Litres Baner

Шагая над бездной. Хозяйка небаТекст

4
Отзывы
Читать фрагмент
Отметить прочитанной
Как читать книгу после покупки
Шрифт:Меньше АаБольше Аа

Увы, сейчас у него не было уверенности, что все они смогут вернуться из Лилового леса живыми, ведь там могло случиться всё что угодно. А от одной мысли, что он больше никогда не сможет прижать к себе Элиру, никогда не ощутит тепло её тела, вкус её поцелуя… Диару становилось дурно. И сейчас в нём боролись два диких, но равных по силе желания: или наплевать на обиду, злость, прошлые прегрешения и окончательно сделать Эли своей.... или наказать её, да так, чтобы осознала, как же паршиво он чувствовал себя, когда, едва очнувшись, узнал, что его загнали в угол, и что к этому приложила руку та, кому он настолько доверял.

И эти гадкие противоречивые мысли раздражали неимоверно. Потому что вместо того, чтобы как следует обмозговать предстоящую высадку в краю драконов, он думал об Эли. И сюда вышел, чтобы на свежем воздухе голова проветрилась, да только… не помогло.

С каждой минутой бороться с собой становилось всё сложнее, а перед глазами будто специально вставали картинки спящей Эли… с таким трепетом принимающей его ласки. И благо, в тот момент его митора-предательница находилась под действием снотворного порошка, ведь очнись она тогда, и он бы не удержался. Не смог бы. А ведь лишь на мгновение заглянул к ней перед тем, как покинуть дворец. Поддался соблазну… и едва нашёл в себе силы уйти.

Но сейчас подобный номер не пройдёт. И Эли не принимала снотворного, да и в комнате она живёт не одна. Зато у него, у Диара, имелись личные апартаменты с большой кроватью.

Едва вспомнив о своём ложе, кронпринц империи вдруг воодушевлённо встрепенулся и даже присвистнул. В один момент все его мысли и терзания сложились в одну общую картинку, подарив прекрасный план дальнейших действий. И решение оказалось настолько простым, что Диар не смог сдержать победной улыбки. Теперь же дело было за малым: воплотить задумку в жизнь.

Решительно кивнув своим мыслям, он поднялся на ноги и направился обратно к жилой части корабля. Он всё решил… за них двоих. Вот только есть вероятность, что миторе Тьёри его решение не понравится.

***

Это собрание показалось мне пыткой. Нет, я очень старалась держать себя в руках, говорила сдержанно, к Диару обращалась, как требовал этикет. Даже умудрялась думать, анализировать информацию, участвовать в обсуждении, но… Боги, кто бы знал, чего мне это стоило!

Меня тянуло к Келу. Да так, что сидеть на месте было слишком сложно. А когда он подошёл ко мне почти вплотную, когда приказал прочитать вслух текст, который по непонятным причинам был понятен только мне… я думала, сорвусь. Пожары внутри горели так, что удерживать собственный огонь становилось всё сложнее. Мысли туманились, руки так и норовили бросить книгу и прикоснуться к Ди. А учитывая, с каким холодом он сам на меня смотрел, любая инициатива с моей стороны выглядела бы совершенно неправильно.

И лишь когда мы снова разошлись по каютам, стало чуточку легче. Только читать и конспектировать прочитанное я сейчас была просто не в состоянии. Да что говорить, если в голове не складывалась ни единая логическая цепочка, а моя собственная магия разгоралась всё сильнее. Она тянулась к тому, кто был ей так нужен. А он… находился рядом, на этом самом корабле. И я даже представить боялась, что станет со мной к концу нашего плавания, если всё будет продолжаться так и дальше.

Да, по словам капитана, на место мы должны прибыть всего через неделю, но… это же целые семь дней, за которые я могу попросту сойти с ума. Конечно, амулет «Аэрина», вероятнее всего, сильно облегчил бы мне жизнь, но… где же его взять? Не думаю, что Диар таскает с собой этот артефакт. А без него я просто не знаю, что делать.

Раньше было проще. Раньше я считала Кела чужим мужчиной, на которого не имею никаких прав. Раньше он для меня являлся просто магом, просто учителем, просто тем, к кому тянется мой огонь. Но теперь… Всё стало слишком сложно. Теперь дело не только в магии. Более того, сейчас я почти уверена, что мне даже пресловутый амулет не поможет. Да, он усмирит пламя, но не сможет запретить сердцу тянуться к любимому.

Вернувшись после ужина и вечернего собрания, я просто упала на свою узкую кровать и уставилась в иллюминатор. Говорить не хотелось, думать – тоже. На самом деле, сейчас все мои желания сводились только к одному, но воплотить их в жизнь не представлялось возможным. Потому и оставалось только лежать и молча размышлять о превратностях судьбы. Увы, ни на что более серьёзное мой мозг сейчас способен не был.

– Эли, – позвала Шейла, глядя на меня с откровенным опасением. – Может, выйдешь? Прогуляешься по палубе, проветришь голову. Мне страшно на тебя смотреть.

К сожалению, я слишком хорошо понимала, куда приведут меня ноги, если я сделаю хотя бы шаг за дверь. Потому не стала ничего отвечать, просто отвернулась в сторону. Вот только соседка по каюте явно не собиралась останавливаться.

– Ты ведь мучаешься, я вижу, – проговорила девушка. – Но знаешь, мне видь известно, к чему приведут эти твои мучения. И при любом раскладе итог у них у них будет один.

– И какой? – спросила, хотя и сама прекрасно знала ответ.

Но девушка лишь усмехнулась, зачем-то встала со своей аккуратно заправленной постели и неспешно подошла ко мне.

– Ваши судьбы связаны, – в тысячный раз повторила ясновидящая, от чего мне просто захотелось позорно разрыдаться.

Связаны?! Тогда почему сейчас всё так?

– Я знаю, что будет дальше. И ты знаешь.

– Что?! – рявкнула, резко подскочив с кровати. – Что, Шейла? Я свихнусь? Потому что тот вариант, в котором Его Высочество снизойдёт до прощения, вообще кажется мне нереальным.

Но девушка неожиданно улыбнулась, бросила на дверь довольный взгляд и спокойно вернулась на свою кровать. И всё это выглядело настолько непонятно, что я в первые мгновения растерялась. Нет, наша ясновидящая всегда была немного не от мира сего, но сейчас вела себя совсем уж странно.

И тут в дверь постучали, а секунду спустя она распахнулась, явив нам Диара собственной персоной. Он поймал мой взгляд, изобразил царственный кивок… а я едва смогла удержаться, чтобы в то же мгновение не броситься к нему на шею.

– Элира, идём со мной. Есть разговор, – донёсся до моего слуха ровный голос гостя.

Но стоило мне сообразить, что именно он сказал, и я попросту опешила. Да этот умник вообще понимает, о чём просит?! Пойти с ним? Он что, не осознаёт, как это всё может закончиться?

Увы, противиться его воле я не могла. Сейчас он был принцем, наследником императора, а я, как ни крути, являлась всего лишь миторой, дававшей присягу своему правителю и его семье. Нет, в данных обстоятельствах никто бы не осудил меня за отказ, но… отказаться у меня не получилось.

– Слушаюсь, Ваше Высочество, – всё, что смогла выдавить из себя. А потом поднялась и покорно поплелась вслед за Диаром.

Едва мы вышли на палубу, стало чуточку легче. Возможно, тому виной свежий бриз, а может, капельки морской воды, что долетали до нас от бьющихся о борт волн. И я даже порадовалась, что хотя бы немного могу себя контролировать, вот только радость моя растаяла всего через несколько шагов. А для этого Ди потребовалось сделать всего лишь две вещи. Открыть для меня дверь своей каюты и… пригласить войти.

В этот момент я на мгновение увидела за его маской холодной аристократичной отстранённости истинные эмоции… И попросту не смогла сдвинуться с места. Ведь в глазах Диара отражался дикий, безумный огонь. Если бы я не знала его лучше, то посчитала бы, что сейчас он меня попросту убьёт. Придушит своими собственными руками, даже не обращаясь к магии. И только понимание, что на подобное он вряд ли способен, удерживало меня от позорного бегства.

Но Ди моё замешательство понял правильно, потому, не став церемониться, попросту схватил за руку и затащил внутрь. А уже там, с силой захлопнув дверь и закрыв её на засов, позволил маске слететь окончательно.

Мы стояли в светлой просторной спальне, отделанной деревянными панелями, и просто смотрели друг другу в глаза. На мир уже опустилась ночь, и тьма в этой комнате разбавлялась лишь двумя тусклыми светильниками, но даже такого освещения нам было более чем достаточно.

А ещё, глядя сейчас на стоящего напротив мужчину, я с уверенностью осознала – говорить он со мной точно не будет. Только не сегодня.

Когда же Диар сделал ко мне шаг, я просто оторопела. Сейчас, в таком вот состоянии, он меня по-настоящему пугал. Казалось, что я нахожусь в клетке с диким зверем. И что хуже всего, меня саму тянуло к этому зверю. До одури.

Подойдя ближе, он легко коснулся моей щеки рукой, легко погладил шею… и принялся молча расстёгивать пуговицы на моей рубашке. Одну, вторую, третью… и так все, до самой последней. Я же стояла перед ним, словно кукла. Смотрела на его губы, кривящиеся в усмешке, слушала его дыхание, которое точно нельзя было назвать спокойным, и позволяла ему себя раздевать. Вот так нагло. Спокойно. Без единого слова. Словно была не миторой третьей категории, не огненным магом, не той, кому предстояло стать Хозяйкой неба, а простой продажной девкой, которой заплатили за ночь.

Закончив с последней пуговицей, Его Высочество провёл костяшками пальцев вверх по моему животу, легко погладил краешек груди, спрятанной за тканью бюстье, и только после этого стянул рубашку с моих плеч. Та смятой тряпочкой упала к его ногам, не вызвав совсем никакой реакции. И мне бы начать возмущаться, ругаться, даже отбиваться, но… я продолжала стоять на месте и покорно позволяла ему делать со мной то, что он хотел.

Видя, что сопротивления не будет, Диар лишь на мгновение улыбнулся, а потом ловко расстегнул ремень на моих брюках, а после спокойно, даже хладнокровно, спустил их с бёдер, до самого низа.

– Переступи, – приказал, подняв взгляд.

И я повиновалась. Скинула лёгкие туфли, вытянула ноги из штанин, оставшись перед Его Высочеством в одном белье. А вот он сам явно раздеваться не спешил, что почему-то показалось мне очень плохим знаком. Наверное, потому я и решилась заговорить.

 

– Ди…

– Нет, Эли, молчи, – хрипло ответил он. И вдруг развернул меня спиной и крепко прижал к своему телу.

И мне не нужны были ласки, поцелуи, нежность. Не сейчас. Я просто хотела, чтобы он был рядом. Пусть так. Пусть даже желая наказать. Но рядом… со мной.

Когда, повинуясь плотному потоку воздуха, бретелька бюстье сама собой сползла вниз, я снова напряглась. Ведь одно дело – ощущать прикосновения Диара, пусть и скупые, мимолётные. И совсем другое – чувствовать на себе его магию. Потому я и хотела обернуться, попыталась вырваться, но меня не отпустили.

– Тише, митора Тьёри, – прошелестело у меня над ухом. – А то я не сдержусь и сделаю тебе больно. Заметь, даже несмотря на то, как ты поступила со мной, твоей боли я не хочу.

Может, это и не правильно, но сейчас этот вкрадчивый голос подействовал на меня, словно мощнейший афродизиак. Желание возмущаться исчезло мгновенно, как и отголоски страха. Почему-то я верила ему. Да и толку беречь тело, когда душа и так давно в его власти.

И всё же бюстье он снял с меня руками, решив, видимо, больше к магии не обращаться. Вот только его прикосновения были даже слишком скупыми, будто он не желал дотрагиваться до моей кожи. Но когда пальцы принца легли на ленту трусиков, я вздрогнула.

– Любому готова вот так отдаться? Да, Эли? – ядовито процедил Ди.

Его руки скользнули вниз по ягодицам, сдвигая вниз мягкую ткань моего белья. И это движение было нежным, ласковым, что никак не вязалось с такими злыми словами. Но я не стала отвечать. Зачем? Разве он станет меня слушать? Но, Боги, ведь даже представить никого на его месте не могла! А вспоминая о своей первой и единственной близости с мужчиной, тоже видела только его. Будто и тогда была именно с ним.

Когда вся моя одежда оказалась на полу, я снова попыталась обернуться, но безуспешно. Диар крепче прижал меня к себе лежащей на животе ладонью, а потом вдруг переместил вторую руку на мою спину и надавил. Пришлось прогнуться, принять эту унизительную позу… потому что сопротивляться я просто не желала.

– Ниже, Эли, – потребовал тот, в чьих таких неприветливых объятиях я окончательно теряла голову. – Обопрись на стену.

И я повиновалась, пусть и чувствовала, как в горле растёт горький ком. Ведь понимала, что произойдёт дальше. Осознавала, что меня сейчас просто возьмут, как какую-то продажную уличную девку. Грубо, будто бы даже брезгливо. Без единой ласки, даже без мимолётного поцелуя. Поимеют и выпроводят. Ведь говоря, что не сделает мне больно, Кел имел в виду только тело, но никак не душу.

Ком в горле стал невыносимым, на глазах против воли навернулись слёзы. Но мне даже смахнуть их оказалось невозможно, потому что ладонями я упиралась в стену. И чтобы не выдать всхлип, пришлось закусить губу. А вот огонь внутри почти успокоился, притих, и только тело жаждало прикосновений… которые ему всё равно не собирались дарить.

И вдруг Кел отошёл – оставил меня вот так стоять, а сам убрал руки и сделал шаг назад. Я понимала, зачем он это делает, слышала, как с лёгким шорохом отлетел в сторону его жилет, как звякнула бляшка ремня. Со смесью иррационального страха и дикого предвкушения слушала его шаги. А он… не спешил, хотя за это время успел бы уже и раздеться, и одеться раз пять. Просто стоял где-то рядом и смотрел – я чувствовала на себе его взгляд, но не поворачивалась. Наверное, слишком боялась снова увидеть в любимых глазах холод.

Слёзы всё-таки появились, как ни старалась сдерживаться. Они просачивались сквозь плотно сжатые веки, окончательно выворачивая душу наизнанку.

– Эли, посмотри на меня, – последовал очередной приказ. Вот только голос звучал уже не так зло. И, может, мне показалось, но в нём послышалось что-то, похожее на волнение.

Увы, но я не могла сделать так, как он хочет. Не желала, чтобы он видел, насколько сильно бьёт по мне его отношение, его обида… его месть. Ведь он именно мстил – теперь я окончательно убедилась в этом. Удивительно ещё, что не поставил меня на колени. Для гордой миторы, не подпускающей к себе никого из мужчин, это было бы сильнейшим ударом по самолюбию.

– Эли, – повторил он с нажимом.

Но не стал дожидаться, когда подчинюсь. Подошёл, развернул за плечо и, коснувшись подбородка, приподнял моё лицо. Нет, глаза я так и не открыла, но слёзы бежали из-под ресниц. Катились по щекам скупыми одинокими капельками. Капельками, за которые мне было стыдно.

Да, я понимала, что так он хотел меня наказать. Потому и терпела, принимая его наказание, да и сама себя этим наказывала. Но предательская влага на лице всё испортила.

Диар застыл, продолжая удерживать меня за плечи. Но когда вдруг притянул к себе и губами осторожно поймал бегущую по щеке слезинку, я не смогла сдержать первый всхлип. Эта неожиданная нежность стала для меня последней чертой, в сдерживаться и дальше оказалось выше моих сил.

– Прости, – пошептал он, гладя меня по волосам. – Я понимаю, что перегнул палку. Прости, Эли. Я просто безумно на тебя зол.

Зол? Сейчас, когда Диар так нежно прижимал меня к себе, когда мы соприкасались кожа к коже, когда тепло его тела согревало даже мой почти потухший внутренний огонь, я точно не чувствовала его злости. Только заботу. Наверное, потому и нашла в себе силы чуть приподнять руку, скромно обнять его, коснуться его обнажённой спины. И только теперь, ощутив, что он на самом деле рядом, что я могу до него дотронуться, почувствовать под пальцами гладкость кожи, начала успокаиваться.

– Умница моя, – прошептал, зарывшись носом мне в волосы. – Теперь идём со мной.

И он проводил меня к постели, уложил и даже заботливо укрыл. Когда же сам обходил кровать, я с удивлением заметила, что брюки до сих пор на нём, пусть и без ремня. А потом Ди целомудренно опустился хоть и рядом со мной, но поверх одеяла. И в свете всего произошедшего несколько минут назад подобное поведение казалось слишком неправильным. Даже удивительным.

Диар прилёг на подушку лицом ко мне и осторожно обнял. Не знаю, как должна была поступить в этих обстоятельствах нормальная девушка. Может, стоило отвернуться, может, подняться и гордо уйти. Может, поговорить, наконец, с ним откровенно. Но… я всё решила ещё в тот момент, как он пригласил меня сюда. И даже теперь не собиралась это решение менять.

Когда, освободив руки из плена одеяла, я чуть приподнялась и придвинулась ближе к лежащему рядом мужчине, он едва заметно напрягся, но ничего не сказал. А стоило моему лицу оказаться рядом с его лицом, и мягкие нежные пальцы тут же легли на мои губы, не позволяя приблизиться…

– Ты понимаешь, что я не остановлюсь? – чуть хрипло уточнил Ди. – Не в этот раз. И даже если небо упадёт на наши головы, мне будет всё равно.

Я погладила его по гладко выбритой щеке, тоже провела пальцами по его губам, и только улыбнулась, заметив, как много в его глазах появилось синих искр.

– Не уверена, что нам хватит действия только одного амулета, – проговорила, скользнув рукой ниже и погладив знакомый круглый артефакт, висящий на его шее. – Тебе легче, а я с ума схожу от кульбитов своего огня. И Гасим просил передать, что эта пара – «Аэрдон» и «Аэрина»… – я неожиданно замялась, не зная, как бы сказать мягче.

– Знаю, Эли, – ответил Диар, мягко улыбнувшись. – Нашёл о них информацию в библиотеке императора. Они не только сдерживают притяжение, но и предотвращают слияние энергий. То есть беременности не возникнет, пока на ком-то из нас есть такой амулет. Потому не переживай.

Одним движением Ди отбросил в сторону разделяющее нас одеяло и, перевернувшись, навис надо мной. Нас разделяли считанные сантиметры. Казалось бы, стоит просто чуть податься вперёд, и всё… пути назад не будет. Да только обратного пути для нас давно уже не существовало. По крайней мере, для меня – точно.

Едва он коснулся губами моих губ, магия внутри взорвалась диким пожаром. Разгорелась так, что удерживать её не осталось никаких сил. Но что удивительно, на свободу она так и не вырвалась, хоть и стремилась к этому. И может, мне стоило озадачиться вопросом о том, что она ведёт себя странно, но мягкие властные губы Диара волновали меня куда сильнее.

Он целовал нежно, осторожно, но при этом я кожей ощущала всю степень его напряжения. И пусть под действием амулета его магия вела себя относительно смирно, но видимо этого ограничителя для неё точно было недостаточно. Меня же жгло неистовыми пожарами бурлящей внутри огненной энергии. Она жаждала получить этого мужчину, мечтала обладать им и позволить ему обладать собой. И сейчас наши с ней желания совпадали. Более того, я всё ярче ощущала незнакомое доселе чувство острой нехватки чего-то важного. Это точно было желанием, вот только я пока не особенно понимала, чего же именно хочу.

Но и эта мысль тоже была снесена из сознания волной откровенного жара. А ведь Ди всего лишь оставил в покое мои губы и спустился ниже… к шее, ключицам… к груди. Это было не просто горячо, а ещё и невыносимо сладко. Настолько, что я просто перестала контролировать собственное тело. Оно выгибалось навстречу таким приятным ласкам, оно жаждало прикосновений. Оно уже пылало так, что казалось, сами мысли плавятся в сознании.

И тогда я всё же осознала, чего именно хочу. Сейчас. Немедленно. Или попросту исчезну в собственном пламени. Превращусь в тлеющий уголёк, а после и вовсе стану горсткой пепла.

Наверное, если бы я сейчас была способна говорить, то сказала бы об этом Ди. Но, увы, с моих губ срывались лишь вздохи. Даже стон издать не получалось… а в голове творилась такая каша, будто там, и правда, происходил настоящий пожар.

Потому всё, что я смогла – это обнять Диара, притянуть его к себе и впиться в губы… да так, что он понял: ждать больше просто не могу. И мой догадливый любимый соображал сейчас явно быстрее, чем я. На поцелуй ответил так же страстно и несдержанно, целовал настолько упоительно, что мой огонь на несколько мгновений даже присмирел. Я же чувствовала, что рука Ди путешествует по моему телу, краем сознания ощущала, как он легко разводит в стороны мои обнажённые ноги, как сам устраивается между ними…

А потом получила то, чего так долго хотела, но почти не осознавала – то ощущение полной близости, наполненности, целостности. И это было восхитительно! Моя магия и весь мой огонь теперь сосредоточились где-то вблизи этого единения тел, но больше не жглись. Совсем.

– Эли, – услышала я непривычно ласковый голос Диара.

А когда всё же разомкнула ресницы, когда наши взгляды встретились, увидела, что его глаза больше не зелёные. Теперь синие искры затопили их настолько, что от истинного цвета не осталось и следа. И когда он двинул бёдрами, я непроизвольно выгнулась ему навстречу, ловя это чувство поразительно приятной ласки. Последовал второй толчок… третий… а я всё так же не могла отвести взгляда от любимых глаз.

Это было похоже на танец. Ди вёл, а я подстраивалась по его ритм, с восхищением ловя столь непривычные для меня ощущения. И с каждым новым движением моя маленькая эйфория становилась всё острее, всё ярче. Она нарастала, подобно горящему кому, состоящему из чистого огня. А потом просто взорвалась, рассыпавшись тысячами, миллиардами обжигающих искр. Растеклась по телу раскалённой лавой…

Диар до этого самого момента так и продолжал смотреть в мои глаза, хотя я уже давно решительно ничего перед собой не видела. А когда ощущения самого приятного в мире взрыва начали спадать, он вдруг снова поцеловал меня в губы и качнулся вперёд так резко, что я почувствовала отголосок боли. И вдруг застыл, чуть прикусив меня за губу, но тут же отпустил. Его дыхание казалось мне рваным, диким, но на лице отражалось такое блаженство, что у меня на сердце потеплело. Возникло поистине непреодолимое желание прижать его к себе и никогда никуда не отпускать. Наверное, потому и обхватила его ногами… ну и руками тоже.

Какое-то время мы так и лежали. Я – внизу, ощущая на себе тяжесть его тела, а он сверху – уткнувшись лицом в мою шею. Кожу щекотало горячее дыхание. Мужская спина под моими пальцами казалась влажной. А ещё я чувствовала, как стучит его сердце… в одном ритме с моим.

– Хочешь ещё? Так сразу? – чуть приподняв голову, спросил Ди, и в его глазах отразилось такое тепло, которое я больше и не чаяла в них увидеть.

– Не уверена, – ответила тихо, с наслаждением зарываясь пятернёй в его растрёпанные светлые волосы.

– Тогда отпусти меня, иначе придётся продолжать.

Его голос звучал так мягко, и на мгновение мне даже показалось, что передо мной снова тот Кел, который когда-то взялся обучать меня магии и терпеливо объяснял даже то, что для любого мага было элементарными понятиями. И я с некоторым сожалением разжала ноги, убрала руки, возвращая ему свободу. Он же не стал ждать, пока я передумаю. Ловко перекатился на свободную часть кровати, опустил голову на подушку и прикрыл глаза.

 

И я, правда, ждала, что вот сейчас он начнёт говорить. Со свойственной ему лёгкостью бросит что-то о глупых обидах, которые только и могут, что портить жизнь и травить душу. А потом притянет меня к себе и…

Но Ди молчал. Лежал на спине, подложив руки под голову, и улыбался. Вот только с каждым мгновением его улыбка становилась всё более горькой… натянутой. И это точно было плохим знаком.

Когда же он, наконец, заговорил, я уже знала, чувствовала, что ничего хорошего не услышу. Наверное, потому и смогла принять этот удар с достоинством. Хотя о каком достоинстве может быть речь для девушки, только что вот так легко отдавшейся мужчине?

– Спасибо, – лениво бросил Диар, даже не открыв глаз. И спокойно добавил: – Можешь идти.

И пусть я знала, что он не простит, что не сможет оставить мой поступок безнаказанным, но всё равно продолжала надеяться на лучшее. А когда в этой самой комнате говорил мне «прости», я почти уверилась в мысли, что он всё осознал. Понял. И… как оказалось, опять ошиблась.

В горле снова образовался ком, потому ответить я не смогла. Да и нечего мне было сказать. Поднялась с постели, молча подобрала свои вещи и принялась спешно их на себя натягивать. Больше всего на свете мне сейчас хотелось уйти… убежать. Чтобы не видеть этого равнодушия на его лице. Чтобы не чувствовать своего унижения.

Но в момент, когда я уже была готова покинуть эту комнату, он всё же присел на постели и, чуть склонив голову набок, одарил меня задумчивым взглядом.

– С этого момента, Эли, ты моя фаворитка, – ровным надменным тоном озвучил принц. – А значит, каждый вечер должна быть здесь, в этой самой постели.

Что?! Фаворитка? Любовница наследника престола? Я?!

И как ни странно, но после этих его слов ком в горле рассосался сам собой. Полагаю, его снесло волной той ярости, что теперь поднималась во мне, подобно гигантской волне. А Диар видел это… и улыбался.

– Знаешь, куда я тебя сейчас пошлю? – процедила я, понимая, что ещё мгновение и сорвусь.

– Очень интересно, – насмешливо заметил он.

Мы снова смотрели друг другу в глаза. Пристально. Дико. Будто противники перед схваткой. И мне было плевать, что он принц, плевать, что он считает меня виноватой. И пусть сюда я шла, всё ещё ощущая свою вину, но теперь… теперь я её не чувствовала. Он получил мой откуп. И нет, не телом и той близостью, что была между нами совсем недавно. Я отдала ему душу. Сердце и саму себя. Отдала, ничего не требуя взамен. И что в итоге? Меня великодушно назначили постельной грелкой? Да ещё и сделали это так, будто я должна теперь всю жизнь быть за это благодарна?!

– Кел…

– Ваше Высочество, – с издевательской ухмылкой поправил он, всё так же пристально наблюдая за моей реакцией.

И эта фраза в один момент расставила всё по местам.

Простил? Забыл? Смирился? Нет. Увы, это всё не про него.

– Ваше Высочество, – повторила я, чувствуя, как на лице расцветает горькая улыбка. А помолчав немного, добавила: – Увы, не могу согласиться стать вашей фавориткой. Простите, но роль миторы или даже мифической «Хозяйки неба» мне более по душе.

– Эм… – протянул Ди, поднимаясь на ноги и, даже не подумав прикрыться, неспешно подошёл ближе – непозволительно близко. – А мне показалось, что тебе было хорошо в моей постели. В моих объятиях…– последнюю фразу он произнёс шёпотом, легко наклонившись к моим губам.

И я не смогла отпрянуть, хоть и собиралась поддаваться. Вместо этого, едва ощутив его поцелуй, прильнула к этому гаду и ответила. Вот только теперь это было именно моим желанием, не имеющим никакого отношения к магии. Потому что после всего, что между нами произошло в этой самой комнате, притяжение отступило, оставив лишь мои истинные чувства.

Но не только я сейчас отдавалась эмоциям и получала от этого поцелуя удовольствие. Диар тоже не особенно себя контролировал. И обнимал меня искренне… и целовал так, что я мигом забыла о том, каким тоном этот человек говорил со мной буквально только что.

А когда поцелуй прервался, причём вовсе не по моей инициативе, Ди чуть отстранился, провёл большим пальцем по моим чуть припухшим губам и поймал мой затуманенный взгляд.

– Не хочешь зваться фавориткой, не надо. Меня вообще не особенно волнуют эти условности, – проговорил, переместив руку на мою шею, а затем дальше, к затылку. – И я бы не прикоснулся к тебе, если бы мог сопротивляться этой тяге. Поверь, учитывая масштабы моей магии, амулет просто не в состоянии убрать притяжение полностью. Это мешает думать, а сейчас мне очень нужно иметь свежую голову. А значит, Элира, нам всё же придётся проводить вместе время. Но я не прощаю предателей. И после твоего поступка ни другом, ни любимой назвать тебя не могу. Потому… делай выводы сама.

– Я никогда тебя не предавала.

Его слова били прицельно и попадали прямо в сердце. Калечили душу. Обжигали разум. И хуже всего было то, что он говорил искренне. Не врал, не играл. А так просто и жестоко открывал мне истинное положение дел. Вот только легче от этого не становилось.

– Не предавала, – повторила, глядя ему в глаза. – Я хотела спасти тебя… и спасла. Тогда ты мог погибнуть. Всё было слишком сложно… запутано. И обращение к императору в той ситуации виделось мне самым лучшим выходом.

Какие-то секунды Диар молчал. Просто смотрел на меня без тени улыбки и продолжал мягко, наверное даже машинально, водить пальцами по моему затылку. Судя по пристальному сосредоточенному взгляду, он, и правда, пытался понять. И уже это было маленькой победой.

Его глаза горели зеленью, в которой то и дело загорались и гасли мелкие синие искры. Я смотрела в них, не в силах отвести взгляд. Ловила отголоски эмоций, которые он сейчас просто не мог прятать. И в этот момент чётко осознала, что другого шанса он мне не даст. Снова спрячется за своей маской наследника престола, которая так пришлась ему по душе. Закроется, отвернётся, окончательно причислив свою бывшую ученицу-митору к тем, кто не достоин прощения. А значит, у меня была одна единственная попытка если не исправить ситуацию, то хотя бы немножечко сместить чащу весов в свою сторону. И я не могла этим не воспользоваться… пусть и догадывалась, что, скорее всего, пожалею.

– Хочешь правду? – начала, силой воли заставляя себя стоять спокойно и даже не думать прикасаться к Диару.

– Признание? – иронично хмыкнул он. – Это уже интересно.

Холод, отразившийся в его глазах, едва не заставил меня отступить. Пришлось на мгновение отвернуться, чтобы снова привести мысли в норму и закончить то, что начала.

– Да, признание, – сказала, вздохнув. И пока он не успел снова сбить меня с мысли, поймала его взгляд и заговорила быстро, чётко, стараясь не обращать внимания на собственные дрожащие руки и дико колотящееся сердце: – Тогда в камере, где я тебя нашла, ты умирал у меня на руках, а я ничего не могла сделать. И это едва не свело меня с ума. Позже, когда в госпитале тебе стало чуть лучше, и ты хотя бы пришёл в себя, я была готова бросить всё, пойти на преступление, получить клеймо дезертира и преступницы… только чтобы ты оказался в безопасности. И увезла бы тебя в Зелёную крепость. Нашла бы способ, но… ты сам сказал мне, что на город нападали. Следовательно, для меня он априори перестал быть оплотом спокойствия, где ты смог бы, ничего не опасаясь, поправить здоровье. Искать другое убежище – не было времени. А рисковать твоей жизнью я не могла. Потому и связалась с Олли по кайтифону. Потому и сказала, где ты, и что с тобой. И знаешь, я и тогда понимала, что ты примешь всё в штыки. Что не одобришь моё решение. И что… не простишь. Но всё равно сделала это. Ради тебя. Ради твоего будущего. Ради твоей безопасности. А ведь меня за мои преступления по всем правилам должны были отдать под суд. И отдали бы… если бы не Его Величество.

Купите 3 книги одновременно и выберите четвёртую в подарок!

Чтобы воспользоваться акцией, добавьте нужные книги в корзину. Сделать это можно на странице каждой книги, либо в общем списке:

  1. Нажмите на многоточие
    рядом с книгой
  2. Выберите пункт
    «Добавить в корзину»