Электронная книга

Путь к Богу

Читать фрагмент
Как читать книгу после покупки
Шрифт:Меньше АаБольше Аа

Бесплотный враг в своих пагубных действиях на людей старается лукаво подражать Господу и заменить Его действия и блага своими, мнимыми; так, вместо сладости Божией благодати он измыслил свои сласти – сласти плотские в самом усиленном виде или пресыщение житейскими сластями; вместо божественной, сладчайшей, нетленной, духовной любви измыслил плотскую, нечистую, растлевающую душу и тело и от Бога разлучающую, к Богу охлаждающую, какова блудная страсть, – так в бесконечность извратил все, чтобы во всем противиться Богу и держать людей в постоянной своей прелести и тьме.



Враг-губитель, пленив человека плотским вожделением, вожделением чрева и Божеского знания, насадил в его душе и теле бесчисленные семена страстей, пленив сердце человека пристрастием к видимому миру, отвратив его сердечные очи от Бога и от созерцания красоты невидимого мира и разных добродетелей, так что человек как бы привязан к здешнему миру тысячами крепких вервий или цепей, разорвать которые не может без особенного содействия благодати Божией, которая приобретается покаянием, молитвою веры и многими слезами.



Бесплотный злодей, лукавнейший, скверный и злосмрадный, сатана все вещи в мире – человека, всех животных, птиц, рыб, насекомых и пресмыкающихся – старается представить в извращенном виде, блазненном, искусительном, хульном, мерзком, отвратительном, между тем как все творение совершенно, чисто, прекрасно, целесообразно, безукоризненно.



Злоба дьявольская крайне хитра, придирчива и изобретает бесчисленные, ложные, несмысленные предлоги к ненависти ближнего. Тут все служит предлогом: и неблагообразие лица, в частности носа, щек или подбородка, или кривота глаз, или выговор языка (картавость), например, неправильный выговор некоторых букв – «р», «л» и других, – или произношение в нос, или бедность и частое прошение о помощи, неправильный тон голоса, или национальность, например, еврейская. Вообще враг изобретает множество предлогов, которые все не могут служить действительною причиною к ненависти, а только мнимою, мечтательною. О, как нелеп и богопротивен грех, как возмутителен, гибелен! Избави мя, Господи, от всякой злобы бесовской и даруй мне любить нелицеприятно, богоугодно, нестрастно!



Как хитро, незаметно для весьма многих, постоянно и насильственно, гибельно действует в нас диавол, увлекая в различные страсти, прикрывая свой хобот и свой хвост нашим самолюбием, сластолюбием, саможалением, самобережением, обеспечением в будущем, бережливостью на черный день, на семейство, на старость, на немощи и разные случайности! Так, видим некрасивого, или больного, или грубо одетого человека и отворачиваемся от него; или видим хорошо одетого, красивого, молодого, с правильными, изящными чертами человека и увлекаемся им, располагаемся к нему. Что это такое, как не обман себя, как не вопиющая неправда наша относительно ближнего, душа которого одинаково равночестна с нашею душою по образу Божию, начертанному в ней Творцом? Или видим бедного, нищего, голодного, нагого, нуждающегося в месте службы и проходим мимо него, холодно относимся к его бедности, лишениям, скорбям и печалям, имея возможность материально помочь ему или устроить на место службы, – и не помогаем ему, жалеем для него и денег, и пищи, и одежды, и платы за помещение? Нормально ли, справедливо ли это? Если мы одно тело Христово, а порознь члены тела Христова, то почему не сочувствуем друг другу, а жалеем материальных средств, которые ничто в сравнении с самим человеком!



Надобно всем нам уразуметь умыслы против нас врагов бесплотных, мудрых на зло и прельщение ко греху. Эти умыслы и вся цель непрестанных над нами козней вражиих таковы: осквернить человека, растлить душу и тело, охладить к Богу и ближнему или отчуждить от Бога и друг от друга, отвратить от любви святой и всякой добродетели, возмутить душу, связать ее и взять в плен, восстановить против Бога и Церкви, уподобить себе и навеки вринуть в ад на вечное мучение, уготованное ему и Ангелам его. Знают ли и помнят ли это христиане?



Крайне хитры и тонки козни всегубительных духов злобы и лукавства. Они всеми силами и хитростью прежде всего стараются разрушить в нас любовь и уважение к ближним, внушая нам лукавые и недостойные, презорливые и хульные мысли касательно ближних наших, с которыми мы имеем так или иначе общение, представляют в ближнем какой-либо внешний или внутренний духовный недостаток и на основании его внушают к нему чувство нерасположения или отвращения, а если лицо, с которым мы имеем речь или дело, – женское, молодое, красивое, то возбуждают к нему плотскую похоть и низводят его на степень лакомой вещи, которою можно насладиться, внушают замечать в ближних, низших сослуживцах всякие неисправности и внушают нам крайнюю к ним строгость и придирчивость, а к высшим и сильным внушают ласкательство и пресмыкательство. Избави, Господи, всех нас от прелести вражией и научи победить все козни врагов бесплотных!



Сколько поводов, мнимых или действительных, представляет враг бесплотный в помыслах наших к неприязни против ближнего – нет числа, и всячески с нахальною неотвязностью нудит к огорчению, озлоблению и ненависти. Все в мрачном и ненавистном виде старается представить в ином ближнем – и голос, и походку, и выражение лица, и недостатки физические. Любовь христианская все покрывает, на все смотрит снисходительно, с добрым расположением сердца, а вражда и гордость ко всему придирается, все извращает в человеке и представляет в отвратительном виде.



На грешниках, преданных различным страстям, очень заметно старание и усилие врага – диавола – низвести их в глубину зол так, чтобы потом крайне трудно было им выйти из этой глубины на свет Божий. И всякий из нас, согрешая, замечал, что и нас враг усиливается ввергнуть в самую глубину зла, а пучина злобы беспредельно велика. Диавол ввергнул в пропасть злобы апостола Христова Иуду, одного из двенадцати. Какова же хитрость, лукавство и злоба врага! Так и ныне он ввергает тысячи людей во всех сословиях во всякое зло. Смотрите, поступайте осторожно (Еф. 5,15).



Ни на что так не нападает диавол, ничего так не хулит, не сквернит, ни над чем так не ругается, как над детородными членами мужчины и женщины. Для этого существуют на языке человеческом особенные, скверные, поносные, непечатные имена, которыми поносятся эти члены; для этого всякие скверные, лукавые, нечистые помыслы, вожделения, наглые, лукавые, нечистые взгляды; для этого романы и всякие легкие чтения; для этого соблазнительные картины, статуи, представляющие обнаженных женщин; для этого театр, балет, для этого танцы с декольтированною грудью.



О, святейший закон чадородия, проявляющий безмерную премудрость и благость Божию! Сколь ты досточтим и достоин благоговения, удивления, благодарения и строгого к себе отношения! А между тем враг, растливший вначале род человеческий через вкушение запрещенного плода, усиливается с самой юности, едва не с младенчества растлить нас именно через члены чадородные, и сколько несчастных, вкусивших этого греха в самой ранней юности и страдающих всю жизнь, погибает от него!



Маленькое деревцо легко вырвать из земли, а большое – трудно. Диавол в одном бесноватом, при изгнании его, кричал: «Не могу выйти, я вырос, большой стал», – однако же при усиленных молитвах вышел. Видите, и злые духи, вселившиеся в человека, от времени и навыка растут и укрепляются.



Чтобы искоренить из сердца человеческого любовь к Богу и чаяние будущей блаженной и бесконечной жизни, враг старается непрестанно уязвлять сердце наше любовью к миру и его прелестям, особенно к сласти чресл, к сластям чрева, к земным сокровищам, к земному блеску или любовью к своей плоти, к саможалению, самощадению, самоугождению – так-то всячески попирается людьми любовь к Богу, Который Один достоин всей любви нашей. Возлюби Господа Бога твоего всем сердцем твоим и всею силою твоею… (см. Лк. 10, 27). Так возлюбили Его святые угодники, отвергши всякую любовь мирскую, грешную, вещную, плотскую, скоропреходящую, растлевающую душу и тело.



Бог влечет души наши горе, а враг – долу, к земле; все сласти и страсти человеческие, все влечения греховные устремлены к земле; и по страстным стремлениям души к земным так называемым благам или по равнодушию к ним легко узнать, к Богу или к земле душа наша привязана, к добру или к злу. Так, например, театр при всем его восхвалении людьми светскими есть земное и греховное удовольствие, языческое, потому что предметом и целью имеет чисто земные удовольствия и к Богу никого не приводит, разве отрицательно, через сознание всей суетности театральных представлений и лице действ. Святая Церковь есть учреждение Божие на земле, для неба и небесное. Все светские писатели имеют предметом своим только удовлетворение земным чувствам и влечениям и редко имеют предметом христианскую мораль, христианское учение: это для них чуждая область; они, как актеры и актрисы, от мира глаголют, и мир их слушает. Вся прелесть греха, прелесть диавола, заключается в том, чтобы отвлечь умы и сердца христиан от неба и небесного отечества, от святости и нетления уготованных нам благ и привязать, приковать к земле и земным радостям и развлечениям, к земной любви, к тлену земному.

 


Страстною привязанностью души к здешней жизни нарушается целость, мир, свобода, здравие души, которая естественно стремится к своему Первоначалу – Богу, причиняются скорби, печали, раны, душа впадает в бесконечную суету и отпадает от Бога. Любовь мира сего есть вражда на Бога. Кто любит мир, в том нет любви Отчей (1 Ин. 2,15). Все мне позволительно, но ничто не должно обладать мною (1 Кор. 6, 12).



Твердо помни, что любовь мира сего есть вражда, крепкая вражда против Бога, потому что эта любовь нечистая, прелюбодейная, страстная, ложная, дьявольская, разлучающая от Бога и присвояющая врагу, лукавому духу. Одно мгновение привязанности мирской к кому-либо и к чему-либо – и душа пленяется и разлучается с Богом. Вот как опасно страстно привязываться к кому-либо и к чему-либо даже на минуту. Как должен быть осмотрителен человек-христианин! И справедливо: чем обязан христианин Христу Богу? Всем, всеми благами, величайшими, неоцененными, вечными и временными, вечным искуплением от греха, проклятия и смерти, вечным блаженством.



Соломон, испытавший все земные удовольствия здравия, красоты, власти, богатства, роскоши, блеска земного, сладострастия, пришел, наконец, к убеждению, что все на земле суета – юность, красота, богатство, величие и слава и что в богобоязненности и хранении заповедей Божиих заключается все благо человека (см. Екклезиаст).



Лишь только в душе начинается пристрастие к земным благам или, вернее сказать, к блестящему или красивому тлению – будет ли это красивое женское лицо, блестящий металл, минерал, блестящая одежда или головное украшение, – происходит тайное отпадение от Бога, Источника жизни. Начинается охлаждение, равнодушие к Нему, уничижение и оскорбление, и душа начинает ощущать смятение, скорбь, тесноту, смерть. А коль скоро искренно и глубоко сознает она свое безумство в этом пристрастии и тленность всякой земной красоты, всякого блеска, всякой славы земной и убедится, что живот наш в Едином Боге, что Он есть единственно верное благо, что к Нему Единому должно устремлять все сердечное желание и всю любовь как к вечному благу, жизненному, как к первой и неувядающей, вечной, святой красоте, – тогда она оживится, почувствует в себе мир, свободу, дерзновение и полное удовлетворение духовное. Что для меня (существует) на небе? И без Тебя чего желать мне на земле? – Изнемогло сердце мое и плоть моя. Боже сердца моего и часть моя, Боже, во век! (Пс. 72, 25–26).



Сколько бывает искушений из-за пристрастия к красоте женской, к деньгам, к ценным одеждам, головным украшениям, ко всяким лицам и вещам, к которым привязывается сердце. Но ничто тленное в мире не дает покоя и жизни сердцу! Только один Господь есть жизнь наша и покой наш, блаженство наше, свобода и пространство наше, сила наша, свет наш, дерзновение наше, заступление и избавление наше. Слава Тебе, Господи!



Отчего мы часто прельщаемся земными вещами? Оттого, что очень любим плоть и мир и не радим о душе бессмертной; оттого, что любим сладко есть, пить, изящно одеваться, а богомыслием и созерцанием духовным не занимаемся.



Кто не со Мною, тот против Меня; и кто не собирает со Мною, тот расточает (Лк. 11, 23). Ты читаешь романы, газеты и в них прочитываешь немало пустых речей. С Богом ли ты бываешь в это время, или нет? Конечно, не с Богом, потому что Бог не бывает в суете земной, – значит, ты против Бога, а это грех. Собираешь ли ты благодать Божию, читая пустое разглагольствие в книгах легкого чтения? Нет, а расточаешь благодать, которую ты приобрел, если только приобрел в молитве, в богомыслии, или в чтении слова Божия и книг душеспасительных, или в благочестивой беседе, или в добрых делах. А это грех. За всякое праздное слово, какое скажут люди, дадут они ответ в день суда (Мф. 12, 36).



Сердечная энергия человека должна быть направлена вся к Богу, к любви Его, к исполнению святых заповедей, к борьбе со злом или грехами всякого рода, к сохранению душевного мира, кротости, смирения, свободы духа, сочувствия человечеству в его немощах, заблуждениях, потерях, неудачах, скорбях и болезнях, а не к самолюбию, не к сребролюбию и сладострастию, к чревоугодиям и неумеренным удовольствиям, к играм, спектаклям, к конским ристалищам, к катанию на велосипедах. Между тем враг усиливается всю энергию сердца и воли нашей устремить к суете, к страстям плоти и духа, к люблению мира и всего, что в мире: похоть плоти, похоть очей и гордость житейская (1 Ин. 2, 16), – и, таким образом, постоянно крадет самое дорогое благо человека – спасение души. Один Бог достоин всей нашей любви, всецелой покорности Его святым и животворящим заповедям. Тысячекратно, без числа обманывает нас грех, ввергая в нелепые грехи и в погибель, а мы, как пленники бессильные, постоянно работаем ему через плотское сладострастие и пристрастие к миру. Смотри на святых, как они жили, и угождали Богу, и спасали души!



Нехорошо, неразумно я поступаю, отыскивая долго какую-нибудь вещь, положенную куда-либо и забытую, и скорбя сердцем об ее потере или ненахождении ее на лицо, и в то же время оставляя Господа мыслию и сердцем. Потерянная и необретаемая вещь делается на время идолом сердца, предметом пристрастия и жалости. Все в мире суета и крушение духа. Едино есть на потребу: это Бог и все святое. Один Господь – живот, даяние наше. Ему слава, и честь, и держава.



Ныне нужны сильные и пламенные духом Златоусты, Григории, Василии, а то слово мирское, плевельное взяло большую силу в печати, потому что кто теперь не пишет, не печатает и не читает. Все грамотные, образованные; буквально целое море слов изливается на бумагу, а вдобавок и иллюстрируется картинками, да иногда какими? Иной читатель заглядится, а другой отвернется или раздерет иной лист.



Отчего мы не исправляемся, отчего лжем перед собою и перед Богом? От греховного самолюбия и особенно из-за любви к своей многострастной плоти: из пристрастия к видимому, осязаемому, тленному, временному и от неверия в невидимое. Отчего враг одолевает людей, делая их рабами безумных похотей? От пристрастия к той же плоти, от маловерия и неумения молиться.



У плоти нашей многострастной свой закон греховный, нелепый, гибельный, дьявольский. Она хочет и старается исполнять все, что противно духу, Богу, правде, разуму, истине: дух требует служения Богу и ближним в духе истины и правды; плоть требует служения ей самой, ее самолюбию, ее похотям, лености, чревоугодию, корыстолюбию, сладострастию или блуду, гордости, честолюбию, тщеславию и прочее. Между тем как нужно исполнять дела добродетели, служить бескорыстно больным, сообщать их с Богом через причащение Святых Таин или через молитву за них Богу. Надо одухотворяться и меньше угождать плоти, меньше есть, пить, не скупиться расточать имение на дела благотворения, богатеть в Бога, а не себе собирать (см. Лк. 12, 21).



Все грехи наши происходят главным образом от самолюбия, гордости, саможаления, самоугодия, плотоугодия. Во плоти гнездится причина всех зол, как и произошла она в первых человеках. А потому, чтобы начать и продолжать самовоспитание для Бога, нужно прежде всего самоотвержение, нужно распятие плоти со страстями и похотями (Гал. 5, 24). Так и делали все наши преподобные отцы: они прежде всего обучали себя воздержанию, бдению, молитве, послушанию, трудам, кротости, смирению. Мученики не пощадили себя даже до смерти за Христа.



Дочь моя жестоко беснуется (Мф. 15,22). Плоть наша беснуется бесчисленными страстями: блудом, пьянством, злобою, завистью, своеволием, упрямством, вольнодумством, самодурством, леностью, корыстью, самомнением, гордостью, подобострастием, малодушием, жестокосердием. Псы – это мы, лающие на своего Господа, на Церковь Божию своим ропотом, хулами различными, как раскольники, Толстые, пашковцы и тому подобные.



Замечаю ежедневно, что плоть или ветхий человек во мне очень силен и живуч в крайний ущерб душе моей, порабощаемой плотью. Я ежедневно и ежечасно склонен к саможалению, самоласканию, лености, сну, лакомству, чревоугодию и объядению, лукавству, гордости, презорству ближних, гнушению больными и неблагообразными, кривыми, слепыми, хромыми, лишайными и прыщеватыми, уродливыми, грубыми, безумными; склонен к огорчению, озлоблению, раздражению, злости, злопамятству, мстительности, злорадству, зложелательству, к блуду тайному и явному, к блудным помыслам и вожделениям, к нелепым и хульным помыслам, блазненным, лукавым, к зависти и недоброжелательству, к ропоту, нетерпению, непослушанию, непокорности, своенравию, алчности, скупости, унынию, малодушию, боязни, отчаянию, осуждению других. Надо распинать ежедневно плоть со страстями и похотями (Гал. 5, 24) и упражнять душу, созданную по образу Божию. Как же надо восстановлять, очищать и украшать ее, просвещать, укреплять ее в добродетели?



Сильнейшее препятствие человеку к любви Божией заключается в нашем самолюбии и в сладострастии и любовещности нашей плоти, нашего ветхого человека, потому апостолы учат нас распинать свою плоть со страстями и похотями (Гал. 5, 24), презирать плоть как преходящую, а прилежати о душе – вещи бессмертной, как это делали святые подвижники, например, преподобный Алексий, человек Божий, Иоанн Кущник, Павел Фивейский и все мученики, преподобные, Христа ради юродивые. Если бы знали и помнили люди, как нудится и спешит враг наш диавол погубить нас на всякое время, они не стали бы дремать и лениться, и нерадеть о своем исправлении и спасении, а на всякий час бодрствовали бы, молились, каялис

ь и спешили делать добрые дела.

Человек страстный до плотских наслаждений ищет повода к удовлетворению себя ими зрением, осязанием, слухом, обонянием, вкусом, воспоминанием, воображением. Вся душа, все сердце его отдается земному, плотскому, грубому, растлевающему наслаждению, и он совершенно отступает от Бога, охладевает к Нему, презирает, ни во что не ставит Его, святость Его, правду, мир, простор и живот сердечный, весь отдаваясь обаянию прелести, всецело исполняя волю врага-диавола, сплетаясь с ним, делаясь одним духом с ним. Он теряет тогда характер разумного существа, человека, христианина и делается скотоподобным, неразумным, нецелесообразным, одичалым, извратившем свою природу из словесной в бессловесную, из разумной в неразумную. Так вредно и противно Богу, здравому смыслу и христианской истине и правде пристрастие к земным наслаждениям! Избави, Боже, всякого человека от такого образа жизни!

 


Во-первых, человек, сотворенный по образу Божию, унижает себя и другого чрезвычайно, делая другого человека целью сладострастия как вещь бездушную и себя тем же. Во-вторых, эта любовь нелепая, потому что страстная и бесцельная, безжизненная, извращенная, противная намерениям Творца. В-третьих, она эгоистичная, узкая и слепая, потому что касается одного известного лица и то низшей части его существа – тела, между тем как бессмертная душа презирается и ее истинная цель бытия – славить всячески Господа в правде и святости – извращается: она исключает всякую правильную любовь – любовь к Богу и человечеству, особенно к человеку бедствующему – больному, скорбному, нуждающемуся в нашем сочувствии, в нашей любви, помощи. Далее, она всегда сопровождается скорбью и теснотою, а нередко и смертью.



Через пристрастие к видимой, плотской, вещественной красоте и сладости, возбуждаемое врагом в наших умах и сердцах, он усиливается ежедневно лишать нас вечной, нетленной, святой красоты и сладости Божией и общения со всеми святыми в будущей жизни. А потому да оставляет здесь человек плотское сладострастие и даже зрение с наслаждением на плотскую красоту, которая развратила сердца многих и свела с ума, поставив всю жизнь вверх дном.



Там, где начинается плотская любовь, кончается истинная духовная любовь и начинается действительная вражда на Бога и людей, даже самых близких. Муж, полюбивший другую женщину, делается врагом и неприятелем своей семьи, да и преступницу любит только по-скотски, ради наслаждения гнусного.



Чревоугодие и сластолюбие производят горькие плоды неприязни, гордости и презорства ко всем тем, которые не способствуют или противятся нашему сластолюбию, лишают его; от которых нет пользы, выгоды или которые не привлекают к себе благообразием и красотою; которые болеют язвами и ранами или смердят ими; которые кривы или хромы или которые доставляют нам труд, а вознаграждения не дают. Чревоугодник хотел бы всех и все превратить в орудия, средства и цель своего сластолюбия.



Отчего крайне развратились и одичали, забыли Бога допотопные люди и жители городов Содома и Гоморры? От излишества в пище и питии. Отчего нынешние люди развращаются, нравственно дичают и отпадают от Бога и Церкви? От излишества в пище и питии, от чревного и чресленного бешенства. Не упивайтесь вином, от которого бывает распутство (Еф. 5,18).



Всякое излишество в пище и питии сопровождается расслаблением души и нравственным упадком ее сил, охлаждением к Богу, к молитве, ко всякому доброму делу, упадком любви к ближнему, лишением кротости, смирения, сочувствия к людям, жестокосердием, грубым отношением к бедным, склонностью ко сну, к блуду и т. д. Много надо труда молитвенного, воздыханий, слез, чтобы восстановить добрые отношения к Богу и ближним и сделать опять душу нежною, чувствительною к Богу и ближнему. Так падает душа от невоздержания. О, сколь необходимо воздержание на всякое время христианину! Сколь вредно невоздержание!..



Господство чрева, которому человек привык приносить ежедневно тучные жертвы, заметно во всех действиях человека. И везде ему перечит чрево: в добрых делах, благочестивых упражнениях, нередко в молитвах, в посещениях ближних; все и всё, кто и что не служит чреву, для человека, преданного чреву, противно; а кто и что удовлетворяет ему – приятно. Таково извращение жизни, происходящее от притязаний ненасытного чрева.



Неумеренно и не вовремя употребляемое вино делает душу бессильною в борьбе с внутренними искушениями; душа бывает легко подвержена возмущению, страху бесовскому там, где нет страха, стыдится, где нет стыда.



Падшая природа наша чаще всего расположена согрешать самолюбием, корыстолюбием, чревоугодием, нетерпением, раздражением, озлоблением, непокорностью, своенравием, гордостью, презрением, блудом, унынием, малодушием. Каждый внимай себе, и непрестанно держи на узде свои помыслы, чувства, стремления, и поверяй с Евангелием Господа Бога внутреннюю и внешнюю жизнь свою.



Знаете ли, каковы вы на самом деле? Не знаете. Вот что говорит о вас и обо всех нас испытующий сердца и утробы Господь: не знаешь, что ты несчастен, и жалок, и нищ, и слеп, и наг (Откр. 3, 17).



Ветхий наш человек совершенно противоположен новому: у ветхого свое зрение лукавое, свой слух лукавый, осязание лукавое и нечистое, обоняние и вкус нечистые, воображение и память лукавы и нечисты, ум нечист, сердце нечистое и воля нечистая, намерения и предприятия нечисты, вся деятельность богопротивная, потому что полна самолюбия, самоугодия, своекорыстия.



Не идет ли к нашему времени и к современным нам людям описание апостола Павла нравов живших в его время людей? Он писал о тогдашних людях вот что: они исполнены всякой неправды, блуда, лукавства, корыстолюбия, злобы, исполнены зависти, убийства, распрей, обмана, злонравия, злоречивы, клеветники, богоненавистники, обидчики, самохвалы, горды, изобретательны на зло, непослушны родителям, безрассудны, вероломны, нелюбовны, непримиримы, немилостивы (Рим. 1, 29–31).



Все дела Божии в мире носят печать неподражаемой мудрости, совершенства, красоты, особенно венец творения Божия – человек, мужской пол и женский. Всякому художнику и из людей, отличающемуся высоким стилем своего художества, бывает крайне жаль и обидно, когда его произведения пренебрегаются от других, ему подобных, особенно когда они искажаются, обезображиваются, принимают совсем нежелательный вид и окраску. Каково же высочайшему, единственному, неподражаемому Художнику – Богу – видеть Свое лучшее создание, человека, обезображенным, искаженным, оскверненным, растленным по душе и по телу! Какое негодование, какой гнев праведный заслуживают те люди, которые сами себя обезображивают грехами и страстями! Чем выше, благодатнее, премудрее цель и значение, указанные Творцом человеку, тем преступнее человек, тем он достойнее праведного и великого наказания от Бога, всем и всему даровавшего Свои законы и правила, через которые должна быть достигаема тварями цель, указанная Творцом и Промыслителем. Поэтому человек, созданный по образу Божию и предназначенный к уподоблению Творцу и к вечной блаженной жизни, должен достигать совершенства в разуме и в знании, исполняя заповеди Божии, и так как он существо, волею падшее, должен непременно каяться в своих грехопадениях и исправляться с Божией помощью, при своем тщании и усердии в делании добрых дел. Диавол, зная хорошо назначение человека и красоту богообразной души и тела человека, всемерно противится намерению Божию о человеке и его назначению и старается осквернить, обезобразить, растлить его всякими грехами, особенно блудом и невоздержанием, неверием, вольнодумством, неправоверием, лукавством, всякими пристрастиями житейскими, вообще привязанностью к тленным вещам, завистью, роскошью, любостяжанием, жестокосердием и окамененным нечувствием! А потому каждый разумей содевать свое спасение со страхом и трепетом! Бог производит в вас и хотение, и действие по Своему благоволению (Флп. 2,13).



Грешники несмысленные погасили светильники свои, данные им от Бога, – разум и совесть, попрали, как бессловесные, все дары природы, все богатство благодати Божией.

Во всяких лишениях земных и плотских люди скорбят, иногда безмерно, а когда лишаются явно благодати Божией через грехи свои, тогда мало кто скорбит и часто ни во что вменяют лишение ее. Крайняя слепота и заблуждение падшего человека! Что важнее: душа или тело, плотское или душевное лишение? Лишение ли праха, или лишение вечной жизни, лишение душевного мира, правды, света, свободы, милости Божией? О, буии[6] и слепые человецы, по безумию и несмыслию своему теряющие единое на потребу из-за безумного пристрастия к плоти и к миру! Образумьтесь когда-либо и бросьте пристрастие к миру. Ведь мир скоро оставит вас, если вы его не оставите. Прилепитесь ко Господу всем сердцем – и Он никогда вас не оставит. Вечная истина и непреложная: кто хочет идти за Мною, отвергнись себя, и возьми крест свой, и следуй за Мною. Ибо кто хочет душу свою сберечь, тот потеряет ее, а кто потеряет душу свою ради Меня и Евангелия, тот сбережет ее (Мк. 8, 34–35).



Меня поражают, с одной стороны, величие даров Божиих человечеству в обессмертвовании, очищении, освящении, обновлении и обожении его природы; с другой стороны – лукавство человека, гордость, неверие, неблагодарность перед Богом, легкомыслие, намеренное религиозное невежество, неверие, кощунство над верою и чудесами, погружение в чувственность, пьянство, блудную нечистоту, злоба, зависть, непокорность родителям и властям, непочтение и презрение к старшим. Нужно решительное изменение, возрождение, обновление, иной образ мысли, верований, чувств, дел.



Есть ли какой помысел, самый нелепый, глупый, безумный, нечистый, дикий, есть ли какое самое нелепое, безумное, нечестное, лукавое, растленное чувство и нелепое, безрассудное, вредное и пагубное стремление воли, которых бы ни была причастна наша падшая душа хотя бы на минуту или на мгновение? Всякие духовные ветры, бури, смрады испытала душа наша по причине господствующего в сердцах наших природного растления и от влияния злых, нечистых, нелепых лукавых духов. И святые отцы горько сокрушались и болезновали в своей жизни и в своих писаниях об испытанных ими в жизни наваждениях, наводнениях всяких скверных, лукавых и хульных помыслов и о бурях бесовских, потому что демонам за грехи наши попущено всячески искушать нас, чтобы открылись действительные расположения и стремления душ наших, явилась и образовалась в нас крепкая надежда на Бога и утверждение в нас всякой добродетели.



Божественное начало в человеке – душа – совершенно подавляется в человеке, преданном страстям, например, пьянству, блуду, гордости, зависти, ненависти, корысти, лености, унынию, отчаянию, тщеславию, честолюбию, лукавству, лжи.



О, грешная душа, слепая, растленная, оскверненная! Как ты лукава, неправедна и блудлива! Ты засматриваешься на красоту лица и вожделеваешь сладострастно, не обращая внимания на образ Божий, которым украшена душа и которым красив и лик человека, и через то ругаешься[7] Богу – Первообразу нашему. Ты видишь кривого, слепого, хромого, или больного, или некрасивого лицом – и отвращаешься его, презираешь, не любишь его. О, ученица диавола! Зачем волю этого прелестника и человекоубийцы творишь? Зачем образу Божию ругаешься? Смотри не на внешность, а на внутреннее, на душу бессмертную и равно чти всякого человека, безотносительно к твоей алчной, сладострастной плоти, как повелено тебе Богом. Всякая душа как образ Божий прекрасна, а тело тленное получает всякие уродства в наказание, или урок, или во спасение души.

Ты, величавое и гордое существо, дмящееся[8] своим умом и разными дарованиями или своею красотою и силою, искусствами, знаниями, предприятиями и важными делами, размысли, из чего состоит твое тело бренное: из земли, воды, воздуха, огня и малого количества света и из бесчисленного множества малых червей и инфузорий. В самом деле ты – червь и весь состоишь из червей, которых, если хочешь, можешь усмотреть и простым глазом, и вооруженным через увеличивающее стекло, а по смерти ты делаешься весь в своем теле добычею червей. Вот твоя физическая сторона, которую ты так ласкаешь, бережешь сверх меры, лелеешь, холишь, удовлетворяешь ей в ее прихотях. Перестань гордиться, смирись перед нетленным вечным Творцом и не прельщайся видимым, но стремись умом и сердцем и всем существом к нетленному, невидимому, вечному, и благоговей перед Создавшим тебя в двойственном существе – духовном и вещественном, нетленном и тленном, и прилежи о душе бессмертной, а тело, то есть его прихоти, отсекай.

6Буий – глупый, несмышленый. – Прим. ред.
7Ругаться – насмехаться. – Прим. ред.
8Дмюсь – надмеваюсь, кичусь, горжусь. – Прим, ред.
Нужна помощь
Купите 3 книги одновременно и выберите четвёртую в подарок!

Чтобы воспользоваться акцией, добавьте нужные книги в корзину. Сделать это можно на странице каждой книги, либо в общем списке:

  1. Нажмите на многоточие
    рядом с книгой
  2. Выберите пункт
    «Добавить в корзину»