Вот это попадос!Текст

Из серии: Полный попадос #1
17
Отзывы
Читать фрагмент
Как читать книгу после покупки
Шрифт:Меньше АаБольше Аа

1. Попадос

Поздно вечером, когда я возвращалась домой после встречи с друзьями, метро было полупустое. Мне ехать до конечной, так что я удобно расположилась на сиденье с отличной книгой в руках. Героиня-попаданка уже спасла мир, раскрыла парочку заговоров, вывела всех злодеев на чистую воду, только до сих пор никак не могла решить, с кем же из двух героев останется в итоге: с милым и добрым эльфом или наглым и хамоватым драконом. Я ставила на дракона – плохиши сейчас в моде. Дочитать осталось несколько страниц (героиня всё никак не определялась), когда над ухом раздалось ненавязчивое покашливание, быстро переросшее в навязчивое.

– Девушка! – устав кашлять, обратился ко мне незнакомец.

Но тут героиня, кажется, выбрала – неужели эльф? Я судорожно перевернула страницу.

– Вы уехали в депо!

– Да ладно? – я все-таки оторвалась от книги. На самом интересном месте прервали! – Я не заметила, что проехала свою станцию.

– Неудивительно, – скривился машинист (судя по его форменной одежде). – Я перед вами несколько минут стоял, но вы с головой ушли в чтение.

– Книга интересная, – зачем-то начала оправдываться я.

А вообще странно… Я поднялась, с неохотой закрывая книгу. Освещение в вагоне выключено, осталось только аварийное – как я умудрилась этого не заметить? Вокруг стояли поезда – даже интересно оказалось, раньше я в депо не уезжала.

– И про что же? – спросил машинист, когда мы вместе вышли из вагона на узкий железный помост.

– Как девушка в другой мир попала, – машинально ответила я.

Сейчас выйдем на освещенное место – открою и дочитаю историю, осталось всего несколько страниц! Неужели и правда эльф?

– А вы бы хотели в другой мир? – неожиданно поинтересовался незнакомец.

Любопытный какой! Или это новый способ знакомства?

– А почему нет? – Я окинула мужчину взглядом: достаточно молодой и привлекательный. Так что действительно – почему бы и не познакомиться?

– И куда бы вы хотели попасть? – с серьезным лицом продолжал расспросы машинист.

– Куда-нибудь в волшебный мир, – пожала плечами я.

Может, и он подобной литературой увлекается? У мужчин тоже много всякого попаданства – литРПГ, например.

– А кем?

– Принцессой, конечно, – улыбнулась я. Что мелочиться? – И сильной, чтобы никто не мог обидеть. А еще с магией – желательно, какой-нибудь редкой.

– Тогда удачи! – пожелал незнакомец.

И я полетела вниз, как Алиса в кроличью нору…

Когда я очнулась, солнце светило в глаза, а еще кто-то активно, слишком активно меня тряс.

– Вставай! Хорэ разлеживаться! – гнусаво приказали мне мужским голосом.

Я, щурясь, приоткрыла глаза, моргнула и еще раз моргнула, так как глазам верить не хотелось, но, видимо, придется. Надо мной нависал… нависало… огромное зеленое существо, с маленькими, глубоко посаженными глазами под могучими бровями и широким плоским лбом, с приплюснутым носом и массивной нижней челюстью с клыками. Одето оно было в плохо выделанную шкуру, закрепленную на одном плече. И, судя по накачанному торсу, особь была мужского пола, но при этом с кучей украшений: бусы из клыков, браслеты из камней с дырками. В грязные волосы на растаманский манер вплетены какие-то мелкие кости и разноцветные камни. Да это же… С ума сойти! Настоящий орк! Это надо так попасть! Я же в принцессы просилась, а тут какая-то степь и орк!

– Очухалася? – прогундосил зеленокожий.

А я не нашла ничего лучше, как заорать и попытаться уползти: ноги держали плохо, но сдаваться я не собиралась.

Первые мгновения я почти решила, что мне повезло и орк не станет меня преследовать. Он, в свою очередь, приоткрыв рот со здоровыми клыками, удивленно наблюдал во все узкие вытянутые к вискам глаза, как я ползу от него по траве.

– Куды? – поймал меня за ногу орк и потянул к себе.

– Пусти! – я начала брыкаться и отмахиваться руками: живой не дамся! И тут…

И тут я разглядела свои руки: здоровые такие, накачанные ручищи с загнутыми крючковатыми когтями, очень грязными, как и сами руки, собственно. А еще у меня были ноги. Мускулистые, серо-зеленые в тон рукам и волосатые. И тоже грязные. В сандалиях.

Нет! Нет-нет-нет!

– НЕТ!!!

На этом орк не выдержал и приложил меня по голове дубиной.

– …а она как заорет, ну я ее и, значится, дубиной того… вырубил, – снова этот гнусавый голос рассказывал кому-то. – Помог ей как старший брат.

– Это нормально, – ответил второй гнусавый голос. – У них перед свадьбой всегда так. Женщины.

– Так она ж не человечка какая, чтоб орать, – недовольно прогнусавил первый.

Я открыла глаза. Свадьба? Они сказали «свадьба»? И, чувствую, выходить предстоит не за прекрасного эльфа или дракона. Какой нормальный эльф на меня сейчас позарится?

– Ты как? – поинтересовался уже знакомый мне орк. – Орать не бушь?

– Не буду. – Голова не болела и не кружилась, на большее я и не рассчитывала в данной ситуации.

– Значится, удар помог, – уверенно констатировал орк.

Я только вздохнула: о чем говорить с зелеными, одетыми в шкуры варварами? К тому же мне самой очень хотелось побиться обо что-нибудь твердое.

– Пойдем, сеструха, мы шли к великому древу, дабы провести обряд.

Орк одной рукой легко поставил меня вертикально и подтолкнул в нужном направлении. С другой стороны стоял второй зеленокожий, значительно старше, в длинной одежде из грубого домотканого материала, с деревянным посохом, и бросал на меня косые взгляды. Я его тоже рассматривала: куча украшений везде – на шее, в ушах, браслеты на руках не пересчитать, так он ими и позвякивал при ходьбе. Особо старым орка не назовешь, но шел он тяжеловато, припадая на одну ногу. Костяной кинжал у него на поясе весь резной, включая деревянную рукоятку, сам пояс тоже украшен вышивкой не то бусинами, не то цветными камушками. Красиво, у меня такого нету. Значит, это шаман. Ох, и не нравится мне всё… Но новоявленный «братец», явно готовый к новым вывертам с моей стороны, глаз с меня не сводил. Приходилось идти, поскольку орки, что один, что второй, внушали уважение своими габаритами. Это единственное, чем два местных аборигена внушали мне уважение.

Вокруг нас, насколько хватало глаз, раскинулась степь. Где-то впереди что-то темнело – наверное, то самое дерево, я надеюсь. Солнце пекло нещадно, а на ярком лазурном небе, как назло, ни единого облачка. Не удивлюсь, если мою предшественницу настиг солнечный удар. Впрочем, тут и удар дубиной поймать несложно. Пока мы шли, я вся взмокла, открытые участки тела блестели от пота, что там у меня под платьем из шкур – даже думать страшно. А еще что-то плохо пахло. Мой чуткий орочий нос улавливал запахи цветов и трав, которые перебивала какая-то вонь. Я морщилась, пытаясь понять, откуда же несет и в какую сторону лучше голову не поворачивать. Источник нашелся неожиданно, я принюхалась получше и пришла к неутешительному выводу: воняю я. А еще чешусь. Прелестно, просто прелестно!

Пока всё не прояснится, я решила вести себя смирно, молчать и не задавать ненужных вопросов, а то, чего доброго, снова дубиной по голове получу. Здесь, чувствую, разговор короткий, не покапризничаешь. Обычно попаданки любят права покачать, а тут чуть что – сразу дубиной! К тому же я возлагала большие надежды на обряд: может, он поможет мне вернуться в мой мир? Не могу же я остаться в другом мире в теле орки? Не о таком я мечтала, читая книжки…

Посреди степи росло огромное дерево на небольшом островке, окруженном водой. Я бы полюбовалась в другой ситуации, но в этой я «любовалась» несколько иным зрелищем. Подойдя к озерцу, я с замиранием сердца наклонилась к воде и не смогла сдержать стон. Да, я орка! Самая настоящая – зеленоватая, с вытянутыми к вискам глазами, удлиненными ушами и, конечно же, клыками на нижней челюсти. К этому шла отродясь не мытая пакля волос и криво-косо сшитое короткое платье из шкур. Не надо никаких обрядов, просто дайте мне утопиться! Последнее, видимо, я в сердцах сказала вслух.

– Ты что, сестра! – возмутился мой «братец» с дубиной. – Завтра на исходе дня ты выйдешь за Ырг-Хура, могучего воина, и два наших великих племени породнятся. Ты должна дотянуть до свадьбы!

– А после свадьбы? – уныло поинтересовалась я.

– А там уж как повезет, – обнадежил меня брательник.

– А может, не надо свадьбы?

Вся ситуация казалась такой абсурдной, что даже нормально думать не получалось. Но замуж за орка, как бы он ни был могуч, мне совершенно не хотелось.

– Ты – дочь вождя, – наставительно изрек наблюдавший за нами пожилой орк. – Ты обязана думать не о своих хотениях, а о племенах. В степи нынче неспокойно, и пережидать тяжкое время нужно сообща.

Я еще раз взглянула на себя в отражении. Если делать серьезные допущения, то дочь вождя – это почти принцесса, как я и заказывала. Только дочь вождя.

– Начинаем, – скомандовал старший орк. – Мы должны успеть поговорить с духами до заката.

Я по примеру «брата» села рядом с озером, в котором мне очень хотелось искупаться, но, чувствую, шаман, или кто он там, не одобрит, так что я ограничилась тем, что намочила руки и умылась. При первой же возможности помоюсь. А шаман тем временем начал шаманить. Опустил свой посох в воду и принялся что-то гнусаво-распевно читать и раскачиваться, гремя амулетами и браслетами. Сначала ничего не происходило, а потом над водой начал подниматься туман, клубиться и, как большой змей, обвиваться вокруг посоха. Я внимательно следила за небывалым чудом. Между тем туманный змей подполз ко мне – я не успела толком испугаться (все-таки зрелище не для слабонервных), как он стремительно обвился вокруг моей руки и поднялся на предплечье. А потом секундная боль – и у меня на плече красуется свеженькая татуировка! Пока я хлопала глазами, думая, удался ли ритуал и так ли всё должно быть, как шаман нарушил молчание.

– Дитя мое, – старый орк склонился надо мной, переводя взгляд с татуировки на мое лицо, – тебя избрали духи!

 

– Мир спасать не буду! – сразу открестилась я.

– Опасаюся, что мир не нуждается боле в нас. Орки уже не те, – вздохнул старик, – молодняк уходит из племен и подается к людям наемниками и охранниками. Уходят, как они говорят, в поисках лучшей доли. Теряют свои корни.

Мне стало очень любопытно, где находятся людские города, чтобы тоже поискать чего-нибудь получше. Но хотелось надеяться, что я здесь, в этом мире, ненадолго.

– Диво. Ты не впервые у великого древа, – задумчиво протянул шаман, – но ране духи предков тебя не отмечали. Что ж изменилось?

– Я изменилась, – меня разрывало от желания рассказать, кто на самом деле сейчас находится в теле дочери вождя. Но, честно говоря, удар дубиной по голове после совсем небольшой истерики заставляет задумываться о последствии своих слов и действий.

– Наверное, – старый орк продолжал меня осматривать. – Ты вправду сделалась какой-то иной.

Инее некуда. Я еще раз взглянула на татуировку. Ладно. Без паники. Должен же быть какой-то выход? Может, это вообще кошмарный сон? Тогда он явно затянулся.

Больше всех моей избранности радовался брательник – собственно, он вообще единственный, кто радовался. Шаман погрузился в раздумья, медленно шагая и опираясь на посох, а я всё надеялась проснуться в уютной постельке – да хоть в больнице после сильного удара головой или нервного шока, но человеком и в своем мире.

– Надо у Ырг-Хура еще быка за тебя взять, – рассуждал братец-орк. – Нет, двух быков. Девок-то много, а ты у нас одна такая избранная. Может, и трех сторгуем, – продолжал мечтать об укрупнении поголовья крупного рогатого скота за мой счет родственничек. – Надо бате сказать, он в языковых разборках вострее меня. Глядишь, еще новых шкур на ирганы справим. Молодец, сеструха, давно бы так, мы б с Ырг-Хуром скорее сговорились и сразу боле быков стребовали. Или лучше козами брать – как кумекаешь, козы лучше?

– Да, у них молоко полезнее, бери коз, – ответила я.

Вот так, где-то женщины на вес золота, а меня в козах оценивают.

– Быки выносливее, – не соглашался брат, видимо, производя в уме сложные расчеты потенциальной выгоды от быков или коз. Мне бы его проблемы.

Так, под рассуждения о моей полезности и выгоде, которую теперь надо не упустить, мы и шли обратно, пока впереди не показались юрты. Отлично, теперь я живу в юрте. Да здравствует волшебный мир!

– Давай, избранная, дуй котлы драить, сегодня твой день, – «обрадовал» меня брательник. – А я к бате с докладом, ща покумекаем вместе, че за тебя выменять.

Вот так: кому-то «кумекать», а кому-то котлы драить! Где равноправие в этом мире? Явно не в степи.

По лагерю ходило множество громадных и страшных орков, и я никак не могла решиться подойти ближе, усиленно убеждая себя, что я сама как бы орка и мне не стоит бояться «соплеменников». К тому же раскрывать себя мне ни при каких обстоятельствах не хотелось: мало ли как зеленые варвары отреагируют на переселение душ? И никакая избранность не спасет. Шаман, остановившийся неподалеку и разговаривавший с кем-то из зеленокожих, то и дело бросал на меня подозрительные взгляды. Так что, собравшись с духом, я осторожно пошла вперед – знакомиться с местным бытом и нравами.

Левее юрт располагалась полевая кухня в самом прямом смысле: в поле на кострах что-то варили в больших чанах, а рядом на здоровенных вертелах жарили огромную бычью тушу. Надо все-таки брату быками брать, не мелочиться с козами. Стараясь держаться подальше от орков, перебежками от юрты к юрте я двигалась к кострам. Идти «на кухню» с каждым шагом хотелось всё меньше, и дело не в работе, которую мне предстоит выполнить (помою я как-нибудь эти котлы), а в запахе, шедшем оттуда. Честное слово, я и то лучше пахла! Постоянно сглатывая, борясь с рвотными позывами и желанием заткнуть нос, я подошла к орчанкам и растерянно замерла в паре шагов. Что говорить? Как себя вести?

– Че встала столбом? – набросилась на меня немолодая женщина, пока я размышляла, как лучше дать о себе знать. – Шлялась где-то Шых знает сколько, а теперь стоит вся из себя принцесса эльфов! Давай котлы драй!

Два здоровенных котла лежали поблизости и дожидались меня.

– А чем мыть? – Никакого моющего средства или хотя бы чего-то отдаленно на него похожего я не обнаружила.

– Ты че? – теперь на меня смотрели все присутствующие орчанки. – Песком в реке пошла и помыла. Поживее!

– Да поняла я, поняла!

На удивление легко я подхватила за ручки два чугунных котла, а в человеческом теле вряд ли бы унесла и один.

Речка текла тут же, шагах в двадцати. На берегу, заросшем колючим кустарником, нашелся длинный мостик, на нем кто стирал, кто тут же рядом, не стесняясь, мылся, я вот с котлами подошла. Не думаю, что орки сильно брезгливы, но я-то не орка! Нет, орка… да и мыть посуду всё равно больше негде. Эх, мне бы самой помыться не помешало.

Пройдя на самый конец мостика, я поставила один котел рядом, вторым зачерпнула воды – вернее, хотела зачерпнуть, а в итоге чуть не нырнула вслед за посудиной, канувшей в мутную воду. Что такое не везет, и когда уже оно пройдет?..

Вздохнув, я попробовала пошарить в воде рукой, но поняла, что глубоко и дотянуться не получается, – видимо, придется лезть в воду. А вода, между прочим, ледяная – пальцы свело в момент! И как здесь эти орки купаются?

– Ты че натворила, руколапая?! – раздался позади знакомый женский голос. – Где котел?

– В воде отмокает, – попробовала выкрутиться я, но орка, столь недружелюбно встретившая меня на «кухне», не повелась.

– Сутки голодной ходишь! – свирепела тетка. – Котлы она топить удумала!

– Я вообще-то избранная, – не выдержала такой наглости я. – Так что давайте повежливее!

– Ишь, нашла чем гордиться! Лучше бы стряпать нормально навострилась или хозяйство править! Как тебя в жены Ырг-Хуру отдавать, всё племя опозоришь!

– Я дочь вождя! – привела решающий довод я. – По какому праву вы со мной так разговариваете?

– Я твоя мать, бестолочь! – заревела орка.

Весомый аргумент, и не поспоришь.

Ну и семейка у меня образовалась: что брат, что мамаша, и это я еще папу-орка пока не встретила.

На крик собиралось всё больше соплеменников. Кто-то хихикал и тыкал в нас пальцем, кто-то просто наслаждался семейными разборками, моя зеленая мать орала орочьим матом всё громче, а я стояла на краю моста, прикидывая, куда лучше бежать от злой родительницы: нырять в воду или попробовать прорваться через толпу?

– Уймись, Луш, у нее был непростой день, – шаман положил сухую темно-зеленую руку на плечо женщине. – Пойдем со мной, – старик поманил меня пальцем и повел обратно к юртам.

Шаман – в силу возраста, наверное, – выбрал самый короткий маршрут через деревню. И вот иду я, вжимая голову в плечи, а вокруг огромные накачанные полуголые орки, все растатуированные, украшенные трофейными зубами и костями. К сожалению, кроме кубиков пресса на зеленом торсе, любоваться было совершенно нечем. Неухоженные, немытые и волосатые дикари в шкурах – и мне за одного из них замуж выходить? Ну уж нет, лучше котел на шею – и в воду! А вообще бежать надо, надо бежать!

Шаман привел меня в одну из юрт, обвешанную кучей амулетов из камней и костей. Они же висели и внутри, а по краям стояло множество разных мисок-плошек-ступок и мешочков. В юрте резкий травяной запах, от которого сразу зачесалось в носу и захотелось чихать.

– Рассказывай, – приказал орк, садясь на устланный шкурами пол.

– Что? – удивленно похлопала глазами я.

– Не что, а кто. Кто ты? – требовательно уставился на меня старый орк.

– Я дочь вождя! – Нет, признаваться в чем-либо я категорически не готова.

– И каково твое имя?

– Эм…

Нет, я знала, как меня зовут: Аля Виноградова. А вот как звали ту орку? И брат, чтоб его, ни разу по имени не назвал!

– Тебя зовут Гхыш, упомни, – серьезно сказал шаман. – Твоего брата кличут Гхар, отца – Гашар, мать – Луш, а будущего мужа – Ырг-Хур. Ты отбываешь через рассвет в его племя, с тамошними познакомишься сама.

– А вам что, всё равно, кто я такая? – я, не веря, смотрела на орка, а потом тоже села на шкуры.

Шаман, похоже, не возражал.

– Для меня значимо лишь выживание племен. А для этого надобно единство, которого сложно достичь в степи. Поэтому главное – отдать тебя мужу и дождаться ваших наследников.

– Я избранница духов! – возмутилась я. – У меня наверняка великая цель!

Вот так: мало того, что попала в такое жуткое тело, так еще и замуж выдают!

– Стать предводительницей степи – вот твое призвание, – отрезал шаман, а я даже передернулась. Нет уж, степь – это явно не предел моих мечтаний. – К тому же, видят предки, тебе в мужья достался лучший орк.

Я так красноречиво скривилась, что шаман только покачал головой, а потом тяжело поднялся и, опираясь на посох, подошел к стене.

– Подойди, – даже не оборачиваясь, позвал меня орк, но я легко подчинилась. В шкурах, которые являлись стенами юрт, была небольшая щель, на которую мне и указали. – Самый матерый из воинов – это и есть Ырг-Хур.

Чем больше я смотрела на этого орка, тем больше убеждалась: надо бежать. Здоровый, просто нереально здоровый, зеленый и страшный, как моя теперешняя жизнь.

– Он самый могучий воин степи, – раздалось у меня за спиной. – Под ним можно объединить много племен, и наше пойдет первым. Лучше признать вождя-орка, чем жить под гнетом эльфов или покинуть земли предков.

– Эльфов? – оживилась я.

Значит, здесь есть эльфы! Только вот мне сейчас это мало поможет, вряд ли они примут меня с распростертыми объятиями. Ну почему я не стала эльфийкой?

– Да, – старый орк помрачнел. – Эти Вайриновы отродья теснят нас уже много лет.

– И вы собираетесь дать им все вместе отпор? – заинтересовалась я. – Так, может, я вам чем-нибудь помогу, не выходя замуж? – Вдруг у меня и правда есть предназначение в этом мире, которое нужно исполнить и спокойно вернуться домой? В конце концов, не могу же я застрять здесь навечно в этом теле?

– Чем ты нам поможешь? – отмахнулся орк, явно не собираясь поддерживать мою инициативу. – Лучше сыновей больше рожай.

– Вы ведь даже не знаете, кто я, – ухватилась я за последний аргумент. – Я совсем не орка, а вообще человеческая женщина!

– Это, конечно, плохо, что ты человечка, но ничего, обвыкнешься. У степи есть своя душа, прекрасная, свободная и горячая, как полуденный зной. К тому же предки избрали тебя неспроста – следует, ты достойна жить среди нас.

– Я хочу домой, – на глаза у меня навернулись слезы, – я не хочу жить в степи…

– Я всё равно не в силах тебе помочь, – шаман остался безучастным к моему горю. – Поэтому для всех станется лучше, если ты примешь свою судьбу.

Я чувствовала, как слезы катятся по щекам. Нет, это слишком жестоко! Другой мир, орка, ужасное замужество! За что? Что я такого сделала? Зачиталась книжкой и уехала в депо?

– Не плачь, – шаман протянул мне бурдюк. – Тебе надобно хорошо отдохнуть и выспаться перед завтрашним. День предстоит непростой, а ночь еще сложнее.

– А что будет ночью? – я принюхивалась к содержимому бурдюка, ядрено пахнувшего самогоном, прикидывая, так ли сильно мое горе, чтобы напиться.

– Скрепление ваших душ ритуалом единения.

– И как же это происходит? – Я догадывалась, конечно, но чувствовала, что есть подвох.

– Перед всем племенем твой муж возьмет тебя, доказав, что он не только могучий воин, но и великий мужчина.

Я чуть бурдюк не выронила.

– На глазах у всех?!

– Да. Не менее трех раз, а лучше пяти, – добил меня шаман. – Иначе в его мужественности и силе потомства усомнятся.

Я вспомнила того громадного орка. Во всех мирах понятие «настоящего мужика» одинаковое: могуч, вонюч и… Ладно, в общем, надо бежать!

Я пока отложила бурдюк: голова мне пригодится трезвая.

– Спасибо, что просветили, буду готовиться, – стиснув клыки, поблагодарила я шамана.

– Иди, избранная. И пусть горячие ветра степей следуют за тобой. Твой ирган четвертый с востока.

– Мой кто? – обернулась я.

На мой вопрос шаман только обвел глазами юрту – значит, она здесь называется «ирган». А покой мне даже и не снится.

Сначала я долго искала восток, потом считала четвертый ирган, боясь зайти не туда и стараясь по возможности не привлекать внимание проходящих мимо орков. Да-да, всё вполне нормально, что я кручусь на месте и заглядываю в юрты, то есть ирганы, чтобы не пропустить свой. Мое с трудом найденное жилище было проще, чем у шамана. Хотя казалось бы: куда уж проще, но у него там хоть какие-то украшения имелись, да и шкуры явно получше и поновее. А ведь я, на минуточку, дочь вождя!

Так, ладно, дочь вождя, соберись, иначе станешь женой великого воина и могучего орка. Бр-р-р! Об этом даже думать противно, а чтобы реализовывать на практике – и подавно. Бежать я готова куда угодно, лишь бы подальше. Решив дождаться ночи и по-тихому уйти, я успокоилась и села на шкуры. Точнее, просто села – до спокойствия мне было как пешком до Китая, причем из этого мира. В голове царил невероятный сумбур, начиная с того, что я действительно в другом мире (подумать только!), и заканчивая тем, что я теперь орка и с этим надо что-то делать. Не выдержав, я встала и начала нарезать круги по юрте – или, по-местному, по иргану. Я не то чтобы резко против, приключения – это хорошо, но не в теле же орки? Да и вообще, что будет с моим собственным телом? А смогу вернуться? А если не смогу?

 

Стоп. Без паники. Я опустилась обратно на пол и снова откупорила бурдюк, который прихватила у шамана исключительно нервишки успокоить. Глоток обжег горло и провалился в желудок. В голове мгновенно зашумело, и мир поплыл. Шкуры несколько смягчили удар. Последнее, что я поняла: воняем мы со шкурами примерно одинаково.

– Ты, шыхова Гхыша! Шых тебя дери! Очнись!

Я открыла глаза. Чувствовала себя преотвратно, а еще надо мной снова склонился орк! Если бы не пересохшее горло, которое нещадно болело, я бы снова заорала. Но, на мое счастье, голоса не было, иначе огребать мне снова дубиной по многострадальной, и без того больной голове.

– Давай! Поднимайся! Темные, чтобы их Шых отодрал, напали!

– На кого напали? Какие темные?

– Ты что вчера пила? – заревел мой братец-орк. – Хватит болтать, бери дубину и побежали!

У выхода действительно стояла дубина. Судя по тому, как удобно она легла мне в руку, – моя. А еще я нацепила пояс со здоровенным ножом, на вид нечто среднее между финкой и тесаком. Брат рычал, пока я там копалась, но ждал. А потом мы побежали.

Вот тут я поняла, что значит «все побежали, и я побежал». Я неслась посреди зеленой толпы, все вокруг что-то орали, кричали, вспоминали кто Шыха, кто Дрыха, кто просто темноэльфийскую родню перечислял. Боевой дух поднялся до небес, я вместе со всеми неслась вперед, активно размахивая дубиной, чувствуя единство со своим племенем. Откуда только взялось? Не иначе, память тела. Захотелось тоже что-нибудь покричать, но поскольку местных кричалок я не знала, то заорала первое подходящее, пришедшее на ум:

– За орду!!!

Бежавшие рядом орки активно подхватывали мой боевой клич – будет забавно, если он приживется в этом мире.

А потом я почувствовала магию.

Это сложно описать, но волосы встали дыбом по всему телу, дыхание перехватило, а потом по полю пронеслись многочисленные молнии. Я честно готовилась к тому, что нас сейчас поджарит, но молния, коснувшаяся меня, даже ожога не оставила.

– Че ты встала?! – «брат» смотрел на меня так, будто снова был готов огреть дубиной. – Орков Шыхова магия не берет! Беги давай, наши дубины сильнее!

Да уж, против лома нет приема!

А эльфийские маги еще пару раз попытались ударить нас файерболами, а потом холодом. За последнее я им была даже благодарна: почувствовать прохладу в жару и духоту, которые уже ранним утром властвовали в степи, – самое то во время быстрого бега.

Сплоченные ряды темных эльфов мы раскидывали дубинами на раз. Никогда до этого не дравшаяся, я ощущала небывалый азарт, даже пару раз попала по кому-то дубиной, которую восьмеркой крутила в руках. Надеюсь, попала по эльфу, а не по кому-то из своих. Тупая сила и количество (а численный перевес был на нашей стороне) оказались эффективнее подготовки и умений темных, красиво, но бесполезно машущих изогнутыми мечами против дубин. Темные начали отступать, орки вокруг меня заорали еще громче и с двойным напором пошли на врага.

Вообще, всё казалось очень весело ровно до того момента, пока на горизонте не появились темноэльфийские всадники. На драконах.

Я остановилась, открыв рот и не веря своим глазам. Темные «птицы», за которых я поначалу приняла драконов, приближались, становясь всё больше. Сомнений не осталось: на нас летит десяток ящеров. Замерла не одна я – видимо, для остальных это тоже оказалось сюрпризом. Эльфы спешно отступали – надо бы и нам бежать, но орки, как завороженные, наблюдали за стремительным приближением летающих чудовищ. Огнедышащих.

Первая струя огня прошла в метре от меня, обдав жаром и опалив волосы. Только после этого все кинулись врассыпную. Куда я попала?! Может, я сейчас умру и вернусь обратно в свой мир? А если просто умру?

Вокруг всё заволокло дымом – не от огня драконов, так от горящей сухой травы точно погибну. Я металась из стороны в сторону, кругом всё горело, черный дым не позволял ориентироваться, глаза щипало и ело. А потом цепкие пальцы схватили меня за локоть и потащили прочь.

Шаман сам едва держался на ногах; обессиленный, он таки вывел меня из огня и дыма туда, где можно было более-менее дышать и не бояться угореть. А после этого упал на землю. Только теперь, когда слезы от дыма и отчаяния не текли из глаз, я заметила, что он весь в крови.

– Горы – там, – показал пальцем старый орк. – Перейдешь через них, я скрыл тебя от поиска, эльфы не найдут. Духи поведали мне этой ночью, для чего избрали тебя, – старик закашлялся, разбрызгивая кровь. – Когда исполнишь предназначение – возвратишься в свой мир.

– И что надо делать? – я присела, боясь, что старик умрет раньше, чем договорит. А выглядел орк с каждой секундой всё хуже, и его голос звучал всё слабее и тише.

– Ты подаришь оркам мир и свободу. Пойди в столицу людей и отыщи главного мага, он поможет найти… – На этом шаман захрипел и выдавил из себя последнее слово: – Беги!..

Я же всё так же стояла на коленях перед бездыханным телом: никогда прежде никто не умирал на моих руках. Но неожиданно я заметила, как двое драконов летят прямо на меня.

Сорвавшись с места, я бросилась по направлению к горам, видневшимся далеко-далеко впереди. Позади другие орочьи шаманы боролись с драконами – обернувшись, я увидела, как один камнем падает вниз, а второй, с подбитым крылом и диким ревом сворачивает в мою сторону. Огромная тень скользнула в вышине надо мной. Дракон, бьющий единственным рабочим крылом, пролетел мимо к тем же горам, стремительно теряя высоту. Надеюсь, мы с ним не встретимся, вряд ли здоровый ящер стал менее опасен от того, что перестал летать.

Я бежала весь день, иногда останавливаясь, долго еще видя горящую степь и чувствуя запах паленой травы. Где-то там, в неизвестности за пеленой черного дыма, остались единственные существа, с кем у меня имелось хоть какое-то родство. Из последних сил, когда солнце уже клонилось к закату, я добралась до гор и нашла тоненький ручеек, из которого пила долго и жадно, а потом попыталась отмыться от пота и копоти.

Сев на нагретый солнцем валун, я окончательно поняла свалившееся на меня приключение. Я орка в незнакомом мире, племя мое только что захватили (надеюсь, не уничтожили полностью), я получила невнятное задание от духов и иду одна в неизвестность. Отличное начало, лучшее из возможных. И что-то мне подсказывает, что это еще не все неприятности, которые я собрала. Но раз я жива – значит, поборемся. Орки без боя не сдаются!

Купите 3 книги одновременно и выберите четвёртую в подарок!

Чтобы воспользоваться акцией, добавьте нужные книги в корзину. Сделать это можно на странице каждой книги, либо в общем списке:

  1. Нажмите на многоточие
    рядом с книгой
  2. Выберите пункт
    «Добавить в корзину»