Список желаний БумераТекст

2
Отзывы
Читать фрагмент
Отметить прочитанной
Как читать книгу после покупки
Список желаний Бумера | Петик Сьюзан
Список желаний Бумера | Петик Сьюзан
Список желаний Бумера | Петик Сьюзан
Бумажная версия
364
Подробнее
Бог никогда не моргает. 50 уроков, которые изменят твою жизнь | Бретт Регина
Бог никогда не моргает. 50 уроков, которые изменят твою жизнь | Бретт Регина
Бумажная версия
560
Подробнее
Михаил Есенәлиев: Өнегелі өмір. 26-шығ.
Михаил Есенәлиев: Өнегелі өмір. 26-шығ.
Михаил Есенәлиев: Өнегелі өмір. 26-шығ.
Электронная книга
370
Подробнее
Шрифт:Меньше АаБольше Аа

Всем животным, которые сделали мою жизнь богаче, войдя в нее


© Солнцева О., перевод на русский язык, 2017

© ООО «Издательство «Э», 2017

Пролог

Тем летом, когда Дженнифер Уэстбрук стукнуло тридцать, случились три вещи, изменившие весь ход ее жизни: она получила работу своей мечты, развелась с мужем и завела собаку.

– Сколько им? – спросила она, глядя на копошащуюся массу щенков в загоне.

Продававшая щенков женщина по имени Бетти улыбнулась:

– Сегодня ровно четыре месяца. А вон там их мама, Трикси.

Бетти указала на изможденную мать семейства, песочного цвета лабрадориху, пристально наблюдавшую за ними с расстояния в несколько ярдов.

– А кто отец? – спросила Дженнифер.

Женщина нахмурилась:

– Золотистый ретривер, живет в полумиле отсюда, на нашей же улице. Однажды он сбежал из дома и прямиком сюда. – Бетти осуждающе покачала головой. – Хозяева ретривера сказали мне, что он чистокровный, но документов у них нет, а моя работа – продавать собак с родословной, а не дворняжек. Каждый помет, за который не заплатят по высшему разряду, бьет меня по карману.

Дженнифер обвела взглядом аккуратные, в хорошем состоянии, будки, окружающие небольшой фермерский дом Бетти, и с одобрением кивнула. Вне всякого сомнения, свора щенков-полукровок – это головная боль для заводчицы, но сама она стремилась заполучить именно дворняжку. Полжизни Дженнифер провела в окружении людей, твердивших, что все принадлежащее ей должно быть идеальным. Теперь, сама себе хозяйка, она хотела вести нормальную, неидеальную жизнь.

– Но надо отдать ему должное, – продолжала Бетти. – Щенки у него получаются отменные. Пусть дворняжки, но какие же красавчики. – Женщина искоса посмотрела на Дженнифер. – Хотите взглянуть поближе?

– Пожалуй, да.

Бетти придержала щенков, и Дженнифер зашла в загон. Стоя по ту сторону забора, было трудно отличить одного щенка от другого, но теперь, когда среди них оказался незнакомец, щенки принялись активно выказывать, какой у кого норов.

Пятеро из шести мгновенно подбежали к Дженнифер, стали прыгать, обнюхивать, покусывать протянутую им руку. Вспомнив наставления о том, как выбрать щенка с хорошим характером, Дженнифер осторожно переворачивала каждого на спину и держала так какое-то время, наблюдая за реакцией. Все, кроме одного, отнеслись к этому с добродушным юмором; так что теперь приходилось выбирать из четырех. Еще какое-то время Дженнифер возилась с ними, но это ни капли не облегчило ей выбор – хотелось забрать всех щенков скопом. Она встала с корточек и покачала головой.

– Не знаю. Они все такие сладкие.

Бетти одарила ее понимающей улыбкой.

– Подождите минутку, – сказала она. – Судя по моему опыту, не люди выбирают собак. А собаки людей.

Но Дженнифер не слишком ей поверила. Существуют, насколько она помнила, и другие способы выбрать себе собаку-друга: можно устроить какие-то испытания, провести что-то вроде тестирования. Но она уже и так все устроила и провела. И единственный результат, который получила, – небольшое головокружение. Дженнифер решила все же прислушаться к словам Бетти.

Не прошло и минуты, как двое щенков затеяли потасовку. Третий пробежал по загону к своей сестренке и повалил ее на спину.

«Они потеряли ко мне интерес, – подумала Дженнифер, – но разве можно винить их за это? Чужой человек начал утрачивать для них новизну».

И тут вдруг четвертый щенок, умиротворенно вздохнув, приник к ее ноге. Дженнифер посмотрела вниз и увидела взирающие на нее два шоколадно-карих глаза, а морщинки в их уголках складывались, казалось, в ласковую улыбку.

– Вот вы и получили ответ на свой вопрос, – сказала Бетти.

– Думаю, вы правы, – подняла взгляд на женщину Дженнифер. – У него есть кличка?

– Ну, ребятишки зовут его Бумером, но вы можете дать ему другое имя.

– А почему Бумер?

Женщина хихикнула:

– Он не слишком разговорчив, но, когда ему есть что сказать, это невозможно пропустить мимо ушей.

Дженнифер кивнула:

– Тогда пусть будет Бумер.

Она подняла маленькое существо с земли и обняла его. И когда щенок удобно устроился у нее на руках, Дженнифер почувствовала, будто последний недостающий кусочек ее новой жизни встал на место. Перед ними лежал целый мир в ожидании, когда они вдвоем откроют его.

– Нас с тобой, Бумер, – сказала Дженнифер, – ждет великое множество удивительных приключений.

Глава 1

В Чикаго стояло позднее лето, день был великолепен. Невыносимая влажность, которая так основательно подпортила погоду в августе, наконец-то ослабила хватку, и легкий ветерок подувший с озера Мичиган, обещал замечательные выходные. Дженнифер, вышедшая на улицу с работы, все еще не могла поверить своему счастью. Никаких тебе авралов в последнюю минуту, клиентов, требовавших ее личного присутствия, конференций в других городах, где она непременно должна быть. Всего несколько дел по дороге домой, а затем благословенная свобода на целых сорок восемь часов. Она не могла дождаться, когда заберет Бумера и они начнут наслаждаться этой самой свободой вместе.

Центр по дневному уходу за собаками располагался в полутора кварталах от ее офиса. Бумеру нравилось в «Виляющих хвостиках», но все же в закрытом помещении не порезвишься так, как на свежем воздухе, и Дженнифер хотелось, чтобы пес был рядом, пока она будет разбираться с делами – кинолог на собачьих курсах говорила, что собакам полезно общаться с самыми разными людьми, попадать в самые разные ситуации. Прогулка даст Бумеру возможность попрактиковаться в хороших манерах и нагулять аппетит перед ужином.

Звонок на входной двери «Виляющих хвостиков» все еще трезвонил, когда Дженнифер переступила порог, и это вызвало оглушительный лай собак, находившихся в помещении центра. Дверь в небольшую прихожую распахнулась, и в ней показалась совладелица центра Хилди.

– Дженнифер! Вы сегодня раньше обычного. Решили насладиться чудесной погодой?

– Да. Но сначала хочу забрать у вас Любимого клиента.

Прозвище Любимый клиент было у них своего рода шуткой: так Дженнифер признавала, что ее милейший пес иногда бывает сущим наказанием.

Хилди позвонила во внутреннее помещение и попросила вывести Бумера.

– В последнее время он ведет себя просто отлично, – сказала Хилди. – Думаю, потихоньку привыкает к мысли о приближающейся старости.

Дверь отворилась, из нее вышла помощница Хилди с метисом лабрадора и золотистого ретривера.

– Не рано ли вы завели речь о старости? – спросила Дженнифер, когда Бумер большими прыжками помчался к ней. – В прошлом месяце ему исполнилось всего пять лет.

Вид у Хилди стал несколько ошарашенным.

– О! – сказала она. – Ну, в таком случае, вероятно, он немного устал.

– А может… – улыбнулась Дженнифер, – дрессировка наконец-то начала давать свои плоды.

– Уверена в этом, – ответила женщина. – Увидимся в понедельник. До свидания, Бумер.

– Стареет он, видите ли, – скрежетнула зубами Дженнифер, оказавшись на улице. – Твое счастье, что ты не женщина, Буми. А не то после подобных слов перекрасил бы шерсть и стал делать уколы ботокса.

Центральные улицы были переполнены служащими, спешащими отдохнуть. Дженнифер нередко замечала, что совершенно незнакомые люди улыбаются при виде ее пса, и в который раз поздравила себя с тем, что некогда взяла под свою опеку такое доброе и любящее создание. Возможно, Бумер не был лучшим в мире целителем и утешителем, но он не огрызался и не наскакивал на людей и внимательно выслушивал ее жалобы, если у нее на работе выдавался не слишком удачный день. За то недолгое время, что они провели вместе, Бумер стал ее лучшим другом.

Их первой остановкой на пути стала обувная мастерская Алтимари, куда Дженнифер отнесла в починку туфли. Еще будучи щенком, Бумер сжевал пару лодочек, и надо же было такому случиться, что это были самые дорогие ее туфли. Странно, но то обстоятельство, что он остановил свой выбор на туфлях от Маноло, только повысило его авторитет в ее глазах: Бумер, определенно, мог оценить качество, попробовав его на зуб. Как бы то ни было, у нее за эти пять лет так и не хватило мужества выбросить испорченную обувь на помойку, а когда она призналась в этом мистеру Алтимари, тот посоветовал принести останки туфель в его мастерскую, чтобы он взглянул на них и решил, подлежат ли они реанимации. Учитывая, как долго они провалялись неношеными в шкафу, Дженифер сочла, что терять ей, в общем-то, нечего.

Когда Дженнифер и Бумер вошли в мастерскую, Лючио Алтимари сидел на своем рабочем месте в некотором отдалении от прилавка. В руках у него был набойник, его располневшую фигуру надежно защищал кожаный фартук, и в результате он выглядел совсем как постаревший святой Криспин, покровитель башмачников, чье изображение красовалось на задней стене мастерской.

– Здравствуйте, мистер Алтимари, – приветствовала его Дженнифер, когда за ней с Бумером захлопнулась дверь. – Я получила ваше сообщение.

Старик поднял глаза и помахал ей рукой.

– Ciao bella![1] Да, я их починил, – сказал он с приятным тосканским акцентом.

Мужчина положил башмак, над которым работал, на стул и, преодолевая боль в спине, медленно подошел к прилавку. Этот седоволосый джентльмен, чей рост едва достигал пяти футов, был почти на фут ниже Дженнифер. Но руки у него были сильными, а синие глаза пронзительными, и он, если на то пошло, вполне мог нагнать страху на кого угодно. При виде Бумера он язвительно сощурил глаза.

 

– А, – сказал он. – Il distruttore di scarpe.

Дженнифер не была сильна в итальянском, но не сомневалась, что старый башмачник просто-напросто назвал Бумера «Пожирателем туфель».

– Это было очень давно, – попробовала она оправдать друга, – и он ужасно, ужасно раскаивается. Правда, Буми?

Бумер понурился, а мистер Алтимари направился в глубь мастерской за туфлями. Когда он поставил их на прилавок, у Дженнифер перехватило дыхание: они выглядели совершенно как новые.

– Это потрясающе! – воскликнула она, взяв в руки одну из туфель, желая разглядеть поближе. – В жизни не скажешь, что им был нанесен, казалось бы, совершенно непоправимый ущерб.

– Я старался, – скромно ответил старый мастер. – Конечно, не идеально, но и не так уж плохо, верно?

Он показал Дженнифер счет, и она протянула ему кредитную карту.

«Да, пришлось раскошелиться, – подумала она, – но новая пара от Маноло стоит куда дороже».

Старик дал ей чек, глядя при этом на Бумера с укоризной.

– На этот раз я тебя прощаю, – великодушно сказал он, – но лучше держись подальше от Феррагамо, а не то нам придется поговорить по-мужски, capisci[2]?

– Не беспокойтесь, – заверила его Дженнифер. – Бумер хорошо усвоил преподанный ему урок.

Мистер Алтимари завернул туфли в тонкую оберточную бумагу и осторожно положил их в обычную обувную коробку, которую, в свою очередь, поместил в бумажный пакет. Затем, довольный тем, что пес достаточно пристыжен, мужчина перевел разговор на свою излюбленную тему: как подыскать Дженнифер мужа.

– Значит, у вас на выходные большие планы? – с дальним прицелом спросил он.

– Пока еще никаких планов нет, – ответила Дженнифер. – По правде говоря, у меня ужасно давно не было целого свободного уик-энда, и я совсем забыла, что к такому надо готовиться.

– Нужно выйти на люди и поразвлечься. – Он погрозил ей сучковатым пальцем. – Дома-то ни с кем не познакомишься.

Дженнифер улыбнулась и кивнула, стараясь не раздражаться. Мистер Алтимари желал ей исключительно добра, и если ему не было известно ее прошлое, то это ее вина, а не его. Расставшись с Виком, она из кожи вылезла, чтобы изменить свою жизнь – новый город, новая работа. Может, не стремись она так сильно отречься от прошлого, дела бы теперь обстояли иначе, но сейчас на кону стояло слишком многое, чтобы рисковать.

«До тех пор, пока мне не захочется открыть этот ящик Пандоры, – сказала себе Дженнифер, – придется мириться со слегка докучливым, хотя и благонамеренным вмешательством в мои личные дела».

– Не волнуйтесь, что-нибудь да придумаю, – заверила она мастера. – А если у меня не получится, то, я уверена, получится у Бумера.

Пес посмотрел на хозяйку и счастливо завилял хвостом.

– Знаю-знаю, – сказал мистер Алтимари. – Это не моего ума дело.

Он вручил ей пакет:

– Buona giornata[3].

– Molto grazie[4], мистер Алтимари.

Дженнифер и Бумер вышли из мастерской, рядом прогрохотал поезд метро, они направились в продуктовый магазин. Дженнифер ощутила мощное движение воздуха, когда поезд промчался у них над головой, и закрыла глаза, чтобы туда не попали грязь и листья, взбаламученные им.

«Осталось всего два дела, – подумала она, – и можно идти домой. Если по дороге я где-то поужинаю, то не надо будет ничего готовить и мыть посуду».

На улице было еще светло. Может, им пойти на пляж и поиграть во фрисби? А завтра они встанут пораньше и совершат пробежку вокруг парка имени Линкольна – они с Бумером целую вечность не бегали вместе. Дженнифер нырнула в огромный супермаркет, а Бумер остался ждать ее снаружи, выцыганивая поглаживания и похлопывания у прохожих и наблюдая, как машины пытаются проложить себе путь среди другого такого же транспорта в час пик. Дженнифер вернулась, и Бумер обследовал ее карманы на предмет собачьих гостинцев, которые она обязательно покупала ему в качестве вознаграждения за терпение, затем быстро изничтожил их и стал терпеливо ждать, когда хозяйка спустит его с поводка. Дженнифер взялась было за ошейник и тут вдруг увидела, что шерсть на загривке встала у пса дыбом.

– В чем дело, Буми? Что не так?

Она подняла глаза, и оказалось, что к ним приближается знакомый ей мужчина. В руке у него был портфель, он разговаривал по мобильнику.

– О нет, – простонала она. – Мне недоставало только Фила.

Дженнифер пригнула голову, пытаясь сообразить, что же делать.

О боже, как неприятно.

Месяц назад у них было свидание, которое кончилось тем, что подвыпивший Фил начал слишком активно приставать к Дженнифер, и пес встал на ее защиту: обнажил клыки и практически выпроводил ухажера из дома. Честно говоря, это был звездный час Бумера, но Дженнифер пришлось скрепя сердце отругать его. Пока она все это вспоминала, мужчина продолжал приближаться к ним.

Теперь Фил был на расстоянии всего в несколько футов – Дженнифер хорошо слышала его самодовольную болтовню. Она подняла глаза, и их взгляды встретились. Взгляд Фила переместился с Дженнифер на Бумера и вернулся обратно. Затем, не смутившись ни на секунду, он резко изменил курс и перешел на другую сторону улицы. Глядя, как Фил спасается бегством, Дженнифер улыбнулась.

«Бумер не просто собака, – подумала она, – а еще и огромный пушистый телохранитель».

Тем не менее лучше не упоминать об этой встрече в присутствии мистера Алтимари.

Ненадолго остановившись у мексиканской лавки, чтобы купить буррито и картошку фри, они наконец-то переступили порог дома Дженнифер. Бросив кошелек, поводок и туфли у двери, она отнесла сумки на кухню. Бумер тем временем стремглав бросился к миске с водой.

– Ну и денек, – сказала Дженнифер, вынимая тарелку из буфета. – Как бы мне хотелось хоть раз в жизни поработать с клиентом, который знает, чего он хочет, еще до того, как рекламная кампания оказывается завершенной.

Она налила себе светлого пива и поставила на стол картошку.

– Я сказала Дереку, что, если дело пойдет так и дальше, ему придется нанять другого специалиста по рекламе, и знаешь, что он мне на это ответил?

Дженнифер глотнула пива и со стуком поставила тарелку рядом с кружкой.

– Он сказал, что половина его клиентов разбежится, если он попытается спровадить их другому рекламщику. Ну да, жди больше, – вздохнула она, – наймет он кого-нибудь.

Поедая буррито и приканчивая картошку фри, Дженнифер продолжала услаждать слух Бумера рассказами о работе. И только встав с места, чтобы взять другую бутылку пива, она обнаружила, что пса на кухне больше нет.

– Эй, парень, ты куда подевался?

Она прошла в гостиную и увидела, что он лежит на диване. Бумер поднял голову и стукнул разок хвостом по своему лежбищу, но встать с него не удосужился.

– Бедняга. Ты очень устал, да?

Дженнифер положила руку ему на бок и ласково погладила по шелковистой шерсти.

– Твои дружки по «Виляющим хвостикам», должно быть, загоняли тебя до полусмерти.

И тут Дженнифер нахмурилась. Они были дома уже около получаса, но Бумер до сих пор дышал очень тяжело.

«Возможно, это из-за жары», – подумала она, но его сердце тоже, казалось, билось чаще обычного.

Вспомнив слова Хилди о том, что Бумер показался ей более усталым, чем обычно, она забеспокоилась, а не подхватил ли он какую-нибудь болячку.

– Вот что я тебе скажу, – заявила она. – Почему бы нам разочек не остаться вечером дома? Я приму душ, облачусь в пижаму и присоединюсь к тебе – будем валяться на диване вместе. И, может, нам повезет и мы найдем что-нибудь стоящее на кабельном телевидении.

Дженнифер просунула руку под ошейник, желая удостовериться, что у пса нет жара, а затем пошла наверх. Так или иначе, но на следующей неделе Бумер должен будет пройти ежегодное медицинское обследование. И она проконсультируется у доктора Сэмюэля по поводу его состояния. А до тех пор впадать в панику не следует. Вполне возможно, дело не стоит выеденного яйца.

Глава 2

Когда люди нервничают, они вытворяют великое множество самых разных нелепых вещей. Дженнифер превратила свою и без того занятую жизнь в суперзанятую. Сидя утром у ветеринара в ожидании результатов анализов Бумера, которые они сдали неделю назад, Дженнифер отвечала на электронные письма, читала эсэмэски, проверяла чековую книжку – все разом, лишь бы не воображать наихудшее.

Она наклонилась и подбадривающее похлопала пса по боку.

– Возможно, у тебя нет ничего страшного, – прошептала она, – и потому нечего нам с тобой беспокоиться.

Но Дженнифер все равно переживала. Когда она привела Бумера на ежегодный медосмотр и самым что ни на есть обычным тоном оповестила доктора Сэмюэля о том, что он устает больше, чем обычно, то думала, доктор просто-напросто сделает ему витаминный укол. Но ветеринар потребовал сдать такое большое количество анализов, что этот процесс растянулся на полдня, и затребовал описание их результатов, сделанное специалистом. Дженнифер считала, что доктор Сэмюэль перебарщивает, но он проявил неожиданную настойчивость, и ей пришлось согласиться. Теперь, неделю спустя, она сидела у его кабинета и почти жалела, что пошла у него на поводу. В конце концов Бумер – ребенок. И у него не может быть ничего серьезного, или может?

Дверь смотровой отворилась, и новая ассистентка доктора Сэмюэля вызвала их. Ухоженная брюнетка за тридцать была одета как тинейджер и говорила с каким-то странным подхихикиванием, повышая интонацию в конце каждой фразы. Бывший муж Дженнифер Вик имел обыкновение восхищаться подобными женщинами. Бумер посмотрел на хозяйку и негромко зарычал, стоило ей захлопнуть компьютер.

«Не надо судить о человеке по первому впечатлению», – сказала она себе.

Но похоже, новая ассистентка не нравилась и Бумеру, а уж он-то прекрасно разбирался в людях.

– Твоя очередь, Буми, – прохихикала брюнетка. – Пошли.

Не успела дверь за Дженнифер и Бумером закрыться, как к ним вышел доктор Сэмюэль. По выражению его лица Дженнифер поняла, что у него плохие новости. Ее сердце глухо заколотилось, и она потянулась к Бумеру, словно защищая от грозящей ему беды. Сэмюэль пожал ей руку и дружески похлопал пса по спине.

– Спасибо за повторный визит. Знаю, что ожидание было тяжким, но я хотел удостовериться, что ничего не упустил, и только потом обсудить результаты анализов.

Доктор пролистал карту Бумера, прочистил горло и отложил ее в сторону.

– Очень не люблю сообщать такие новости своим пациентам, – печально сказал он. – Мне бы хотелось думать, что я в силах спасти любое животное, пришедшее сюда, но, к несчастью, это не тот случай.

К глазам Дженнифер подступили слезы, в горле встал ком, а Сэмюэль тем временем продолжал:

– Когда вы на прошлой неделе привели ко мне Бумера, я выявил у него систолический шум и заподозрил нелады с сердцем. Ваше замечание о том, что он стал уставать больше, чем прежде, подтверждало мои опасения, но без дополнительных анализов поставить точный диагноз было невозможно.

Дженнифер сделала глубокий вдох и силой воли заставила себя успокоиться.

– И в чем же дело? – спросила она.

– У Бумера ГКМП, или гипертрофическая кардиомиопатия, – ответил доктор. – Это означает утолщение сердечной стенки одного из желудочков, что уменьшает количество крови, выбрасываемой при сокращении сердечной мышцы. Когда животное начинает испытывать недостаток кислорода, сердце работает усиленно, что еще больше угнетает его. И в конечном счете наступает сердечная недостаточность.

Доктор помолчал в ожидании вопросов Дженнифер, но у той в голове было пусто.

– Но он даже не выглядит больным.

– Знаю, – сказал Сэмюэль. – И сам Бумер, возможно, чувствует себя неплохо. Он больше не способен прыгать или носиться по улице с прежней скоростью, но возможно, он не замечает этого. А хорошая новость заключается в том, что Бумер не испытывает боли.

 

«Понятно», – сказала себе Дженнифер.

Это не тот результат, на который она надеялась, но и не конец света. На работе у нее была репутация сотрудника, который в силах решить сложнейшую из проблем в интересах самого упертого клиента. И все, что ей надо сделать, – так это применить свой талант к решению проблем Бумера, и все образуется. Болезни сердца лечатся, а у нее на счету есть деньги. Что бы ни потребовалось – особая диета, лекарства, упражнения – она заплатит за это, и с радостью. Все, что угодно, лишь бы ее мальчик выздоровел.

– О’кей, – сказала Дженнифер. – И как мы будем исправлять положение дел, с тем чтобы Бумер стал прежним?

Сэмюэль жалостливо посмотрел на нее и медленно покачал головой:

– Кажется, я высказался недостаточно ясно. Видите ли, состояние Бумера неуклонно ухудшается; он миновал ту стадию, когда на помощь могли бы прийти мочегонные или иные лекарственные средства. Боюсь, все, что вы теперь можете сделать, так это обеспечить ему комфорт и научиться наслаждаться тем временем, которое отпущено вам на то, чтобы провести его вместе. Мне очень жаль.

– Этого не может быть, – выдохнула Дженнифер, и ветеринару показалось, будто она очень сердится. – Мой дедушка страдал сердечной недостаточностью долгие годы.

Сэмюэль терпеливо кивнул:

– Охотно вам верю, но сердце у людей устроено иначе. Послушайте, если вы хотите переговорить с хирургом, я буду рад организовать вам телефонную консультацию, но мы с ним изучили результаты анализов очень тщательно, и ни у него, ни у меня не осталось никаких сомнений. Мы считаем, что в лучшем случае Бумеру осталось жить около месяца.

Дженнифер поймала себя на том, что тщетно пытается вдохнуть, будто из комнаты внезапно выкачали весь воздух.

– Месяц? – переспросила она, изо всех сил стараясь, чтобы ее голос не дрожал. – Но это невероятно мало. У нас так много дел, к которым мы даже не приступали, а я столько ему всего наобещала.

Дженнифер говорила без умолку, но остановиться не могла:

– Я вкалывала что было сил и многое откладывала на потом, но Бумеру всего пять, и он мой лучший друг, и, и… – ее щеки стали влажными от слез, – и он все, что у меня есть.

Сэмюэль сам с трудом сдерживал подступившие к глазам слезы. Он сделал шаг по направлению к ней и сочувственно обнял.

– Понимаю, каково вам сейчас; мой бостонский терьер умер от ГКМП, когда ему было всего два года. У собак эта болезнь встречается редко, и я отчаянно надеялся, что ошибаюсь. Единственное, что может хоть немного утешить вас, это то, что вы знаете о его болезни. В большинстве случаев первый симптом – это остановка сердца.

Дженнифер кивнула, вытерла слезы и выдавила из себя подобие улыбки.

– Слава богу за его маленькие одолжения, так я это понимаю.

– Точно.

Она посмотрела с тревогой на взирающего на нее Бумера.

– Я должна сделать что-нибудь еще? – спросила она. – Как насчет смены питания?

Сэмюэль отрицательно покачал головой:

– Нет, просто внимательно наблюдайте за ним. Если у него начнутся обмороки или же посинеют десны, то пусть подольше отдыхает. И кроме того, нельзя позволять ему нервничать. А когда он умрет, обещаю вам, это произойдет быстро и относительно безболезненно.

Дженнифер вышла из кабинета с Бумером на поводке, ничего вокруг не видя, словно слепая. Она, конечно же, знала, что когда-нибудь потеряет своего друга, но горько сожалела о том, что очень большая часть его короткой жизни прошла мимо нее. Пока она дневала и ночевала на работе, время, отведенное Бумеру на Земле, неумолимо истекало. И теперь ей казалось, будто она тем самым изничтожала на корню каждую мечту, исполнение которой откладывала на потом. Когда они подошли к ее пикапу, Дженнифер села за руль и снова заплакала.

– Прости меня, Буми, – всхлипывала она, обнимая собаку. – Я постараюсь как-нибудь все это исправить. Обещаю тебе.

Часом позже Дженнифер уже была дома и приступила к выполнению своего обещания. С сухими глазами, полная решимости, она составляла план. Для этого ей понадобились блокнот и ручка. Наверху первой страницы она написала: «Что мы с Бумером сделаем». Если ее мальчику остался всего месяц, значит этот месяц должен стать лучшим в его жизни. Она загрузит свой пикап, и они помчатся по дороге – только он и она – и переделают все те вещи, что она планировала сделать «когда-нибудь».

Ей повезло в том, считала Дженнифер, что какое-то время она может не работать. Ее должность сотрудника, отвечающего за работу с клиентами, в одном из самых фешенебельных рекламных агентств Чикаго была большим плюсом. Дженнифер много трудилась сверхурочно, и работодатели порядком задолжали ей. Исполнительный директор агентства Дерек Комптон, разумеется, закатит истерику, но, насколько она понимает, выбора у него нет. Две премии КЛИО, одна премия Американской рекламной федерации и Каннский лев, стоявшие на его трофейной полке, как было признано всеми, оказались там благодаря Дженнифер. Если он не даст ей долгосрочного отпуска, она уволится и станет работать на кого-то из его конкурентов по возвращении.

Раз эта проблема решена, встает вопрос о том, что они с Бумером будут делать в течение того месяца, который проведут вместе. Хилди сказала, что его состояние начало ухудшаться пару недель тому назад, а доктор Сэмюэль предупредил, что это продолжится и впредь, причем по нарастающей. Дженнифер посмотрела на свою собаку, удобно устроившуюся в своем любимом кресле и грызущую свою любимую искусственную косточку.

– Прошу прощения, Бум-Бум. Похоже, пешеходная прогулка по Аппалачской тропе отменяется.

Она откинулась на спинку дивана и принялась вспоминать те моменты, когда Бумер был исключительно доволен жизнью. Как и любая другая собака, он любил есть, играть и гоняться за белками, но что именно заставляло его молотить хвостом с наибольшим энтузиазмом? Она вспомнила, что Бумер любит машины – те, что мчались мимо их дома, и те, что принимали участие в гонках НАСКАР, которые они смотрели по телевизору, – и буквально сходил с ума, когда они совершали автомобильные прогулки и Дженифер позволяла ему высунуть нос из окна, чтобы он мог насладиться по дороге всеми приятными ему запахами. Ему нравился рев моторов, и он всегда принюхивался к лужицам бензина, обнаруженным на улице. У Бумера была даже игрушка-пищалка в виде Молнии Маккуина – героя мультика «Тачки».

– Ладно, – сказала Дженнифер, выводя цифру один на листе. – Нечто, связанное с машинами. Что еще?

Однако после десяти минут мозгового штурма Дженнифер зашла в тупик. Она продолжала думать о тех вещах, которые они могли сделать, но не придумала ничего достаточно выдающегося, что хоть немного загладило бы ее долгое пренебрежение хвостатым другом. Ее уверенность в себе улетучилась, и Дженнифер вновь начала чувствовать себя беспомощной. Услышав, как Бумер спрыгнул с дивана и стал рыться в ящике для игрушек, она не смогла сдержаться, и из ее глаз, в который уже раз, хлынули слезы. Несколько секунд спустя послышалось знакомое попискивание Молнии Маккуина. Дженнифер обернулась и увидела, что Бумер идет к ней с игрушкой в зубах и взглядом, подначивающим забрать ее у него.

– Да, я знаю, – сказала она. – Я уже внесла машины в наш список, но что бы еще придумать, а, Буми? Не можем же мы с тобой забраться в машину и нарезать круги вокруг квартала до бесконечности. А если мы собираемся отправиться в автомобильное путешествие, то надо ехать в какое-то определенное место.

И тут ее осенило: «Тачки!»

Фильм рассказывал о путешествии по шоссе 66, которое, так уж совпало, начиналось в Чикаго и все время шло на запад вплоть до Калифорнийского побережья. Если они с Бумером поедут по нему, то смогут полюбоваться красивыми видами, испробовать всю местную еду и порезвиться в Тихом океане, когда доберутся до Пирса в Санта-Монике. Нужно только разжиться картой и путеводителями, где указаны все те места, которые им будет интересно посетить по дороге. Дженнифер выхватила у Бумера писклявую игрушку, и они устроили из-за нее шуточную потасовку.

– Ну, Бумер, что ты на это скажешь? Готов прокатиться по шоссе 66?

1Привет, красавица! (итал.)
2…понимаешь? (итал.)
3Хорошего дня (итал.).
4Огромное спасибо (итал.).
Купите 3 книги одновременно и выберите четвёртую в подарок!

Чтобы воспользоваться акцией, добавьте нужные книги в корзину. Сделать это можно на странице каждой книги, либо в общем списке:

  1. Нажмите на многоточие
    рядом с книгой
  2. Выберите пункт
    «Добавить в корзину»