3 книги в месяц за 299 

О Боге, вере и церкви. Мысли христианинаТекст

0
Отзывы
Читать фрагмент
Отметить прочитанной
Как читать книгу после покупки
Шрифт:Меньше АаБольше Аа

По благословению

Митрополита Санкт-Петербургского и Ладожского ВЛАДИМИРА



© Издательство «Сатисъ», 2006

Глава I
Бог и творение

Святая Троица

Дух (есть) Бог: и иже кланяется Ему, духом и истиною достоит кланятися.

Ин. 4,24

Бог есть такое духовное Существо, от Которого всё и без Которого немыслимо ничто, в Котором начало, продолжение, жизнь и сохранение всего; Который бесконечно выше всякого времени и пространства; Который не начинался никогда и никогда не окончится; пред Которым всё как несуществующее; Который весь везде; Коего не вытесняет из какого-либо пространства ни один атом, ни горы, ни небесные тела, ни моря, ни воздух, ни земля; Который занимает Сам от вечности всякое пространство, занимаемое каким бы то ни было телом, хотя землей, и Сам, силой Своей содержит в бытии то тело; Который есть на всяком месте, на всякой невообразимой линии пространства, и Сам содержит неограниченно всякое пространство; – одним словом: Бог есть Сый, то есть как бы един вечно Сущий, един, Который есть, был и будет.

* * *

Когда идет дело о тайнах Божиих, не спрашивай внутренно: как это бывает? Ты не знаешь, как Бог сотворил весь мир из ничего; не можешь, да и не должен знать и здесь, как что-либо Бог делает тайно. Тайна Божия тайной и должна для тебя остаться, потому что ты не Бог, не можешь знать всего, что бесконечно премудрому, всемогущему Богу известно. Ты – дело рук Его, ничтожная тварь Его. Помни, что было время, когда не было ничего, а потом все, что есть теперь, сотворено из ничего Словом Божиим. Без Него ничтоже бысть, еже бысть (Ин. 1,3).

* * *

Когда ты про себя в сердце говоришь или произносишь имя Божие, Господа, или Пресвятой Троицы, или Господа Саваофа, или Господа Иисуса Христа, то в этом имени ты имеешь все существо Господа: в нем Его благость бесконечная, премудрость беспредельная, свет неприступный, всемогущество, неизменяемость. Со страхом Божиим, с верой и любовью прикасайся мыслями и сердцем к этому всезиждущему, всесодержащему, всеуправляющему имени. Вот почему строго запрещает заповедь Божия употреблять имя Божие всуе, потому то есть, что имя Его есть Он Сам – Единый Бог в трех Лицах, простое Существо, в едином слове изображающееся и заключающееся, и в то же время не заключаемое, то есть не ограничиваемое им и ничем сущим.

* * *

Великие имена: Пресвятая Троица, или Отец, Сын и Святый Дух, или Отец, Слово и Святым Дух, призванные с живой, сердечной верой и благоговением или воображенные в душе, суть Сам Бог и низводят в нашу душу Самого Бога в трех Лицах. Но из Бога и Богом и в Боге всяческая (Рим. 11, 36), – потому, если ты живой верой и добродетелью, особенно кротостью, смирением и милосердием, соединен с Богом Триипостасным, проси у Него чего хочешь, чего научит тебя просить Дух Святый, и будет тебе: или скоро, во мгновение, в один час, или через некоторое время, по усмотрению Премудрости Божией. Проси отМене, и дам ти (Пс. 2, 8) – все, чего бы ты ни попросил, меньше, без всякого сомнения, бесконечно меньше Самого Дателя, как от Него имеющее бытие. А как Сам

Податель – Само это бесконечное, простое Существо может быть некоторым образом обнято одной нашей мыслью, одним словом, то верь, что одно слово твое, одно прошение твое об исполнении чего-либо тотчас, по манию Господа, может стать вещью и делом. Речет, и будет; повелит, и создастся (Пс. 32, 9). Вспомни Моисеевы чудеса, вспомни, как этот человек Божий был богом для фараона и как мгновенно по его слову, или по движению руки, или жезла его все претворялось или появлялось новое. О, Боже великий, Боже препрославленный, Боже чудес, Боже милости, щедрот и человеколюбия неизреченного, слава Тебе всегда, ныне и присно и во веки веков! Аминь.

* * *

Когда мы говорим о Боге славы, о воле Его, законе Его, тогда нам должно совершенно забыть о собственной славе и совершенно погрузиться в созерцание славы Божией или премудрой, всеблагой воли Его; мы не должны тогда думать о своих недостатках, которые диавол вводит в сознание наше и в чувство наше для того, чтобы уронить нас в собственных наших глазах, повергнуть нас в ложный стыд, уныние и отчаяние. Надо помнить, что нет совершенства на земле ни в чем, равно как и в славе: отчасти боразумеваем и отчасти пророчествуем (проповедуем) (1 Кор. 13, 9). И кто стыдится и краснеет за свое несовершенство, тот стыдится призрака, представляющегося ему в его собственном воображении, тот горд мнимыми своими совершенствами.

* * *

Неверующий в вездеприсутствие Божие в мыслях своих и в сердце своем клевещет на державу Божию, не приписывает Ему и того свойства, которое имеет воздух, ибо и воздух есть везде. Творец ли воздуха не везде? Что Бог везде, этому сильным доказательством служит само неверие в вездесущие или вообще какой бы то ни было грех. Так при неверии сердце мое стесняется, претерпевает какое-то жжение, томится, мучится, ум помрачается, я нахожусь весь в безотрадном положении.

Но при живой вере, что Бог везде, на всяком месте, и, значит, всегда со мной и во мне, мое сердце широко, свободно, легко, живо, ум светел, я – в отрадном положении. Таким образом то самое, что меня убивает, служит разительным доказательством того, в бытии чего я сомневаюсь. Неверие потому и мучит меня, что оно есть клевета сердца моего или злого духа на Бога, Который есть жизнь моя. Мысленное отрицание моей свободной душой Само-Живота есть, естественно и праведно, смерть для нее. Еще: Бог есть мысленное Существо, и душа моя тоже мысленное существо от первого мысленного, потому и общение с Богом бывает у меня через мысль, через веру сердца, которая есть не иное что, как живая и ясная мысль, что Бог есть на всяком месте; когда у меня такой мысли нет, значит есть мысль противоположная, отрицательная; когда соединительное начало души моей с Богом пресечено, тогда нет для меня и жизни истинной, а есть один призрак внешней, ложной жизни, животной.

* * *

Какое имя Богу нашему? – Любовь, Благость, Человеколюбие, Щедроты. Когда молишься, зри сердечными очами, что перед тобой стоит Любовь и Благость, что тебе внимает Человеколюбец.

* * *

Господи! Имя Тебе – Любовь: не отвергни меня, заблуждающегося человека! Имя Тебе – Сила: подкрепи меня, изнемогающего и падающего! Имя Тебе – Свет: просвети мою душу, омраченную житейскими страстями! Имя Тебе – Мир: умири мятущуюся душу мою! Имя Тебе – Милость: не преставай миловать меня!

* * *

Господь твой есть Любовь; люби Его и в Нем всех людей, как чад Его во Христе. Господь твой есть Огнь; не будь холоден сердцем, но гори верой и любовью. Господь твой есть Свет; не ходи во тьме и не делай ничего в темноте разума без рассуждения и понимания или без веры. Господь твой есть Бог милости и щедрот; будь и ты для ближних источником милости и щедрот. Если ты будешь таким, то улучишь спасение со славой вечной.

Говори в сердце от всего сердца: все для меня Господь, я ничто, я бессилие, немощь. Без Мене не можете творити ничесоже (Ин. 15, 5), – говорит Сам Господь, ибо Я – можно прибавить – все для вас. Будь убежден в этом сердечно каждую минуту жизни и прибегай решительно во всем ко Господу, надеясь получить от Него все благопотребное для твоего спасения и даже для временной жизни.

* * *

Призывая на молитве Господа Бога в трех Лицах, помни, что ты призываешь Безначального Отца всей твари, Ангелов и человеков, что тебе, призывающему, удивляются все Силы Небесные и с любовью взирают на тебя за то, что ты с верой и любовью и подобающим благоговением призываешь общего их и нашего Отца, Творца Вседержителя и Господа, Коего они безмерно любят, перед Коим крепко благоговеют.

О, какое высокое счастье и блаженство, какое величие, какое достоинство призывать вечного Отца! Дорожи постоянно и неизменно этим высочайшим счастьем, этим блаженством, которое предоставила тебе бесконечная благость Бога твоего, и не забывайся во время молитвы твоей. Тебе внимает Бог, тебе внимают Ангелы и святые Божии человеки.

Февраля 26-го 1864 года


Прослезился я, писав эти строки.

* * *

О Троице, Боже наш! Простое Существо, создавший и душу нашу по образцу Твоему, да в Тебе жизнь и мир свой имеем! О Троице, Питательница и Надежда наша! Даждь нам в Тебе единой всегда надежду свою полагать, в Тебе единой жизнь и покой обретать. О Троице! Ты, как мать, носишь всех нас на руках Своих и всех нас питаешь из рук Своих, как нежнейшая мать! Ты никогда не забываешь и не забудешь нас; ибо Ты Сам сказал: аще и жена забудет чадо свое —Аз не забуду тебе (Ср.: Ис. 49, 15), то есть не перестану питать, охранять, защищать и спасать тебя. Еще Ты Сам сказал: не имам тебе оставити, ниже имам от тебе отступити (Евр. 13, 5). Для чего же мы беспокоимся о пище, для чего жадничаем, пресыщаемся, лакомимся? Для чего жалеем уделить ближнему? О, окаянство! О, слепота! О, самолюбие грязное! О, нелюбовь к Богу и ближнему! Ведь в лице ближнего – Бог, а мы Богу Самому жалеем Его же даров! Вспомни, как щедро наградил духоносный Елисей-пророк женщину сонамитянку, принимавшую его от всей души в дом свой и простосердечно его угощавшую! Он испросил ей у Бога сына, и потом, когда сын умер, воскресил его.

Воплощение Превечного Слова

И Слово плоть бысть и вселися в ны.

 
Ин. 1,14

Это чудо чудес; это являет бесконечную благость, премудрость и всемогущество Господа твари; или еще то, что Он Сам, будучи Господом твари Безначальным, невместимым, изволил и возмог Сам соделаться человеком нашего ради спасения, и Слово, Имже вся быша, плоть бысть и вселися в ны, с человеки пожив и по всему быв как человек, кроме греха. Ужасеся о сем небо, и земли удивишася концы, яко Бог явися человеком плотски[1], беседовал с нами, благодетельствовал нам, бесчисленные чудеса сотворил, пострадал (о, чудо!), умер (о, ужасное чудо!) и воскрес, и нас, умерших в Адаме, совоскресил с Собою! Славлю всеблагую, святую, всемогущую, премудрую державу Твою, Господи! Яви и на мне, Господи, чудную державу Твою и, имиже веси судьбами, спаси мя, недостойного раба Твоего, презирая вольные и невольные согрешения мои, согрешения ведомые и неведомые, наставляя меня присно на путь Твой и укрепляя меня в пути сем благодатью Твоей, через меня же – и для прочих, для которых Ты поставил меня светильником, пастырем, учителем и священнодейственником.

* * *

Господь до воплощения Своего дал человечеству испытать всю горечь греха, все бессилие свое к искоренению его, и, когда пожелали все Избавителя, тогда Он и явился, премудрый, всесильный Врач и Помощник. Как стали алкать и жаждать правды при оскудении ее, тогда и пришла Правда вечная.

* * *

От какой глубокой язвы, от какой смертельной раны, от какого убийственного дыхания греха пришел спасти нас Небесный Врач, Господь Иисус Христос! Кто постигнет это вполне? Никто. Только отчасти, по своему опыту, некоторые из нас видят глубину бездны, в которую ниспали мы через грех, – все свое бессилие для добра, всю силу и бездну зла или греха, гнездящегося в нашем сердце. Но и это дает нам видеть просвещающая наши омраченные сердца благодать Божия. Естественным разумом человек этого не видит, и потому не может видеть и чувствовать нужды исправления, иметь силы для этого исправления и обновления.

* * *

Христос на землю сниде, да нас на небеса возведет[2]. Стремимся ли мы к осуществлению цели пришествия на землю возлюбленного нашего Спасителя? Мудрствуем ли горняя? Стремимся ли к Горнему Царству? Будем отвечать на это чаще. Ценим ли мы учение и проповеди Спасителя, Его страдания, смерть? Не попираем ли мы всего Его домостроительства, прилепившись к земному вместо горнего? Ей, Господи!

* * *

Я – нравственное ничтожество: без Господа нет у меня истинно верной мысли и доброго чувства и прямо доброго дела; без Него я не могу отогнать от себя помысла греховного, чувства страстного, например: злобы, зависти, блуда, гордости и прочего. Господь – совершение всего доброго, что я мыслю, чувствую, делаю. О, как беспредельно широка действующая благодать Господа во мне! Все для меня Господь, и так ясно, постоянно. Моя – только греховность, мои – только немощи. О, как мы должны любить Господа, изволившего нас воззвать из небытия к бытию, почтить образом и подобием Своим, поселить в раю сладости, покорить всю землю, и, – когда мы не соблюли Его заповеди, увлеклись обольщением диавола и безмерно оскорбили Творца своего своей неблагодарностью и восприяли в себя качества искусителя: гордость, злобу, зависть, неблагодарность и все его злохудожества, которым он стал нас поучать, как своих пленников, – Он не отринул нас навеки, но благоволил искупить нас от греха, проклятия и смерти, коим мы подпали через грех, и Сам в конец веков явился на земле, восприял наше естество; Сам стал моим Учителем, Исцелителем, Чудотворителем, Спасителем; Сам приял за нас казнь, умер за нас, чтобы мы не погибли вечно, воскрес, чтобы и нас воскресить по смерти, вознесся на небо, чтобы и нас возвести туда, ниспадших через грех, и сделался для нас всем: пищей, питьем, светом, очищением, святыней, здравием, силой заступающей, спасающей, сохраняющей и милующей.

Взирая на Крест Спасителя, созерцай распятую на нем нашего ради спасения Любовь и помышляй, для какого блаженства Он спас нас, от каких мук Он искупил нас! Из челюстей какого зверя Он исторгнул нас и к какому Отцу Он приводит нас! О, любовь! О, выкуп! О, ужасы мучений бесконечных! О, блаженство неописанное и конца не имущее!

Любовь Божественного Спасителя нашего Иисуса Христа, Бога Отца и Духа Святаго так к нам велика, безмерна, что перед ней становится незначительной или как бы исчезает всякая нелюбовь, вражда, ненависть к нам человеческая. По этой-то безмерности любви к нам Божией и ничтожности человеческой вражды, Спаситель повелел всем нам любить врагов наших, благословлять клянущих нас, добро творить ненавидящим нас и молиться за творящих напасть (Мф. 5,44). Мы в любви Божией; велико ли дело, что нам не доброжелательствуют люди? Что они могут сделать нам, когда так возлюбил нас Бог?

* * *

Сколько благодеяний доставила мне доселе вера Христова! Не говоря о бесчисленных других благодеяниях, скажу об одном: сколько душевных возмущений, страстей она прогоняла и умиротворяла меня! Сколько исправила кривых стремлений сердца! Сколько раз грехи очищены и душа спасена была от духовной смерти! И как близок Господь наш к верующему! Он как воздух, как дыхание уст наших, дыхание сердца нашего, души нашей.

* * *

Люблю я взирать на образ воскресшего Жизнодавца со знаменем в руке, с этим символом победы над смертью и имущим державу смерти – диаволом. Где ти, смерте, жало? Где ти, аде, победа (1 Кор. 15, 55)? Какой славный Победитель! Какого лютого, всезлобного врага победил! Врага, который величался своими победами несколько тысяч лет! Тебе, Победителю смерти, вопием: осанна в вышних, благословен грядый во имя Господне![3] Величаем Тя, Жизнодавче Христе, нас ради во ад сшедшаго и с Собою вся воскресившаго[4]. Совоскресил еси, Христе, всероднаго Адама, воскрес от гроба[5].

* * *

Помни постоянно, что свет души твоей, мыслей твоих, сердца твоего от Иисуса Христа: Он Свет очию сердца нашего, не так как этот, от солнца происходящий свет, являющийся и исчезающий, не проникающий сквозь непрозрачное вещество и многое оставляющий в темноте, не могущий просветить ни одной души во тьме греха. Он есть Свет, просвещающий всякого человека (то есть главную часть его существа – душу), грядущаго в мир (Ин. 1,9). Да, свет Христов просвещает всех, даже язычников: свет во откровение языком (Лк. 2, 32). Он светит и во тьме греховной; но греховная тьма людская, или люди, во тьме греха живущие, не понимают Его (не объят (Ин. 1, 5)), не догадываются, что свет, бывающий в их душах, от Христа, и думают, что он их природный свет, что они природным умом своим, своей сметливостью, рассудительностью дошли до известной истины или совершили известное дело; не думают они, что только во свете Христовом они видят всякий свет (Пс. 35, 10) – свет всякой благородной науки, благородного искусства и всякого дела.

* * *

Я и здесь упокоеваюсь во Христе и со Христом; как же мне не верить, что после смерти меня ожидает вечное в Нем упокоение после борьбы со врагами земными! Мне и здесь без Христа тяжело, мучительно; как же мне не верить, что тем более будет для меня мучительно без Него там, когда Он окончательно отвергнет меня от лица Своего! Так здешнее состояние наших душ предызображает будущее. Будущее будет продолжением настоящего состояния внутреннего, только в измененном виде относительно степени его: для праведников оно обратится в полноту вечной славы, для грешников – в полноту вечных мучений.

* * *

Непостижимо, как Сам Христос соединяется со знамением крестным и дает ему чудесную силу прогонять страсти, демонов и успокаивать возмущенную душу. Точно также непостижимо, как дух Господа нашего Иисуса Христа соединяется с хлебом и вином, претворяет его в Плоть и Кровь и явно очищает нашу душу от грехов, внося в нее небесный мир и спокойствие, делает ее благой, кроткой, смиренной, полной сердечной веры и упования. Это объясняется отчасти тем, что везде всемогущий, творческий дух Господа нашего Иисуса Христа и везде Он может даже не сущая нарицати яко сущая (Рим. 4,17), тем более из сущего делает другое сущее. А чтобы маловерное сердце не помыслило, что крест или имя Христово чудесно действуют сами по себе, а не Христом, – эти же крест и имя Христово не производят чуда, когда я не увижу сердечными очами или верой Христа Господа и не поверю от сердца во все то, что Он совершил ради нашего спасения.

* * *

Иже убо Своего Сына не пощадекако убо не и с Ним вся нам барствует (Рим. 8, 32)? Главное, величайшее, дано, все прочее, чего ни просим, бесконечно меньше Сына Божия. Потому благонадежно можем просить у Бога всего о имени Иисуса Христа, – всякого блага, о каком только можем помыслить. Еже аще что просите от Отца во имя Мое, то сотворю: да прославится Отец в Сыне (Ин. 14,13). Прощения ли грехов и успокоения просишь усопшим? Он есть очищение о гресех всего мира (1 Ин. 2, 2). Кровь Его очищает нас от всякаго греха (I Ин. 1,7). Он может простить и усопшим всякое согрешение, содеянное ими словом, делом или помышлением. Он есть воскресение и живот и покой усопших рабов Своих (См.: Ин. 11,25)… Просишь ли благ живым людям и себе? Егоже аще хощете, просите, говорит Он, и будет вам (Ин. 15,7).

* * *

Имея Христа в сердце, бойся, как бы не потерять Его, а с ним и покоя сердечного; горько начинать снова, усилия прилепиться к Нему снова, по отпадении, будут тяжки и многим будут стоить горьких слез. Держись всеми силами за Христа, приобретай Его и не теряй святого дерзновения пред Ним.

* * *

Мысленными очами сердца вижу я, как мысленно вдыхаю в сердце свое Христа, как Он входит в него и вдруг упокоевает и услаждает его. О, да не пребуду я един, без Тебя, Жизнодавца, дыхания моего, радования моего! Худо мне без Тебя.

* * *

Ты, грешник, ниспавший в глубину зол, когда представишь множество грехов своих и впадешь в отчаяние и ожесточение, вспомни, что Отец Небесный послал в мир для твоего спасения от грехов и от вечного осуждения за них Единородного Сына Своего, Господа нашего Иисуса Христа. Притеки с верой к этому Ходатаю Бога и человеков, умоляя Его из глубины души омыть всеочищающей Кровью, за нас пролитой на Кресте, и твои беззакония, – притеки усердно к покаянию, глаголя перед иереем Его, как перед Ним Самим, беззакония твои, да оправдишися, – приступи и к Святой Чаше, если служитель Таинства найдет тебя готовым, и грехи твои очистятся; и, как река, будет мир твой, и будешь ты Отца Небесного сыном, который был мертв и ожил, пропадал и нашелся (Лк. 15, 24, 32).

* * *

О, имя сладчайшее, имя святейшее, имя всемогущее, имя Господа нашего Иисуса Христа! Победа моя, Господи, слава Тебе! Господи, мы члены Твои, мы едино тело, Ты – Глава наш. Господи, да бежат от нас все страсти, да бежат от нас демоны! Господи! Даждь нам благодать любви николиже отпадающия! Господи! Да оказываем мы уважение и любовь друг другу, как Тебе Самому, как обоженным Тобою.

 

Бог Святый Дух

И Аз умолю Отца, и иного Утешителя даст вам, да будет с вами во век.

Ин. 14,16

Дух Святый называется Утешителем (Ин. 14, 26) по существу Своему, которое есть мир, радость и блаженство бесконечное, и по действию Своему на души верующих, которых Он утешает, как мать, в их добродетелях, в их страданиях, скорбях и болезнях, в их подвигах за веру; называется еще Утешителем в противоположность злому духу уныния, который часто приражается к душам нашим. Всякое явление имеет причину. Так, сотворив какое-либо доброе дело, вы радуетесь, находите утешение в душе своей. Отчего? Оттого, что в вас Дух-Утешитель, везде сый и вся исполняяй. Сокровище благих\ Который утешает вас. Напротив, сделав что-либо худое или не сделав ничего худого, вы ощущаете иногда в душе убийственное уныние. Отчего? Оттого, что вы допустили овладеть собой злому духу уныния. Например, вы становитесь на молитву, и вами овладевает уныние, между тем как до молитвы его не было; или, вот, вы принимаетесь читать какую-нибудь книгу духовного содержания, например Священное Писание, и вами тоже овладевает уныние, леность, сомнение, маловерие и неверие. Отчего? Оттого, что вас искушают, над вами коварствуют злые духи уныния, сомнения и неверия. Вы в церкви у Богослужения: и вам скучно, тяжело, лень – на вас напало уныние. Отчего опять? Оттого, что над вами коварствуют злые духи уныния и лености. Или вы принимаетесь за сочинение духовное, например за проповедь, и в вашем сердце, в вашем уме мрак, холод, а во всем теле – расслабление. Отчего? Оттого, что в вас коварствуют невидимые враги. Доказать это легко: только не стань всего этого делать, и будет так легко и приятно, будет такой простор в душе и сердце – откуда что возьмется. Потому Дух Святый совершенно необходим всем нам во всех благих делах наших: Он есть наша сила, крепость, свет, мир, утешение.

* * *

Все блага души, то есть что составляет истинную жизнь, покой и радость души, – от Бога! Опыт. То мне сердце говорит: Ты, Святый Душе, Сокровище благих!

* * *

Долго я не знал во всей ясности, как необходимо укрепление нашей души от Духа Святаго. А теперь Многомилостивый дал мне узнать, как оно необходимо. Да, оно необходимо каждую минуту нашего бытия, как дыхание, – необходимо на молитве и во всей жизни; без укрепления Его душа наша постоянно склонна ко всякому греху и, значит, к смерти духовной; она расслабевает, совершенно обессилевает от входящего в сердце зла и немощна становится для добра; без укрепления от Духа Святаго чувствуешь, как сердце подмывается от различного зла и готово ежеминутно потонуть в бездне его. Тут-то надобно, чтобы сердце наше стояло на камне. А камень этот – Дух Святый: Он укрепляет наши силы, и, если человек молится, Он укрепляет сердце его в вере и надежде на получение просимого; Он воспламеняет душу его любовью к Богу; Он навевает на душу мысли светлые, благие, укрепляющие ум и сердце; если человек совершает различные дела, Он укрепляет сердце его сознанием важности и необходимости труда его и терпением несокрушимым, которое все трудности преодолевает; Он, при обращении с людьми разных состояний и обоих полов, вдыхает в него уважение к лицу человека, который есть равно – образ Божий, кто бы он ни был, искупленный Кровью Христа Бога, и отвлекает его сердце и внимание от его, иногда очень неблаговидной, внешности тела и одежды, его грубости в слове и обращении. Он-то соединяет всех нас любовью, как чад Отца Небесного, и во Христе Иисусе учит нас молиться: Отче наш, Иже еси на небесех…

* * *

Утешитель Дух Святый, исполняя всю вселенную, проходит сквозь все верующие, кроткие, смиренные, добрые и простые души человеческие, живя в них, оживляя и укрепляя их; Он бывает один дух с ними и бывает все для них: свет, сила, мир, радость, успех в делах, особенно в благочестивой жизни – все доброе. Сквозь вся проходяй духи разумичныя, чистыя (Прем. 7, 23). Вси единем Духом наноихомся (1 Кор. 12, 13). Все благочестивые люди – напоение единого Духа Божественного, подобно напоенной губке.

* * *

Все силы и чудеса совершает Дух Свитый. Тем же Духом подаются иному силы, другому действия сил. Ты только говори с верой, совершение слова не твоя забота, а Духа Святаго.

* * *

Как в разговоре с людьми посредником между нашим словом и словом другого служит воздух, находящийся везде и все наполняющий, и через воздух слова долетают до слуха другого, а без воздуха невозможно было бы говорить и слышать, так, в духовном отношении, в сообщении с бестелесными существами посредником бывает Дух Святый, везде сый и вся исполняяй. Не понимаем вполне, как через посредство воздуха слова наши слышат другие, иногда на далеком расстоянии, однако же знаем, что слышат; не понимаем также, как слышат в Духе Святом святые Ангелы и человеки вопли сердца нашего, а знаем, что слышат. Как там удостоверяемся в слышании другими нашей речи из ответов, так и здесь удостоверяемся из ответов. Там мы видим очами телесными лицо, с которым говорим, здесь – очами сердечными: глазу представляется образ, оку сердца – лицо невидимое или дух невидимый. Для телесных существ есть расстояние, для Святаго Духа оно не существует.

* * *

Мы потому и можем мыслить, что есть беспредельная Мысль, как потому дышим, что есть беспредельность воздушного пространства. Вот отчего и называются вдохновением светлые мысли о каком-либо предмете. Мысль наша постоянно течет именно под условием существования беспредельного мыслящего Духа. Вот почему апостолы говорят: мы не довольны есмы от себе помыслити что, яко от себе, но довольство наше от Бога (2 Кор. 3, 5). Вот почему и Спаситель говорит: не пецытеся, како или что возглаголете: дастбося вам, что возглаголете (Мф. 10, 19). Видишь, и мысль, и даже само слово (вдохновение) приходит к нам отвне. Это, впрочем, в состоянии благодати и в случае нужды. Но и в обыкновенном нашем положении все светлые мысли – от Ангела Хранителя и от Духа Божия; тогда как, напротив, нечистые, темные – от нашего поврежденного существа и от диавола, всегда приседящего нам. Как же нужно вести себя христианину? Бог Сам есть действуяй в нас (Флп. 2, 13). Вообще везде в мире мы видим царство мысли, как во всем составе видимого мира, так, в частности, – на земле, в обращении и жизни земного шара – в распределении стихий света, воздуха, воды, земли, огня (в сокровенности), тогда как другие стихии разлиты во всех животных: в птицах, рыбах, гадах, зверях и человеке – в их мудром и целесообразном устройстве, в их способностях, нравах или привычках, – в растениях – в их устройстве, питании и прочем, – словом, везде видим царство мысли, даже в бездушном камне и песчинке.

* * *

Когда читаешь в слух народа продолжительное молитвенное правило, тогда враг сбивает твое сердце и гасит слово на устах мыслью, что народ не понимает многих слов и что напрасная трата времени читать такие молитвы. Очевидно – вздор. А что же Дух Святый, Наставник на всякую истину? Разве Он остается праздным и не действует просветительно на сердца человеческие? Не случалось ли тебе самому испытывать это озарение сердца от Святаго Духа? Ты прежде не понимал некоторых слов и выражений, а потом вдруг Дух Святый отверз тебе ум разумети непонятные прежде слова и выражения – и такой свет вдруг просвещает твое сердце; то же бывает, поверь, и с другими. Читай с твердостью сердца, без губительной мнительности. Сей семя – Бог возрастит.

* * *

Как резко различаются в нас: с одной стороны – дух благий, дух мира, спокойствия, радости, света, дух животворящий; с другой – дух злой, дух тесноты, томления, уныния, мрака, дух, убивающий душу нашу. Первый – Дух Божий, Коим живем, дышим духовно, двигаемся и существуем; второй – дух злой, сатана.

* * *

Кто построил себе дом, тот, по всему праву, и жить должен в нем. Мы – домы нашего Создателя; Он нас создал для Себя: ибо Он все содела Себе ради (Притч. 16,4); Он и жить должен в нас, а не диавол, этот убийца, вор, хищник, этот обманщик. Господи! прииди и вселися в ны[6]. К нему приидема, и обитель у него сотворима (Ин. 14, 23). Не весте ли, яко храм Божий есте, и Дух Божий живет в вас (1 Кор. 3, 16)?

* * *

Бог есть простое, совершеннейшее Существо, то есть чистейшая святыня, чистейшее добро и правда; и чтобы быть в единении с Богом, чтобы быть одним духом с Ним (ибо мы от Него), нужно, по благодати Его, стяжать в себе совершенную простоту добра, святости и любви. Все святые, сущие на небесах, очищены Кровью Сына Божия, Духом Святым, и ни тени греха в себе не имеют; для того они и подвизались сами в этой жизни, для того мучились плотью, чтобы очистить себе от всякая скверны плоти и духа и творить святыню в страсе Божии (2 Кор. 7, 1), чтобы соединиться навеки с тем всеблаженным Существом; для того и теперь стоит в мире Церковь Святая со всеми ее учреждениями, для того иерархия, Богослужение, Таинства, обряды, для того посты, чтобы очищать и освещать чад Божиих, ради соединения с оным всеблаженным Существом, в Троице славословимым Отцем, Сыном и Духом Святым.

Живая вода Духа Святаго да наполнит мое сердце и да потекут реки воды живы от сердца моего во славу Божию и во спасение людей Божиих.

Во славу Триединого Бога. Аминь.

1Канон Ангелам и всем святым, глас 8-й, песнь 9-я, ирмос.
2Акафист Иисусу Сладчайшему, кондак 8-й.
3Тропарь в Неделю ваий.
4Величание на утрени в Фомино воскресенье.
5Пасхальный канон, песнь 6-я.
6Молитва Святому Духу.
Бесплатный фрагмент закончился. Хотите читать дальше?
Купите 3 книги одновременно и выберите четвёртую в подарок!

Чтобы воспользоваться акцией, добавьте нужные книги в корзину. Сделать это можно на странице каждой книги, либо в общем списке:

  1. Нажмите на многоточие
    рядом с книгой
  2. Выберите пункт
    «Добавить в корзину»