ВитаминкаТекст

Читать фрагмент
Отметить прочитанной
Как читать книгу после покупки
Шрифт:Меньше АаБольше Аа

5 глава. «Как можно сто лет не есть оладушков?»

Прежде чем Тая поняла, что сон закончился, в него ворвался телефонный звонок. Она закрыла ладонью глаза, прячась от лучей солнца, и приложила трубку к уху.

– Мне нужна ваша помощь, – произнёс знакомый голос.

Кошка заметила, что хозяйка проснулась и начала обычный концерт. Усевшись на живот Тае, дико завыла, словно её растягивают на дыбе. Девушка отодвинула телефон от уха и посмотрела на экран, номер был незнакомый и не был записан в списке контактов.

– Кто это? – недовольно пробурчала она.

– Твой дорогой, – съязвила трубка голосом Игната.

Тая резко вскочила, сбрасывая остатки сновидения и вместе с ними кошку.

– Игнат Савельевич, почему вы звоните? – холодно поинтересовалась она

– Мне нужно, что бы вы ещё раз изобразили мою девушку, помолчав, добавил, – сейчас.

Тая пригладила всклокоченные волосы

– Откуда у вас мой номер телефона?

– От Павлины Васильевны, – нехотя признался Игнат. – И адрес ваш оттуда же.

Тая насторожилась.

– Зачем вам мой адрес?

Из трубки послышалось шуршание и далёкий вой.

– Если это из вашей квартиры раздаются жуткие вопли, то значит я у двери.

Пока слова доходили до её сознания, Тая смотрела в зеркало на стене, а когда поняла, то завыла не хуже кошки.

– Я не могу. Вы меня, между прочим, разбудили.

– Витаминка, пожалуйста.

В голосе Игната послышалась настоящая неподдельная тоска, и Тая обречённо побрела к двери. По пути опомнилась и вернулась к зеркалу. Расчесалась, почистила зубы, оправила розовую пижаму в бирюзовых сердечках и только потом повернула ключ.

Игнат буквально влетел в комнату.

– Евгения с дочерью собираются заехать ко мне, – он бросил взгляд на наручные часы, – через сорок минут. Когда вы уехали, Элеонора сказала матери, что у меня не может быть серьёзных отношений, всё это временные игрища, в квартире явно нет следов постоянного пребывания женщины. Отец тоже засомневался в моей способности влюбиться в такую как вы. Евгения снова изменилась, охладела и успокоилась. А ведь я почти поверил, что она ко мне неравнодушна. Совершенно точно это была ревность и злость, давно она так на меня не смотрела. Она испугалась, что может меня потерять, по-настоящему.

– Такую как я? – переспросила Тая, склонив голову в бок.

Игнат смешался, понял, что сказал что-то неприятное.

– Я не хотел вас обидеть. Хотел сказать – не такую, как Евгения.

Тая отступила назад, пропуская гостя в комнату. Игнат выглядел взъерошенным, волосы находились в непривычном беспорядке, что делало его гораздо моложе, неформальная футболка с треугольным вырезом выгодно подчёркивала рельеф мышц, о чём он естественно знал.

Кошка унюхала тестостерон и принялась тереться о ноги мужчины, мелодично мурлыкая. Чтобы животное не путалось под ногами, Игнат взял кошку на руки, окончательно покорив её измученное сердце. Тая не ответила на его просьбу. Сначала покормила хомяков, насыпала зёрен канарейке, полила цветы, только потом развернулась к нему лицом и быстро, чтоб не пожалеть о собственных словах выпалила:

– Я согласна. Помогите собрать несколько вещей для декорации спектакля.

Пока Тая собирала в сумку разные мелочи, которые, по её мнению, должны быть в квартире, где живёт девушка, Игнат ходил за ней по пятам и комментировал. Согласно кивнул, когда она положила расчёску, косметику, и шампунь.

– Положите кремы, маски для лица и патчи4 для глаз. Это однозначно будет по-женски.

Тая залилась румянцем.

– Я не пользуюсь ими. Есть крем для рук и ног, подойдёт?

Игнат рассеяно кивнул.

– У нас всего полчаса, нужно торопиться.

Тая смахнула в сумку розовое полотенце, зубную щётку, чайную кружку и пару книг в легкомысленных мягких обложках и сверху уложила любимое покрывало цвета радуги.

Игнат взял сумку, взвесил её в руке.

– Кажется, достаточно.

– Пока я буду переодеваться, соберите в пакет продукты из холодильника, я приготовлю блинов, сразу поймут, что я у вас всерьёз и надолго.

Тая указала гостю на кухню и, дождавшись, когда он выйдет, переоделась в жёлтый сарафан с фиолетовыми стрекозами.

Игнат опустил кошку, помыл руки и принялся складывать в пакет всё подряд. Он понятия не имел, как готовят блины, поэтому положил всё, что можно было переместить, решив возместить Тае потерю продуктов вечером. Кран за его спиной хрипло выплюнул струю воды и замолчал, одинокая капля повисла на краю гусака над раковиной полной посуды. Игнат брезгливо поморщился, квартира была ужасно захламлена кучей вещей и была настолько маленькой, что раз шесть могла поместиться в его просторной студии. Хотя, кроме грязной посуды, всё остальное выглядело вполне опрятно, просто предметов было слишком много, а он привык к свободному пространству.

Увидев девушку в цветном сарафане, он слегка скривился, что не укрылось от Таи, но промолчал. Взяв сумки, вышел за дверь и взволнованно напомнил:

– Нужно торопиться, они приедут с минуты на минуту.

Тая отпихнула горланящую из-за потери самца кошку и захлопнула дверь.

Пока машина ехала к месту предстоящего спектакля, Тая пыталась себя убедить, что это хорошая возможность помочь Игнату обрести любовь, но вот только что делать с Барсом Старшим? Вряд ли он так просто отступится, да и Евгения, хоть и пылала ревностью, не спешила менять сына на отца.

Игнат явно нервничал, его пальцы выбивали на руле чечётку.

– Тая, спасибо вам за помощь, я только понять не могу, зачем это вам? Какая выгода для вас?

Тая заёрзала на сиденье.

– Никакой, – немного слукавила она. – Может, я просто хочу, чтобы вы были счастливы.

Игнат бросил на спутницу мимолётный взгляд.

– Я могу что-то сделать для вас, оказать какую-то услугу?

Тая хотела отказаться, всё-таки это её работа делать людей счастливыми, но решила воспользоваться возможностью, раз уж начальник так великодушно предлагает.

– Кое-что можете сделать. Купите, пожалуйста, канцелярию для детского Дома «Надежда». Там находятся дети, чьих родителей лишили прав. Альбомы, блокноты, карандаши, краски. Да что перечислять, там всего не хватает!

Игнат бросил на Таю ещё один взгляд, более долгий и внимательный.

– Ладно, – медленно протянул он.

– Сделаете?

– Да, обещаю.

Тая не упустила возможность съехидничать.

– Выполните так же как то обещание предупредить Павлину Васильевну, что я сильно задержусь из-за аварии?

Игнат смутился.

– С чего вы решили, что не предупредил? Она что-то сказала, она ругала вас?

Тая рассмеялась.

– Я сомневалась, но теперь уверена, что не предупредили. Вчера вы ещё имя мое не знали.

– Зря вы думаете, что я настолько эгоистичный и равнодушный. – Игнат изобразил обиду. – Между прочим, я помогаю отцу с питомником для бездомных собак. Это совсем не дешевое хобби.

Тая развернулась к водителю.

– Игнат Савельевич, я не думаю, что вы эгоистичный, – она приостановилась, убедилась, что мужчина улыбается, и продолжила: – скорее бесчувственный.

Игнат помолчал немного и напомнил:

– Не обращайтесь ко мне по имени отчеству, а то это странно, ведь мы вроде любовники. И переходите на «ты». Вчера у вас вырвалось один раз такое обращение, и мы чуть не спалились.

– А может, это наша фишка. Отношения по типу «господин-рабыня»?

Игнат изумлённо приподнял бровь.

– Откуда вам-то известно о таких ролевых играх?

Тая равнодушно пожала плечами.

– Вы ведь меня совершенно не знаете, – многозначительно протянула она и тут же рассмеялась.

– Витаминка, не пугайте меня. То есть не пугай. Всё теперь только на «ты».

– Как скажешь, дорогой.

Зайдя в квартиру, они сразу же разделили обязанности. Игнат принялся расставлять повсюду декорации для спектакля «У меня есть девушка и это серьёзно», а Тая направилась на кухню. Выложив продукты на стол, она задумалась.

– Игнат Савельевич, ничего, если я оладушки пожарю, для блинов молока маловато.

– Тая, я же говорил, – укоризненно покачал головой мужчина.

– Забыла. – Тая небольно стукнула себя ладонью по лбу.

– Ладно, смотри не проколись так, когда гостьи нагрянут. Оладьи я даже больше люблю, сто лет их не ел.

Он вышел из ванны, где закончил расставлять бутылки и тюбики, и устроился на барном стуле против девушки. Какое-то время молча наблюдал, как она смешивает ингредиенты. Сколько дней подряд Витаминка приносила ему письма, а он не замечал, что подбородок у неё треугольный, как у эльфа, кожа золотистая, гладкая, с едва заметными веснушками на скулах. Синяя прядь в чёлке, как ни странно, оттеняла карий цвет глаз, добавляя ему необычный оттенок, а пирсинг привлекал внимание к носу, дерзко вздёрнутому и любопытному. В левом ухе, маленьком, как у ребёнка, виднелись три колечка.

Тая заметила пристальный взгляд и улыбнулась.

– Как можно сто лет не есть оладушков? Чем ты вообще завтракаешь? А подожди, не говори, сама угадаю: пророщенными ростками пшеницы, руколой и коктейлем из шпината и лайма.

– Ха-ха. Может, так и завтракаю. А по тебе не скажешь, что ты оладушками злоупотребляешь. Впервые вижу девушку, у которой бицепс лучше очерчён, чем у меня.

Тая демонстративно согнула руку, показывая упомянутую мышцу в напряжении.

– И трицепс тоже.

Она закончила смешивать тесто и отправила на сковороду первую партию. По квартире поплыл вкусный аромат. Игнат зажмурился и глубоко вдохнул носом.

– О, это божественно! Последний раз оладушки мне мама жарила.

 

Ещё не открывая глаз, он понял, что сказал это вслух и рассердился на самого себя. Эти воспоминания были под запретом, они делали его слишком уязвимым.

Тая заметила его замешательство и как резко изменилось выражение лица даже с закрытыми глазами. Она сделала вид, что не услышала последней реплики.

– Может, нам придумать какие-нибудь прозвища? Как там принято в парах? Котик?

Игнат уже скинул оцепенение и вернул себе невозмутимость.

– Только не это.

– Малыш?

– Нееет.

– Зая?

– Ни в коем случае?

– Барсик? – рискнула Тая, едва сдерживая смех.

Игнат схватил с тарелки горячий оладушек.

– Ты думаешь, я не знаю, как меня на работе называют? – Пусть уж лучше «дорогой», – подвел он итог.

Игнат потянулся за следующим оладушком, но Тая отодвинула тарелку и погрозила ему деревянной лопаткой.

– Где гостьи? Ты же сейчас всё слопаешь?

В подтверждение её слов раздался звонок в дверь.

Игнат встрепенулся и ринулся к выходу. Но перед дверью на мгновенье застыл и выровнял дыхание, только потом впустил гостей.

Евгения сначала приветливо улыбнулась, но, заметив на кухне Таю, слегка нахмурилась. Элеонора же не отличалась сдержанностью матери и удивлённо воскликнула:

– Она-то что здесь делает?

Евгения смерила дочь строгим взглядом.

– Доброе утро, Тая. Не ожидала вас тут увидеть, – постаралась она проявить вежливость, но не совсем справилась и еле слышно добавила, – второе утро подряд.

Игнат пристально следил за женщиной, от него не укрылась ревность, сверкнувшая в её глазах.

– А где же ещё ей быть. – Мужчина слегка подтолкнул гостью, призывая проходить в квартиру. – Хотите оладушков, у Таи они прекрасно получаются.

Евгения взяла себя в руки и подошла к столу.

– С удовольствием попробую, но только один. – Она лукаво усмехнулась. – Нужно заботиться о фигуре.

Взгляд Игната тут же откровенно прошёлся по её стройному телу, высматривая несовершенства, которых не было, и она это знала.

Элеонора уже успела посетить ванную под предлогом, что нужно вымыть руки, на самом деле она выискивала доказательства, что Тая здесь и правда ночует.

– А ничего другого у вас на завтрак нет? – Она приподняла жирный овал двумя пальцами и брезгливо откинула на тарелку. – Круассаны, рукола?

Игнат и Тая встретились взглядами и одновременно усмехнулись.

Евгения учтиво приняла чашку чая и даже съела два оладушка. Во время завтрака она изо всех сил пыталась быть невозмутимой и вежливой, ни разу не нагрубила, но её взгляд прожигал Таю насквозь. А вот её дочь не слишком пыталась скрыть антипатию, будто своим появлением в качестве девушки Игната Тая нанесла ей смертельную обиду. Когда Евгения отвела хозяина квартиры в сторону под предлогом показать ей новые книги, с Элеоноры и вовсе слетел налёт воспитанности. Она окончательно перестала притворяться.

– Откуда ты вообще взялась? Чем ты могла привлечь такого мужчину, как Игнат?

Тая равнодушно усмехнулась.

– У меня бицепсы красивые.

Элеонора недоумённо встряхнула головой.

– Даже если однажды он пустил тебя в свою постель, не надейся, что это повторится.

– Уже повторилось и не раз, – уверенно солгала Тая, обуздывая разыгравшееся воображение.

Она принялась убирать со стола и, не спрашивая, забрала чашку с невыпитым чаем у Элеоноры. Вылила остатки в раковину и вымыла посуду.

Когда она развернулась лицом к гостье, та глядела на свою мать и Игната пристально, со смесью злости и обиды. Заметив, что Тая тоже смотрит на них, с досадой прошипела:

– Перебьётся Игнат, ничего у него не получится. Его отец уже сделал предложение, и мама примет его. Обязательно примет, у неё есть голова на плечах, однажды она уже сделала правильный выбор в пользу Барса Старшего и теперь только закрепит свою позицию. Очень скоро мы станем родственниками и будем видеться намного чаще. Савелий Иосифович помешан на родственных узах.

– Какая радость! Мы ведь с тобой тоже сможем видеться. – Расплылась в широкой улыбке Тая. – Будем с тобой подружками.

Евгения и Игнат как раз подошли ближе и услышали последнюю фразу. Тая заметила, что женщина выглядит расстроенной и кажется, даже плакала. Игнат со всех сил изображал хорошее настроение. Тая медленно переводила взгляд с Евгении на него, пытаясь прочитать по их лицам, призналась ли она в предложении замужества. Но смогла увидеть совсем другое: они уже не выглядели как половинки одного целого.

Тая изумлённо охнула и поняла, что чувствует себя совершенно опустошённо.

– Мне нужно в туалет.

Скрывшись за дверями ванной комнаты, она устало опёрлась о раковину и посмотрела на своё отражение. Неужели она опять ошиблась? Игнат явно испытывает чувства к этой женщине, но насколько они настоящие? Насколько близки к Истинной любви? Может, это просто ревность и злость на отца, досада, что выбрали не его, а соперника, да ещё гораздо старше? А вдруг всё-таки это любовь. Видела же она раньше, что они подходят. Ей так хотелось, чтобы Игнат был счастлив, а неспособность сделать свою работу как следует, ужасно злила. Что она за купидон такой беспомощный!

Пока Тая приходила в себя в ванной, гостьи уже ушли. Игнат всё ещё был мрачен. В молчании он пил холодный чай, его рассеянный невидящий взгляд скользил по квартире, пока не наткнулся на Таю у окна, он нахмурился. Только сейчас вспомнил, что она ещё здесь.

– Витаминка, ну как думаешь, вернётся она ко мне?

Тая медленно приблизилась к Игнату. Он выглядел как больное животное: непонятно, набросится и покусает, или заскулит и спрячется.

– Не знаю, – осторожно начала она.

Судя по всему, Евгения ни слова не сказала Игнату о предложении замужества, может, ещё ищет пути отступления?

– Она дала тебе надежду, что это может произойти?

Игнат задумался и взлохматил серебристую чёлку.

– На что-то она точно намекала.

Тая села рядом и заглянула в его серые глаза. Длинные чёрные ресницы делали взгляд мягче и удивительно контрастировали со светлыми волосами.

– У вас всё было серьёзно?

Игнат замялся, он не задумывался об этом, просто чувствовал невероятный гнев, от которого сводило скулы, и непривычное бессилие.

– Наверное, да.

Тая почувствовала, что сама начинает закипать от злости. На Евгению за её расчётливость, на Игната – за его зацикленность на ней, на саму себя – за беспомощность.

– А ты не думал, что сам виноват, может зря спал с её дочерью? – выпалила она и тут же пожалела об этом.

Глаза Игната сузились, губы превратились в тонкую линию: удар был меткий.

Тая не ожидала, что он вообще ответит, но его голос прозвучал намеренно ровно и холодно.

– Я не спал с Элеонорой, только целовался, а Евгения решила, что между нами что-то было. Её дочь могла приукрасить и солгать, та ещё змея. Мы не успели помириться, как она познакомилась с моим отцом. Я думал это временно, она просто хочет мне отомстить. Но, как видишь, всё стало только хуже.

– Ты думаешь это нормально?

– Что нормально? – недоумённо поинтересовался Игнат.

– Все эти отношения в вашей семье. Отец увёл у тебя женщину, ты целовался с её дочерью и наверняка спал с Евгенией, когда она уже была с ним.

Игнат растерялся, когда Тая это озвучила, оказалось, что со стороны это и правда выглядит некрасиво, как классическая история для психолога. То, что она смогла правильно домыслить даже то, что он не рассказал, его разозлило.

Он резко поднялся и навис над собеседницей.

– Что ты вообще знаешь о том, что нормально, а что нет? Кто тебе дал право решать?

Тая не испугалась его агрессии и тоже встала, но чтобы смотреть в глаза, пришлось закинуть голову.

– Если ты считаешь, что это нормально, почему тебе сейчас так стыдно?

Они замерли против друг друга, скрестившись взглядами, словно клинками в поединке.

Игнат смотрел в карие глаза, сверкающие от негодования, и сам не заметил, как гнев стал отступать, сменяясь неловкостью и обидой от того, что в глубине души он был согласен с Таей.

Он устало опустился на диван.

– А если я её люблю?

Тая села рядом и с опаской коснулась пальцами его сжатого кулака.

– Если это любовь, то я тебе помогу.

– Как же? – Недоверчивая ухмылка скривила его губы.

– Всем, чем смогу. Как сегодня, например. Попробую вызвать в ней ревность, она поймёт, что может тебя потерять и перестанет рассматривать как запасной вариант, который всегда под рукой. – Тая вспомнила о предложении, но решила пока скрыть эту новость.

– Будешь изображать мою девушку, Витаминка? – произнёс Игнат с наигранной весёлостью.

– Иногда, когда будет в этом необходимость.

Игнат расслабил кулак и, немного подумав, сжал узкую ладонь девушки.

– Хорошо. Будешь моей девушкой по вызову, – намеренно съязвил он.

Тая брезгливо скривилась.

– Только не говори так больше. И ещё давай обсудим правила этого спектакля.

Игнат встал, нашел салфетку на столе, взял ручку и приготовился писать.

– Первое правило… – он приостановился, давая Тае возможность самой озвучить его.

– Мы не будет целоваться в губы.

– Так не пойдёт, – сразу возразил Игнат, – хотя бы обычное прикосновение к губам, вроде приветствия или прощания. Естественно, только при наличии зрителей в виде членов моей семьи. Наедине в этом нет необходимости.

Тая нехотя кивнула.

– Ладно. Ещё мы не будем спать в одной кровати.

– Хорошо. – Игнат записал это правило и добавил своё. – На работе всё будет по-прежнему, никто не должен знать об этом притворстве. Отец в «Стекляшке» давно не появляется.

Тая задумалась.

– Мы не будем вмешиваться в личную жизнь друг друга, совсем.

– Согласен. – На его лице промелькнула улыбка. – А она у тебя вообще есть, Витаминка?

– А вот и не твоё дело, Игнат Савельевич! Третье правило! – строго сдвинув брови, произнесла Тая, в конце реплики хихикнув.

– Значит, договорились?

– Отвези меня домой, пожалуйста.

Всю дорогу до дома Таи они молчали, погружённые каждый в свои мысли. Игнат смотрел на дорогу так, словно вообще не видел, куда ехал, перед глазами стояла красивая аристократичная Евгения с прозрачными голубыми глазами. Тая не могла разобраться, каких чувств в её душе больше: радости или огорчения. Вроде так будет проще найти пару начальнику, но самой так глубоко влезать в его личную жизнь совсем не хотелось. Она бросила взгляд на его руки, свободно лежащие на руле, сильные загорелые, на пальцах и запястьях не было никаких украшений, только простые наручные часы.

Тая едва успела вылезти из машины, как на неё накинулась соседка снизу.

– Наконец-то объявилась! Ты мне всю квартиру залила!

– Как залила? Когда?

Женщина кипела от негодования и не слишком заботилась о вежливости:

– Я приехала всего полчаса назад, смотрю, с потолка на кухне капает и стены мокрые. Стучала в твою дверь, стучала, но кроме кота твоего сумасшедшего никто не ответил, а потоп-то продолжался.

Тая ринулась вверх по лестнице, не обращая внимания на эскорт в виде группы соседей. Кроме пострадавшей женщины поучаствовать решили ещё несколько жильцов. Кто-то недовольно бурчал, а кто-то вполне миролюбиво заметил: «с кем не бывает».

Перед дверью квартиры Тая резко затормозила, двери как раз и не было, сзади раздался взволнованный голос.

– Дверь пришлось снять с петель, тебе не могли дозвониться, а вода всё текла.

Тая прошла по коридору на кухню и остановилась, разглядывая свои босоножки, утонувшие в воде. Игнат стоял сзади, уже с кошкой в руках.

– Да уж, сочувствую.

Тая резко обернулась, подняв волну брызг. Вода успела пересечь порог кухни и залить старый паркет в единственной комнате, намок низ дешёвого дивана и шкафа, даже шторы снизу приобрели более насыщенный оттенок. Но больше всего Тая переживала из-за старенького кухонного гарнитура из прессованных опилок, такое приключение обернётся тем, что мебель, напитавшись влагой, разбухнет и просто расползется, как песочный замок под натиском волны.

Пострадавшая соседка рассмотрела потери самой устроительницы потопа и подобрела, увидев, что тут всё гораздо хуже.

– Ты воду-то собери, кран уже перекрыли. Помочь может? – нехотя предложила она.

– Нет, спасибо, я сама. А какой кран? Из-за чего начался потоп? – Тая вновь прошлепала на кухню. – Этот что ли? Так тут вентиль от горячей воды уже месяц как сломан, и я его даже не открывала. А с холодной вроде всё в порядке было.

В этот момент Тая почувствовала, что вода, ласкающаяся, словно прибой, на удивление приятная и тёплая.

– Чего же ты месяц ждала, чинить нужно было! – нравоучительно заметил мужчина из квартиры напротив. – Недотёпа.

 

Тая не успела начать оправдываться как услышала голос Игната, спокойный и уверенный.

– Можете расходиться. Спасибо за предложение помощи. Нам нужно приступать к уборке. – Не выпуская кошку из рук, он буквально вытолкнул любопытных жильцов за порог, только вот дверь закрыть не смог. В его спину понеслись удивлённые реплики, произнесённые очень уж громким шёпотом:

– Это ещё кто такой?

–У Таськи жених что ли появился? Да он ей в отцы годится, седой весь.

– Любовник, однозначно, скорее всего женат.

Игнат проигнорировал эти любопытные домыслы, ничего доказывать или опровергать он не собирался.

Тая обречённо поплелась за ведром и половой тряпкой.

– Игнат Савельевич, вы не обязаны мне помогать, сама справлюсь.

– Вообще-то обязан. Это я тебе потоп устроил. Уверен почти на сто процентов. Я не знал, что кран сломан и открыл его, когда мыл руки.

Тая задумалась: ситуация была неприятной и выбила её из колеи, но на Игната она не сердилась.

– Тогда помогайте.

Чтобы собрать всю воду, понадобилось больше двух часов. Тая вымочила и помяла сарафан, волосы выбились из хвоста, правда, и Игнат выглядел не лучше. Низ джинсов представлял собой жалкое зрелище, а футболка вдоль спины промокла от пота, обрисовывая мышцы.

Закончив, Тая устало села на печально скрипнувший диван.

– Паркет вздуется и на кухне и тут, и обои внизу все подмочены. – Теперь она гораздо чётче видела масштабы трагедии.

Игнат едва успел опуститься на сиденье, как кошка запрыгнула на его колени и довольно заурчала.

– Если бы раковина не была забита грязной посудой, то вода ушла бы через слив.

Тая почувствовала, что уже устала от нравоучений и просто хотелось отдохнуть.

– Ты нравишься Дяде Пете.

Игнат оглянулся назад, обвёл комнату взглядом и только потом переспросил:

– Кому?

Тая откинула голову на спинку дивана, мокрые пряди прилипли к её шее.

– Кошке.

– Кошку зовут Дядя Петя? – Игнат погладил упомянутое животное, вызвав в пушистом теле новый прилив урчания. – Кому придёт в голову так назвать кошку?

Тая приподняла голову и едва заметно улыбнулась.

– Не знаю. Когда она появилась у меня, уже так называлась. Наверное, когда Дядя Петя был ещё котенком, думали, что это мальчик, а оказалось, что нет. К имени она уже привыкла.

Игнат снисходительно ухмыльнулся.

– Вообще-то это явно в твоём стиле. – Он нашёл взглядом клетку с хомяками. – Их как зовут?

– Седьмой и Восьмой.

Игнат широко улыбнулся.

– Почему?

– Потому что мало живут и быстро дохнут.

Игнат уже откровенно развеселился. Кивнул в сторону канарейки у окна.

– Это кто?

– Дункан Маклауд, – с деланной серьёзностью отчеканила Тая.

– Боюсь представить почему.

Тая подошла к клетке и протянула канарейке палец. Птичка пересела с жердочки на руку хозяйки.

– Когда мне её отдали, у неё было сломано крыло, и вообще она была хиленькая, слабая, нежилец совсем.

Игнат подошёл к окну и встал напротив Таи.

– Оказалось, что она бессмертна, так что ли?

Кошка увидела, что её любимый самец потерял к ней интерес и, кажется, воспылал чувствами к сопернице в перьях. Она громко завыла и вцепилась в штанину Игната. Он наклонился и взял на руки Дядю Петю. Долго пристально смотрел на Таю и, наконец, решился.

– Собирай вещи, всё, что может понадобиться на ближайшие две недели, питомцев своих тоже; пока у тебя будет ремонт, поживёшь у меня.

Тая опешила.

– У тебя?

– У меня. Раз уж я устроил это всё, мне и разбираться. Придётся срывать паркет и класть ламинат, возможно, обои менять. Где-то же тебе нужно жить, пока это всё будет происходить. И с соседкой, которой ты подмочила репутацию, тоже я разберусь.

Тая долго молчала, всматриваясь в серьёзное лицо собеседника. Где-то в уголках его губ притаилась улыбка, он ждал.

– Хорошо. Но если честно, я думаю, что это плохая идея.

Улыбка на лице Игната, наконец, расцвела.

– У нас уже есть договор. Всё будет нормально. Только теперь изображать пару будет намного проще и декорации теперь будут стационарные, ничего возить не придётся. Всего пара недель.

Игнат сам не понял, кого больше убеждал: себя или Таю. Он боялся остановиться и подумать, на что он решается.

– Если честно, то мне стыдно, за то, что я натворил в вашей квартире, чувствую себя виноватым. А это мне не нравится.

Он, как и Тая периодически перескакивал с личного обращения на более привычное «вы».

– Тогда заберём и цветы. Такая жара, поливать их нужно каждый день.

– Ладно, и ваши амазонские дебри тоже захватим.

В первую поездку удалось перевезти только вещи и кошку. Ещё три раза понадобилось, чтобы переместить все цветы, хомяков, канарейку и книги. С каждой загрузкой автомобиля Игнат мрачнел и начал недовольно бурчать:

– Ты мне всю квартиру захламишь, зачем тебе столько всего?

– Всё самое необходимое, – отвечала Тая и тащила в багажник очередную коробку.

Игнат с ужасом ожидал, что его квартира станет филиалом сумасшедшего дома, но когда Тая расставила цветы, разложила вещи и установила клетку канарейки у окна, его чёрно-белая студия впервые стала выглядеть жилой и даже уютной. Оказывается, не хватало ярких мазков в привычном монохроме, чтобы в безликой строгой комнате появился дух дома, который приехал вместе с Таей.

Игнат выделил для Таи в гардеробной несколько полок, в ванной комнате позволил занять пару ящиков и добавил к своим книгам романы в цветных обложках.

Переодевшись в трикотажный серый топик в синюю полоску и джинсовые шорты, Тая заранее подготовила комплект постельного белья, уложила его в диванный ящик и достала «Скрижали Любви». Умостившись на диване, она оглядела непривычно просторную комнату и поняла, что испытывает волнение и даже страх. Игнат сидел за своим монстроподобным столом, закинув на него ноги, и что-то сосредоточенно выводил на листе. С тех пор как вещи были разгружены, они перекинулись всего парой слов. Игнат словно не замечал своей квартирантки, не чувствовал неловкость от её присутствия и необходимость заполнять молчание вежливыми бессмысленными разговорами.

Закончив рисунок, Игнат спрятал его в папку и направился на кухню. Проходя мимо дивана, бросил взгляд на Таю. Она рассеянно грызла ручку, периодически закатывала глаза и возвращалась к страницам потрёпанной тетради.

Он попытался заглянуть в её записи, но Тая резко перевернула тетрадь обложкой вверх и весело упрекнула:

– Третье правило, Игнат Савельевич.

Игнат наклонился ниже и упёрся локтями в спинку дивана. Рукава футболки натянулись, обрисовывая мышцы на плечах.

– Мне всё равно, что ты там строчишь, просто давно не видел, чтоб кто-то так много писал обычной ручкой. Что же там такое, что не доверяешь компьютеру?

Тая откинула голову на подушку, чтоб встретиьтся взглядом с мужчиной. Он улыбался и нарочно бесстыдно рассматривал её губы, но она не поддалась на провокацию и ответила таким же пристальным взглядом.

– Чаю хотите?

Игнат весело рассмеялся и отклонился.

– Хочу.

– Вот идите и пейте.

Кошка в отличие от Таи не пыталась устоять перед обаянием хозяина квартиры и бродила за ним по пятам, выла диким голосом и тёрлась о ноги.

Когда Игнат был в ванной, Тая быстро переоделась в пижаму и застелила диван. Укутавшись в лёгкое покрывало, она сделала вид, что заснула. Когда мужчина вернулся в комнату с обнажённым торсом и в пижамных штанах, Тая рассматривала его сквозь ресницы, пытаясь понять, что так нравится в нём женщинам, почему они соглашаются на унизительные одноразовые отношения? Игнат двигался плавно, как кот, во всех движениях чувствовалась спокойная уверенность, мышцы красиво перекатывались под загорелой кожей, длинные, чётко очерченные. Теперь, увидев тренажёры, Тая поняла, что дело тут не только в генотипе, но и в регулярных тренировках. Но разве внешность настолько важна? По опыту купидонской работы, Тая знала, что не на столько. Есть вещи и поважнее. Как часто она сама замечала, что красивые с первого взгляда люди с дурным характером очень быстро перестают казаться даже симпатичными.

Игнат погасил свет, и Тая услышала, как едва скрипнула простынь под его телом. Через секунду в темноте прозвучал голос.

– Спокойной ночи, Витаминка.

Но Тая не ответила, она же, якобы спала, а вот кошка завыла, решив, что господин обращается к ней. Через комнату полетела подушка.

– Дядя Петя, заткнись!

Тая не выдержала и прыснула от смеха, Игнат тут же уверенно заключил:

– Я так и думал, что ты не спишь, у тебя щёки покраснели, когда ты за мной наблюдала.

– Много вы о себе мните, Игнат Савельевич, я давно разучилась смущаться.

Тая повернулась к нему спиной.

– Ну, тогда не вижу смысла менять свои привычки и буду после душа ходить только в трусах.

– Ради бога, хоть нагишом. Но Дядя Петя может вам что-нибудь отгрызть.

Темноту разорвал раскатистый смех Игната:

– Звучит это угрожающе. Самое страшное, что мне когда-нибудь говорила женщина.

Тая тоже улыбнулась.

– Спокойной ночи, Игнат Савельевич.

4Патчи – это мини-маски для области вокруг глаз.
Бесплатный фрагмент закончился. Хотите читать дальше?
Купите 3 книги одновременно и выберите четвёртую в подарок!

Чтобы воспользоваться акцией, добавьте нужные книги в корзину. Сделать это можно на странице каждой книги, либо в общем списке:

  1. Нажмите на многоточие
    рядом с книгой
  2. Выберите пункт
    «Добавить в корзину»