Уведомления

Мои книги

0

Бесплатно

Сомнительный Спаситель

Текст
iOSAndroidWindows Phone
Куда отправить ссылку на приложение?
Не закрывайте это окно, пока не введёте код в мобильном устройстве
ПовторитьСсылка отправлена
Отметить прочитанной
Сомнительный Спаситель
Шрифт:Меньше АаБольше Аа

Сомнительный спаситель

Год: 3078 н.э.

Конфликт: Война дронов

Эпизод: Финальное сражение

Место действия: Галактика «Млечный путь», созвездие «Кассиопея», диффузная туманность NGC 281

1. Боевая тревога

Тяжелый межгалактический боевой крейсер завис на границе туманности в области активного звездообразования. После прыжка через гиперпространство он израсходовал большую часть энергии и вынужден был остановиться на заправку. Ионизированный водород, источаемый в эмиссионной туманности, был самым лучшим топливом для ядерных ускорителей крейсера.

На центральном мостике крейсера творилась суета и предельная оживленность. Техники, подгоняемые офицерами, носились от одной приборной панели к другой: считывая показатели и выставляя необходимые параметры на аппаратах. Только двое пилотов сидели относительно спокойно в своих креслах перед обзорными окнами мостика, разглядывая, как флюоресцируют красным цветом (под действием ультрафиолетового излучения) горячие молодые звезды рассеянного скопления.

– Какая красотища! – выдохнул первый пилот, нажав кнопку выключения внутренней связи на своих наушниках с микрофоном, и чуть слышно добавил. – Вблизи эта туманность выглядит как сказка.

– Что ты там бормочешь, Клим? – спросил у него второй пилот, сдвинув с уха один наушник. – Я тебя не слышу!

– Ты только посмотри на это диво, Стас. Уж сколько я повидал разных созвездий и туманностей, а все равно, каждый раз, впечатляюсь этой невообразимой картине. Только настоящий художник-творец мог написать такую красоту.

Второй пилот внимательно посмотрел на первого и тоже отключил свой наушник с микрофоном. Наклонился всем телом ближе к нему и строго, с упреком произнес:

– Клим, включи внутреннюю связь. Срочно! Ты чего устав нарушаешь? Под трибунал захотел?

– Да перестань, Стас! Они там все что-то обсуждают, галдят, нервничают. Мешают мне насладиться этим потрясающим пейзажем. Если что-то и произойдет или кто-то приблизится к нашему крейсеру – то на мониторе все отобразится, и я сразу подключусь к связи. К тому же, до нашего прилета, сюда были отправлены дроны-разведчики. И поскольку от них никакой подозрительной информации не поступало – значит здесь все спокойно должно быть. Так что, ты лучше расслабься и полюбуйся на эту прелесть.

– Ты серьезно?! Ты что думаешь, мы сюда за десять тысяч световых лет от земли метнулись, чтобы посмотреть, как переливаются в радиоактивном излучении молодые звезды?

– А разве нет? – осклабился Клим, надсмехаясь над своим коллегой. – С Земли эта туманность напоминает Пакмана. Интересно же посмотреть, кого же он тут пожирает.

– Какой еще Пакман? О чем ты?

– Ну, ты чего, Стас!? Подключись к Хрону и узнаешь. Это соответствует нашей Классности Доступной Информации (КДИ).

Второй пилот, прикрыв глаза, отдал мысленную команду вывести в его сознании поисковик. В поисковой строке он вставил слово «Пакман» и отправил запрос через Мозговой Роутер Универсальный (МРУ). Открывшееся окно с описанием – его немного поразило.

– Это же древняя аркадная компьютерная игра! – недоуменно воскликнул Стас. – Ты что играешь в такие игры? В эту игру в конце двадцатого века играли, когда компьютеры еще только появились.

– Ну, может она и устаревшая, но меня забавляет своей простотой и оригинальностью. Ты же знаешь, я люблю подобные атавизмы.

– Слушай, Клим, сейчас некогда в игры играть. Война идет как ни как.

– Война!? Какая война? – удивленно посмотрел на второго пилота Клим, продолжая над ним подшучивать, но поймав его серьезный и немигающий взгляд, стал, как будто оправдываться. – Ах, война… Хых. Ну, какая же это война? Ну, подумаешь, кто-то украл наш гвардейский флот и перепрограммировал всех украденных дронов, которые периодически нападают и уничтожают в этом созвездии гражданские суда. Вот сейчас обнаружим и перебьем все эти «железки», найдем того – кто заварил эту кашу и дело с концом. Наверняка, это какой-нибудь рядовой техник из глизеанцев натворил; недовольный мелким жалованием.

– Смеешься?! Как мог глизеанец такое совершить? Как, по-твоему, второсортный недочеловек на такое способен? Угнать целый межгалактический крейсер, наполненный полностью гвардейскими истребителями разных модификаций, еще три эскадренных бомбардировщика с Чистильщиками и пять транспортников с различными дронами. Мало того, ведь со всем этим флотом еще и Советник 3-го ранга пропал, которого назначили руководить парадом в честь Тысячелетия окончания последней войны человечества на земле. Не, тут явно происки какой-то до сели неизвестной нам цивилизации. Ну, не могли же низшие расы, такие как: кеплеровцы или коивцы – это устроить.

– Согласен! Глизеанец не мог этого провернуть, так как все второсортные и низшие расы полностью подконтрольны Хрону. Кстати, я даже слышал, что у нас на борту присутствуют оба Советника и 1-го и 2-го ранга, мол, хотят лично разобраться в пропаже гвардейского флота. А вот что на счет Советника 3-го ранга, то…

Клим не успел договорить, так как между креслами пилотов внезапно появился офицер связи с ошарашенными глазами. Он оценивающе посмотрел на пилотов и дико завопил на них благим матом:

– Вы что, мать вашу так! Совсем одурели что ли! Почему внутреннюю связь отключили? До вас капитан не может достучаться. У нас боевая тревога, а вы как голубки сидите тут воркуете. Черт бы вас побрал!

– Как боевая тревога? – возмутился Клим, судорожно нащупывая кнопку включения связи на наушниках. – На мониторе полная тишина и спокойствие, а радар вообще как будто замер.

– Потому что кто-то засвечивает нас «Лучом смерти» и потому все компьютеры зависли. Соединения с Хроном пропало. Так что быстро включайте внутреннюю связь и переходите на аналоговое управление кораблем. А капитану я доложу, что у вас вырубился сигнал из-за луча. Должны мне будете.

– Договорились! – громко и почти хором проговорили пилоты и переглянулись между собой. Облегченно выдохнув, они немного успокоились, что офицер связи их отмажет от взыскания, а может даже и от трибунала.

Включив внутреннюю связь – в динамиках сразу послышался испуганный голос начальника дозора, который быстро и торопливо рапортовал:

– … визуально наблюдаю скопление кораблей различного тоннажа. Строй движется вдоль границы туманности по направлению рейда нашего крейсера. На запросы «свой-чужой» не отвечают.

Тут же в эфир вклинился офицер оборонительного сектора и громко забасил, словно в трубу:

– Товарищ капитан! Докладываю! Запас общей мощности корабля двадцать пять процентов. Чтобы активировать защитный экран – необходимо, как минимум тридцать процентов.

– Сколько нам нужно времени, чтобы заправиться водородом на тридцать процентов? – спокойно и твердо спросил капитан, как подобает уверенному в себе человеку.

– Час! – гаркнул офицер оборонительного сектора.

– Как Час? Почему так долго? – здесь уже капитан заволновался.

– Техники вручную крутят турбины насосов. Компьютеры до сих пор висят.

Капитан выругался и вырубил связь. Через пару минут он вышел на громкую связь во всех отсеках корабля и стал быстро отдавать команды:

– Внимание всем постам! Говорит капитан корабля Смирнов. Приготовиться к отражению атаки вражеского флота. Перевести все орудия в боевое положение и перейти на режим аналогово управления. По местам стоять!

– Товарищ капитан! – отозвался по внутренней связи бывалый офицер оборонительного сектора. – На все орудия не хватит боевых расчетов. Разрешите привлечь техников-глизеанцев.

– Разрешаю!

В этот момент на связь вышел старший диспетчер ангара на истребительной палубе:

– Товарищ капитан! Все пилоты истребителей-сопровождения по тревоге построены и ждут команды.

– Принято! Сколько у нас в наличие пилотов?

– Двадцать человек.

– Как двадцать? – недоумевающе вскричал капитан. – Почему двадцать? Какого черта, я вас спрашиваю? У нас тысяча единиц истребительной техники на борту, а пилотов всего двадцать?

– Так ведь по штату положено, – виновато стал оправдываться старший диспетчер, – у нас всего двадцать пилотируемых единиц и сто тридцать дронов управляемых Хроном. Что касаемо внештатных запасов техники, расположенных в технических и дополнительных ангарах – так те тоже дроны.

– Черт знает, что такое! – снова стал браниться капитан. – Подготовились к миссии основательно, ничего не скажешь. Молодцы! Но толку-то сейчас от наших дронов, если нет связи с Хроном.

Капитан опять отключил связь, и на проводе повисла пугающая тишина. Только ели слышное электрическое гудение и легкое потрескивание эфира давали понять, что связь работает, но молчит. Все замерли на своих постах в ожидании неизвестного. Наконец, тишину нарушил начальник дозора:

– Это… это наши! – неуверенно и запинаясь, но уже без паники произнес он.

– Какие наши? Доложите по форме! – скомандовал грозно капитан.

– Товарищ капитан! Визуально наблюдаемые корабли опознаны. Это наш пропавший гвардейский флот. Так что можно успокоиться и расслабиться.

– Каким строем идут корабли? – почти закричал капитан, и не думая расслабляться.

– Колонной.

– Истребители на фарватере?

– Не видно. Секунду. Сейчас просканирую тепловизором. – Начальник дозора переключил мощный бинокль в режим тепловизора, и тут же обомлел, увидев вокруг приближающихся кораблей множество мелких красных точек, словно роящееся скопление мух. – Истребители выпущены, товарищ капитан.

– Ясно! Идут на атакующем курсе. – Предположил капитан и на секунду замолк, затем резко стал вызывать старшего диспетчера, – Диспетчер, истребительный. Прием!

– На связи, товарищ капитан! – отозвался старший диспетчер ангара.

– Истребители и дроны все заряжены и готовы к бою?

– Так точно! – выпалил старший диспетчер и с мольбой, не то с упреком стал объяснять капитану ситуацию. – Товарищ капитан, вся техника заряжена по штату: снарядами всех калибров. Но как я и докладывал – у нас всего двадцать пилотов в наличии. Если отправить их сейчас на отражении атаки целого флота – то значит отправить их на верную смерть. Это противоречит всем пунктам конституции Единого Мирового Соглашения (ЕМС).

 

– Отставить разговоры! – строго сказал капитан. – Это без тебя я знаю. Слушай приказ! Расставить все пилотируемые истребители и истребители, управляемые Хроном, на палубе вдоль противоположной стены шлюза и направить все орудия на ворота ангара. Приготовиться к возможному взятию корабля на абордаж. Если противник ворвется через главные ворота – открыть огонь на поражение из всех стволов. Всем техникам первого и второго класса, не занятых в расчетах внешних орудийных турелях крейсера – занять места пилотов в истребителях-дронах и перевести машины на ручное управление.

Здесь капитана кто-то отвлек на капитанском мостике, и он отключил связь. Старший диспетчер, нажав на кнопку громкой связи в ангаре, объявил всему персоналу поставленную капитаном задачу. Все пилоты и свободные техники тут же бросились занимать места в кабинах истребителей-дронов. Включив питание электродвигателей, они все стали выруливать и перестраиваться. Скоро, находящиеся истребители на палубе, были расставлены в шахматном порядке вдоль стены ангара и нацелены на главные ворота.

Все орудия крейсера также были приведены в боевую готовность и переведены на ручное управление расчетами из техников. Все замерли и приготовились к отражению атаки противника.

2. Кум

Вскоре на громкую связь во всех отсеках вышел капитан:

– Внимание всем отсекам! Говорит капитан корабля Смирнов. Боевая тревога, уровень красный. Всем быть наготове. Без команды не стрелять. Только ответный огонь. Ждать!

Он отключился, и на мгновение нависла тишина, но тут же его голос раздался в динамиках снова:

– Внимание! Техник первого класса Кум, срочно зайдите на капитанский мостик.

Техник первого класса Кум в это время, занявший место пилота в истребители –дроне, держа руки на гашетках и готовый принять бой, с удивлением посмотрел сначала куда-то наверх, потом перевел взгляд налево, посмотрев на пилота-техника в кабине соседнего истребителя и взглянул на пилота-техника справа. Те в недоумении, выпучив глаза, смотрели пристально на него. Никто не мог понять, зачем рядового техника-глизеанца, пусть и первого класса, вызывают на самый верх – на капитанский мостик и, причем сам капитан корабля, лично. Что за честь такая или немилость.

Диспетчер истребительной палубы, как и ответственные, в других отсеках, включив громкую связь, стал вызывать искомого техника, повторяя слова капитана:

– Внимание! Техник первого класса Кум, срочно явиться на капитанский мостик. Повторяю! Техник первого класса Кум, срочно явиться на капитанский мостик.

Кум дрогнул и стал быстро выбираться, открыв дверцу кабины истребителя. Он спустился по небольшому трапу и быстро побежал к лифту. Поднимаясь наверх, внутри него что-то сжалось и остро закололо в груди. В его душе все смешалось: непонимание, страх, удивление, боль. Боязнь чего-то неопределенного терзала его: – «Зачем я понадобился капитану? Я ведь обычный техник-глизеанец, как и все остальные. Я ведь ничего не натворил и действовал по уставу. Да, у меня сейчас нет связи с Хроном, но ведь ни у кого на корабле нет подключения к Хрону. Что тогда?».

Глизеанцы, привыкшие, что они постоянно ведомые Хроном – беспрекословно выполняют поставленную им задачу. В их работе и службе практически никогда не бывает нареканий. Ведь право на ошибку у них нет, как и возможности ее совершить. Хрон постоянно сканирует и контролирует каждое действие глизеанцев и предупреждает, если что-то идет с отклонением от нормы.

Двери лифта открылись на верхней палубе, и Кум, выдохнув, зашел на капитанский мостик и встал в дверях. Капитан в этот момент о чем-то очень оживленно разговаривал с двумя представительного вида гражданскими лицами. Куму они показались знакомыми, но он не мог припомнить, где мог их раньше видеть.

– Товарищ капитан! Разрешите доложить. Техник первого класса Кум по вашему приказанию прибыл.

– Отлично! – отозвался капитан. – Подойди ближе к нам. Знакомься, это Советник 1-го ранга Михаил Сергеевич Вернадский и Советник 2-го ранга Александр Семенович Мелин.

Кум от неожиданности растерялся. Ему еще не доводилось представляться высшему руководству Объединенного Мирового Содружества (ОМС), и он даже предположить не мог, что ему выпадет такая честь. Но больше всего его поразило, что Советники, причем сразу оба, присутствуют на военном крейсере и в боевой ситуации. Стало быть, всё весьма серьезно, раз такое дело.

– Кум, тебе предстоит выполнить очень важное поручение, – первым заговорил Советник 1-го ранга, – от этого зависят жизни всех присутствующих на этом корабле. Да что там на корабле. Жизнь всего человечества под угрозой. И только ты можешь всех спасти.

– Я?!? – совершенно ошарашенный ахнул Кум. – Но что я могу сделать? Я всего лишь техник и к тому же глизеанец. У меня ведь нет каких-то специальных возможностей и знаний, я…

– Вообще-то есть! – перебил его Советник 2-го ранга. – У тебя есть секретная информация, которая на данный момент имеет высшую степень Классности Доступной Информации. Ведь ты работал на экспериментальном секретном проекте, и владеешь необходимыми навыками и знаниями в этой области.

– Простите, Советник 2-го ранга, но я не работал ни на каких секретных проектах. Ничего такого не помню и не знаю. Вероятно, это какая-то ошибка.

– Ошибки никакой нет! Извини, но твоя память была откорректирована и все воспоминания, касающиеся проекта Мороженной Боевой Группы (МБГ), были закодированы и спрятаны в твоем МРУ. После завершения программы по развертыванию МБГ – все собранные материалы были отправлены на спецсклады, а привлеченные к работе техники, после кодирования – были направлены на дальнейшую службу в различные военные части, как и ты в том числе.

– Я даже не знаю, что Вам на это сказать. Я в полной растерянности. – Замялся и стушевался Кум, но, посмотрев на серьезные лица Советников и капитана, быстро взял себя в руки и вытянувшись во весь рост – встал по стойке «смирно». – Готов служить и защищать ОМС. Что прикажите делать, товарищи командиры?

3. Тур

Ни капитан, ни Советники не успели поставить перед ним задачу, так как в этот момент по внутренней связи вышел в эфир офицер связи с донесением. На капитанском мостике внутренняя связь была переведена на громкую, и потому все присутствующие слышали доклад офицера.

– Товарищ капитан! Межгалактический боевой гвардейский крейсер вышел с нами на связь. Они транслируют видеосигнал.

– Принять и вывести на центральный монитор! – приказал капитан.

Все, включая техника первого класса Кума, повернулись к стене, в которой были вмонтированы экраны. Посередине один огромный монитор и несколько небольших по бокам. На них были выведены изображения с камер наблюдения в различных отсеках корабля. На центральном мониторе картинка вдруг исчезла, и появились: сначала помехи, а затем изображение внутреннего убранства капитанского мостика гвардейского крейсера. В кресле, за пультом, сидел человек, в гражданской одежде. На вид ему было пятьдесят лет, с проседью в волосах и покрытое небольшими морщинами лицо. Он увидел на своем мониторе, на пульте, появившийся видеосигнал с изображением четырех человек, стоявших перед объективом переговорной видеокамеры, и ехидно улыбнувшись – с сарказмом произнес:

– Рад приветствовать Вас, мои злейшие друзья!

– Тур! – выдохнул удивленный Советник 2-го ранга Мелин с некоторой долей презрения.

– Да! Собственной персоной, как видите.

– Что здесь происходит, Советник 3-го ранга Туроркур? – вскипел Советник 1-го ранга Вернадский.

– Как, разве вы еще не догадались, коллеги? – продолжал ехидничать Туроркур. – Я собираюсь восстановить справедливость!

– Какую еще справедливость, о чем Вы? – переспросил Вернадский. – Что это значит? Потрудитесь объяснить!

– Ну что ж, я поясню! Дело в том, что это я угнал гвардейский флот, который вы мне доверили для проведения репетиции парада в честь Тысячелетия окончания последней войны человечества на земле. Я перепрограммировал свой МРУ, а также бортовой компьютер гвардейского крейсера, чтобы он не зависел от Хрона и подчинялся только моим командам. Я переписал все боевые коды дронов, которые оказались в моем распоряжении, и отправил их патрулировать эту область туманности. Поставил им задачу сбивать и уничтожать все гражданские суда ОМС. Я знал, что из-за радиоактивной запыленности и сильного электромагнитного поля в этом секторе – вы не сможете разглядеть с земли, что я спрятал здесь гвардейский флот. Но чтобы выяснить, кто же уничтожает здесь все корабли ОМС – вы стали направлять сюда разведчиков-дронов, которые я благополучно перехватывал и перекодировал; и они отправляли вам уже дезинформацию, что в этой области все спокойно и ничего нет. И это я отправил вам анонимное сообщение с требованием, чтобы вы, обязательно оба – сюда прилетели, иначе, атаки на корабли ОМС продолжались бы бесконечно.

– Но зачем? С какой целью? – возмутился Мелин.

– Но это же элементарно! – Туроркур осклабился. – Чтобы взять вас в плен.

– Все ясно! – процедил Советник 1-го ранга Вернадский. – Ты хочешь, чтобы мы отреклись от своих постов в твою пользу.

– Вы крайне сообразительны, товарищ Вернадский. – Продолжал радоваться ситуацией Туроркур, довольный, что все идет по его плану. – Согласно конституции Единого Мирового Соглашения – один из трех Советников может добровольно передать свои полномочия любому Советнику независимо от ранга. И вы мои дорогие коллеги сделаете это оба и добровольно, если не хотите погибнуть здесь от ударов моих дронов и чистильщиков. Ведь мощности у вас не хватит для постановки защитного экрана – вы всю энергию израсходовали после перелета сюда.

– У тебя ничего не получится Тур! – возразил Вернадский. – Ты прекрасно знаешь, что Советников ОМС должно быть трое и в случае, если мы откажемся от своих постов – то Высшее собрание ОМС изберет новых Советников и тогда они смогут своим единым решением свергнуть тебя. Ты не сможешь обрести единоличную власть, как ни крути. Это противоречит пунктам конституции ЕМС.

– А-ааа! – Помахал вытянутым вверх указательным пальцем на правой руке Туроркур. – Ошибаетесь коллега. После того, как вы сложите свои полномочия, я сразу же внесу поправки в конституцию и провозглашу себя Верховным Советником ОМС и распущу Высшее собрание. Сейчас у вас из-за «луча смерти» нет связи с землей и ваш Хрон ничего не сможет сделать и предупредить Высшее собрание об этом. А когда я получу полную власть, тогда все глизеанцы получат равные человеческие права и Хрон уже не сможет никого контролировать полностью.

– Ах, ты полукровка, сукин сын! – стал негодующе материться Мелин. – Я всегда был против решения собрания избрать тебя Советником 3-го ранга.

– Ты мою мать не трогай и не смей про нее говорить гадости! – Туроркур привстал с места и стал угрожающе размахивать сжатым кулаком правой руки. – Да, она глизеанка, но отец мой родился на земле. Так что по закону, я имею право быть избранным в Совет.

– Да твой папаша просто изнасиловал твою мать-глизеанку, как последнюю шлюху. – Завопил Мелин, выходя из себя. – Но его видимо, потом совесть замучила, и он решил на ней жениться. Таким образом, и появляются на свет такие второсортные ничтожества как ты.

– Ты очень пожалеешь об этих словах Советник 2-го ранга Мелин. – С подозрительной спокойностью ответил Туроркур, но потом стал распаляться и повышать тон. – Вы считаете всех глизеанцев и полукровок – второсортными расами и потому подчиняете их себе полностью с помощью Хрона. Заставляете делать всю грязную работу. Я уж и не говорю про низшие расы: кеплеровцев и коивцев, которых вы вообще ни во что не ставите и заставляете их убирать за вами дерьмо и чистить ваши сортиры. А они и рады стараться, благо ума на большее у них не хватает. С тех пор, как человечество отправилось искать себе новый дом на других обитаемых планетах – вы возомнили себя богами – высшей расой, якобы имеющей право управлять всем миром. Да, технологическое превосходство землян намного превосходило первобытность обитателей других планет, но ваш прогресс чуть и не уничтожил вас самих. Третья мировая война закончилась, не успев начаться. Вы забросали друг друга ядерными и водородными бомбами. На земле невозможно стало жить, и вы отправились захватывать другие планеты, чтобы уничтожать все живое там. Благо вы одумались и только поработили инопланетных обитателей и теперь живете припеваючи за их счет. Я, как полукровка, не был полностью подконтролен Хрону и всю жизнь вынашивал план мести. Год за годом, шаг за шагом – я продвигался к своей цели. Я много учился и старался быть как все люди, чтобы человечество воспринимало меня как своего. Чтобы меня избрали Советником и наделили соответствующей властью, для этого пришлось немало заплатить и подкупить многих членов Высшего собрания. И вот почти пятьдесят лет я ждал этого момента: посмотреть в ваши обреченные глаза и восстановить справедливость, покарав вас за все те муки и страдания, что вы принесли на мирные планеты.

 

– Ты говоришь полную ерунду, Тур! – попытался успокоить и внедриться в доверие Вернадский. – Мы никогда и никого не порабощали. Наша миссия на других планетах была чисто мирной. Нам необходимы были новые пристанища, чтобы разгрести завалы и сбить радиоактивный фон на земле после войны и подготовить ее вновь для прежней жизни. Да, некоторые племена этих планет нападали и не терпели нашего присутствия. Но, в конце концов, все они ассимилировались и теперь живут почти наравне с нами, а Хрон их контролирует только для того, чтобы они правильно выполняли свою работу, так как их мозговая деятельность слабее человеческой и ты это знаешь.

– Это ты несешь полный бред, Вернадский! – возразил Туроркур. – Хватит мне эти сказки рассказывать. Я все прекрасно знаю: все эти ваши, якобы мирные миссии и ваши проекты на планетах содружества – призваны только для того, чтобы поглощать и грабить их ресурсы, а также использовать практически задаром рабочую силу. Хватит с меня уже этих россказней про идеальное мировое общество, про запрет боевого оружия и про Философию Умеренной Радости. Все это ваш человеческий блеф. Ширма для сочувствующих. Да, вы не используете ручное оружие, и смертоубийства человекоподобных у вас запрещены. Но ваши вооруженные дроны и чистильщики разносят всех несогласных в пух и прах. Ведь именно для этого вы их создали, не так ли?

– Дроны и чистильщики – это гуманное оружие и априори не направленно против человекоподобных, – дал познавательную справку Вернадский, – они разработаны для отражения предположительных атак ранее неизвестных нам цивилизаций. Эти виды вооружения подпадают под пункт конституции ЕМС о праве на человеческую защищенность от внешних атак на ОМС.

– Оставьте эти истории для своих школьников. Не надо мне сливать эту дезу. Я начинаю терять терпение. – Туроркур перевел взгляд на капитана крейсера и скомандовал. – Капитан корабля Смирнов, приказываю Вам немедленно арестовать Советника 1-го ранга Вернадского и Советника 2-го ранга Мелина. Отправить их челноком на мой гвардейский крейсер и без шуток, иначе я отдам команду всем дронам начать атаку на ваш крейсер.

Капитан Смирнов посмотрел на Советников, потом на техника первого класса Кума и, повернувшись к переговорной видеокамере, произнес:

– Никак нет, товарищ Советник 3-го ранга. Приказ не может быть выполнен в виду его не легитимности.

– Раз так! Что ж, не хотите по-хорошему…

Туроркур стал что-то переключать на своем пульте и набирать на клавиатуре какие-то коды. В этот момент раздался треск и зафонили динамики громкой связи крейсера во всех отсеках, а затем послышался голос Тура:

– Внимание, Глизеанцы! Говорит Советник 3-го ранга Туроркур. Я знаю, что вас безжалостно заставляют трудиться на людей, а Хрон контролирует каждый ваш шаг. Отныне, я объявляю вас полностью свободными от гнета человеческого рабства и снимаю с вас контроль компьютера. Вы это сами можете проверить, ведь Хрон молчит и не направляет вас. Теперь вы можете оставить свои посты и вернуться домой к своим семьям. Но для начала, вам необходимо арестовать ваших врагов и узурпаторов – это Советник 1-го ранга Вернадский и Советник 2-го ранга Мелин. Посадите их в челнок и отправьте на мой гвардейский крейсер. За это я вам дам коды для дронов-истребителей, на которых вы вернетесь свободными на свои планеты.

Но никто не шевельнулся, застыв на своем посту: в орудийных турелях и в кабинах дронов-истребителей. Нависла мертвая тишина во всех отсеках. Стоявшие на капитанском мостике Вернадский и Мелин застыли в ожидании и напряглись. У Вернадского, покрылось испариной практически все лицо, а по спине пробежала холодная капля пота. Мелин прикрыв глаза, кажется, начал шепотом молиться. Туроркур по-прежнему отображался на центральном мониторе и с надеждой ждал какой-то реакции. Вдруг напряженную ситуацию прервал Кум:

– Товарищ Советник 3-го ранга Туроркур, мы здесь не находимся на рабской работе – мы здесь служим. Для нас служить Объединенному Мировому Содружеству – это великая честь! Потому мы не можем выполнить Ваш приказ.

– Кто ты такой? – обратился к Куму почти взбешенный Туроркур.

– Я техник первого класса Кумроркур и я говорю от лица всех глизеанцев.

– Ах так! Тогда ты умрешь со всеми остальными на этом корабле. Сейчас мои дроны разнесут в щепки ваш корабль, а чистильщики им помогут. – Туроркур уже хотел было отключиться от видеоконференции, и уже занес руку над выключателем, но посмотрел снова в объектив видеокамеры и сказал. – Если вы все-таки передумаете – то жду от вас ко мне челнок с двумя людьми на борту.

Купите 3 книги одновременно и выберите четвёртую в подарок!

Чтобы воспользоваться акцией, добавьте нужные книги в корзину. Сделать это можно на странице каждой книги, либо в общем списке:

  1. Нажмите на многоточие
    рядом с книгой
  2. Выберите пункт
    «Добавить в корзину»