Уведомления

Мои книги

0

Бессмертные отцы-основатели. Часть 2

Текст
Автор:
0
Отзывы
Читать фрагмент
Отметить прочитанной
Как читать книгу после покупки
Шрифт:Меньше АаБольше Аа

Редактор Лидия Ивановна Филиппова

© STARDUST, 2021

ISBN 978-5-0055-0851-5 (т. 2)

ISBN 978-5-0055-0849-2

Создано в интеллектуальной издательской системе Ridero

Пояснение

Уважаемые читатели, Вы можете смело пропустить «Пояснение». Оно несет в себе мнение автора и не имеет отношения к сюжетной стороне произведения.

Не люди делают технологии… Технологии делают нас такими, какие мы есть. И на различных этапах написания книги Бессмертные отцы-основатели, автор столкнулся с чередой обстоятельств лишний раз подчеркивающих ограниченность распространения технологий к тем условиям жизни, в которых мы живем.

Итак, живем мы в век старых добрых феодалов и колониальных экономик. Утверждать обратное означало бы вводить в заблуждение. И в первую очередь себя. «Самодержавие», «Суверенитет», «Можем повторить» – смешные слова для неопытных и неокрепших умов. Человеческий труд обесценен. А издержки в товаре, в подавляющем большинстве, представляют собой устаревшие технологии, налоги, прочие сборы и конечно же интерес самих феодалов.

Как в таких условиях может помочь избитая мудрость: «Начни с себя?» Ну начал человек с себя, а жизнь тем временем стала только дороже. Каков будет следующий рецепт успеха?

Никакой политики! И уж тем более никакого просвещения! Только мысли вслух на фоне танцев с бубном вокруг первого писательского опыта. Необходимость разбить первую книгу на две части проистекает исключительно из причины высоких издержек при производстве печатного изделия. Согласитесь, цена до 1.000 рублей за книгу от «No name» автора смотрится весьма отталкивающе… А ведь в этой цифре еще даже не заложен интерес автора, способный послужить на развитие вселенной Бессмертных отцов-основателей. И нет! Не стоит клеймить издательства и типографии, ведь они живут и работают вместе с нами в едином пространстве.

Социал-дарвинисты тут же заявят: «Хорош скулить! Руки есть? Работай больше!» Как-то вместе с тем опуская, что доход, производительность труда и трудоемкость не имеют прямой корреляции и в первую очередь зависимы как от доступности технологий, так и от стоимости входящих товара, работ и услуг. Да и как зарабатывать больше в условиях сжимающегося горизонта возможностей? Уподобиться животным и драть друг друга подобно крысам в бочке?

Сложный выбор: писать то что нравится потребителям, писать отличное от «Системы» мнение или совсем не писать… И как в условиях сжимающегося рынка повторить успехи западных бестселлеров? И это не вопрос того чтобы за счет читателей возвыситься в социальной иерархии! Скорее вопрос свободного распространения информации, дабы люди задумались над механикой жизни, природой событий и взглянули друг на друга под иным углом.

Люди не читают книги или газеты не потому что не хотят читать. Посмотрите заголовки газет. Где в них позитив? А кошмарить себя лишний раз за свой счет не с руки… Почему не читают книги? Ответ более чем очевиден! Смотрим на соотношение доходов и расходов граждан, а также принимаем во внимание, что за последние десятилетия в массовом сознании не совершается поступательных шагов популяризации чтения. Где приятные книжные магазинчики с современным интерьером и летней верандой кафе? Представьте только на мгновение – Вы спокойно прогуливаетесь под приятную спокойную мелодию между книжных полок замысловатого дизайна, берете то что радует глаз, не торопясь проходите за столик где вкушаете свежую выпечку или десерт под чашечку ароматного зернового кофе. Неужели при подобном подходе, Вам не захочется поддержать уголок уюта и гостеприимства рублем? И это вновь вопрос технологий и издержек из которых и проистекает культура граждан и предпочтения к методам усвоения информации.

На этом, приношу извинения за столь лирическое отступление. Более задержек не предвидится. Пристегните ремни и приятного путешествия по второй части Бессмертные отцы-основатели.

Глава 12
Иллюзия роскоши

«Вы неплохо справлялись в мое отсутствие. Еда все такая же вкусная. Кузнец знает свое дело и, по крайней мере, собрал вам несколько печей для обогрева. Перезимовать вы сможете. Осталось дело за малым – продам трофеи и пополню наши запасы», – подводил Алекс некий итог. «Ой, да что ты говоришь?! Не успел объявиться в лагере, вновь норовишь сбежать!» – возмущалась Пандора. Лиза, крутившаяся рядом, проверявшая лоб и биение сердца, вставила слово: «А можно потише? Во-первых, Алекс только пришел в себя и, как человек ответственный за его лечение, я бы сказала, что ему нужен покой. А, во-вторых, Пандора в каком-то смысле права. Алекс, ты трое суток провалялся, не приходя в сознание. У здоровых людей таких симптомов не бывает», – отчитывала девушка больного, играя в доктора. В разговор влезла Жилан: «Лиза, если бы ты видела, как Алекс поднял волокуши из бревен с привязанными на них трофеями, то о том, что он болен, даже не заикалась бы. Четыре рослых мужика едва тащили груз, надрываясь и раскрасневшись после того, как Алекс на себе перенес трофеи вброд и бросил на берег».

Тут малая принялась ускоренно тараторить, вспоминая нечто веселое: «А Пандора вся такая из себя. Грязными своими штучками начала пользоваться – бросилась ему на шею, тычет грудью и давай грязно тискать. А он – раз! И – исчез. Буквально исчез! Представляешь, Лиза? Пандора осталась на месте, недоумевая, куда он делся. А Алекс уже стоит на другом берегу. Вот, умора!» – девушка перешла на безудержный смех. Между делом бубнила Лиза: «Да, слышала я, слышала. Можешь не напоминать». Раскрасневшаяся Пандора на словах малявки схватила ту, принялась будто вытряхивать душу: «Да сколько можно напоминать?! Я была рада его видеть, вот и все. И, вообще, меня интересовали только трофеи. Ты же сама видела, какие редкие вещи у него были при себе. Там вещей на сотни тысяч монет. Одни только глаза дракона чего стоят?!»

Алекс, пользуясь отвлеченностью остальных присутствующих девушек, шепнул Лизе: «Доктор, подскажите, а если я возьму вас с собой, скажем, в город Пиллар. Мы могли бы договориться?» Лиза, уставшая, как и все искатели, от бытовой рутины захолустья, воскликнула: «Здоров! Ты полностью здоров. Никаких осложнений, можно выписывать». Что знают двое, знает, как говорится, и свинья, и Лиза, пожав плечами и извинившись перед Пандорой и Жилан, что Алекс предложил именно ей его сопровождать, унеслась собирать свои вещи. И оставила юношу с двумя огорченными девушками, способными объединится и покарать его, покарать на пару за неправильный выбор.

Последние два месяца с момента того, как их семья приросла Амином и его людьми, работа пошла на лад. Выходя со склада, куда его определили с кроватью, Алекс любовался осенними красками безымянной долины к северу от пределов Империи. Желтые и красные оттенки заката простирались поверх горных вершин, а в долину проникали темные оттенки ночи. Место для базового лагеря выбрали недалеко от горной реки. И за прошедшее время мужчины потрудились на славу: три деревянных барака, два складских помещения, сарая для скотины и ощетинившийся кольями двухрядный забор, укрывавший гражданских от опасностей диких земель. Много труда, много крови и пота, и это еще только самое начало пути. В самом центре лагеря треск и мерцание нескольких костров освещает место собравшимся и создает подобие домашнего уюта. Люди расселись полукругом на сбитых скамейках и проводили время вместе. Кто-то говорил, другие, такие, как Алекс, опоздавшие на ужин, еще только уплетали свои порции, а дети бегали под присмотром взрослых и визжали от восторга. Их животики были полны. Они постепенно забывали былые тяготы и вместе с тем дарили взрослым теплоту, напоминали собой что еще есть, для кого трудиться и жить.

Юноша подхватил со стола деревянную тарелку, положил большой ложкой из одного котла, сколько посчитал достаточным, взял пару кусков свежего хлеба и пошел в массы. В круг людей, какой он всячески избегал, но к которому периодически вынужден был возвращаться. Дети путались под ногами и находили забавным, играя в догонялки, прятаться за взрослыми, и Алекс не стал исключением. Он сидел с недоумевающим видом, что же делать с сорванцами, ждал, когда его оставят в покое. Кажется, что люди воспринимали это положительно. Алекс уселся в привычном кругу своих ребят. Перебил всех, громко заявив: «Мила и Гая, готовьтесь. Вы также отправитесь со мной и Лизой в Пиллар». Не сделай он этого, то сперва пришлось бы выслушать весь поток пожеланий, протестов, возмущений и всего остального в свете объявленного отбытия, едва он пришел в себя. «А давайте все снимемся и отправимся отдыхать в Пиллар?! Никогда не была в этом городе. Что скажете? Как вам идея?» – с явным подтекстом говорила Пандора. «Так ведь нельзя. Ты и сама лучше всех понимаешь», – ответила Лиза. «А ты помалкивай, предательница! Поедет она развлекаться, пока мы тут вкалываем», – бурчала Пандора. «Пан, я ведь не виновата, что Алекс выбрал меня. У него должны быть на то свои причины», – виноватой интонацией объяснялась Лиза. Хлои отмахивалась руками: «На меня не смотрите. Алексу лучше знать». Взгляды уставились на Мей, а та, схватившись за сестру, пояснила: «У меня итак все хорошо. Города меня мало интересуют». Жилан, отбиваясь от любвеобильной заботливой сестры, заявила: «Я тоже не понимаю, чего вы на Алекса взъелись? Что такого есть в Пиллар, чего мы не видели? Я вот на него имею право злиться! Он проигнорировал меня и не взял с собой на север. Развлекался там один целый месяц. А в долине одна мелочь попадается, ни тебе эссенции, ни достойных трофеев». Джон сидел среди девушек и не подавал голоса. Пандору не взяли – и на душе спокойно. Пандора же, оставаясь верна самой себе, сказала: «Раз так!.. Раз ты меня здесь бросаешь, требую моральной компенсации! Меньше, чем на один глаз дракона не согласна. Хочу оставить себе, буду тискать и лелеять. Это хоть как-то облегчит мои душевные страдания перед приключениями, в которые меня не возьмут». Она и правда прикипела к этим большим сферам кристаллизовавшейся эссенции. А вот Лиза не была в аналогичном восторге от глаз Альбиноса, ведь в памяти у девушки невольно всплывал опыт, полученный еще в землях Лимба, когда Алекс отправил ее в таверну с еще теплым и склизким глазом, чтобы найти желающих купить мясо поверженного Альбиноса.

 

Но Пандору по-своему сложно было осуждать. Правильно и симметрично кристаллизовавший глаз Альбиноса был довольно редким и особенным артефактом. Помимо того, что предмет был довольно красив, как уникальными переливами кристаллизовавшейся жидкости и оттенками на фоне вытянутого зрачка змеиного глаза. Так и непременно должен был содержать скрытые свойства не заметные на первый взгляд. Возвращаясь к бытовой стороне вопроса, Алекс спросил: «Так сколько может стоить каждый глаз?» Пандора произнесла: «Хороший вопрос! И, по правде, он мучает меня все время. Без сомнений, это глаз дракона. Даже не буду задаваться вопросом, как тебе подобное удалось. Впрочем, не важно… Наблюдая твои фокусы, и такое кажется возможным. Глаза – штучный товар, и оттого цены на них должны быть баснословными. Могу поспорить, что не меньше ста, возможно, ста пятидесяти тысяч серебром за штуку. А ты таких приволок шесть…»

Пандора, не переставая, теребила в руках один из глаз весь вечер, и часть слов походила, скорее, на монолог от излишней задумчивости. «Так много?» – Хлои от неожиданности даже прикрыла рот обеими руками. И со словами: «Это не игрушка!» – выхватила округлый граненый предмет у Пандоры и категорично понесла его на склад. Пандору лишили игрушки… Она откинулась назад, в плечо Джона, и надулась. Остальные смеялись над комичностью ситуации и то, как Хлои была с ней строга. «Пандора, не переживай, у тебя будет личная игрушка. Один глаз можешь оставить. Остальные мы с Лизой продадим в Пиллар. С началом строительных работ повремените. Людям отдайте распоряжения заниматься обустройством быта и лагеря. Пусть делают мебель, укрепляют заборы и продолжают расширять вырубку и заготавливать дрова. Если все пройдет гладко, из Пиллар мы приведем группу каменотесов и строителей. Все-таки в этом деле лучше довериться мастеровым и инженерам. А как только у нас появятся серьезные деньги, с нами начнут считаться, и долина расцветет. На этом все», – добавил в конце Алекс. Погрузив в себя последнюю ложку с ужином, задавшись скорее риторическим: «Вопросы есть?» – юноша отправился отдыхать. Завтра их ждали новый день и новые заботы.

…Прощание протекало на позитиве. Девочки обнимались на дорожку, ведь ближайшие несколько месяцев они будут в пути. И даже Пандора была довольна. Она оставила себе самый чистый и крупный глаз дракона.

Решение взять Лизу, Милу и Гаю оставалось загадкой, какую, пожалуй, мог разрешить только ее автор, отправившийся в путь вдоль течения горной реки вниз по долине. Алекс пожелал обойтись без соплей и обнимашек, а девушки, покончив с социальной активностью и прощаниями, припустились следом. «Пиллар был так далеко, а место гибели второй имперской армии почти по пути. Небольшой крюк в пару дней, и мы на месте. Гляну хотя бы одним глазком», – решил для себя Алекс. Девушки не знали ни местности, ни маршрута движения, поэтому возражений нет – все решено. Крюк до равнины обошелся без явных злоупотреблений и происшествий. Каждый день промедления оттягивал закладку первого фундамента здания, знаменующую начало строительства города. Девушки несколько задерживали Алекса, но упрекать их в том было бы ошибочно, особенно по причине тех дивидендов, какие он ожидал получить в дальнейшем от их совместного появления в Пиллар. Несколько дней пути по равнине привели умную девочку Лизу к занятным наблюдениям. Юнит’ы избегали четверку молодых людей, и это было странно. В лесах это не так бросалось в глаза, но на равнине иного вывода не напрашивалось. Юнит’ы обходили Алекса и девушек своеобразным кругом, по внешнему радиусу, с интересом наблюдая, но не осмеливаясь подступаться ближе.

Лиза вначале атаковала их подобно вьющимся назойливым мошкам, что жужжали над ухом и раздражали тем, что кружили вокруг, но вскоре поняла, что это бесполезная трата времени и сил. Меньше их не становилось. После исхода волны на равнине появилось много слабых низших юнит’ов, даже не свойственных типу местности. Тонны мертвой и прожаренной плоти вызвали резкий популяционный скачок и до тех пор, пока не возникнет острая угроза голода, юнит’ы не начнут истреблять друг друга, естественным образом сосредотачивая эссенцию в отдельных особях. «Поверить не могу, что ты настолько силен. Они тебя боятся», – выдала Лиза, несмотря на то, что шла какое-то время, не проронив и слова. «Возможно, ты права. Языка юнит’ов, к сожалению, не знаю, спросить не получится. Если не подходят, значит, страшно. С другой стороны, и не знаю. Силен ли я? Не помню, говорил или нет, мой мед’чип не показывает данные. Концентрация эссенции на нуле. Еще с момента моего освобождения служители Академии заинтересовались отклонениями в показателях», – вспомнилось Алексу. «Помню такое. Трое балахонов в штабе гильдии несли какую чушь насчет тебя и предлагали работу. Я не восприняла их всерьез. А это плохо? О силе, которую нам даруют Бессмертные отцы-основатели, информации нет. И сейчас я в очередной раз слышу от тебя странное слово, значение которого не понимаю. Что такое мед’чип?» – спросила Лиза. «Не бери в голову… У того, что с нами делают Бессмертные отцы, тоже есть научное обоснование. Понимаешь, меня смущает постоянный и неизменный „0“ перед глазами, это достаточно странно… Хотелось бы узнать, стал ли я сильнее?» – с улыбкой говорил юноша себе под нос. «Как всегда, темнишь и не договариваешь, оставляя принимать тебя таким, какой ты есть… Алекс, твои сомнения неуместны! Оглянись, не будь ты и, правда, силен, мы бы с тобой не гуляли бы в окружении десятков юнит’ов. А они даже голос подать не смеют, не то что пытаться напасть».

Юнит’ы продолжали следовать за молодыми людьми небольшим кольцом, перебегая с места на место, прижимаясь к земле, поджимая передние конечности или лапы, – если были без занятных мутаций, или поджав хвост, отбегали назад, но позже опять с интересом возвращались. Нахождение юнит’ов поблизости было даже практичным. Достаточно было убить одного, и вот, пожалуйста, ужин. Даже нет необходимости бегать за ними. Но вот Лиза, как ни старалась, после нескольких дней путешествия на открытой местности заметно стала выходить из себя от подобного внимания со стороны юнит’ов и истребила все, что двигалось в радиусе нескольких сотен метров. Это был сплошной ураган сменяющихся призывов в лучах уходящего солнца, смесь из зарядов молний и огненных шаров, разлетающихся в стороны под визги и бегство тех, кто успевал. И сестры ей в том помогали. Итог выходки – девушку буквально пришлось кормить с ложки, настолько она выдохлась. В этом и состояла опасность быть призывателем. Физическое воплощение чистой энергии требует много концентрации и жизненных сил. Если в пылу сражения они искателя покинут – это конец. Возможно, это одна из причин, почему из легионеров не делают призывателей. Все они – бойцы исключительно ближнего или дальнего боя, с большим запасом силы и выносливости, закованные в тяжелые доспехи и вооруженные лучшими клинками, что могут быть выкованы в городе-гильдии Гефест. Как следствие, в ответ на беспомощность девушки ей составили программу «все включено», и подруги не бросили ее в час нужды, накормив ужином. А Алекс, включившись в канву заботы о девушке, даже рассказал сказку «о маленьком призывателе который смог…»

Так проходила третья неделя пути: размеренно, в жанре прогулки. И без углубления на равнину нередко встречались следы сражения имперской армии и бегства солдат. Среди деревьев были заметны кости юнит’ов и людей. Вещей было немного, только те, на которые не позарятся даже разбойники. Да, кстати, раз уж речь зашла о них, походило на то, что молодых людей какое-то время сопровождали. Чего еще можно было ожидать от крупной военной неудачи Империи? Только того, что на месте сражения вскоре появятся отбросы и падальщики, которые питаются смертью. Алекс и сам, конечно, был не подарок, но, по крайней мере, у него было оправдание – он искатель…

«Девочки, приготовьтесь, у нас гости. И они не настолько дружелюбны, как юнит’ы. И да, не предпринимайте ничего. Каждая из вас должна быть кристально синей в глазах закона», – не подавая вида и продолжая двигаться вперед, говорил Алекс своим спутницам. «Хорошо, постою в стороне, как всегда», – подтвердила Лиза.

Из-за деревьев впереди показалась группа людей. На первый взгляд, оборванцы, но это только если не различать экипировку солдат. Люди вполне могли быть дезертирами второй имперской армии. «Ух, ну и заставили вы нас побегать», – запыхавшись, говорил один из незнакомцев. «В этих землях нынче опасно, много зверья. Может, вас сопроводить куда нужно?» – спросил второй. Остальные обступали молодых людей, явно демонстрируя враждебность. «Спасибо за предложение, у нас все хорошо. Сопровождение не требуется», – безучастно ответил Алекс. «Вы посмотрите, какой молодой и самонадеянный малый нам попался?! Далековато от города занесло проявлять упрямство. Если не хотите по-хорошему платить, мы сами возьмем, что нужно», – сказал все тот же второй разбойник. «Проблемы нам не нужны! Берите, что считаете нужны», – с этими словами Алекс снял рюкзак со спины, поднял руки и знаком головы предложил девушкам поступить так же. Незнакомцы расслабились, стали подходить еще ближе. Один из них, который был ближе к Лизе, заинтересовался девушкой: «Да у нас тут симпатичная компания нарисовалась. Парни, что скажете, может, мы проявим теплый прием и возьмем этих цыпочек к себе в лагерь?» «А что? Можно и взять. Те две деревенщины, что нам попались месяц назад, успели поистрепаться. Хватайте девиц и вещи. Этого в расход. Мне его одежка приглянулась», – сказал второй разбойник. «Тихо, не дергайтесь и не кусайтесь, будет больнее. Мы уже наученные», – приговаривал один из разбойников, тянувший лапы к девушкам. Ситуация разрешилась скорее, чем грязные руки дотронулись до Лизы. Отсеченные конечности разлетались в стороны, а в шее торчал его собственный меч, пронзивший кадык и артерию, отчего он хлюпал пузырями собственной крови, оседая на землю. «Чего уставились, идиоты? Он прямо перед вами стоял. Убить его!» – кричал все тот же второй, оставаясь в стороне.

Вот только его слова были обращены в пустоту. Еще до исхода разбойника, покусившегося на Лизу, двое, что были перед Алексом, застыли с кинжалами в своих глотках, вонзенных от шей вплоть до затылков. Они слегка дергались от болезненных конвульсий, но мозг еще пытался жить и удерживал тела на ногах вплоть до медленного падения. Оставшиеся двое от неожиданности подались назад. Один разбойник упал на четвереньки, пятясь, и продолжал наблюдать за смертельным бескомпромиссным ремеслом. Другой, отрываясь от осмотра вещей, встал и обнажил меч. Жизнь глупца оборвалась скорее, чем прочие разбойники, остававшиеся рядом с деревьями, сумели что-то предпринять. Собственно, все происходящее и на бой-то не походило. Всего лишь добивание медлительных надутых индюков, ложно полагавшихся на численное превосходство. Алекс ускорился и, вложив в руки Лизы щит с одного из тел павших, бросился к разбойникам, остававшихся на отдалении. Девушки остались позади, а юношу встречал веер стрел и метательных дротиков.

Второй раунд закончился достаточно быстро. Проредив местность от прочих отбросов, Алекс последовал за разбойником, который был довольно охотлив на язык и уже бежал со всех ног в попытке спасти свою шкуру. Удар в колено сзади, на бегу, и он уже на земле, умоляет сохранить жизнь. Девушки нагоняют Алекса. Лиза, одержимая духом возмездия в несвойственной для себя манере, подошла к лежачему разбойнику и ударила ногой в бок. «Как тебе такое, урод? Хочешь добавки?» – и, договорив на выдохе взрыва эмоции, повторила удар. Алекс стоял и наблюдал, как его крошка Лиза, милая Лиза, стоит и с устрашающей гримасой на лице пинает взрослого мужчину изо всех сил. «Если бы не красный статус, испепелила бы тебя на месте! Ты мешок…», – высказывалась девушка, опустив крутившееся на кончике языка ругательство. Сделав глубокий вдох и оторвавшись от избиения лежачего, Лиза обратилась к Алексу с повелительным требованием: «Пусть скажет, где их лагерь. Тех, кого они взяли, нужно спасти!» «Этим займутся они», – с этими словами Алекс указал на пригорок в трех сотнях метров от молодых людей. «Кто они? Там солдаты?» – спросила запыхавшаяся Лиза. «Да, доблестные солдаты. Похоже, разведывательный отряд, их – около десяти», – ответил Алекс. «Ждать от них помощи или реальных действий смешно. Мы спасем невольниц из лагеря», – воинственно заявила Лиза. Делать было нечего, Алексу пришлось уступить. «Ты слышал, веди к лагерю. Если повезет, быть может, мы с тобой прогуляемся назад, и ты попадешь в руки закона. Но всегда есть шанс передумать и остаться без головы, как твои друзья. Решать тебе», – обратился юноша к разбойнику.

 

По окончании осмотра тел и сбора эссенции Алекс окрикнул прятавшихся на удалении имперских солдат и помахал рукой в знак приветствия. Не получив ответа, молодые люди скрылись в лесном массиве вслед за разбойником. «Почему ты пошел у меня на поводу и согласился спасти тех, до кого тебе и дела нет?» – спросила Лиза. «Считай, что это компромисс. Вместо того, чтобы объяснять, что это непрактично, терять время и припираться друг с другом, сделаем быстро и пойдем дальше», – с поучительным тоном расставлял все по местам Алекс. «Хорошо, для начала узнаем, о ком вообще идет речь, а там уже будет видно. Кстати, ты по карманам разбойников прошелся по привычке? По словам Пандоры у тебя за спиной пятьсот тысяч серебром. Сколько собрал? Монет пятьдесят?» – поинтересовалась Лиза. «У вас с собой трофеев на пятьсот тысяч? Черт, да что вы такое хотели сбыть в Пиллар?» – влез в разговор разбойник. На свой вопрос он получил тычок с комментарием: «Твое дело указывать дорогу, а не играть в сто один вопрос! Долго еще?» – спросил Алекс. «Почти пришли. Вот только зря вы идете в лагерь. Там еще два десятка солдат. Вы уже поняли, должно быть, кто мы такие», – с усмешкой произнес разбойник. «Остатки восьмого и одиннадцатого легионов. Мы встречались с вашей братией при иных обстоятельствах», – был ответ юноши неизвестному. «Нет Лиза, серебром монет было всего двадцать три, не считая медяков. Пандора, может, и права, говоря о стоимости артефактов, но пока на них не нашелся покупатель, цена им ровно ноль. А монет много не бывает, тем более, что наша жадина не выделила нам на дорогу ни медяка». «Если вы знаете о сражении второй имперской армии, то должны быть в курсе…» – разбойник не договорил, удар по внутренней стороне колена подкосил его, прервав речь. «Слушай меня очень внимательно. Останься верен своей присяге, будь един с братьями по оружию. Как только придем в лагерь, лучше найди нужные слова, чтобы они сложили оружие, в противном случае то, что ты видел, повторится. И если ты еще не понял, вы для меня – мальчики для битья. Даже не успеваю размяться», – Алекс пытался обратиться к голосу разума. «Сегодня был мой второй раз, когда я поддался минутной слабости. Нет больше сил, не хочу откладывать. Один черт потом казнят. Правды никто не узнает. Лагерь в той стороне, еще с полкилометра», – с этими словами разбойник указал вперед и упал на колени, демонстрирую свою готовность умереть. Выбор сделан. Резкий взмах клинка оборвал жизнь. Только земля и тело на ковре из опавших листьев. Довольно меланхолично в осенних красках. Что бы этот человек ни хотел вложить в свою смерть, этого не было и подавно. Очередное тело с вещами и эссенцией, всего-то делов. По крайней мере, перед ликом смерти он был честен.

Алекс со спутницами углубились в лесной массив и наткнулись на лагерь в указанном направлении. Девушки остались в стороне незамеченными, а юноша, оставаясь привержен намерениям Лизы на глазах удивленных разбойников, стоявших в охране, шел с телом убитого, волоча того за шиворот подобно мешку по земле. Не останавливаясь, юноша продолжил идти в центр лагеря на обзорную группу, туда, где его будет хорошо видно. Ни один из присутствовавших не знал, что делать с наглецом, оторопев и поражаясь подобной выходке. Двое разбойников, стоявших в охранении, вбежали в лагерь и, сообщив, что юноша был один, предсказуемо оголили свои клинки. «Ты посмел прийти сюда один, с телом нашего командира?! Смерти ищешь?» – спросил кто-то из разбойников. «Чего с ним речи разводить? Давайте порешим, и дело с концом», – сказал другой. «Вы только гляньте на него, одет как городской. Может, он из карателей Внутреннего круга?» – спросил третий. «Захлопните рты! К оружию», – раздался голос в стороне.

Ситуация накалялась и экс-солдаты, когда-то верные присяге, уже рвались в бой, как их внимание привлек знак приветствия легионеров. Этот знак Алекс подсмотрел в лагере поселенцев, пока наблюдал за тем, как ведут себя и общаются Амин и его люди. Обычная привычка изучать людей и их манеры. Сейчас она была более чем уместна, замыкая все внимание на юноше. «Ваш брат по оружию заверил меня, что вы живете в ожидании смерти. Также я знаю, что могло вас привести на этот путь. И для вас все закончится здесь, так или иначе. В настоящий момент недалеко от вашего лагеря уже скрытно пребывает отряд разведки легиона. Думаю, не стоит говорить, что последует за этим. И, нет, я не из Внутреннего круга. Всего лишь обыкновенный искатель, который хочет проснуться в завтра. Теперь же – подведем итог… Вам выбирать, как это закончится: пасть от моей руки или сложить оружие, сдаться на милость тех, кто за вами придет», – на этих словах Алекс обнажил клинки и готовился дать бой.

Выбор сделан – честный бой и честная смерть… Охранники, стоявшие к Алексу ближе, застыли, сраженные с торчащими в них клинками. Тела еще только оседали на землю, как прозвучала команда, и залп дротиков, наряду со стрелами, накрыл место, где еще секунду назад были все трое. Они итак уже были живыми мертвецами. Так с чего бы их заботили жизни друг друга или сакральное уважение к покойникам? Несколько дротиков угодили в тела покойников, заваливая их и ускоряя падение на землю. Смещаясь от центра лагеря по кругу, Алекс буквально прорубал себе путь через тела стоящих одного за другим, совершенно не опасаясь бросков метательного оружия с фланга или спины. Куклы двигались, застывали, падали или падали от рук своих, сраженные дружественным огнем. Привычный для Алекса танец парных клинков не оставлял шанса медлительной пехоте. Их тяжелая броня и стиль боя, созданный для плотных построений, никуда не годился. Пытаться попасть по юркому юноше колющим ударом? Это все равно, что пытаться отклонить стрелу, летящую прямо в лоб.

Кровавый танец окончен. Дорогая одежда (подарок Пандоры) сменился с классически-черного на багряные тона… Девушки застали ангела смерти за работой… Занавес… «Алекс, столько тел?! Ты в порядке? Прости, я не подумала о том, что тебе придется сделать», – виновато говорила Лиза. «Все хорошо. Ты кого-то хотела освободить. Это твой шанс. Займись делом, а я потолкую с нашими гостями». Вид юноши смущал девушек. Они не первый раз наблюдали его в таком качестве, но, вместе с тем, каждый раз добавлял больше пугающих красок. Лиза не ответила ничего, и они с сестрами принялась осматривать лагерь.

Можно ловить взгляды на себе. Также можно подмечать, как человек намеренно упирает взгляд в сторону. Алекс поймал себя на мысли, что ему было плевать, как низко он падет в глазах других. Если они будут сыты, одеты, а, главное, живы и в безопасности, его устроит любое отношение с их стороны. Разумеется, если они будут вовлечены в воплощение конечной цели. Слепое использование? Это тоже юношу более чем устраивало. Эти люди – люди поколения средневековья. Они и помыслить не могли о том, что было до них. А эти сказки об эссенции, Бессмертных отцов-основателей, реликты, Империя с ее патриотической пропагандой и религиозными учениями, как и прочая чушь, – это все дым и зеркала.

Алекс знал, что не может взять и просто так вывалить на своих ребят все то, о чем они и помыслить не могут. Божественное происхождение отцов, спустившихся с небес в помощь людям намного достовернее, чем рассказ о железных птицах, рассекающих небесную гладь, и огнях городов, простирающиеся на целые континенты. А о космических элеваторах и речи идти не может. Эти массивные комплексы были глубоко законсервированы в числе первых объектов, с началом волн. В те годы горделивые всезнающие люди переходящего XXI-го столетия в XXII-й еще надеялись преодолеть возникшую глобальную угрозу и вернуть объекты космической программы под свой контроль. Но это было еще задолго до того, как целая планета была обезлюжена и покрылась гнездами юнит’ов, словно раковой опухолью, убивающей организм. Или это люди были таковыми? Эти мутанты, чудовища, по крайней мере, жили в гармонии с природой и не поганили планету. В этом отношении у них было больше прав обживать этот дом.

Купите 3 книги одновременно и выберите четвёртую в подарок!

Чтобы воспользоваться акцией, добавьте нужные книги в корзину. Сделать это можно на странице каждой книги, либо в общем списке:

  1. Нажмите на многоточие
    рядом с книгой
  2. Выберите пункт
    «Добавить в корзину»