Уведомления

Мои книги

0

Мне все льзя. О том, как найти свое призвание и самого себя

Текст
88
Отзывы
Читать фрагмент
Отметить прочитанной
Как читать книгу после покупки
Нет времени читать книгу?
Слушать фрагмент
Мне все льзя. О том, как найти свое призвание и самого себя
Мне все льзя. О том, как найти свое призвание и самого себя
− 20%
Купите электронную и аудиокнигу со скидкой 20%
Купить комплект за 728  582,40 
Мне все льзя. О том, как найти свое призвание и самого себя
Аудио
Мне все льзя. О том, как найти свое призвание и самого себя
Аудиокнига
Читает Татьяна Мужицкая
379  189,50 
Синхронизировано с текстом
Подробнее
Шрифт:Меньше АаБольше Аа

© Мужицкая Татьяна, текст, 2010

© Оформление. ООО «Издательство „Эксмо“», 2020

– Кем ты хочешь стать, Форрест?

– А разве я не могу быть самим собой?

«Форрест Гамп»


 
мой внутренний тюремщик злится
бессильно пальчиком грозя
но я решил что мне отныне
все льзя
 
(с) перашки

Вместо предисловия
Твоя дорога – только твоя

 
У меня растут года,
будет и семнадцать.
Где работать мне тогда,
чем заниматься?
 
Владимир Маяковский

Ох, какой же это жестокий вопрос. Им достают ребенка с детского сада: «Кем ты хочешь стать?» А уж ближе к выпускному человек просто обязан выбрать себе дело жизни раз и навсегда! Да? По крайней мере, мое поколение вырастало именно на таких установках. А что может решить человек, не знающий жизнь? Что с ним будет, если на него упадет китайское проклятие «чтоб тебе жить в эпоху перемен»? И если он однажды поступил и окончил инженерный вуз, то никогда-никогда не стать ему уже ни артистом, ни историком, ни хозяином гостиницы? И сколько у нас есть попыток в этом квесте под называнием «найди дело своей жизни»? Кто это знает вообще?

Я вот, например, училась в математическом классе. При этом мечтала стать режиссером, но знала, что это невозможно. Тогда бытовало мнение, что в театральные поступают только дети великих деятелей искусств. Мне нравилась профессия тренера. Я неплохо занималась фехтованием. Но была уверена, что не смогу сдать спортивные экзамены в институт физкультуры. Я любила общаться с людьми и читать книги. Возможно, подошла бы профессия учителя? Но представить себе педсовет, оценки и одну и ту же программу каждый год я не могла совершенно. Что оставалось? Может, журналист? Бабушкина сестра-журналистка грустно смотрела на меня и объясняла, насколько непроста и зависима эта профессия в Советском Союзе. Все говорили, что у меня просто талант – талант быть хорошим человеком. Но, конечно же, они сразу добавляли: «Хороший человек – это не профессия, Таня!» Что же делать-то? Кем быть? Куда идти?

Помните, как Алиса в Стране чудес спросила у Чеширского кота: «Скажите, пожалуйста, куда мне отсюда идти?» – «А куда ты хочешь попасть?» – «Мне все равно!» – сказала Алиса. «Тогда все равно, куда и идти! Куда-нибудь да попадешь…» – ответил Кот.

Поэтому я поступила в Институт стали и сплавов. Логично, правда? Что? Вам не понятна логика? Сейчас поясню. У меня был целый список пунктов – критериев для выбора. Ну, во-первых, если все равно куда идти, так почему бы не продолжить семейную традицию? Мама тогда работала в сфере порошковой металлургии, я фактически выросла у нее в кабинете, меня все знали и уже даже приготовили мне стол. Он ждал, когда я получу диплом. К столу, кстати, прилагался весьма неплохой по тем временам оклад. Важная штука, между прочим, для 1989 года!

Во-вторых, в институте была отличная команда КВН, клуб авторской песни, газета – то есть возможность заниматься творчеством. Ну и что еще важно для московской семнадцатилетней дылды? Чтобы была хорошая материально-техническая база, чтобы близко было ездить… И чтобы мальчиков было побольше! Ну что? Теперь ведь логично?

И, в общем-то, у меня почти получилось. На младших курсах я постоянно находила компромисс между не очень интересной учебой и увлекательной общественной жизнью. Но рано или поздно профессиональные предметы стали забирать все больше времени и жизненных сил. И вот представьте: я учусь на третьем курсе, еду домой после седьмой пары, то есть около шести вечера. Три часа я чертила схему гидрометаллургического производства. Вам не надо знать, что это такое. Из восьми ватманских листов я начертила пока всего три и уже сыта этим по горло. Голова у меня слегка кружится. Руки покрыты до локтя какой-то коростой. Врачи говорят, мол, это аллергия на химикаты. А я что?

Я еду домой и грущу от того, что пропустила уже четвертое занятие в клубе авторской песни, а КАВЭЭНовская команда в этом сезоне играет без меня, потому что учеба заняла абсолютно всю мою жизнь.

И никакого просвета нет. И вот в этот распрекрасный момент Провидение хватает меня за локоть рукой моей одноклассницы Оли Лякишевой.

– Танюха, это ты? Сто лет не виделись! Ты сейчас куда? Домой? А поехали со мной! На тренинг.

– А что такое тренинг? – спрашиваю я.

– Я не знаю, если честно… Моя сестра оплатила, заболела, послала меня вместо себя. Я идти не хочу, у меня другие планы. А у тебя на лице зеленом написано, что тебе необходимы приключения. Поэтому пойдешь ты!

Я пыталась что-то возразить, мол, у меня дела, коллоквиумы, чертежи и вообще… но ноги сами идут за Олей, а слова, которые вырываются с губ – одно сплошное согласие.

И вот я на тренинге. Это какой-то совершенно неведомый мне доселе вид жизни. На пределе искренности. Много людей. Динамика развития сюжета. Слезы и смех. Открытия и инсайты. А вот упражнение, которое так и называется «Чего ты хочешь?». Давай, пройдись по всей своей жизни, ну? Чего тебе не хватает? Чего ты хочешь? Чего?

Погодите, погодите! Я знаю! Я ЗНАЮ!!!! Тренинги!!! Вот оно, то, чем я хочу и буду заниматься всю жизнь! Ведь здесь сошлись все мои критерии. Это и учительство, но без оценок, и режиссура, и тренерство, и чтение книг, и журналистика… все, все, все сошлось в этой профессии. Я просто не знала, что она существует. Тренер-психолог. Ее как будто создали для меня.

Так мне стало не все равно, куда идти.

Я начала добиваться того, чтобы меня взяли в команду. Ради этого я готова была делать любую работу. На мое счастье, в меня поверил и взял к себе в ассистенты (а значит, в обучение!) Валера Силин. Психолог от Бога, глубокий и деликатный, с внимательными серыми глазами и негромким голосом. Он проводил со мной серьезные беседы, казалось, вкладывал в меня всю душу. Тогда еще не было понятия «жесткий диск» – сейчас я бы сказала, что он перекачивал на мой «жесткий диск» весь свой профессиональный архив. А я была благодатной почвой.

Кстати, руки мои удивительным образом очистились от коросты, хотя химические эксперименты оставались теми же, сил прибавилось в разы, успевать я стала гораздо больше. Порывалась бросить институт, но взрослые товарищи-психологи советовали получить диплом, а потом уж поступать на второе высшее по психологии.

Валера же продолжал растить меня, ввел в круг своих коллег, учил работать, познакомил с нужными людьми, показал мудрость профессии, да и вообще увидел во мне тренера. С тех пор прошло двадцать семь лет, а мы успели с ним пообщаться всего полгода.

До сих пор я вспоминаю его слова, причем смысл некоторых из них доходит до меня только сейчас.

Когда же я стала тренером? Ритуал посвящения оказался спонтанным и совершенно мистическим. Валера тогда сильно болел. Когда я приехала к нему в очередной раз, он сказал: «Ты спрашивала про книги… Знаешь, у меня есть одна – лучшее, что выходило на русском языке о тренингах. Она редкая, и я никому ее не даю. Но тебе дам! В тебе есть свет, и он должен сиять! Но через три дня ты мне эту книгу вернешь. Она для меня – символ профессии!»

Я, счастливая, прижимая книгу к сердцу, примчалась домой, читала и конспектировала ее всю ночь… А утром мне позвонили и сказали, что этой ночью Валера умер. И вот я стою с телефонной трубкой в одной руке и книгой в другой. Меня трясет. И я понимаю, что произошло что-то из ряда вон выходящее. Что я получила прямую передачу. Что это действительно книга-символ. (Вот она, кстати, стоит сейчас справа на полке, пожелтела и рассохлась за эти 27 лет, но…) В общем, в этот момент мне стало ясно абсолютно все. Я вдруг поняла, почему у меня на руках нет больше экземы. И я поняла, что не вернусь в Институт Стали и Сплавов. Что нет у меня другого пути, кроме как стать психологом и тренером. Причем, очень-очень профессиональным. А разве вы на моем месте как-то по-другому подумали бы?

И если я еще в чем-то сомневалась, то после этого поняла, что у меня нет выбора, это мое призвание, и я буду идти в этом направлении. И это ключевое: НИКАКОГО ВЫБОРА НЕТ! Вот твоя дорога, и ты уже по ней идешь.

Самое смешное, что я потом много раз пыталась сбежать то в сценаристы, то в искусство, но каждый раз провидение возвращает меня, нежно беря за руку. Вот твоя дорога. Иди. Это и называется – ДЕЛО ЖИЗНИ.

Найти свое дело и им заниматься – это не то же самое, что понять смысл жизни или предназначение. Смысл жизни – в самой жизни, а понятие «предназначение» лично мне немного напоминает диплом, в котором записана твоя профессия, но еще не факт, что ты будешь работать по специальности.

Я бы предпочла слово «самореализация». Словари его трактуют как «реализацию своего потенциала», а один из его синонимов – «воплощение». Воплотиться – то есть стать реальным собой. Потому что, как сказал Оскар Уайльд, все остальные роли уже заняты.

Что же это такое? Как понять: я уже самореализован? Или еще нет? А может быть, я способен на что-то большее? Именно с этим мы и будем разбираться.

Давайте договоримся: пусть это будет наше совместное исследование. Я буду предлагать маршруты и задания. А вы продвигайтесь по этим маршрутам с комфортной скоростью. И знаете, что еще… пожалуйста, не верьте мне на слово! Да-да, может, я сейчас вам выдам какой-то рецепт успеха, а вы посчитаете его единственно правильным. Не надо! Примеряйте, прикладывайте к руке. Возможно, вам подойдет не все. Но то, что заберете, останется с вами навсегда.

 

Ну что, приступаем к поискам себя – настоящего? Какое дело способно не только вас вдохновлять, но и кормить? Возможно, ближе к финалу мы с вами узнаем и это. Но только если будем идти сообща.

Давайте начнем с небольшого задания. Кстати, такое задание часто дают на своих консультациях психологи. Вспомните, что вы любили делать в детстве? Каким хотели стать? Чем заниматься? Нет-нет, не кем стать! Космонавтов, пожарных и кинозвезд в каждом детском саду в избытке. Именно каким стать. Что вам нравилось делать? О чем мечталось? Во что вы играли в любое время? Все это так или иначе – неявные критерии дела жизни. Возможно, тогда не было термина, обозначающего конкретную профессию. Но в процессе чтения этой книги мы с вами обязательно поймем, куда смотреть. На данном этапе достаточно просто мимолетного воспоминания.

Все по-честному. Я вам свои детские мечты рассказала же? Теперь ваша очередь.

БОЛЬШЕ ВСЕГО Я ЛЮБИЛ(А) ДЕЛАТЬ

____________________

____________________

Я МЕЧТАЛ(А)

____________________

____________________

В СВОБОДНОЕ ВРЕМЯ Я

____________________

____________________

ИЗ ВЗРОСЛЫХ Я РАВНЯЛСЯ(ЛАСЬ) НА

____________________

____________________

ГЕРОИ КНИГ И ФИЛЬМОВ МНЕ НРАВИЛИСЬ ТАКИЕ:

____________________

____________________

Спасибо! Продолжаем?

Часть первая
Знать=любить=видеть

Тернистый путь к себе

Обстоятельства не создают человека, они лишь открывают ему самого себя.

Эпиктет

К сожалению, путь к себе, подлинному, бывает тернист и запутан. Хорошо помню, как я сидела дома с ребенком и слушала огромное количество аудиокниг. В одном из фантастических рассказов описывалось, как изобрели профориентационную машину, автоматически определяющую профессию для школьников-выпускников. Рассказ велся от лица очень романтичного подростка. Он ужасно не хочет идти на встречу с машиной, потому что и так знает, что хочет быть капитаном звездолета.

Идти тем не менее приходится, и машина ему выдает, что он – каменотес. «Что за бред? Да мне бы в голову не пришло тесать какие-то дурацкие камни!» – возмущается парень. Он подделывает результаты тестирования и отправляется, естественно, учиться на звездолетчика.

Проходит 20 лет. Он – капитан задрипанного звездолета. Никаких новых планет не открывает, водит транспортный корабль с грузами. В общем, если не неудачник, то «троечник». Тянет свою лямку и не очень счастлив. Однажды он попадает на планету, откуда должен забрать очередной груз, но с грузом заминка, и ему приходится задержаться на этой планете на пару дней. Он идет погулять и вдруг встречает людей, которые что-то делают из камня. Он смотрит-смотрит и вдруг не выдерживает: «Вы делаете все неправильно! Нужно делать так, сейчас я покажу!»

…И приходит в себя через двое суток, с резцом каменотеса в руке. Все это время он не спал, не ел, выпал из времени, но был абсолютно счастлив. В общем, машина оказалась права. А у парня просто не было такого опыта, зато были установки о том, что считалось крутым.

Общество, в котором мы живем, диктует нам: есть модные, «правильные» таланты, а есть – ничего особенного. Что, например, талант художника, артиста, да и талант программиста делают тебя небожителем, владеющим языком, непонятным для окружающих. А если у тебя талант счетовода, редактора, сантехника, то ты относишься к категории неизвестных героев. Твое имя никогда не будет увековечено в памяти потомков. А ведь это совершенно несправедливо! Можете себе представить общество, населенное только супергероями? Да они сразу же сдохнут от голода. Ведь их должен кто-то кормить!

К счастью, прекрасная созидающая энергия не подчиняется нашим ожиданиям. Любимое дело может вылезти совершенно неожиданно, пробиться травой сквозь асфальт.

И даст о себе знать, будьте спокойны! Уверена, что у вас сразу всплывает в памяти много таких примеров. Их можно озаглавить «никто и не ожидал».

…Моя одноклассница Полина окончила Институт тонкой химической технологии, работала по специальности инженером на производстве. Грянули лихие девяностые, производство остановилось. А вот Полина – нет. Подвернулась возможность, и она ушла в банк помощницей руководителя высокого уровня. Закончилось тем, что она стала парикмахером (впрочем, закончилось ли?). Не из-за денег – ради удовольствия. И у нее куча клиентов вовсе не потому, что она дипломированный химик. Просто Полина действительно высочайшего класса мастер мужских причесок. А ведь никто и не ожидал.

Зато Юля, получившая два высших образования, в итоге нашла в себе удивительное призвание многодетной мамы для четырех дочек и сына и на достигнутом останавливаться не собирается. А ведь была отличница, окончила школу с медалью, институт с красным дипломом. Никто и не ожидал.

Иногда человек находит себя в чем-то таком, что мы видим по сто раз на дню и оттого не придаем этому значения. Однажды я познакомилась со Светланой, которая оказалась гениальным администратором. По образованию она учитель-филолог, очень ценит свою профессию, которую когда-то считала призванием. Администратором она стала по нужде, жизнь так сложилась. Я наблюдала за ней с восхищением. Она все делала очень красиво: разговаривала ли по телефону, организовывала ли переговоры, отмечала ли в своем блокноте идеальным почерком учительницы список дел, держала ли в голове массу задач.

И у нее это получалось так легко и непринужденно, что казалось, так каждый бы смог на ее месте. Но, увы, остальные, как правило, что-то путали, упускали и злились, если совершали ошибки. Любой – не мог! Она это делала легко и очень красиво, получала от этого удовольствие и при этом вполне приличные деньги. А когда появилась возможность вернуться в школу, отказалась. Сказала, что уже не представляет себя без своей деятельности. Никто и не ожидал.

Кирилл показывал замечательные результаты на математических олимпиадах. Легко поступил в Бауманское техническое училище, окончил его и стал… священником. Вот уже и собственный приход получил. Никто и не ожидал.

Я знаю много «продажников» от бога. Причем очень часто это могут быть и одетые с иголочки коммерческие директора, и тетеньки, которые у метро продают всякие безделушки. Я помню, как в одном агентстве недвижимости 70 % продаж делала совсем не элегантная женщина за 50, рассеянная и даже немного нелепая. С ней все время что-то случалось. Помню, как она уронила босоножку с ноги в щель между перроном и вагоном метро и пришла на переговоры, босая на одну ногу (напоминаю, ей было за 50). Она кем-то была в прошлом – экономистом, технологом и уже в солидном возрасте случайно попала в риелторы. Она никогда этому не училась. Она не знала, как это положено правильно делать, и делала, как умела, но что-то такое было в ее голосе и в аргументах. У нее покупали все, даже неликвиды. Справедливости ради добавлю, что в компании на нее чуть ли не молились и не требовали соблюдения трудовой дисциплины или дресс-кода.

Если у тебя есть талант, как в рассказе про каменотеса-звездолетчика, он обязательно покажется. Как любит говорить моя мама, «если это розы, то цвести они будут». Он все равно распустится. Будет напоминать о себе, лишать покоя, щемить под сердцем, сладостно дурманить во снах…

У Михаила Щербакова есть такие строчки: «Куда мне деться, бога ради, от недопетой сонатины? Что впереди, покуда сзади листы неконченой тетради и недоснятые картины?» И дальше: «…и недоснятые картины со мной сведут однажды счеты».

«Доснятые картины» и есть та самая самореализация, которая является воплощением и выражением того, на что вы способны.

Как же понять, как же найти? Мое это или не мое? Одно известно наверняка: практически невозможно выбрать это на рациональном уровне, посчитав плюсы и минусы «головой».

О том, что самореализация – не просто желание роста, а потребность, необходимое условие для нормального функционирования личности, неотъемлемая часть самой человеческой природы, впервые заявил психолог Абрахам Маслоу. Он описал это еще в 1943 г. в статье «Теория человеческой мотивации», а в 1954-м более подробно – в работе «Мотивация и личность».

Мы знаем «пирамиду Маслоу», но никакой пирамиды он не рисовал, а просто описал иерархию потребностей: от низших (физиологических) к высшим. Вершиной он назвал потребность в самоактуализации.

Бесплатный фрагмент закончился. Хотите читать дальше?
Купите 3 книги одновременно и выберите четвёртую в подарок!

Чтобы воспользоваться акцией, добавьте нужные книги в корзину. Сделать это можно на странице каждой книги, либо в общем списке:

  1. Нажмите на многоточие
    рядом с книгой
  2. Выберите пункт
    «Добавить в корзину»