Litres Baner

Шагая над бездной. Хозяйка небаТекст

4
Отзывы
Читать фрагмент
Отметить прочитанной
Как читать книгу после покупки
Шрифт:Меньше АаБольше Аа

– Я и не отказываюсь от своих слов, – ответил он. – Просто мы отправимся в Лиловый лес не через горы, а через море. Так будет даже быстрее. Ограничимся одним амнилётом, который можно будет погрузить на корабль. Поедем всемером. По пути остановимся в Зелёной крепости и других городах магов. На побережье я лично установлю защиту на поселения береговой линии.

– Повторяю, Ди, ты нужен мне здесь, – твёрдым тоном заявил Его Величество.

– Олдар, пойми, я не могу… – выпалил принц. – Не могу отпустить её туда одну. Не могу.

– Диар, ты прежде всего кронпринц, – не желал сдаваться император. – Ты дал мне клятву на крови, что будешь действовать в интересах империи. И вот сейчас собираешься оставить своих будущих подданных и отправиться за девушкой? Бросить всё и помчаться туда, откуда никто может и не вернуться?

– Отец! – выпалил принц, а его родитель вздрогнул и в одно мгновение будто смягчился.

– Ты впервые меня так назвал, – со странной до неприличия довольной ухмылкой заметил правитель Семирской Империи.

– Потому что обращаюсь к тебе, как к отцу, – продолжил Ди. – Так вот, папа, – к сожалению, это слово далось ему тяжелее, но принц всё равно смог его сказать. Увы, сейчас слишком многое для него стояло на карте. – Я сделаю всё возможное, чтобы спасти империю. И с Элирой отправлюсь тоже для того, чтобы помочь.

– Ты ведь не об империи думаешь, – покачал головой Олдар, не отрывая взгляда от горящих синими искрами глаз сына. – Признайся, хотя бы себе.

– Я не могу её отпустить, – повторил Диар, опустив голову. – Не могу. Да и со мной у неё будет больше шансов добиться успеха. И я бы уехал так… но меня держит данная тебе клятва. Потому, папа, я прошу, позволь отправиться с Элирой.

На мгновение император задумчиво отвернулся, и выражение его лица не предвещало для Диара ничего хорошего. Всё же Олдар в первую очередь был именно правителем и думал всегда главным образом о благе своей страны. Потому надеяться на его снисхождение и понимание сейчас было попросту глупо.

И когда молчание затянулось, а Кел уже начал мысленно искать другие способы получить согласие отца… Олдар неожиданно усмехнулся, сложил пальцы в замок и посмотрел на сына с откровенным интересом.

– У меня будет условие, – проговорил он. А заметив, как при этих словах озарилось надеждой лицо Диара, добавил: – Оно тебе не понравится.

– Пожалуйста, озвучь, – нетерпеливо попросил принц. – Не думаю, что ты предложишь мне что-то совсем уж жуткое. Тем более что я и так у тебя под колпаком.

– Ты прав, – улыбнулся император. – Жуткое не предложу. Но… тебе уже двадцать восемь. В твоём возрасте я был уже десять лет женат. Потому, Ди, моё условие в следующем: я отпущу тебя в Лиловый лес только если ты пообещаешь жениться в ближайший год. Причём, я оставлю за собой право одобрить или не одобрить выбранную тобой невесту.

– Даже так? – иронично хмыкнул Кел, переплетя руки перед грудью.

– Именно, – с невозмутимым видом ответил Олдар. – И это не просто моя прихоть. Стране нужен правитель, у которого будет сильный наследник. То есть твоя жена должна быть для тебя поддержкой и опорой, а не головной болью, какой для меня являлась Шамира. Помимо этого, лучше чтобы она принадлежала к рядам высшей аристократии. В остальном же… выбирай сам.

– Год? – с сомнением уточнил Кел, который вообще пока не видел для себя смысла связывать с кем-то жизнь.

– Да. И заметь, это не так уж и мало.

– Учитывая, что намечается война, и мне будет точно не до общения с прекрасными леди, этого срока может просто не хватить. А жениться на первой попавшейся девушке – высшая степень глупости.

– Таковы мои условия, сын, – добавил император. – Решать тебе.

Хотя в тот момент они оба уже знали, каким будет это решение.

– Я согласен, – бросил Кел, не сдержав ухмылки. – В конце концов, женитьба – не самое страшное, что может произойти в жизни.

– В таком случае, – развёл руками император, – я даю тебе позволение отправиться в Лиловый лес. Но и защитой прибрежные города ты должен обеспечить.

– Будет исполнено, Ваше Величество, – бросил Кел.

– Теперь снова «Ваше Величество»?

– Папа, – с иронией выдавил из себя принц.

– Так-то лучше.

ГЛАВА 3

Сразу после Совета Эт проводил меня до комнаты и, велев отдыхать, отправился готовить предстоящую экспедицию. Не знаю, где он собирался в кратчайшие сроки найти в столице ещё восемь магов, но судя по сосредоточенному выражению на лице, сам Этари в мыслях уже составил план и готов был немедленно приступить к его воплощению.

От меня же требовалось провести оставшиеся до отправления часы с пользой для организма, а если говорить проще – поспать. И я прекрасно понимала, что пока есть такая возможность, лучше выспаться, потому что никто не мог ответить, что именно будет ждать нас в Лиловом лесу. В памяти всё ещё было живо видение о страшных криках отверженных, потому сама мысль о скорой встрече с этими тварями вызывала настоящий страх.

Так как за окном светила Селима, заснуть самостоятельно мне бы всё равно не удалось, о чём и сообщила Этари. Маг же лишь кивнул, но ничего не ответил. И я только удивилась, когда спустя десять минут он сам появился на пороге моей комнаты со стаканом, наполненным мутноватой жидкостью.

– Снотворное, – пояснил, протягивая мне сосуд. – Действия хватит на шесть часов. Как раз ко времени отправления ты успеешь и выспаться, и собраться.

Я приняла этот напиток с благодарностью. Выпила всё до последней капли, после чего попрощалась с Этом и, переодевшись, улеглась в кровать. Как уснула – сама не заметила. Вроде секунду назад смотрела на окно, где за плотными шторами сияло дневное светило, и вдруг провалилась в сон. Но если поначалу сновидения были самым обычным набором непонятных картинок, то вскоре всё снова изменилось.

Вот только на этот раз грань реальности стала ещё более зыбкой, а я буквально потерялась в собственных слишком настоящих ощущениях. Сначала просто чувствовала прикосновения, ощущала, как меня гладят такие родные и нежные руки, как ласковые пальцы касаются моего лица, шеи, спускаются к ключицам. Я дрожала от этих прикосновений, мечтала шагнуть навстречу, чтобы стать ещё ближе к тому, кто сейчас находился рядом со мной.

А потом почувствовала прикосновение мягких губ к своим губам, и больше не смогла сдерживаться. Обвила руками шею ласкающего меня мужчины, прижалась к нему всем телом и поцеловала сама. Страстно. Резко. Вкладывая в поцелуй все те чувства, что испытывала в этот момент. И он отвечал мне так же пылко. Кажется, я даже слышала его сдавленный стон, а после и вовсе ощутила его руку на моём бедре. Она нагло поднимала подол сорочки, гладила кожу, пробиралась выше, пока не добралась до края трусиков.

В этот момент я почти проснулась. Всё же для сна происходящее было слишком горячо и настолько безумно, что выдерживать это стало невыносимо. Мне до дрожи хотелось ощутить всё то же самое, но в реальности. Я мечтала так же целовать Кела, но при этом видеть его… а не только чувствовать. Увы, сейчас его образ будто бы ускользал от меня, и только моя магия точно знала, что это именно он.

– Эли, – тихо позвал знакомый голос. – Спи. Не нужно просыпаться.

Я же после этих слов вцепилась в его ладонь обеими руками, уже зная, что он собирается оставить меня одну.

– Не уходи… пожалуйста, останься со мной… – говорили мои губы, в то время, как сознание будто падало в пустоту сна.

– Я не могу, – ответил шёпотом. А после наклонился ниже, поцеловал меня в щёку и добавил… тихо-тихо: – Я не прощаю предателей.

И отстранился, как я ни старалась его удержать.

– Кел… – позвала из последних сил, снова проваливаясь в тёмную бездну, которая затягивала подобно гигантской воронке.

– Его нет, – донёсся до моего слуха холодный мужской голос. – Себастьяна Клевера… больше нет. Он был убит… потому что его сдала девушка, которой он безгранично доверял.

И я больше не смогла держаться. Перестала сопротивляться той силе, что утягивала меня в пустоту. Сдалась… позволила тьме сомкнуться вокруг меня… разрешила бездне поглотить душу.

Проснулась, когда Селима уже начала клониться к своему закату. Открыла глаза и ещё долго лежала, вспоминая такой странный сон, который совсем не был похож на обычное сновидение. И чем больше я о нём думала, тем чётче осознавала – всё происходило наяву. Об этом говорили и чуть припухшие губы, и задранная до пояса сорочка, и непривычно измятая постель. А ещё… мои руки пахли Диаром. Да, сейчас запах стал немного другим, чуть более резким, и к нему добавились лёгкие нотки незнакомого парфюма, но я всё равно не сомневалась, что прикасалась именно к нему.

Значит, он действительно приходил. Не смог удержаться, хоть и до сих пор обижен. Зол. Но всё равно, несмотря ни на что он остаётся моим Келом. Пусть и утверждает, что Клевера больше нет.

Может быть, нам стоило поговорить, объясниться, но… Боги, как же не хотелось видеть в его глазах презрение. Как же я мечтала, чтобы между нами всё наладилось. Но при этом прекрасно понимала: даже если он сможет меня простить, то его доверия я точно больше не получу. А без доверия наши отношения заранее обречены.

***

Дальше всё происходило настолько быстро и стремительно, что я просто не успевала осознавать события. Едва Селима спряталась за горизонтом, явился Этари и сказал лишь одно слово: «Пора». Я думала, что нашу команду смертников соберут в тронном зале, император благословит наше начинание, в торжественной обстановке расскажет, как важна наша миссия для благополучия империи. Представляла, как, чеканя шаг, мы отправимся к выходу под звук гимна…

На деле же всё было тихо, скромно и без лишнего пафоса. Провожать нас вышел только митор Галирон. Он же пожал руку Этари, аналогично попрощался ещё с двумя похожими между собой магами, которых я смутно помнила ещё по зелёной крепости. Когда же очередь дошла до моей персоны, министр внутренней безопасности почему-то решил не ограничиваться простым рукопожатием, а, подхватив меня под локоть, отвёл в сторону.

 

– Митора Тьёри, к вам у меня будет особая просьба, – серьёзным голосом начал он. И я уже решила, что это очередное задание или какой-то нюанс будущей операции, но митор Галирон меня удивил. – Постарайтесь вернуться живой и невредимой, – сказал он, глядя мне в глаза.

Нет, мне, несомненно, была приятна такая забота со стороны старшего по званию, но… подозреваю, что у подобной просьбы министра были свои причины.

– Вы нужны империи, – добавил он, прочитав немой вопрос в моих глазах.

Увы, больше ничего пояснять не стал, а у меня имелось слишком мало информации, чтобы сделать из неё закономерные выводы. И, возможно, я бы даже спросила, с каких пор эта прекрасная страна начала во мне так остро нуждаться, но… наше общение прервали.

– Эли! – выкрикнули за моей спиной. А едва обернулась, как сразу же попала в крепкие объятия.

Четно говоря, я даже не сразу поняла, кто это на меня так бесцеремонно набросился. Но стоило этому неугомонному вихрю поднять свою светлую макушку от моего плеча, и я сама не сдержалась и прижала мелкого пакостника к себе. Боги, а ведь сама не думала, что успею так дико соскучиться по Олиту!

– Почему не зашла? – с обидой выдал принц.

– Прости. Не успела.

Отпустив его из объятий, осмотрела Олли с ног до головы и лишь усмехнулась, заметив, как он вытянулся за эти полгода. А вот светлые волосы стали короче, да и черты лица немного заострились. Зато в зелёных глазах горели всё те же синие искры, за которыми пряталось присущее ему озорство и извечная любознательность.

– Меня с тобой не пускают, – расстроено бросил принц. – Отец вообще заявил, если я ослушаюсь его и увяжусь с вами, то он меня догонит, накажет и отправит в военную академию. А там, говорят, жутко.

Я только ухмыльнулась, но отвечать не стала. Честно говоря, мне сложно было представить Олита в академии. Думаю, доучиться у него всё равно бы не вышло. Либо тамошние преподаватели и атмосфера сломали бы принца, либо он уничтожил академию. Хотя, второй вариант куда более вероятен. Всё же, несмотря на юный возраст, Олли никому не позволил бы себя обижать.

– Будь паинькой, – проговорила, чуть растрепав его волосы.

– Ты ведь скоро вернёшься? – спросил он, глядя мне в глаза. – Не пропадёшь больше? Нет, папа сообщил мне, где ты была, но я всё равно волновался.

И столько искренности было в его словах, столько участия, что я не смогла сдержать тяжёлого вздоха. Врать ему не хотелось совершенно, но и правду сказать не могла.

– Я сделаю всё возможное, чтобы вернуться как можно скорее, – ответила, улыбнувшись принцу. – Но… Олли, если со мной что-то случится, не смей горевать. Понял?

– Да как же… – попытался возмутиться парень, но я его остановила.

– Я ввязалась во всё это по собственному выбору. И если всё же погибну там, значит, такова моя судьба. Но знай, ты навсегда останешься в моём сердце, как любимый друг.

– А ты в моём, – сдавленно ответил он. А потом подался вперёд и снова сжал меня в объятиях. И пусть ему было всего четырнадцать, но уже сейчас в его руках чувствовалась не дюжая сила.

На долгие прощания больше не осталось времени, и вскоре я уже сидела в антарии, в компании ещё двоих магов, а Этари уверенно направлял наш аппарат к западному выезду из столицы. Где остальные участники экспедиции, спрашивать не стала. Честно говоря, сейчас у меня было настолько паршивое настроение, что говорить не хотелось вообще.

Вот только мне даже погрустить нормально не дали. Сначала Эт представил коллег, потом им дружно приспичило уточнить, каково быть ученицей самого Гасима. Пришлось рассказывать, и как ни странно, это отвлекло меня от грустных мыслей о Келе, Олли и моей странной жизни.

Маги оказались милыми обаятельными ребятами, едва ли старше меня самой. Одного звали Морган, а второго Лимит. Как выяснилось, они приходились друг другу родными братьями, носили общую фамилию Анд, да и внешнее сходство между ними имелось. Лим был на два года старше Мора, которому в этом году исполнилось двадцать пять. Волосы обоих парней имели смолянисто-чёрный оттенок, кожа казалась смуглой, глаза – карими, рост у них тоже совпадал. Отличались лишь некоторые черты лица, ну и улыбки. И если в Моргане легко угадывался весельчак и оптимист, то его старший брат при мне улыбнулся лишь раз, да и то выглядело это, скорее, как вымученная гримаса.

Оба брата Анд владели магией земли и обращались с ней поистине виртуозно. Мор даже сказал, что неплохо ладит с животными, и заметил, что его умение сможет помочь нам при встрече с драконами. Тогда-то Этари и сообщил, что этих тварей сложно назвать животными, и что именно с ними дар Моргана точно не сработает.

Пояснять не стал, бросив, что сам о них мало что знает. А я именно в тот момент вспомнила о книгах, которые вручил мне Гасим. Потому, достав из сумки «Легенды драконов Семирии», включила боковую подсветку в тускло освещённом салоне антарии и решила, что чтение сейчас будет куда полезнее пустой болтовни.

Честно говоря, открывая этот фолиант, я была уверена, что встречу именно сборник древних легенд и сказок. Вот только под обложкой с таким названием скрывалось совсем другая книга. Это был своеобразный рукописный учебник по истории, причём очень древний. В нём описывался жизненный уклад какой-то неизвестной мне расы. Они называли себя «имари». Первый же параграф повествовал о восшествии на трон Иманарии короля Серафима Первого. И было это в 2501 году. То есть почти тысячу лет назад. Но поразило меня не то, что я ни разу не слышала даже упоминания об имари, а то, что уже в то время уровень развития их цивилизации существенно превышал наш нынешний.

В чтение погрузилась настолько, что совершенно забыла, где нахожусь. Скользя взглядом по строчкам, я будто проваливалась в иную реальность, где мелькали картинки чужих жизней. Словно наяву видела высоченные дома из стекла и камня, уходящие далеко за облака, смотрела на парящие между ними устройства, похожие на антарии, но способные летать высоко-высоко, да ещё и с огромной скоростью. Имари жили в огромных городах, в тысячи раз больше нашего миллионного Трилина. Развитие техники в ту эпоху достигло своего апогея. Они использовали в быту такие устройства, о которых мы даже не догадывались. Могли мгновенно обмениваться информацией на огромных расстояниях, производили еду почти из воздуха, активно использовали недра планеты. И да, у них, как и у нас, почти всё работало на электричестве. Да вот только жили они очень давно, а у нас электричество появилось всего около двух веков назад.

Казалось бы, их цивилизация достигла пика собственного развития, и дальше в плане техники стремиться стало просто некуда. И тогда их учёными профессорами был создан препарат, позволяющий людям, коими по сути и являлись имари, раскрыть в себе скрытые способности. Так, если верить этому фолианту, в 2503 году в Иманарии появились одарённые, то есть те, кого мы называем магами.

– Эли! Ты сейчас где витаешь? – вырвал меня из грёз голос Этари. – Тебя уже несколько часов не видно и не слышно.

А когда я всё-таки оторвалась от книги и посмотрела на сидящего впереди Эта, то с удивлением обнаружила, что братьев Анд нет рядом, а наша антария стоит на освещенной фонарями улице… Зелёной крепости.

– Что мы тут делаем? – выпалила я, не веря собственным глазам. – Эт, мы ведь должны были двигаться в сторону Виртеса! Как оказались здесь?

– Планы изменились, – спокойно заметил он. – Мы отправимся в Лиловый лес по морю, да и несколько другим составом. Из-за того, что некоторые участники нашей группы пока заняты другими делами, сегодня переночуем здесь. А завтра в полдень в Тиолии нас будет ждать корабль.

После он помог мне выбраться из салона, достал из багажника сумку с моими вещами и уже хотел проводить в дом, но я застыла на месте, с сомнением глядя на до боли знакомое двухэтажное здание. Ведь мы приехали не куда-нибудь, а именно туда, где когда-то я провела два месяца жизни, где узнала столько всего о магии огня, и где хозяином являлся известный на всю империю диверсант Себастьян Клевер.

Увы, но после всего произошедшего между нами, я не считала, что имею право переступать порог этого дома. И пусть самого Кела вероятнее всего там нет, но ведь по приказу императора он должен появиться в Зелёной крепости уже завтра. И я даже думать не хочу, что он может сказать, увидев меня здесь.

– Прости, Эт, но я туда не пойду, – проговорила, удобнее перехватив ручку сумки. – Хозяин этого дома точно придёт в ярость, если узнает, что я здесь была.

– Вот уж не думаю, – хмыкнул Этари, со снисходительной улыбкой наблюдая за моими метаниями. Конечно, он-то менталист. Для него чужое сознание – что открытая книга.

– И всё же я не пойду, – проговорила, пятясь назад. – Переночую в антарии. Или гостиницу поищу.

Но стоило мне закинуть сумку на плечо, Эт изобразил тяжёлый усталый вздох и, забрав у меня вещи, направился куда-то дальше по улице.

– Ты решил показать мне место для ночлега? – спросила, направляя следом.

– Кажется, у тебя в этом городе осталась подруга. Не желаешь её навестить? – поинтересовался он.

Я даже не сразу поняла, кого он имеет в виду. У меня-то за всю жизнь почти не было подруг. Знакомые, приятельницы, сокурсницы – да, но вот близкой духовной связи ни с кем из них чувствовалось. Наверное, первой девушкой, которая как-то расшевелила мою душу, была юная целительница…

– Точно! – воскликнула я, только теперь сообразив, о ком говорит Эт. – Ты ведь к Шейле меня ведёшь? Так?

– Именно, – улыбнулся Этари. – И поверь, она точно тебя ждёт.

***

Эт оказался прав – Шейла на самом деле ждала меня, и это несмотря на то, что часы показывали почти четыре утра. Наша ясновидящая всё так же жила на втором этаже, над магазином, который располагался рядом с местной клиникой. Она встретила нас прямо на лестнице и улыбалась так открыто, что я даже не подумала сдерживать эмоции. Сама шагнула к ней и крепко сжала в объятиях. Да и она прижалась ко мне, как к родной. Будто я была для неё не просто подругой, а как минимум любимой родной сестрой.

– Я так рада… так рада!!! – говорила девушка, хватая меня за руку и таща за собой в комнату. – Знала, что ты приедешь, но всё равно боялась. Видения такие зыбкие…

Мы прошли внутрь, а вот Этари почему-то остался на лестничной площадке. Он в сомнениях топтался у двери, будто не решаясь переступить порог. А когда я обернулась, даже умудрилась заметить в его глазах смущение.

– Эт, проходи, пожалуйста, – потупив взор, проговорила целительница. – Я ведь видела, что вы вместе придёте, потому стол накрыла на троих.

И он, наконец, едва заметно улыбнулся и, согласно кивнув, всё же вошёл внутрь. Вот только вёл себя странно скованно. Говорил мало, ел слишком медленно, а иногда поднимал голову и бросал на Шейлу такие задумчивые, полные тоски взгляды, что я невольно начала анализировать поведение этих двоих.

Сама же ясновидящая, наоборот, показалась мне слишком нервной. Дважды она даже уронила вилку, умудрилась пролить на белую скатерть красное вино, и вообще вела себя странно.

Разговор у нас как-то не клеился. Я бы многое хотела рассказать Шейле, о многом спросить, но в присутствии Этари делать этого не стала. Ей тоже явно было о чём со мной поговорить, но девушка молчала. И когда общие темы о погоде и поверхностные вопросы о делах закончились, за маленьким круглым столом, где и был накрыт наш ужин, повисла неловкая тяжёлая пауза.

Тогда-то мне и пришло в голову поведать подруге о грядущей войне с гарданцами, а также о том, что мы направляемся в Лиловый лес. Но то, что произошло дальше, стало для меня полнейшей неожиданностью.

Наша милая восемнадцатилетняя целительница, которая всегда казалась мне самым безобидным существом на планете, решительно поднялась, вперила в Этари уверенный взгляд и вдруг заявила:

– Я отправлюсь с вами.

А вот менталист отвечать ей не спешил. Просто отложил в сторону вилку, откинулся на спинку стула и пристально посмотрел ей в глаза. И я видела, что Шейла едва сдерживается, чтобы не отвести взгляд, что в данный момент между ними идёт немая борьба, в которой одна – не желает отступать, а второй – просто не знает, как правильно поступить в данной ситуации.

– Этари, – выдохнула девушка, нервно сжав кулаки. – Я… чувствую, что там произойдёт что-то жуткое. И помощь целителя будет очень кстати. Потому прошу тебя, не отказывай мне.

– Шейла, ты ещё совсем ребёнок, тебе не стоит… – начал он, но был грубо перебит неожиданно громким голосом девушки.

– Я не ребёнок! – почти со злостью заявила она. – По законам империи я уже совершеннолетняя! Давно живу одна и могу сама принимать решения! В конце концов, Эт, возраст – это не количество лет. Оно ни о чём не говорит. Возраст – это наш жизненный опыт и сделанные из него выводы.

 

– Да пойми ты, опытная моя, что Лиловый лес – не место для юных целительниц, – с нежностью ответил Этари. – Там по-настоящему опасно.

– Но у вас же нет лекаря, – продолжала стоять на своём Шейла. – А он вам точно понадобится. Хочешь, расскажу, кто и как пострадает? Хотя, лучше тебе этого не знать. А я смогу помочь.

Он же только тяжело вздохнул, отбросил в сторону салфетку и снова посмотрел на черноволосую худощавую девушку, которая хоть и выглядела юной, но в душе явно таковой не была.

– Это решать не мне, – попытался отговориться он.

– Если ты примешь меня в команду, твой друг не будет против, – чуть спокойнее ответила ясновидящая. – В отличие от тебя, он понимает, как важно само присутствие лекаря.

После этой фразы они замолчали оба. Хозяйка комнаты обиженно отвернулась к тёмному окну, а вот Эт, наоборот, продолжал пристально смотреть на саму Шейлу. И было в его взгляде нечто такое глубокое, личное, поразительно живое, от чего я почувствовала себя здесь лишней.

– Простите, оставлю вас на минутку, – проговорила, поднимаясь и направляясь к неприметной дверке, ведущей в уборную.

Останавливать меня никто не стал, будто оба спорящих только этого и ждали. А едва они остались вдвоём, до моего слуха вновь долетели их голоса. Увы, тонкие стены этого дома почти не скрывали звуков.

– Эт…

– Шей, – перебил её менталист. – Я не могу рисковать тобой.

– А я тобой! – громко заявила девушка. – Тебя там ранят! И без своевременной помощи ты погибнешь! И как, скажи, зная всё это, я могу тебя отпустить?!

– Шей, – успокаивающе позвал Этари.

– Я не переживу твоей смерти… – тише добавила она. – Не смогу.

Боги, да тут всё сложнее, чем я думала. Получается, что эти двое явно друг к другу не равнодушны. Но если Шейла говорит об этом, признаёт свои чувства, то Эт…

Чтобы не слышать их разговора, я сильнее открыла вентиль и сосредоточилась на звуке льющейся воды. Им нужно поговорить наедине, без лишних свидетелей. Ну а мне тоже есть о чём подумать.

Присев на край белоснежной ванны, я подпёрла голову рукой и уставилась на маленький водопад, льющийся из металлической изогнутой трубки. Наверное, мне стоило сейчас думать о чём-то приземлённом: о сне, о еде, о завтрашней поездке к морю. Но в голову почему-то лезли совсем другие мысли.

По всему получалось, что с огромной долей вероятности из этой экспедиции я не вернусь. И больше не увижу Кела, которому император дал другое задание и который останется на побережье. Никогда не смогу к нему снова прикоснуться… не смогу сказать, насколько он для меня важен, и что я сдала его императору только потому, что не видела другого выхода.

А из этого следовал только один вывод: мне нужно поговорить с ним. Он ведь должен завтра прибыть в Зелёную крепость. Значит, здесь я его и поймаю, и объяснюсь. Скажу всё, что считаю нужным, и уже потом с чистой совестью отправлюсь в путь… туда, где, возможно, останусь навсегда.

Приняв это знаковое для себя решение, я закрыла воду и отправилась обратно в комнату. И только хмыкнула, заметив, что Этари там уже нет.

– Ушёл, – бросила сидящая на стуле Шейла. А потом развела руками и зло добавила: – Я бы даже сказала, убежал.

– Чем же ты его так напугала?

Я неспешно вернулась к столу и снова присела на своё место.

– Поцеловала, – проговорила она, пожав плечами. – Просто коснулась губами его губ, а он… сбежал.

Признаться, чего-то подобного стоило ожидать. Уж слишком странно вёл себя Эт. Я-то привыкла видеть его уверенным, всегда знающим, как правильно поступить. А в присутствии юной целительницы он будто тушевался, смущался и… опасался. Причём, если я всё правильно понимаю, то Этари пугал он сам.

– Эли. Ну что это такое?! – обижено протянула сидящая за столом девушка, притягивая к своей груди колено. – Я же вижу, что нравлюсь ему. Но он отталкивает меня… Почему? Скажи. Ты ведь умная.

– Увы, во всём, что касается отношений между мужчиной и женщиной, я полный профан, – сказала, грустно улыбнувшись. – Меня всегда только работа занимала. Был один парень ещё в академии, но наши отношения продлились всего одну ночь.

– А как же Себастьян? – спросила девушка. – Я знаю, что между вами было.

– То, что было между нами – неправильно. Нами двигали не наши желания, а притяжения наших магий.

– Эли, – устало протянула Шейла. – Кел оставил Ламилию в тот же день, когда ты уехала. Все в городе быстро нашли причину, почему он это сделал. Тебя тут считают разлучницей, разбившей такую прекрасную пару. И пусть мне известно, что всё совсем не так, но я не понимаю… почему вы не вместе? Объясни мне, Эли. По каким причинам люди, которых тянет друг к другу, которым друг без друга плохо, сознательно отдаляются? Почему?

Но мне нечего было ей ответить.

– Не знаю, – только и смогла сказать я.

– Вот и я… не знаю.

Спать мы легли около шести утра, перед самым рассветом. Из-за отсутствия иных вариантов, уснули вдвоём на одной широкой кровати. Но перед тем как окунуться в пучину снов, я снова вернулась мыслями к Келу и только уверилась в решении поговорить с ним при первой же возможности.

Как ни крути, а Шейла права: мы ведём себя глупо. В конце концов, я люблю его. Я хочу быть с ним. Я не считаю свой поступок предательством. Так почему молчу? Почему терплю всё это – упрёки, обвинения, недопонимание? Да, он упрям, но и не в моих привычках сдаваться. И в конечном итоге, если мы больше никогда не увидимся, то какой смысл что-то скрывать?

Вот именно, никакого.

***

К сожалению, мои грандиозные планы с самого утра полетели коту под хвост. Когда мы с Шейлой явились к особняку Кела, нас уже ждали и Эт, и оба брата Анд. А вот самого хозяина дома нигде не было. Я даже спросила Этари, где же наш принц, но тот ответил, что Диар покинул Зелёную крепость ещё вчера, до нашего приезда.

– Помнится, накануне ты не горела желанием попадаться ему на глаза, – заметил менталист.

– А сегодня передумала, – отозвалась я, с удивлением наблюдая за тем, как он спокойно забирает из рук Шейлы сумку с её вещами и укладывает в багажник антарии.

Этари проследил за моим взглядом, улыбнулся и ответил, даже не дожидаясь вопроса:

– Я тоже передумал.

Вот так утро всё расставило по своим местам. Не даром же в народе говорят, что свет Селимы способствует принятию верных решений. Так мы и покинули город впятером.

Путь до приморской Тиолии занял около трёх часов, но почему-то сегодня это время пролетело совершенно незаметно. Поначалу я хотела снова вернуться к чтению, но всё-таки решила пока отложить это занятие. Сейчас мне вдруг стало интересно другое.

– А кто-нибудь из вас слышал о расе имари? – спросила я, обращаясь ко всем своим попутчикам. – Я, конечно, получила образование в военной академии империи, но там историю преподавали… своеобразно. Потому до вчерашнего дня даже не подозревала о существовании такого народа.

Когда же Шейла и оба земных мага ответили отрицательно, я почти уже смирилась, что придётся всё узнавать из книги, но тут заговорил Эт.

– Нам про них когда-то Старый Гасим рассказывал, – нарушил он повисшую в антарии тишину. – По его словам, раньше на нашем континенте располагалось сильное и очень развитое государство – Иманария. На самом же деле они царили во всём мире. Именно их стараниями когда-то цветущая Гардания превратилась в засушливую пустыню, именно они открыли магию, и они же… достигли невероятных высот технического прогресса.

– И куда они делись? – спросила, придвинувшись чуть вперёд. – Такая великая цивилизация, а о ней сейчас почти никто не помнит. Что стало с их достижениями?

– Гасим рассказывал, что они сами себя погубили. Как именно, увы, не знаю, – продолжил Этари. – Слышал только, что случилась какая-то катастрофа, уничтожившая их города. После неё уцелела только одна провинция, и вот её жители тоже сделали что-то такое… после чего там не осталось ни одного человека. Есть версия, что их наказали Боги.

Купите 3 книги одновременно и выберите четвёртую в подарок!

Чтобы воспользоваться акцией, добавьте нужные книги в корзину. Сделать это можно на странице каждой книги, либо в общем списке:

  1. Нажмите на многоточие
    рядом с книгой
  2. Выберите пункт
    «Добавить в корзину»