Сквозь кротовую нору Текст

3.50
Читать фрагмент
Как читать книгу после покупки
Шрифт:Меньше АаБольше Аа

Пролог.

Все живые организмы состоят из частиц. И в физике существует теория, что если две из них оказываются взаимосвязанными, то эта связь сохраняется, даже если их разнести в разные уголки Вселенной. Возможно, здесь и берет свое начало понятие «родственные души». Эти люди без кровных уз очень близки по духу и интересам. Они принимают неприемлемые для других черты характера и чувствуют, находясь на расстоянии, что «родственной душе» нужна помощь.

2152 год. Земля была перенаселена, мест первозданной природы уже попросту не существовало, в СМИ все чаще говорили о надвигающемся продовольственном кризисе. Колонии на Луне и Марсе немного облегчали ситуацию, ведь они сами для себя выращивали в теплицах продукты, но это не было выходом. К счастью третьей мировой войны не произошло, и человечество развивало мирные технологии, в том числе и космические. И если бы писатели-фантасты начала 20-го века жили бы сейчас, то увидели, что абсолютно не ошиблись, когда писали о том, что земляне будут летать на межзвездных кораблях. Люди задумались о жизни вне Солнечной системы, желали найти другие цивилизации и не хотели признавать, что они единственные разумные существа во Вселенной.

К тому времени, после долгих подготовок экипажей и технических разработок кораблей, начались полеты к давно найденным экзопланетам. Но только к тем, у которых процент пригодности для существования человека составляет более 80%. Команды, которые отправлялись на космических кораблях к далеким звездам, были названы галактическими исследователями. Это была очень престижная и в то же время опасная профессия, каждый член экипажа являлся хорошо обученным профессионалом в своей области. И каждый год одна из таких групп отправлялась в определенный район галактики Млечный Путь. Там она должна была искать пригодную для человека планету, а заодно и внеземную культуру. Но не всё было так гладко с этими миссиями. Многие группы исследователей после пары полетов возвращались на Землю и вели затворническое существование, никогда подробно не рассказывая о том, что они видели в космосе. А были и такие команды, которые пропадали бесследно, но разумная жизнь так и не была обнаружена.

Глава 1

– Вот он! – не удержалась и громко сказала я. И напрасно, мимо меня, кажется, проходили мои одногруппники.

«Обратно пойдут сплетни, что я разговариваю сама с собой! – промелькнуло в моей голове. – Ну и пусть, все равно я скоро улетаю».

– Привет Марго, – послышалось за спиной.

Обернувшись, я и вправду увидела почти всю свою группу. А тот, кто меня окликнул, стоял в серёдке и обнимал сразу двух девиц и при этом ехидно улыбался мне. Да, в последнее время он старался не упускать ни одной юбки и, должно быть уже пошел по второму кругу. Намеревался оторваться напоследок и думал, что его возьмут в команду исследователей, но с его мозгами максимум, что ему светит так это место диспетчера по управлению полетами. Его имя я стремилась забыть и никогда не произносить вслух. Он – моя ошибка, точнее моей ошибкой было идеализировать его. Но кто знал, что он просто хотел поразвлечься с перспективной девушкой из своего окружения, ради еще одной победы в своих любовных похождениях. И если я добьюсь успеха, то он всем может хвалиться, что был моим первым парнем.

Имена остальных я не помнила или запросто могла перепутать. Да я и не пыталась никогда их запоминать, в нашей разнонациональной группе язык сломаешь называть всех по имени. К тому же, по сути, мы все здесь конкуренты, к чему церемонии.

– Что ты здесь делаешь? – с пренебрежением в голосе спросила меня низенькая темноволосая девица, прижавшись к Нему. Она была, вроде бы, кореянка по национальности.

Я махнула рукой в сторону стоявшего рядом космического корабля, которым минуту ранее любовалась. В космопорте, где я сейчас и находились, стояли еще несколько кораблей, но именно на нем солнечные батареи, вмонтированные прямо в корпус ярко сверкали на уходящем в закат солнце.

– Да вот собиралась разглядеть поближе! – с превосходством ответила я.

– Так это, правда! – воскликнул загорелый брюнет, стоящий позади всех. Он, скорее всего, был родом из Мексики.

– В «Центре подготовки космонавтов» только и говорят, что кого-то из нашего выпуска приняли в команду! Так это тебя?! – без зависти протараторил он.

Я только улыбнулась и кивнула. И тут все наперебой начали расспрашивать меня, требуя подробностей моего назначения, а кто-то даже поздравлял. А вот Его лицо выражало жуткую зависть и злость, он, просто испепеляя меня взглядом, но потом почему-то смягчился и уже с интересом наблюдал за мной. Я машинально и односложно отвечала на все вопросы, ведь мысли мои были далеко.

Я всегда мечтала о звездах. Они завораживали меня своей недосягаемой красотой. А еще меня охватывало жгучее желанием посмотреть на них с более близкого расстояния. Еще со школы понимала – я не с этой планеты. И меня всегда тянуло к науке: исследования, расчеты. А вот к языкам никакой склонности, но хотя бы английский надо было выучить, если хочешь стать галактическим исследователем. Ученые приняли его «единым» для космических полетов, и мне как «претенденту из России» было обидно: всё же русский язык намного ярче и богаче, ведь даже ругнуться нормально не получиться. Но пришлось за него взяться, так как с первых дней учебы все преподаватели разговаривают на английском и требуют, чтобы и мы между собой на нём говорили.

На Земле меня ничего не держало, никаких сильных привязанностей у меня не было. Я родилась в простой и довольно обычной семье. Папа приучил к книгам, в том числе и про космос, а маме я обязана своему упорному характеру. После окончания школы я без спросу поехала на учебу. Родители, конечно же, не одобрили мой поступок, но когда они осознали, что по-другому нельзя, то смирились. А я же, в свою очередь, убедившись, что у них все хорошо и они спокойно переносят мое отсутствие, полностью занялась учебой.

После истории с этим парнем, которая случилась еще в начале моего обучения, заниматься личной жизнью у меня не было никакого желания. Я не собиралась ему мстить, это вообще не в моей натуре. А хотя могла, к примеру, на уроках по физической подготовке запустить пару кинжалов в опасной близости от него, пусть понервничает. Я не озлобилась, просто стала больше думать о себе, и всего лишь сделалась эгоисткой. Но нынешнее поколение и так очень эгоистичное, я же, по крайней мере, не шла по головам как некоторые, а упорным трудом добивалась своей цели. Что большая редкость среди нынешней молодежи. Имея в шаговой доступности все блага цивилизации, каждый думал только о своей выгоде, а я неожиданно у себя обнаружила повышенное чувство справедливости, из-за чего я не раз пыталась вступиться за незаслуженно обиженных, что в итоге ни к чему хорошему не приводило. Но я не замкнулась в себе, общалась со своими одногруппниками, правда только по необходимости, а вечерами любила в одиночестве сидеть на подоконнике своей комнаты и смотреть в звездное небо. И это принесло свои плоды: из просто перспективных учениц, я «выросла» до лучшей претендентки в команду галактических исследователей и заодно получила ярлык «странной».

В основном все шли в эту профессию по двум причинам: из-за славы и из-за дальнейшего безбедного существования, если конечно вы вернетесь на Землю. Лично мне нравилась первая причина. Прославиться на всю планету, а если повезет, то и на всю Галактику, это очень заманчиво для меня. Мое имя будет навечно записано в «Аллее космонавтики», расположенной в единственном космическом порту на планете. Кстати на его строительство скинулись все державы мира, поэтому и группы по обучению разнонациональные. Каждая страна отправляла сюда лучшего из лучших.

Претенденту надо быть не только талантливым, но и обладать крепким здоровьем, а владение кого-нибудь вида оружия или рукопашным боем считалось необходимым. Ведь неизвестно какие миры нас поджидают, и мы должны быть подготовлены. Еще в школе я начала бегать, хотя это не сильно мне помогло, а для обязательного пункта я с удивлением обнаружила у себя талант в метании и владении ножей и кинжалов. Но и это еще не все: каждый член разнонационального экипажа, состоящего из пяти человек, должен быть силен в определенной научной области. Ученые посчитали, что на борту обязательно должны быть капитан, биолог, геолог, бортинженер и пилот-астрофизик. Лично я метила на последнюю вакансию. Не люблю хвалиться, но я могла быстро просчитать оптимальную траекторию полета или эффективность гравитационного маневра, учителя на подготовках не раз говорили мне, что у меня математический склад ума.

После трех лет обучения, мучительных тренировок, утомительных тестов и просто бешеной сдачи выпускных экзаменов меня неожиданно взяли в команду. Обычно выпускники могут достаточно долго ждать назначения. Наверное, на это и рассчитывали мои родители. Многие проработали сначала несколько лет в «Центре подготовки», потом и в космопорте, а уже потом им посчастливилось попасть в команду корабля. И только малая часть выпускников попадала на межзвездные корабли, не всем суждено отправиться к далеким звездам. Пилоты, геологи, биологи и бортинженеры были необходимы и в Солнечной системе. На Плутоне, к примеру, нашли залежи редкоземельных металлов, на спутнике Сатурна Титане обнаружили аргон, а Европа (спутник Юпитера) оказалась кладезю редких неорганических соединений. Но мне же повезло, меня взяли к одному довольно опытному экипажу. Вообще мне очень часто везет по жизни, и я всегда считала себя везучим человеком. Но не в плане выигрыша в лотерею, а в плане сесть в нужный поезд или выйти на улицу в нужный момент.

И вот сегодня утром после очередной пробежки вокруг всех корпусов «Центра по подготовке космонавтов», я возвращалась в свою комнату. Все экзамены я сдала, и оставалось только ждать. В этом году команда исследователей уже улетела и поэтому дожидаться формирование следующей группы надо будет еще как минимум полгода. Они отправились в созвездие Девы, к звезде 61 би. Я завидовала им белой завистью и не знала чем себя занять все это время. Конечно «Центр подготовки» предоставлял временные рабочие места, дабы мы не теряли квалификацию. И мне уже предложили заняться обучением основам пилотирования вновь прибывших студентов, но до занятий было еще два месяца.

 

– Ранняя пташка, – окликнул меня инструктор по физической подготовке, когда я не спеша пробегала мимо заднего входа, а он видимо тоже вышел на прогулку.

– Все еще отсыпаются от экзаменов, а ты я смотрю, решила не пропускать ежедневные тренировки, – похвалил меня он и рукой велел остановиться.

– Пробежка это святое, – ответила я, с трудом приводя дыхание в норму.

Ему было уже за пятый десяток, но он все упражнения выполнял вместе с нами и даже на марафонских дистанциях бежал впереди. Вообще-то его курс давался мне очень тяжело. Дыхалка у меня слабая, ноги не тренированные, и для того чтобы хоть как-то сдавать нормативы приходилось заниматься бегом в свободное время. Но хорошо, что это компенсировалось моей меткостью во владении холодным оружием.

– Ну, раз так пошли за мной, – скомандовал инструктор, озираясь по сторонам.

Мне было очень интересно, куда это мы идем и, причем с такой опаской. Но я промолчала, интуиция подсказывала мне, что утро сегодня задалось, а я всегда ее слушала. Мой проводник привел меня к дверям директора нашей организации, затем он остановился, повернулся ко мне и серьезно сказал:

– Сейчас все зависит от тебя! Такой шанс выпадает один раз за всю жизнь, не упусти его.

Я слегка опешила от таких слов, и пыталась предположить, что меня ждет дальше. Но затем инструктор постучался, и на раздавшийся в ответ громкий голос «Войдите!», втолкнул меня в комнату. Влетев туда, я увидела директора сидевшего за своим столом в большом кожаном кресле и крупного мужчину, который из стороны в сторону расхаживал по кабинету с недовольным лицом.

– Здрасте, – негромко промолвила я, чувствуя, что здесь меня не ждали.

Начальник при виде меня поднял указательный палец вверх, показывая, что он занят, и я осталась стоять у двери. Он был русским, откуда-то с Сибири и уже в возрасте, но уходить с этого места не собирался. Имел прославленное сибирское здоровье и такой же закаленный характер. И уже более десяти лет занимал должность директора «Центра по подготовке космонавтов», а это очень долгий срок, особенно когда тебя со всех сторон пытаются спихнуть с нее. К нему я заходила всего пару раз, и здесь ничего особо не изменилось с прошлых моих посещений. Темно– зеленые шторы на двух окнах, на полу лежал бежевый ковер с толстым ворсом, а стены были обшиты пластиком цвета «под дерево», делать все это настоящим деревом не по карману даже «Центру подготовки космонавтов».

– И что мне делать?! – спросил «недовольный» на чистом английском языке. – Мне срочно нужен пилот!

Руководитель уже хотел что-то ответить ему, но я его опередила.

– Я пилот! – вклиниваясь в разговор, стараясь говорить правильно и без акцента также на «едином принятом» произнесла я.

Мужчина с любопытством взглянул на меня и спросил:

– А это кто такая?

Директор посмотрел на меня внимательным взглядом, вспоминая, а затем пододвинул к себе стопку папок, лежащую на столе.

– О, самая первая! – удивленно произнес он, и, взяв в руки верхний документ, открыл его.

У него в руках было мое личное «дело». Посетитель встал за спиной шефа, и они вместе начали изучать содержимое. После двух минут чтения гость улыбнулся, и вид у него сделался очень довольным. «Американец» – заключила я про себя.

– Ну, вот и решение! – промолвил он, потирая руки.

– Да, но она только вчера сдала выпускные экзамены, – осторожно заметил директор.

– Зато как сдала, она лучшая на курсе, – комментировал мои показатели визитер так, как будто меня здесь и нет.

– Может, ты посмотришь других, – предложил директор, двигая стопку с «делами» других претендентов ближе к нему.

– Я готова приступить к обязанностям пилота хоть сегодня, – выпалила я, желая отвлечь его от просмотра других папок.

– Нет, – мотая головой, ответил всем американец. – Через неделю, – заявил он, указывая на меня пальцем. – Я должен еще закончить свои дела, да и твои бумаги не за один день будут готовы.

Затем он подошел ко мне и протянул руку для приветствия. «Обрусевший американец» – поправила я свою догадку.

– Джон Райт, капитан «Кир», – представился он.

Каждый корабль, на котором летали галактические исследователи, был назван в честь великого правителя древности. И корабль капитана Джона Райта не был исключением. Монарх Кир II правил Персией еще до нашей эры и был хорошим стратегом и гуманным правителем.

– Марго, то есть Маргарита Соколовская, – еле сдерживая эмоции, произнесла я.

– Вот и познакомились, – оживленно произнес он и, помахав рукой нашему директору, покинул помещение.

Теперь я поняла, что уже слышала об этом корабле и его команде, слухи распространяться у нас со скоростью света. Они уже побывала в созвездии Лебедя, сделав немало открытий, но правда не найдя там инопланетной жизни. А пилота-астрофизика при работе в открытом космосе задело обломком астероида, и он, точнее она – погибла. Поэтому они и вернулись на Землю, ведь без него на корабле не обойтись. В такой работе никто ни от чего не застрахован, но моего энтузиазма этот инцидент не охладил. Я чувствовала неимоверное желание полететь в космос, как будто от этого зависит чья-то жизнь или смерть, моя я ли, я не знала.

Можно предположить, что капитану в полётах заняться нечем, при таком количестве умников на корабле, но это не так. Вся ответственность за команду и корабль ложиться на его плечи, он отвечает за все, даже за мелкую работу отдельных членов экипажа, и поэтому обязан владеть обширными знаниями во многих областях. А на счет «закончить дела» он имел виду случай с погибшим пилотом, именно ему придётся писать рапорты и объяснительные, общаться с руководством и родственниками погибшей.

Теперь я осталась один на один с нашим руководителем, он, не замечая меня, принялся барабанить пальцами на сенсоре рабочего ноутбука.

– Меня что и вправду берут в команду?! – все еще не веря в происходящее, поинтересовалась я.

– А ты разве не слышала?! – не отрываясь от экрана, сухо произнес он. – Мои поздравления! Я внес тебя в программу «Предстартовое прохождение» все подробности и уведомления будут приходить на твой рабочий планшет.

– И кстати, Марго, – окликнул меня директор, когда я уже собиралась уходить, – попрактикуйся в английском языке, произношение у тебя сильно хромает.

Процедив сквозь зубы «хорошо», я вышла из кабинета. Мой эгоизм сейчас просто купался в лучах превосходства, но поблагодарить одного инструктора все-таки стоило. В наше время не часто встретишь такой порыв участия от абсолютно чужого для тебя человека.

Моего инструктора по физической подготовке я обнаружила на пустом стадионе, где он разбирал инвентарь и не видел, как я подошла, поэтому немного вздрогнул от моих слов:

– Спасибо вам огромное, – искренне проговорила я. – Но меня очень интересует, зачем вы это сделали?

Здесь никто никому не помогал, конкуренция была большая. Многие старались пропихнуть сюда своих родственников, но, насколько мне известно, инструктор не состоял со мной в родстве. Он повернулся и посмотрел на меня, прищурив глаза, от чего морщин на его лице стало еще больше, и произнес загадочно:

– Удивительно как ты смотришь на звезды!? Твое желание отправиться в космос хорошо читается в глазах, и ты предпочитаешь быть там, чем здесь. Так что давай лети, и я надеюсь, ты не разочаруешься!

Я слегка растерялась от его слов, за весь период обучения никогда не замечала за ним подобных философских речей, но здесь он был прав. Еще раз, поблагодарив своего инструктора, я направилась к себе.

Глава 2

Только к вечеру приведя в порядок мысли и прекратив прыгать от радости по всей комнате, я решила пойти развеяться в космопорт. Встретить там одногруппников в мои планы не входило. И поэтому, не вдаваясь в подробности, я рассказала им историю своего принятия в команду, конечно не выдав нашего инструктора по физической подготовке. Быстро отделавшись от них и еще немного погуляв по космопорту, я направилась в общежитие тренировочного центра. Лето в этом году было холодное, а вечерами начинал задувать ветер с севера. Вот и теперь он решил спутать мои не сильно длинные каштановые волосы.

Добравшись до своей комнаты, я тут же плюхнулась на кровать и огляделась вокруг, здесь мне недолго еще осталось жить. Две обычные кровати для меня и соседки стояли у противоположных стен. Два стола, стулья, два шкафа для одежды хаотично были расставлены по всей комнате. А на моем столе еще лежали несколько стопок книг: напоминание о том, как я готовилась к экзаменам. Одна я еще ими пользовалась, а все уже давно перешли на электронную библиотеку. Здесь было довольно уютно, на полу лежал мягкий ковер, да и сены были окрашены в пастельный бежевый цвет. Слабость вскоре накатила на меня, день был и правда морально изматывающий, и я решила пораньше лечь спать. Но этого мне сделать не дали. Видеофон на стене пропиликал, оповещая меня о том, что мне предстоит сеанс видеосвязи с моими родителями. Я обреченно подошла к нему и нажала на кнопку «принятие вызова». Теперь помещение осветило голографическое изображение с голубоватым отблеском.

– Ты с ума сошла?! – вместо приветствия произнесла мама, как только связь установилась.

– Привет, мам! – только и сказала я. Её голограмма сидела на стуле посередине комнаты, а за ее спиной собрались почти все мои родственники, и мне пришлось помахать им рукой для приветствия.

– Хорошо выглядишь, – сделала мне комплимент моя старшая сестра. А младшая замахала рукой и искренне заулыбалась. Это был единственный человек, который радовался моему назначению, еще бы, ей было пять лет.

– Зачем тебе это надо? – не отставала от меня мама и вперила на меня такой взгляд, что я поежилась.

Но ответа на этот вопрос я не знала, мне просто надо полететь в космос и все. Но такой ответ мою маму не устроит, и поэтому надо было что-то придумать и, причем немедленно.

– А почему бы и нет, – начала на ходу придумывать я. – Слетаю, вернусь, заработаю кучу денег. Вам помогу, младшая получит хорошее образование. Купим большой дом где-нибудь у речки и будем все там жить, – с улыбкой продолжала я расписывать все прелести такой жизни.

– А если не вернешься, ты о родителях подумай, ведь думаешь только о себе, – прервала меня тетя.

– Вот именно, – поддержала ее мама.

– Ничего со мной не случиться, – самонадеянно проговорила я.

– К чему такой пессимистический настрой, – также не согласился с ними папа. – Все будет хорошо.

По ту сторону видеосвязи мнения разделились и начались ожесточенные споры. Доводы все приводили разные, кто-то соглашался, кто-то опровергал их. А у меня от этого даже заболела голова, пора было прекращать эту дискуссию.

– Вы будете смотреть трансляцию моего отлета? – громко спросила я и, увидев озадаченные лица твердо добавила:

– Я все решила и отступлюсь.

– Конечно, будем, – с грустной улыбкой после небольшой паузы ответила мама, и все поддержали ее.

Когда, наконец, все пожелания и наставления закончились, я попрощалась со всеми и отключила видеосвязь.

Если честно у меня не было желания быстро возвращаться на Землю, я хотела как можно дольше задержаться в космосе, и наверно подсознательно желала оказаться в списке пропавших команд. А еще было бы неплохо первыми найти разумную жизнь. Но как говориться бойся своих желаний.

Откинувшись на спинку стула, я запрокинула голову и закрыла глаза. Мне нужно было собраться с мыслями. Но тут раздался стук в дверь, моя соседка электронным ключом сама бы её открыла, поэтому ко мне заявился незваный гость.

– Да когда же меня оставят в покое! – в сердцах произнесла я, так чтобы меня услышали за дверью.

Открыв ее, я неожиданно для себя увидела своего «бывшего» стоящего в непринужденной позе с ухмылкой на лице, а в руке он держал бутылку вина. И как он мог мне нравиться?! Да красавчик и фигура хорошая не спорю, но сейчас его внешность казалась мне слишком приторной.

– Чего надо? – невозмутимо спросила я.

– Не хочешь отметить свое назначение? – с томным голосом проговорил он, повертев в руках бутылку.

– Ты разве забыл, что я не пью. И вообще мне завтра нужен здравый ум.

– Ну, ты же не откажешься от бокала хорошего французского вина? – не желал сдаваться он.

– Не откажусь, – ответила я и на его лицо озарила ехидная улыбка.

– Но не в такой компании, которую ты предлагаешь, – с иронией добавила я.

Я уже собиралась закрыть дверь, как он ногой остановил ее. Затем парень наклонился ко мне и самонадеянно проговорил:

 

– Тебе может не подвернуться больше шанса, побыть с мужчиной.

– Чему я очень рада, – язвительно осекла его я, и чуть ли не со смехом добавила:

– И кстати, ты сильно превозносишь свои таланты!

Затем я с силой захлопнула дверь, а он со всей злостью кулаком ударил по ней и громко выругался. Но вскоре я услышала его удаляющиеся шаги и теперь могла спокойно засыпать, а он найдет, где утешиться.

На следующий день у меня началось то самое «Предстартовое прохождение». И я считала, что это будет похоже на еще один экзамен, но я все эти дни приходила в медицинский корпус и обходила там врачей. Мне сделали необходимые прививки, обкалывали гормонами для остановки роста волос и ногтей, а также остановили мою репродуктивную функцию, за что им отдельное спасибо. А к концу «прохождения» меня вообще лишили всех волос, оставили только на голове. Это была очень унизительная процедура и почему об этом не предупреждают, когда ты только поступаешь на обучение, я хоть бы все три года к этому морально готовилась. Но это все учёные виноваты, они доказали что если космонавт не беспокоиться о своем внешнем виде, то и работает он продуктивнее. И, конечно же, я проходила многочисленные тесты на психологическую совместимость с остальными членами команды, дабы мы не попереубивали друг друга запертые на одном корабле. Мои показатели психики сравнивали с аналогичными показателями моих будущих коллег.

Вообще было сделано много изобретений специально для космонавтов. Это и специальные скафандры, для высадки на планеты и заумные средства связи. Но ученые, прежде всего, были помешаны на стерильности. Они очень боялись, что какой-нибудь вирус, случайно занесенный с далекой планеты, погубит всю команду или еще хуже будет занесен на Землю. На корабле было очень много асептических средств, которые автономно обрабатывали каждый угол корабля. А один из таких препаратов предназначалось специально для исследователя, в простонародье ее прозвали «зубная таблетка». С виду это была обычная маленькая таблетка, но свойства ее были потрясающие. Достаточно было просто положить ее под язык, и она мгновенно растворялась и окутывала тонкой пленкой всю полость рта, а в результате зубы чистые, кариес не страшен и дыхание свежее. Ученому, который ее изобрел даже Нобелевскую премию дали. Но самым главным открытие за все существование человечества на Земле было создание «кротовых нор» их контроль и управление, именно с их помощью земляне и начали исследовать космос.

И вот, наконец – то я сижу в своей каюте на борту космического корабля «Кир», в команде исследователей. Форму капитан мне уже выдал. Это были черные, облегающие брюки из приятного материала, и того же цвета джемпер с длинным рукавом и фирменным знаком исследователей: толстая зеленая полоса на боковых швах и рукавах. В комплект еще входила облегчённая куртка с капюшоном, но я не нашла ей применение и оставила лежать в ящике. Обувь у исследователей очень похожа на кроссовки на невысокой подошве, но они из очень прочного дышавшего материала, и к тому же удобно сидят на ноге.

В моей каюте, впрочем, как и почти на всем корабле, были белые мягкие стены, мне это немного напоминало комнату для буйных душевнобольных, но ведь невесомость еще никто не отменял. Я имела в своем распоряжении обычную каюту: кушетка, узкий комод с двумя выдвижными ящиками и встроенные в потолок светильники. Естественно вся мебель была намертво приделано к полу. Иллюминаторов здесь, конечно же, нет. Панорамный вид на открытый космос открывается только на мостике, в который можно попасть, пройдя по длинному коридору, вдоль всех кают команды. Там же находился бортовой компьютер и штурвал, и мне не терпелось поскорее все это увидеть. Ведь именно на мостике я буду управлять этим кораблем.

На борт не разрешалось брать личных вещей, но иногда если вещи не тяжелые и очень важные для космонавта, то делалось исключение. Для меня этим исключение стали серебряная цепочка с кулоном в виде витиеватого ключа, его я купила еще на первую стипендию, не смогла пройти мимо витрины, и блокнот с карандашом. Я решила, что буду зарисовывать все увиденные планеты и звезды.

В основном все девушки, попавшие в команду исследователей, коротко стриглись. Я же не хотела этого делать, волосы мои мне очень нравились и чтобы в невесомости на тренировочных полётах они не стояли дыбом, я постоянно плела косы или закалывала их. Заколки я пронесла на борт вместе со своими волосами.

– Всему экипажу собраться на мостике, – вдруг раздалось в динамике внутренней связи корабля.

Я уже переоделась в форму, поэтому сразу же пошла в указанное место. На мостике: самом большом помещение корабля, не было мягких стен, зато были четыре кресла с ремнями безопасности, и здесь меня уже все ждали.

–Хочу представить тебя экипажу, – сказал капитан Джон, как только я вошла.

Мне было очень волнительно находиться здесь, становиться рядом с капитаном и оглядывать свою команду. Только теперь я начала к нему присматриваться, в форме капитан мне казался совсем другим, не таким как я его запомнила при нашей первой встрече. Как и полагается американцу он часто улыбался, и его улыбка затмевала все остальные. У него были коротко стриженные светлые волосы и ничем не примечательное лицо, но в глазах я увидела огоньки хитрости, выдававшие его непростой характер. Я всё же очень надеялась, что мы сработаемся. И еще капитан Джон был довольно пухлый для космонавта, но он так легко передвигался, что уже через короткое время его вес переставал бросаться в глаза. Он поочередно представил мне каждого члена экипажа.

– Это наш биолог Ханна, геолог Франсуа и бортинженер Рока.

Все они поочередно мне улыбнулись.

– А это, – он указал на меня, – наш новый пилот-астрофизик Маргарита Соколовская. Но у нас никаких фамилий, – предупредил меня капитан, – мы обращаемся друг к другу только по имени. Это очень сплачивает, и мы все работаем в этакой неформальной обстановке.

Я не готовила приветственную речь, да и оратор из меня никчемный, но я постаралась выдавить из себя несколько фраз.

– Я очень рада оказаться в вашей команде, – немного смущаясь, сказала я. – Зовите меня просто Марго. Конечно уменьшительное от моего имени Рита, но оно мне не особо нравиться.

– Как королева Марго? – с улыбкой произнес Франсуа.

– Да нет, я и не думала об этом, – замялась я, не зная, что и ответить.

– Не обращай внимания, – обратилась ко мне с улыбкой Ханна. – Франсуа вечно говорит не подумав.

– Не лезь к девушке с глупыми вопросами,– беззлобно бросила она ему.

Я только улыбнулась глядя на их милую перепалку, со стороны было видно, что у них все еще впереди. Все смотрели на меня добродушным и главное искренним взглядом, что радовало.

– Ну, раз все познакомились и разрешение на взлет нам уже дали, то пора взлетать. Или, Марго, тебе хотелось бы ненадолго отложить старт и попрощаться с родными в космопорте, ты ведь не скоро сюда вернешься? – все также улыбаясь, но с каким-то подтекстом проговорил капитан.

Он напомнил мне, что за нашим кораблем сейчас наблюдают множество людей через экраны планшетов, ноутбуков, а кто-то по старинке в телевизоре, и еще можно было сказать несколько прощальных фраз родным и просто знакомым через связь с космопортом. Но вместо этого я посмотрела в лобовое, оно же панорамное окно космического корабля. Его площадь поражала, он занимал всю переднюю часть мостика и высоту был от потолка до пола. Я видела и безоблачное небо космопорта, и снующих вдалеке работников в спецодежде, и стоящие корабли. Нет, я не стремилась оставаться на Земле больше ни минуты, я хотела с нее сойти и не желала оттягивать свидание с космосом. Поэтому в ответ я только замотала головой.

Капитан жестом указал мне на мое рабочее место: рядом с борткомпьютером. Он представлял собой длинную металлическую панель, стоящую на двух опорах, с многочисленными кнопками, посередине у него имелся сенсорный экран. Вдоль панели двигался очень удобный мягкий стул со спинкой. А напротив экрана и располагался руль управления корабля.

Нужна помощь
Купите 3 книги одновременно и выберите четвёртую в подарок!

Чтобы воспользоваться акцией, добавьте нужные книги в корзину. Сделать это можно на странице каждой книги, либо в общем списке:

  1. Нажмите на многоточие
    рядом с книгой
  2. Выберите пункт
    «Добавить в корзину»