольно, чего уж!

– Грибной, что ли? – я проследил за половником и тарелкой в руках девушки. – Прям то, что мне нужно после этой сухомятки и кваса, – добавил, потирая руки и присаживаясь за столик, втянул воздух носом. – А какой запах! Уф-ф! И себе наливай, а отказа не приму ни в коем разе! – я отреагировал на её взгляд, с аппетитном и явным желанием покушать. – Давай, давай! – приободрил, видя смущение сиделки.

– А это дозволено, разве можно откушать с …

– Нужно! – пришлось пресечь её зарождающиеся пререкания максимально строгим голосом. – Или выкажу недовольство, как тут выражаются иногда.

– Если вы настаиваете, Феликс, то я с удовольствием потрапезничаю с вами, – обрадовалась девушка и улыбнулась, как ребёнок при виде пряников.

– Вот, так-то лучше, – вздохнул я облегчённо. – Разливай, и себя не забывай, – указал на тарелки подбородком, отламывая кусман свежайшей сдобы.

Более уговаривать Марфу не понадобилось и мы, как она выразилась, чинно откушали.

Посуду девушка отнесла, а по возвращении я поставил её перед фактом наметившейся прогулки, согласно полученному разрешению Магистров. Она недолго попререкалась, намереваясь отправиться со мной, во что бы то ни стало, но победить авторитет путешествующего вельможи, подкованного в переговорах современности из другой жизни, не смогла и капитулировала. Правда, отбила себе право проводить до выхода, что моя сиделка и исполнила.

И вот, я стою на присыпанной мелким гравием с песком дорожке, на заднем дворе Академической больницы, у самого начала парковой зоны. А вообще, это слишком громкое определение для облагороженного участка лесного массива, в котором и находятся многочисленные корпуса учебного заведения для избранных. Просто выхватили близлежащую территорию леса и забацали аллейки, тропинки и дорожки в хитроумные переплетения.

Моя цель на данный момент – красивый фонтан с широкими бортиками, используемыми в качестве лавочек. Небольшой по размерам, он прекрасно смотрится своими композициями статуй среди раскидистых дубов, делящихся с отдыхающими тенью, отбрасываемой массивными ветвями.

Вокруг ни души, и я вольготно разместился на выбранном месте, достав карандаш и тетрадку со своими изысканиями. Негусто пока, зарисовок кот наплакал, но я не отчаиваюсь и ещё раз, шаг за шагом, штрих за штрихом, проштудировал Руну Владлена, используемую магистром для моего лечения. Получилось лучше, чем обычно, так как некоторые вензли и загогулины мной были встречены ранее в иных вязях у других магов Рун.

Теперь бы определиться с объектом воздействия магией. Ни кошек дохлых, ни мышей с собаками не видно. Почему дохлых? Так на живых мне тренироваться страшно боязно. А вдруг прикончу нечаянно? Я разок уже попытался плетением посуду помыть!

Нечаянно я глянул на свой перстень и крепко задумался. Что же ты скрываешь своими шестью углами, какой секрет хранят твои грани? Рюрики, дайте подсказку! Вернувшись к моему первому рисунку, я ещё раз присмотрелся к фигуре гексагона. Идея поместить рунические символы стихий в углах так и не отпускала моё воображение и творческие изыскания. Собрать воедино все стихии и отталкиваться от этого при вязи рун, точнее, при правильном построении, которое мне проще запомнить.

Я отвлёкся от мыслей, посмотрел на поверхность воды в фонтане и увидел обычного таракана, захлебнувшегося и плавающего вверх брюхом. Размер особи показался чуть крупнее домашних, рыжих. Тут меня осенило. Эврика! Почему подопытным не может стать насекомое? Это же не вёдра с тарелкой, которую я так и не нашёл после неудачного опыта на заднем дворе антикварной лавки.

А ведь, чем не экземпляра для тренировок??? Эврика! Даёшь боевого таракана!!!

Вытащил таракашку и, обдув, положил на бортик фонтана перед собой. Огляделся и пришёл к выводу, что никто мне не помешает, несмотря на расположение рядом с задним входом в здание больницы. Уютное местечко никого не привлекло, и гуляющих попросту нет. Да и занятия в академии не начались ещё. Нужно решаться!

А-а! Хрен редьки не слаще! Мысленно махнул рукой и начал припоминать ощущения при плетении лечебной руны, ведь Владлен никак их не маскировал от меня, не зная настоящих возможностей пациента. Думать дальше не стал и приступил к вязи, добавляя строгие элементы геометрии в построение. Может, свой почерк выработаю?

Вновь теплота начала концентрироваться на кончиках пальцев тонкими потоками нитей со всего тела. Жар увеличился и через мгновение я отпустил эту энергию, чётко представив все элементы рунического символа. Образовался круг из мерцающей дымки и мне пришло в голову изменить его на правильный пятиугольник. Построение изменилось, но не рассыпалось в воздухе перед моей ладонью.

Круг медленно принял очертания правильной фигуры, пентагона и я ввёл последнюю, главную фигуру, а именно, центральную Руну, не забыв поэкспериментировать и с ней. Старался внести больше правильных линий, полуокружностей и других элементов начертательной геометрии…

Всё получилось, вот только под перстнем образовался нестерпимый жар. Пришла мысль, что вместо взрыва у меня испепелятся все пальцы на левой руке. Однако, мне повезло и в этот раз – энергия хлынула из центра моего построения тысячами нитей, превратив таракашку в куколку, сплетённую из энергетического материала. Затем руна исчезла, проникнув в крохотное тельце без остатка и всё завершилось. Тихо, без спецэффектов с разрывами и полётами меня в даль дальнюю от волн ударных.

Приближающиеся шаги заставили меня сунуть подопытного в карман, а так же спрятать тетрадку и принять вид отдыхающего выздоравливающего, болезного наслаждающегося тишиной парка.

– Господин, Феликс? – обращение директрисы заведения ни с кем спутать невозможно. – Как вам местная обстановка, располагает к отдыху?

Я принял непринуждённое выражение и позу.

– Просто слов нет, Софья Павловна, – ответил я магистру, демонстративно положа руку на сердце. – Всё изумительно и спасибо вам ещё раз, за заботу и великолепное лечение.

– Полноте, – нотки гордости в голосе у директрисы не скрыть. – Смотрю, вы подружились со своей сиделкой? Не докучает она вам?

– Марфа – это прекрасный профессионал своего дела! – я словно отрапортовал, сочтя неверным разглагольствовать о более доверительных отношениях с девушкой. – Я без неё, как без рук, так что, – я развёл руками, – покорнейше благодарю за ваш выбор моей сиделки.

Женщина осталась довольна ответом, что и показала всем своим видом, когда усаживалась рядом на бортик фонтана.

– У вас много тайн, что мне определённо нравится, – Софья Павловна испытующе посмотрела, проверяя мою реакцию на озвученный факт. – Вы, Феликс, много путешествуете и наверняка побывали в разных уголках мира, но почему-то не рассказываете о странствиях? Любой другой аристократ, наверняка, заполонил бы небылицами окружение. Или былью. Кто во что горазд, как говорится.

Ага! Камешек явно в мой огород!

– Уважаемая Софья Павловна, – я добавил снисходительности в голос, – у меня нет необходимости играть на публику, не нужно привлекать внимания байками, и вообще, я не склонен к позёрству.

Дама окинула меня задумчивым взглядом.

– Я так и подумала, хотя очень хочется что-нибудь послушать, – глаза уважаемой директрисы отразили каплю грусти, но она быстро взяла себя в руки. – Не подумайте, я не любопытная… я любознательная. – Она улыбается мне чарующей улыбкой.

Неожиданно в моё сознание вторгся писклявый голос неизвестного:

– Все они так говорят, однака! Но мая им не верить, – пискнул этот голос. – Хозяина? Ты зачем моя спас, однака?! Мая неразделённая любовь. Ах! Что теперь делать? Мы разлучены навеки… Мая расстроен до кончиков усов… Прощай, мая любовь, навеки!

Хнык!

– Не понял?! – я неосознанно произнёс реплику вслух.

У Софьи Павловны округлились глаза, и она часто заморгала, справедливо отнеся мой вскрик к себе и нашей беседе.

– Твая не понять, – продолжил сокрушаться голос в моей башке, как я понял. – Неразделённая любовь, однака! Моя так о ней мечтал, что кинулся в воды от горя… Как же больно от раны сердечной!

 

Я вытаращился на директрису, сочтя происходящее её приколом. Ну, а на самый крайний случай, счёл, что у меня реал поехала крыша, окончательно и бесповоротно. Гвозди выдернуты, шифер расколот, и горе мне наступило, огромное горе.

Может спросить, где ближайшая психушка?

– Моя утверждает, что психушка нам не нада! – ответил голос на мой мысленный вопрос. – Нам с хозяинам нада клеить ноги, однака, иначе не успеем… Ах! Жизнь мая, а что в ней толку без любимой?! Крошек нет, мая голодная.

Хнык!

– Хозяина! Ау?! – затараторил голос. – Оно его это, приближается, однака…

– Кто? – блин, я снова спросил вслух и слишком эмоционально.

Директриса так озадачилась, что разговаривать окончательно перестала, но её взгляд указал на целесообразность замены пижамы смирительной рубашкой. Так, чисто, на всякий пожарный.

Пока я собирал мозг воедино под скорлупой своей, явно треснувшей черепушки, началось другое действие, и по прикидкам явно печальнее всего предыдущего, что на меня свалилось за столь короткий временной промежуток.

Небо почернело, словно перед грозой, тьма опустилась на парковую зону, поглотив краски дня и превратив цветы в серые формы бутонов, некогда радующих созерцающих. Ударили первые разряды молний, но как-то неправильно, направленные в одно единственное место напротив фонтана, всего в нескольких метрах. В воздухе запахло озоном и серой, звук оглушил и прежде чем мы среагировали, яркая вспышка ослепила меня на короткий миг.

– Хозяина! Мая страшно, – голос чётко прорезался у меня в мыслях. – Давай, однака, будем уже бежать?

Ответить я не успел, так как из открывшегося портала вышло ОНО! Зверь, или исчадье ада из страшных снов, породило оцепенение в моих мышцах, я замер, разглядывая красноватое уродливое тело, покрытое шипами. Кожа в некоторых местах отстала или обгорела, оголив мышцы и белёсые сухожилия восставшей сущности. Время замерло, а я, словно под гипнозом, посмотрел в красно-кровавые глаза архидемона. Название или определение само возникло в сознании и ничего эта встреча, кроме смерти, мне не предвещала.

Уродливое лицо, пасть с длинными клыками и рога, такой замысловатой формы, что в жизни не встречается. На лбу светится, нет, горит или отливает огнём, в языках адского пламени, странная руна, заключённая в пентаграмме кабалистики. За спиной покачивается треугольный, острый как бритва, наконечник хвоста, крылья драные, перепонки порванные, но не менее ужасающие при этом. Меня охватил озноб, и дрожь прокатилась по телу тысячами уколов холодных игл.

– Хозяина! – истошно заорал пассажир в мозгах. – Он сейчас жахнет, оданака! Мама! Что за тупая хозяина досталася? Родите меня взад, мама! А-аа!

Это заявление, прозвучавшее от незнамо кого, вывело меня из оцепенения и я столкнул окаменевшую директрису с бортика. Она упала в воду бассейна, а я отшатнулся в другую сторону и едва успел уйти перекатом от роя огненных стрел, объединённых пламенем в сплошное облако.

Раздался взрыв и треск размалываемого камня. В том месте, где мы сидели, ничего не осталось от бортика, лишь кипящая вода побежала через образовавшуюся пробоину!

– Софья Павловна! Бегите! – я заорал и сам бросился в лес.

– Левее, хозяина! – раздалась подсказка. – Эта бяка гонится за нами! Мама-а-а-а!

Я послушался и резко сменил направление бега.

В ствол дерева ударила молния, идущая почему-то горизонтально земле. Треск горящего дерева, и путь преграждает упавший ствол. Прыжок и резкий уход в сторону. Новый залп со спины и следующее насаждение частично превращается в пепел. Языки пламени дотронулись до меня нестерпимым жаром, но я продолжил бежать.

– Тута разворачивайся, хозяина!

Я выполнил указание неизвестного и избежал упреждающего удара инферно от архидемона.

– На него и в сторону, мая думает… – пауза… – вправо!

Я послушался, бросившись прямо на исчадье ада, и подкатом прошмыгнул по земле рядом с ним. Чудовище расцарапало когтями почву, и, в месте соприкосновения, загорелась трава.

– Дальше куда, Чукча, бл…?! Ты веди, давай, к помощи! – я неистово заорал чудику в своих мозгах. Его вечное «однако» навеяло мысль о северных воинах и о боевом Чукче! В хорошем смысле этого слова. – Взялся помогать, дыши тогда ровно и маршрут строй.

– С возвращением, однака! Хозяина, для моя ты такой больше нравишься, когда становишься начальникой! Левее по тропинке, а перед дубом в сторону, и опять пряма! – ожил с ответами и корректировкой голос.

Я вновь упал перед названным деревом и обернулся на архидемона.

Интермедия первая. Совещания и беседы в узких кругах

В административном корпусе, отведённом под магистратуру Академии Боевых Рун, собрались самые достойные и уважаемые рунные маги, умеющие хранить любые тайны. Закрытое собрание требует полной конфиденциальности по многим причинам, всем ясным и не требующим дополнительных разъяснений.

Внутренние дела и проблемы, хозяин, а точнее, ставленник протектората Верховных Магов Рун Руссии, Магистр Вальдемар, никогда не выносил за пределы своей вотчины. Да и дело, требующее обсуждения, точнее, чрезвычайное происшествие, оказалось весьма серьёзным. Покушение с использованием закладки артефакта вызова архидемона-убийцы – это вовсе не шутка.

За всю историю Академии, очень богатую на всякого рода события, это лишь второй случай атаки с применением именно такого артефакта, уникального и рассчитанного на срабатывание в определённом случае. Многие обстоятельства должны были объединиться в цепочку событий, чтобы произошла активация уникального оружия тёмных сущностей Захребетья.

Размышляя над этим, магистр Вальдемар с внешностью, олицетворяющей абсолютное спокойствие, свойственное выдержанному человеку и могущественному магу, наблюдал за прибывающими немногочисленными соратниками. Сидя в кресле за столом совещаний, никак не показывая своего истинного настроения и беспокойства, он рассматривал, как уважаемые им люди рассаживаются, бросая на хозяина кабинета тревожные взгляды.

Минимум приборов и канцелярских принадлежностей на рабочем пространстве стола, подчёркнуто чётким положением всех вещей на массивной столешнице из полированного красного дерева. Магистр не намерен вести записи совещания никакими способами, включая камни памяти. Сам кабинет защищён несколькими рунными сферами, а прослушка в этих древних стенах невозможна априори.

Ещё четверо магов заняли места и сосредоточились в ожидании, глядя на магистра Вальдемара, включая следователя Рэйнолда Аперкилда из Внутренней Безопасности Верховного Протектората Магии Рун Руссии.

– Софья Павловна, расскажите, как всё началось, – попросил магистр Вальдемар, ещё раз глянув в глаза каждому. – Получается, что момент активации вот этого артефакта, – он положил перед собой огранённый опал, – вы наблюдали с самого начала в компании с мальчиком?

Магистры устремили взоры на улику, и прежде чем названная заговорила, её опередил следователь:

– Кх-м! Занятный экземпляр, вы позволите? – Аперкилд протянул руку.

– Прошу, – Вальдемар подвинул белый лист с камнем ближе к собравшимся. – Все могут ознакомиться с вещицей и высказаться, однако хочется начать именно с рассказа уважаемой Софьи Павловны. Итак? – он приподнял бровь и жестом призвал всех к спокойствию и соблюдению порядка.

– Что могу рассказать? Да, именно так, – кивнула директриса академической больницы. – Я всё помню, и очень хорошо.

– Имейте в виду, что важна каждая мелочь! – предупредил хозяин кабинета. – Каждая! И это неоспоримый факт.

– Да, да! Я поняла всю важность моих показаний, – кивнула директриса. – Как свидетеля и невольного участника этих, из ряда вон выходящих событий.

Женщина нахмурилась, затем прикрыла глаза на долгие пять минут, вспоминая детали, и только потом приступила к рассказу, если не назвать это повествование докладом, что будет правильнее.

Её никто не подгонял и присутствующие с пониманием отнеслись к вынужденной паузе, используя время для близкого ознакомления с предметом – источником беды, с артефактом в виде треснувшего и покрытого копотью куска опала.

– После утреннего обхода у меня состоялась беседа с господином Владленом, – Софья Павловна посмотрела на магистра Жизни и дождалась кивка подтверждения. – Ничего такого, по большому счёту. Мы лишь обсудили феноменальную скорость заживления ран у господина Феликса и отметили его парадоксальное сопротивление ментальным проникновениям.

Вальдемар выказал заинтересованность, приподняв бровь, и занял более удобное положение в кресле.

– Продолжайте, пожалуйста, – магистр подбодрил, ожидавшую знака женщину. – Мы наслышаны о способностях мальчика и поставили на заметку.

– Так вот, – директриса медицины академии продолжила, видя осведомлённость хозяина кабинета. – После скорого завтрака, я отправилась в палату к господину Феликсу, пообщаться, и обнаружила палату пустой. Найдя личную сиделку, девушку из студентов Академии, проходящую практику, узнала о желании подопечного прогуляться и решила, что это вполне подходящий случай, располагающий к общению.

Женщина протянула руку к ажурному графину, но её опередил Магистр Валентайн, член-представитель Протектората Верховных Архимагов Руссии. Уважаемый маг налил воды в бокал и любезно протянул его Софье.

– Вот, пожалуйста, – добавил кавалер многих магических степеней. – Не стоит нервничать, ведь вашей вины ни в чём нет, и даже подозревать вас невозможно в неправомерных деяниях.

Женщина благодарно посмотрела на него.

– Благодарствую, – лёгкий кивок сопроводил фразу, и директриса больничного учреждения аккуратно пригубила бокал. – Так вот. Эм… Выйдя на задний двор своего учреждения, я легко обнаружила господина Феликса, ведущего записи в своей тетрадке…

При упоминании этого факта, все присутствующие выказали заинтересованность, кто позой, кто мимикой, а некоторые характерными движениями, вошедшими в индивидуальные привычки, теребя мочку уха или поправляя манжеты.

– Удалось рассмотреть, что именно в ней? – перебил глава Академии Боевых Рун, Вальдемар.

– К моему величайшему сожалению, магистр, он закрыл её прежде, чем я подошла, – посетовала огорчившаяся женщина. – Мальчик скрытен!

– Софья Павловна, – неожиданно вступил в разговор Рэйнолд Аперкилд, – мы говорили на эту тему и не стоит поднимать её.

Следователь достал пенсне из специального кармашка жилетки и привычным движением закрепил прибор на переносице, затем осмотрел присутствующих своим ястребиным взглядом.

– Он путешественник и наш соотечественник, угодивший в сложную жизненную ситуацию. Не будем акцентироваться на этом, – добавил Рэйнолд. – Продолжайте свой рассказ, прошу Вас.

Директриса приложилась к бокалу и промочила пересохшее от нервных воспоминаний горло:

– Да-да, я понимаю, – кивнула женщина. – Господин Феликс убрал свою тетрадь в карман в тот самый момент, когда я почти приблизилась к нему, – она вздохнула, сожалея. – Беседа откровенно не задалась. Отвечал мальчик сухо, хоть и любезным, почтительным тоном. Проникнуть сквозь ментальный барьер я не смогла, и уже собиралась прекратить попытки, как наблюдаемый изменился и что-то пошло не так в разговоре. Затем, без видимых причин и поводов, он толкнул меня в фонтан, чем поверг в изумление, ведь я в тот момент опасности не почувствовала! – женщина достала белоснежный платок, расшитый рунами, и промокнула капельки выступившего на лбу пота. – Далее всё вовсе вышло из-под контроля. Раскрылся портал, но не привычно, а под поверхностью, и появился архидемон, моментально начавший атаковать.

– Кого именно? – хозяин кабинета попросил уточнить важную деталь.

Вальдемар откинулся на спинку кресла и прикрыл глаза, для большего сосредоточения мыслей.

– Мне показалось, что меня, однако я ошиблась, – пояснила директриса, – хотя и была уверена в том, что объект нападения – это я. Этот вид порождений тёмной сущности обязан был атаковать меня, как наиболее опасного противника, ведь закладка сработала на моё присутствие и использование ментальной магии! Так должно быть в этом случае, причём нет у меня никакой уверенности в реакции на меня.

Женщина задумалась.

– Кх-м! Что-то ещё странное заметили? – вновь задал вопрос следователь Аперкилд.

– Да, – уверенно ответила директриса. – Господин Феликс, как мне показалось, предугадывал атаки архидемона, и уверенно избегал попаданий инферно. Несколько ударов он точно избежал, прежде чем скрыться в лесной зоне парка. Меня поразило безразличие, с которым исчадье отреагировало на мою защиту и подготовку атаки. Обычно все происходит не так, и сущность отвечает моментальным нападением на применение любых рун, особенно защитного действия, чувствуя слабину или страх, – директриса вздохнула, вспоминая случившееся, и прикрыла лицо ладонями. Затем убрала руки и продолжила, теребя воротник форменного облачения: – Это страшно, тем более, что я давно не участвовала в подобных стычках.

 

Хозяин кабинета открыл глаза и покосился на женщину, не меняя положения. Затем магистр Вальдемар встал и прошёлся по кабинету за спинами сидящих, подойдя к столу, наполнил бокал квасом с лёгким хмелем, выпил почти половину сразу, залпом, и, только дополнив его, занял своё главенствующее место.

– Спасибо, Софья, – Вальдемар снисходительным тоном, без соблюдения этикета, кивнул женщине. – Выпейте лучше тонизирующего, – он указал кивком на кувшин, – это поможет справиться с неприятными воспоминаниями. Успокойтесь, а мы, господа, давайте попробуем понять, почему исчадье тёмных бросилось не на магистра рун, заведомо сильного противника и приоритетную цель, а избрал мальчика, как более опасного противника.

Собравшиеся задумались, а директриса воспользовалась предложением и сделала несколько глотков хмельного кваса местного производства.

– Ну, а его род? Мы что-нибудь знаем о нём? – слово взял магистр Валентайн. – Вы разве не считаете, что реакция могла быть вызвана скрытым потенциалом мальчика, как будущего мага?

Пока он произносил предложение, артефакт вновь перекочевал в руки следователя. Рэйнолд внимательно осмотрел огранку, но воздержался от замечаний на некоторое время.

– Он пустой, и ничем кроме защиты не обладает, – парировал Владлен, магистр Жизненных Рун. – его все проверяли, и ничего не обнаружили.

– Защита, х-м… – хозяин кабинета вставил реплику. – Теоретически, она могла сбить с толку архидемона, но наши специалисты чётко выяснили, на кого именно делалась закладка в парке у фонтана! – магистр Вальдемар внимательно посмотрел на Владлена. – Да, уважаемый мой, именно вы являлись его настоящей целью и мне не совсем понятно, почему артефакт призыва сработал без вашего присутствия на месте. Вот в чём загадка!

Рунный Лекарь протектората вскинул брови в удивлении, ведь он не знал таких подробностей до этого момента и даже не предполагал, что на него могут вести охоту такими изощрёнными методами. И главное, уважаемый маг не мог понять, кто в небольшом и уютном городе затаил на него злобу.

– Как и парадоксальная везучесть парня! – неожиданно добавил Валентайн.

Он часто закивал, смотря куда-то вверх, ни на чём конкретном не концентрируясь.

Собравшиеся вновь задумались и в кабинете воцарились тишина, изредка нарушаемая звоном от соприкосновения горловины графина к бокалам, наполняемым желающими промочить горло.

– А что ещё накопали ваши специалисты остаточных аур? – Рэйнолд Аперкилд прищурился. – Я не поверю, что не найден подозреваемый, или хотя бы остатки его магической ауры. Никто ещё не научился подтирать хвосты, разве что прошедшее длительное время с момента закладки на это способно, – следователь пристально посмотрел каждому в глаза, заставив магистров занервничать. Всех, кроме хозяина кабинета. – Только имейте в виду, что факт длительного времени мы не можем принять, ведь об официальном визите магистра Владлена, Рунного Лекаря от протектората, знали единицы. А о его длительном нахождении в вотчине Софьи Павловны, и вовсе не мог никто догадываться, ведь только благодаря происшествию за таверной он тут оказался.

Довод прозвучал убедительный, с чем присутствующие и согласились, обозначив своё отношение кивками и взглядами, сосредоточенными на хозяине кабинета, магистре Вальдемаре. Магистры ожидали от него развёрнутого ответа, что и не скрывали. Во всяком случае, именно так выглядела их реакция.

– Это ваше право и профессиональная привычка заговорила, господин Аперкилд, – хозяин кабинета и глава Академии неожиданно резко отреагировал на замечание столичного следователя. – Факты таковы, что вычисление очень затруднительно по совершенно непонятной, пока, причине. Могу даже передать эту улику, – он указал кивком на белый лист с лежащим на нём опалом, – для более детального изучения в протекторат, коли есть сомнения в профессионализме моих магистров, занимающихся, на минуточку, обучением и боевой подготовкой будущих Рунных Магов!

Говоря эту тираду, магистр Вальдемар встал со своего кресла и завершил высказывание уже стоя, опершись кулаками на столешницу и вперившись взглядом в Рэйнолда.

– Полноте! – следователь не изменил выражения, оставшись непроницаемым, спокойным и даже его интонации остались прежними. – Я скажу известной поговоркой, «не нужно раскачивать лодку, коли ты в ней не один – могут выкинуть за борт». Предлагаю понять мой прежний вопрос правильно, и лишь как интерес следствия. Дело я открыл. Тем более, произошло всё за периметрами Ваших владений, на территории важнейшего учебного заведения. Вы согласны с такой интерпретацией мысли предыдущего вопроса?

Вальдемар задумался и через минуту успокоился. Кулаки покинули столешницу, грозный вид улетучился и магистр сел на своё место. Приступ раздражения прошёл так же внезапно, как и начался.

– Господа, не стоит горячиться! – выступил с примирением Владлен. – Давайте лучше соберём все факты воедино. Кстати, от себя добавлю – мальчик отделался лёгким испугом, и при моём визите вёл себя абсолютно привычно! – магистр Жизни пожал плечами, изобразив растерянность данным фактом в поведении пациента. – Словно это было рядовое, часто случающееся событие в жизни господина Феликса. После проверки общего состояния здоровья, я не смог отменить его завтрашней выписки.

Все посмотрели на следователя. Аперкилд же, ещё раз взглянул на артефакт, но более его трогать не стал. Сняв пенсне, он последовал примеру большинства и налил себе хмельного квасу, поклонником которого был и чего не скрывал.

– Позвольте я ознакомлю вас с официальным докладом командира группы охранения, с комментариями и некоторыми выкладками, как моими, так и прозвучавшими от опрашиваемого? – небрежно заявил следователь. – Иначе все рассуждения и домысливания получатся однобокими!

Магистры во главе с хозяином кабинета удивились, хотя прекрасно догадывались о скорости работы столичного представителя внутренней безопасности Протектората Магии Рун Руссии.

– Конечно, просто мы никак не ожидали столь скорого результата, – Магистр Жизни Владлен ответил за всех и его поддержали. – Я не понимаю, почему мы до сих пор не ознакомились со столь важными свидетельскими показаниями? – тут он добавил нотку удивления в тон.

Все без исключения ответили эмоциями согласия и кивками. Таким образом, уважаемые члены закрытого собрания приготовились слушать нового докладчика, не забыв наполнить свою посуду, кто водой, а кто хмельным квасом, прекрасно зарекомендовавшим себя, как стимулятор для ума и одновременным успокоительным средством.

Камни памяти в данном случае находились под запретом, посему Аперкилд поднял с пола у ног свой портфель и извлёк потёртую папку с документами, надел пенсне и вытащил на обозрение первую официальную бумагу, «протокол опроса командира группы охранения периметра и внутренних территорий Академии Боевых Рун».

– Я зачитаю, так как экземпляр единственный, – пояснил Рэйнолд. – Нет возможности раздать копии каждому.

Следователь придвинулся к столу и занял более удобное для чтения положение, разместив локти на столешнице по обе стороны документа.

– Итак. «…Караулы и патрули сразу отреагировали на сигнал о вторжении тёмной сущности в районе больницы академии. Общий сбор и выдвижение группы быстрого реагирования прошли штатно, уложившись в нормативы, утверждённые магистратом.»

Рэйнолд отвлёкся от чтения.

– Вероятно, стоит зачитывать наиболее интересные моменты? – обратился с вопросом, повернувшись к хозяину кабинета, Вальдемару.

Магистр кивнул.

– Кхе! Конечно, господин следователь, не утруждайте нас перечислением действий подразделений в случаях чрезвычайных ситуаций, – добавил председательствующий, видя согласие у всех присутствующих. – И постарайтесь ознакомить нас с самыми интересными подробностями, относящимися к делу.

Бесплатный фрагмент закончился. Хотите читать дальше?
С этой книгой читают:
Развернуть
Купите 3 книги одновременно и выберите четвёртую в подарок!

Чтобы воспользоваться акцией, добавьте нужные книги в корзину. Сделать это можно на странице каждой книги, либо в общем списке:

  1. Нажмите на многоточие
    рядом с книгой
  2. Выберите пункт
    «Добавить в корзину»