Уведомления

Мои книги

0

Красота как наказание

Текст
1
Отзывы
Читать фрагмент
Отметить прочитанной
Как читать книгу после покупки
Шрифт:Меньше АаБольше Аа

Пролог

Сегодня кто-то умрет

При входе на чердак было тесно и темно, но Лидия не решалась выйти из укрытия. За дверью происходило что-то странное, и она, затаив дыхание, жадно прислушалась.

– Все кончено! – послышался взволнованный женский голос.

Девочка заглянула в приоткрытую дверь. Увидела тоненькую хрупкую фигурку в красном платье, стоящую у распахнутого окна. Длинные темные кудри девушки развевались на ветру, края платья оплетали щиколотки. Лидия сразу узнала Маргариту, хозяйку дома. Что-то происходит, и это что-то, похоже, представляет опасность для Маргариты: на ее лице застыла гримаса боли, бескровные губы кривила судорога, а рука сжимала нож.

– Не говори так! – рассердился мужчина. Высокий, статный, с гордым профилем, умеющий держаться уверенно и смело. Руки были спрятаны в карманах брюк, а крепкий подбородок гордо вздернут. Движения оставались ровными, спокойными, в противовес состоянию девушки.

Лидия снова перевела взгляд на хозяйку. Лицо Маргариты все еще было испуганным. Она подошла совсем близко к открытому окну, лезвие ножа опасно сверкнуло в руке. По спине девочки пробежал холодок страха.

– Посмотри, – Маргарита обнажила руку, демонстрируя мужчине огромный рубец в виде буквы В. – Это не просто шрам, это – знак того, что я проклята.

Лидия закрыла глаза. Какая страшная картина. Она помнила, как перевязывала эту самую руку, изуродованную кровавой буквой…

– Что за глупости!

– Так и есть! И сегодня проклятие сбудется. Ты же пришел убить меня? Ну так не тяни!

Лидия вновь заглянула в щель. Мужчина держал Маргариту за плечи, развернув лицом к закату.

– Прыгай! – Его голос был повелительным, властным, не терпящим возражений.

– Нет!

– Ты же никому не нужна, твоя жизнь никчемна и безрадостна. А внизу – свобода. Как заманчиво, правда? Еще один шаг – и ты станешь свободной…

– Я не прыгну, ты же знаешь.

– Да, знаю, поэтому и помогаю тебе сделать правильный выбор!

Но она не шелохнулась.

– Видишь, какой красивый закат? Посмотри на него в последний раз. Эти маленькие облака похожи на капельки крови, словно небу была принесена жертва. Это знак. Сегодня точно кто-то умрет.

– Ты сошел с ума! – выкрикнула Маргарита и попыталась вырваться, но мужчина с силой толкнул ее к окну.

– Посмотри. Осень окропила листья невинным красным. Какой чудесный день. Решайся, Маргарита. Ты же так хочешь умереть!

Он уткнулся носом в ее шею и шумно вдохнул, желая в последний раз ощутить аромат ее кожи. Нежно провел рукой по ее спине, и Лидия заметила, как вздрогнула девушка.

– Отпусти, – взмолилась Маргарита, в ее голосе слышались слезы.

Неожиданно он послушался.

Где-то внизу скрипнула половица. Лидия не хотела быть обнаруженной. Испуганно отскочив от двери, она с опаской выглянула в коридор, но тот оказался пуст. Наверное, показалось. Услышав пронзительный крик, девочка вернулась на прежнее место и вновь заглянула в приоткрытую дверь. Теперь Маргарита держалась окровавленной рукой за щеку.

– Красота разрушила мою жизнь, стала нашим наказанием! – выкрикнула Маргарита. Когда она отняла руку от лица, Лидия увидела на щеке безобразный шрам и зажала рот ладонью, пытаясь сдержать крик.

– Знай, что если я сегодня умру, я не успокоюсь, пока ты не окажешься со мной!

Никто не подозревал, что эти слова станут пророческими. Она никогда не уйдет. Ее душа не сможет обрести покой.

Лидия зажмурилась. Надо было уходить, пока ее не заметили. Но тело не слушалось, словно окаменело.

– Внизу торчит арматура, все кончится быстро, – сказал мужчина. – Металлические прутья проткнут твое тело, боль будет недолгой.

Снова скрипит половица? Или кажется? Девочка покрутила головой: никого.

И тут хриплый, сдавленный крик разорвал тишину. Неужели Маргарита все-таки прыгнула? Сама? Добровольно? Лидия снова припала к двери.

Мужчина стоял у распахнутого окна. Ветер слегка трепал его волосы. Он задумчиво глядел вдаль, туда, где пылали облака. Гордый профиль. Упрямый подбородок. Одна рука сжимает белый носовой платок, вторая замерла в воздухе, словно пытаясь удержать ту, которая только что выпала из окна.

Рука убийцы.

Какими были последние слова Маргариты? И почему этот человек лишил жизни женщину, которую так сильно любил?

Мужчина опустился на корточки и яростно скомкал белоснежный платок. Неужели пожалел о содеянном и только сейчас осознал, что произошло? Но размышлять было некогда: онемевшая от страха девочка поспешила вниз, надеясь, что убийца ее не обнаружит. Вязкая тишина поглотила осторожные шаги.

Глава 1

Кроваво-черная любовь

Анна никогда не верила в призраков.

В детстве, когда мальчишки рассказывали ей страшные истории о привидениях, она, в отличие от своих подружек, вместо того, чтобы плакать и бояться, лишь равнодушно пожимала плечами. Спиритические сеансы, различные ритуалы, – все это вызывало у нее саркастическую улыбку.

До поры до времени. Одна ночь перечеркнула все. Одна-единственная ночь. Анна до сих пор помнит ту зловещую черноту комнаты, разбавленную неверным пламенем свечей. А потом – сорок дней. Две жизни. Почти сразу. И ее душераздирающий крик. Анна поняла: есть что-то, неподвластное человеческому разуму, и это «что-то» лучше не трогать, держаться от него подальше.

И она держалась.

Но тогда Анна еще не знала, что станет хозяйкой дома, где живет призрак, молящий о помощи; бесплотный дух, с которым у нее появится странная и не менее пугающая сакральная связь.

А начнется все с безобидной встречи с человеком, который, сам того не ведая, откроет ей дверь в зловещий потусторонний мир.

Она хорошо помнила этот день – отчетливо, живо, словно их встреча произошла вчера. Память до сих пор умелыми мазками выводит образы в голове. Вот ее лицо в облаке темных волос, задумчивое и слегка испуганное. Перчатки выскальзывают из тонких рук. В густом тумане ничего не разглядеть, и пальцы безуспешно шарят по асфальту. Еще один умелый мазок, и на холсте ее памяти появляется другое лицо – строгое, бледное, с волевыми чертами и упрямым подбородком. Губы сжаты в сердитую линию и, кажется, совсем не умеют смеяться. Темные глаза смотрят отчужденно и холодно, словно хотят скрыть чувства, спрятанные глубоко внутри. Но через мгновение маска суровости исчезает. Еще один уверенный штрих, и выражение лица меняется: зажигается обезоруживающая улыбка, взгляд теплеет. И весь мир погружается в тишину. Остаются лишь эти два лица и чувственное переплетение пальцев, ее – холодных и робких, его – горячих и сильных.

Да, этот день навеки запечатлен у нее в памяти. Густой туман ощутимо обвивает ее ноги, а сырой ветер яростно хлещет по щекам. Все как будто вчера, границы времени стерты, а счастливые дни пролетели, как одно мгновение.

Их встреча произошла совершенно случайно. Ранним утром на город опустился плотный туман. Привычный мир выглядел маленьким и уютным. Анна шла по улице и не узнавала окружающую реальность. В клубах тумана терялись очертания ближайших домов, а деревья напоминали таинственных призраков.

Она торопилась на работу и не сразу заметила черную «Тойоту», выскочившую на перекрестке. Она сначала даже не поняла, что произошло. Резкий сигнал, визг тормозов – и Анна испуганно отскакивает назад. К счастью, водитель автомобиля успел вывернуть руль и лишь слегка ее задел. Немного придя в себя, она попыталась найти упавшие перчатки. Сердце гулко билось в груди. «Как нелепо начался этот день», – мрачно подумала Анна.

Серый, как тоска, туман не позволил ей разглядеть, как остановилась машина, как выскочил из салона мужчина. До нее донесся лишь звук хлопнувшей дверцы и торопливые шаги. Секунду спустя она различила нечеткую, почти бесформенную и все же очень реальную фигуру. Беспорядочные завихрения тумана медленно очерчивали волевое лицо и крепкое тело. Мужчина подошел совсем близко и протянул ей руку.

– Вы не пострадали? – с тревогой спросил он и наклонился, желая помочь ей в поисках. Она вздрогнула от прикосновения его руки. Пальцы были горячими, нежными. Анна почувствовала, как обдало жаром щеки. Теперь девушка смогла лучше разглядеть незнакомца.

Во всем его облике, окутанном саваном тумана, чувствовалась суровая властность и необъяснимая сила. Пронзительные глаза мужчины притягивали, не отпускали. Смотрели оценивающе. Вовлекали в темную глубину. Анна с трудом опустила взгляд.

– Я в порядке, – пролепетала она, поправив ремешок сумочки.

– Простите, пожалуйста. Не знаю, как так получилось, – принялся извиняться мужчина. – Вы так неожиданно выскочили на дорогу, я еле успел вывернуть руль… Из-за тумана ничего не видно…

И действительно: плотная дымка жадно поглотила Анну, опутала зыбкими нитями, как колдовской взгляд этого мужчины, все еще изучающий ее. Незнакомец был одет во все черное и выглядел немного мрачно, но притягательно. Темная одежда подчеркивала бледность его лица, придавала ему еще больше сурового очарования.

Анна понимающе кивнула. Поднялась и тут же ахнула, едва не упав на асфальт. К счастью, сильные мужские руки вовремя подхватили ее.

– Кажется, я подвернула ногу, – воскликнула она, растирая ладонью лодыжку.

– Я отвезу Вас в травмпункт.

Анна помнила, как по дороге доверчиво рассказывала ему о себе. Ему – почти незнакомому, чужому человеку, к которому она вдруг почувствовала странное расположение, непонятную симпатию. Только новый знакомый оказался немногословным. Его звали Роман, у него был небольшой собственный бизнес, и в этот город он приехал по делам. Это все, что Анна знала на тот момент.

Роман. Р. Она потом долго напевно растягивала эту букву, стоя перед зеркалом в своей спальне, напевала ее в разных тональностях, на все лады. Р-р-р. Рычание. Рокот. Рок. Такая возникала у нее ассоциация. Да, их знакомство обернулось для нее злым роком, беспощадной насмешкой судьбы. Сейчас она понимала это. А тогда еще не знала, с чем столкнется в его доме. Что должна будет сделать, чтобы спасти свою жизнь…

 

Роман был замкнут и осторожен, словно боялся открыть часть души, тщательно оберегаемую от посторонних глаз. У нее сложилось впечатление, что молчанием он будто пытается залатать глубокую душевную рану. Видимо, нужно немного подождать, получше узнать друг друга, чтобы стена недоверия наконец рухнула. Ведь Анна тоже оберегала собственную тайну. Боялась признаться, что виновата в смерти родителей. Она понимала, как никто другой, насколько сложно порою отпустить прошлое, осознать вину и простить себя. Поэтому отстраненность Романа не настораживала ее, а, скорее, еще сильнее притягивала. Ведь до встречи с ним все казалось пустым и ненужным, а теперь, похоже, она нашла родственную душу.

Серое весеннее утро, в которое произошло их знакомство, уже не казалось Анне таким унылым и неудачным. За окном по-прежнему мягкой периной стелился туман, усиливая ощущение мистичности их знакомства. Она глядела на мужчину и понимала, что уже никогда не сможет вычеркнуть его из своей памяти. Она словно была завернута в кокон одиночества и тоски, а он пришел, и освободил ее.

Поддерживая общение, Анна постепенно начала замечать, что Роман любит таинственность. Он мог прийти ближе к ночи без предупреждения, просто чтобы поздороваться. И мог также уйти в ночь. Назначал ей встречи в странных местах: в темных безлюдных переулках, у ворот кладбища, в отдаленных районах города. Обожал прогулки под дождем или в глубокую ночь, когда только тусклые фонари разбавляли готическую тьму. Такая таинственность восхищала и завораживала. Удивляло и его пристрастие к черному. Впрочем, этот цвет гармонично подчеркивал глубину его глаз и делал облик более притягательным, так что последнее казалось скорее плюсом, чем минусом.

Они частенько виделись в парке у дома. Первое время их общение протекало легко и непринужденно, они обсуждали самые обыденные темы: погода, работа, политика. Роман отвечал на любые вопросы, если они не касались его лично. Несколько раз Анна пыталась узнать, чем конкретно он занимается и надолго ли здесь, но все эти вопросы так и остались без ответов. Порою ей казалось, что за маской непринужденности и приветливости существует совсем другой человек, которого Роман тщательно скрывает. Но это ощущение исчезало так же быстро, как и появлялось.

Он интересовался ее мыслями и стремлениями, расспрашивал о родственниках. Анна рассказывала о своей жизни, радуясь, что он проявляет к ней интерес и внимательно слушает. Только на его лице редко проявлялись эмоции. Было сложно определить, о чем он думает и что чувствует. А ей так хотелось знать, что испытывает к ней Роман на самом деле! Анна и сама не заметила, когда успела так сильно к нему привязаться.

– Значит, здесь у тебя никого нет, – задумчиво произнес он, потерев подбородок.

– Тетя, – немного смутилась девушка.

– И только.

Голос Романа звучал спокойно и ровно, а выражение лица оставалось бесстрастным. Только сжал ее пальцы, – осторожно, медленно, словно они были сделаны из стекла, и он боялся их повредить.

«Не слишком ли много я рассказываю о себе?» – запоздало подумала Анна. В глубине души ей так хотелось кому-то довериться, открыться, а новый знакомый умел слушать. И все бы ничего, только проходило время, а Роман и не собирался приоткрывать завесу над своей жизнью. Похоже, он скрывал не одну, а множество тайн – волнующих, манящих, и каждую из них Анне хотелось разгадать.

***

Когда Роман начал ухаживания, Анна стала замечать в нем и другие странности. Его подарки часто вызывали недоумение. Однажды он вручил ей репродукцию картины итальянского живописца. Казалось бы, что в этом странного? Только на картине была изображена неприятная сцена.

– Пьеро ди Казимо, «Сатир, оплакивающий нимфу», – с гордостью объявил Роман. – Одна из моих любимых картин. Довольно неоднозначная. Один британский профессор считает, что здесь на самом деле изображено убийство. По его словам, герой картины намеренно убил свою жену: у Прокриды видны глубокие раны на руке, видишь? Как будто она пыталась защититься… Ты согласна с его мнением?

Но Анна не желала вглядываться. Она считала, что живопись, литература и музыка должны приносить человеку только положительные и светлые эмоции. А негатива хватает и в жизни. Роман об этом знал, и, тем не менее, невозмутимо спросил:

– Нравится?

Анна все еще была в недоумении, поэтому не нашла, что ответить.

– Не нравится, – понял он, заметив ее состояние.

– Не люблю сцены насилия, – призналась Анна и быстро накрыла злополучную картину пледом. – Я же говорила об этом.

– Почему?

Она подняла на него изумленный взгляд.

– Это же часть искусства, – торопливо добавил Роман, поняв, что напугал ее. – Пойми, подобные сцены должны существовать на полотнах! Потому что с их помощью художники пытаются достучаться до общества, показать, как безобразно выглядит преступление.

Анна облегченно вздохнула: его слова немного успокоили. У Романа просто другое мнение, а с психикой все в порядке. Не нужно все так остро воспринимать.

– Мне захотелось подарить тебе что-нибудь необычное, – с подкупающей простотой продолжал он. – Прости, я не думал, что мой подарок вызовет в тебе такие негативные эмоции.

Его лицо выражало искреннее раскаяние. Анна смягчилась, убедив себя в том, что Роман просто выбрал неудачный подарок. Но на этом его странности не закончились.

В следующий раз Роман подарил ей красивое ожерелье из черного жемчуга. Матовое сияние камней притягивало и завораживало. Она села на пуфик у зеркала и затянула волосы в узел, обнажив шею, а мужчина замер у нее за спиной. «Ну вот! Такие вещи и дарят влюбленные мужчины!» – подумала Анна, но ее радость оказалась недолгой.

– Знаешь, есть легенда, что черная жемчужина получила свое необычное сияние от Луны, – произнес Роман. – Когда та окуналась в море, она дарила устрицам небесную росу. Луна ассоциируется у меня с магией.

Лицо Анны отражалось одновременно в трех зеркальных поверхностях, и было в этом что-то необычное, даже мистическое. Роман надел на нее ожерелье, и девушка залюбовалась жемчугом в зеркале. Ровные матовые нити красиво обрамляли шею и добавляли облику шарма и загадочности.

– Пойми, наша встреча была предрешена, – продолжал он. – Нас вели друг к другу высшие силы для определенной цели.

– Какой?

– Белый не может существовать без черного, а черный без белого. Мы встретились, чтобы дополнять друг друга.

– Хочешь сказать, что черный – это цвет твоей жизни? – осторожно спросила Анна, наблюдая за его отражением в зеркале.

Роман посмотрел куда-то в сторону. Выражение его лица оставалось бесстрастным, но голос понизился на целую октаву и стал холоднее, чем ледяные мурашки, которые поползли у Анны по спине:

– Возможно.

– С чем это связано?

Ох, зря она спросила! Его лицо исказил спазм, глаза потускнели. Рука Романа, лежащая на ее плече, напряглась. Что же его так гложет? Почему он не может поделиться болью, спрятанной глубоко внутри?

Вопрос Анны повис в воздухе. Лицо Романа приняло прежнее холодное выражение, пальцы расслабились. Она перевела взгляд на свое отражение. Собственной болью ей тоже не хочется делиться.

«Ты виновата. Только ты!» – напомнил ей внутренний голос, разбередив незажившие раны.

Да, она виновата в смерти родителей. Они ушли из жизни так рано и так быстро, что осознать утрату получилось не сразу. Несколько месяцев Анна молчала, пребывая в шоке, и ни один психолог не смог помочь. Под тяжелой плитой был погребен весь ее мир. Девушка часто приходила к ним, охваченная скорбью, терзаемая чувством вины и одиночества. Но безмолвные кресты не могли ни обнять, ни успокоить.

«У всего есть своя цена», – впоследствии сказала ей подруга, знавшая о вине Анны. И эти слова разрывали сердце.

Старые страхи мгновенно ожили, стоило лишь взглянуть в глаза своему отражению. Слова Романа вырвали ее из воспоминаний:

– Ты просто красавица! Такие восхитительные темно-каштановые волосы, гладкие и мягкие, как шелк. – Он осторожно и нежно погладил ее по голове. – И черты лица просто идеальны. – Словно в подтверждение своих слов Роман обвел ладонями овал ее лица – от лба до подбородка. Наконец, сильные пальцы коснулись ее шеи. – Кожа нежная и бархатистая, – приговаривал он. – И шея тоненькая, как ножка бокала. Если сильно сжать, можно сломать.

Анна вздрогнула от этих слов и попыталась подняться, чтобы уйти, но Роман не позволил.

– Подожди, я еще не закончил.

Она испуганно подчинилась. Зеркало тут же показало лицо, на котором отразились все эмоции, испытываемые сейчас Анной. По щекам разлился румянец волнения, а в глазах заметался страх.

– Ты боишься, – догадался Роман и положил тяжелые руки на ее плечи.

– Нет, – как можно уверенней отозвалась она.

– Я же вижу, что ты испугалась.

Странная улыбка тронула его губы.

– Мне нравится видеть в глазах человека страх. Он словно подпитывает меня, придает силы.

«Все-таки он ненормальный», – подумала Анна, с тоскою взглянув на дверь. Ей хотелось, чтобы мужчина немедленно ушел.

Тем временем Роман начал массировать ей плечи. Сначала прикосновения были осторожными, приятными. Анна расслабилась и закрыла глаза. Но потом его руки сжали кожу так сильно, что у нее слезы выступили на глазах, а с губ сорвался крик:

– Перестань!

Однако он продолжал с силой мять ее мышцы. Крепкие руки сжимали их, словно в тисках, не позволяя Анне пошевелиться. Она дернулась, пытаясь высвободиться, но безуспешно. Мужчина не отпускал, наслаждаясь ее беззащитностью и слабостью.

– Пусти, мне больно!

На этот раз он прекратил. Затем поднес свои руки к ее глазам и сказал:

– Запомни: эти пальцы могут все.

Анна никогда не забудет, как выбежала тогда из комнаты с громко бьющимся сердцем, а его раскатистый смех разносился по всей квартире, вызывая нервную дрожь. Потом Роман пытался оправдаться, говорил, что пошутил, но она была настолько испугана, что выставила его за дверь. В тот день девушка решила раз и навсегда прекратить с ним общение. И подруга Нина полностью поддержала ее:

– Ты права. Роман очень странный. Напускает на себя ореол таинственности, чтобы больше нравиться женщинам, но, по-моему, это уже слишком.

– У меня остались синяки на шее от его пальцев, – призналась Анна и откинула волосы. Нина разглядела темные пятна на белоснежной коже подруги.

– Кошмар! По-моему, у него не все в порядке с головой!

– Я тоже так думаю.

Несколько недель они не виделись. Роман где-то пропадал, и Анна была этому рада. Ей не хотелось сталкиваться с ним в парке и возле дома, подбирать нужные слова, чтобы объяснить причину игнорирования его звонков. Девушка думала, что Роман все понял и просто исчез из ее жизни.

Тем не менее, Анна чувствовала острое одиночество. Серые безмолвные дома напоминали бездушных чудовищ, которые держали ее в плену. Родной город виделся ей блеклым и унылым, хотелось вырваться, но куда – она не знала. Мысль о замужестве казалась какой-то фантастической, далекой, хотя ей уже исполнилось двадцать шесть. Стройная фигура, обаятельная улыбка, бархатистая кожа, роскошные волосы, – Анне было грех жаловаться на красоту. Тем не менее, отражение в зеркале ее угнетало, навязчивое внимание мужчин утомляло, а завистливые взгляды подружек неприятно обжигали.

Она уже почти забыла о Романе, когда он снова появился в ее жизни. Встретил у подъезда с большим букетом красных роз. Анна не ответила на приветствие и поспешила скрыться за дверью подъезда, но мужчина удержал ее.

– Ну постой же, прошу тебя!

Девушка остановилась, но не повернула головы.

– Я знаю, что вел себя, как дурак, – признал он и сделал шаг вперед. Теперь их лица были напротив друг друга.

– Это тебе.

Он протянул ей букет, но Анна не приняла цветы.

– Мне кажется, нам не нужно общаться, – прямо сказала она. – Мы слишком разные люди.

– Ты не права. Противоположности притягиваются, понимаешь? Мы дополняем друг друга, – убежденно заговорил Роман и взял ее за руку.

– О, это я уже слышала!

– Обещаю, что исправлюсь. Пожалуйста, поверь, ты мне очень нужна!

– Ты зря тратишь время.

Роман закрыл глаза рукой и шумно вздохнул. Подъехал лифт, и из кабины вышла пожилая женщина с маленькой собачкой. Роман неохотно посторонился, пропуская их к выходу. Воспользовавшись случаем, Анна устремилась к лифту, но мужчина все-таки опередил ее. Створки кабины закрылись за его спиной. Они по-прежнему стояли на площадке первого этажа.

 

– Подожди! Мне действительно стыдно. – Роман не оставлял попыток оправдаться. – Прошу прощения за свой черный юмор.

Он снова взял ее за руку, нежно погладил пальцы.

– Я жалею, что сразу не сказал тебе всей правды.

Анна подняла брови, проявив интерес.

– Ты уже знаешь, что у меня есть бизнес. Но что это за бизнес, я не сказал, а надо бы. Может быть, тогда ты поймешь, почему у меня такое странное чувство юмора.

Девушка нетерпеливо переступила с ноги на ногу. С одной стороны, ей не хотелось продолжать разговор с Романом, потому что она чувствовала, что уже готова простить его. Но с другой стороны, ее мучило любопытство: чем же на самом деле он занимается? Может быть, в его словах действительно есть логика? А поступкам – оправдание?

Роман молчал, словно нарочно распаляя ожидание. Наконец, любопытство взяло верх, и Анна спросила:

– И что же это за бизнес?

Роман улыбнулся и вынул из кармана увесистый черный бумажник. Достал визитку и протянул ее девушке.

– Я владелец сети похоронных бюро, – последовал ответ.

Она прочитала информацию на визитной карточке – так и есть. Теперь странности Романа можно было объяснить. Все-таки не каждый день встречаешь человека, который занимается подобным делом. Видимо, бизнес в такой сфере накладывает на людей особый отпечаток.

Анна боялась признаться себе, что на самом деле ее подкупает его самоуверенность, властность и надменность. Эти качества особенно выделяли Романа среди остальных мужчин. Он был другим – это чувствовалось сразу, привлекало и отталкивало одновременно. Ей нравилось ощущать себя слабой и беспомощной в его сильных руках. Терять голову от настойчивых поцелуев. Впервые ей встретился мужчина с настолько мощной энергетикой, что просто невозможно было сопротивляться.

– Пойми, каждый день я вижу на лицах своих клиентов отпечаток боли и страдания, – оторвал ее от мыслей голос Романа. – Мне приходится отключать эмоции и делать свое дело. Не отрицаю, у меня появились странные привычки. Тем не менее, я стараюсь смотреть на жизнь с юмором, пусть даже таким своеобразным.

Анна улыбнулась и вернула ему визитку.

– Прощаешь? – с надеждой спросил он и в который раз протянул ей пышный букет.

Она, наконец, приняла розы, но тут же уколола себе палец шипами. На коже показались капельки крови.

Жизнь иногда посылает нам знаки, которым мы не придаем значения, списывая все на случайность или суеверия. А ведь во всем есть своя логика. Возможно, стоит прислушиваться к своей интуиции, чтобы не совершить роковую ошибку. Может, рана от шипов действительно была случайностью. Или все-таки нет?..

В тот момент Анна не задумывалась над этим. Она просто протянула Роману окровавленный палец, а тот осторожно вытер кровь черным носовым платком. И эти яркие капельки на темной ткани стали символом начала их отношений. Кроваво-черных. Без каких-либо оттенков.

Говорят, что красный цвет в положительном понятии олицетворяет страсть, а в негативном – ярость и кровь. Возможно, это был еще один знак судьбы, который она так и не заметила…

Купите 3 книги одновременно и выберите четвёртую в подарок!

Чтобы воспользоваться акцией, добавьте нужные книги в корзину. Сделать это можно на странице каждой книги, либо в общем списке:

  1. Нажмите на многоточие
    рядом с книгой
  2. Выберите пункт
    «Добавить в корзину»