Опасное желание: Узнать свою судьбу (полный сборник)Текст

Читать фрагмент
Как читать книгу после покупки
Шрифт:Меньше АаБольше Аа

Иллюстратор: Сирена Селена

В оформлении обложки взяты изображения с www.shutterstock.com по стандартной лицензии.

Глава 1. Дочь истинно рождённой нимфы

Кейлин сладко потянулась в кровати, приподнявшись на локте, и окинула взглядом спящего рядом с ней парня. Тео был её ровесником: двадцать три года, симпатичный юноша со светло-пепельными волосами, правильными чертами лица и вечно смеющимися карими глазами. Ночи с Тео всегда доставляли большое удовольствие и притупляли внутренний голод, и эта ночь не стала исключением. Но робкие солнечные лучи пробивались через плотно занавешенные портьеры и намекали, что пора собираться домой.

Грэт Теодор Пелигрини был лучшим другом Кайла – брата-близнеца Кейлин. Всё детство и подростковый период Тео до глубины души изумлялся тому, как все знакомые, да и незнакомые девушки тоже, не замечая его, оказывают знаки внимания Кайлу. Он всё время в полушутливом тоне допытывался у друга, что у него за секрет такой, что весь женский пол на него так к нему и липнет, точно он мёдом обмазан. Однажды, основательно расслабившись в сауне, брат Кейлин признался, что их мать – истинно рождённая нимфа.

Дар нимф заключался в способности притягивать к себе противоположный пол. Но и обратная сторона у этого дара тоже была – голод. Если нимфа долго живёт без интимных отношений, то она начинает хуже себя чувствовать, затем болеть, внешность тускнеет, а при долгом воздержании нимфа и умереть может. До сих пор удивительный дар передавался по женской линии, но Кайл с Кейлин оказались единоутробными близнецами. Вот богиня Судьбы Олейна и сыграла оригинальную шутку, сделав впервые за всю историю Шерисии мальчишку нимфом.

Кейлин решительно откинула тёплое одеяло и тихонечко соскользнула с огромной уютной постели. В покоях грэта Теодора Пелигрини под потолком уже погасли искры света, израсходовавшие свой заряд за ночь. На полу были разбросаны какие-то вещи вперемешку с пледом, опрокинуто кресло на спинку. На письменном столе из ценной породы сосны с норингских гор остались пятна от апельсинового сока в форме отпечатков пальцев и даже женской груди. «Знатно мы повеселились», – подумала Кейла и нашарила рукой под кроватью свою длинную юбку, составленную из разноцветных лоскутов ткани. Фиолетовый корсет пришлось снимать с верхушки стеллажа с книгами. А вот трусы ни при первичном, ни при вторичном осмотре комнаты найти так и не удалось. Тео сонно пошевелился в постели:

– Ты уже уходишь? – душераздирающе зевая, спросил пепельный блондин.

– Да, мне уже пора, Тео, – коротко ответила девушка, тряхнув своими синими волосами.

Насыщенный сапфирово-синий оттенок волос не был не иллюзией, которую так сильно любили использовать дамы в Шерисии, чтобы выглядеть лучше. Изначально всё задумывалось как безобидная шутка.

Грэтта Кейлин Капарэлли являлась дочерью и богатой наследницей уважаемого грэта Томаса Капарэлли, который служил главным королевским инспектором и был фактически вторым лицом в государстве после короля. Будучи с детства избалованной вседозволенностью и полнейшей безнаказанностью за свои выходки, Кейла обожала совершать эксцентричные поступки и шокировать весь высший свет Шерисии.

В день своего с Кайлом совершеннолетия, когда близнецам наконец-то исполнился двадцать один год, Кейла обратилась за помощью к другу семьи, чудаковатому магу-учёному Эрику. Обожающий всевозможные эксперименты и испытывающий постоянную нехватку в подопытных добровольцах Эрик не удержался и слегка изменил концентрацию зелья. Результатом стало то, что после приёма магической настойки каштановые волосы Кейлы, как и хотела девушка, окрасились в синий цвет. Но уже вечером её ожидал сюрприз: отмыть шевелюру она не смогла. И что самое интересное – вновь отрастающие волосы тоже теперь были далеки от натурального цвета.

– Мне было хорошо с тобой этой ночью, – Тео выбрался из постели и попытался обнять девушку.

Кейла с поспешностью сделала пару шагов назад. Она понимала, что для неё это был не более, чем дружеский секс. Теодор неизвестно откуда узнал о том, что она истинная нимфа, и сам предложил ей такие отношения. Он-то и стал её первым мужчиной, и всё было хорошо долгое время. Но в последние месяцы грэт всё настойчивее предпринимал попытки ухаживаний, дарил вроде бы ничего незначащие подарки и приглашал на свидания. Девушка чувствовала, что отношение Тео к ней изменилось, но она сама не хотела ничего менять в своей жизни.

Пепельный блондин увидел её поспешное отступление и остановился сам у кровати:

– Когда мы снова увидимся? – спросил он.

– Э-э-э-м, – невнятно протянула Кейла, быстро соображая, чтобы такого ответить парню в истинно женской манере, чтобы ничего не обещать и в то же время не обидеть.

– Кайл пригласил меня на ваш день рождения. Там и увидимся? – подсказал ей Теодор.

– Да-да, – активно закивала Кейла. Её брат Кайл был тем ещё любителем шумных вечеринок, и она была уверена, что наедине с Тео не останется. А по негласному уговору свои отношения они держали в тайне.

– Тогда я буду с нетерпением ждать нашей встречи, – искренне улыбнулся молодой грэт, а Кейлин поспешила домой.

Кейлин поймала первый попавшийся экипаж и, бросив кучеру короткое «в особняк Капарэлли», откинулась на мягкое сиденье. Надо было придумать, что сказать отцу, который чувствует ложь за версту, где она была ночью. Томас уже не первый месяц спит и видит, как выдать непослушную и дерзкую дочь замуж за кого-нибудь из своих друзей, тем самым избавившись от головной боли. Где это видано, чтобы грэтта знатного и древнейшего рода в свои двадцать четыре года не принимала никаких официальных ухаживаний, почти не появлялась на светских мероприятиях и успела нахамить как минимум половине представителей первого сословия! Представители второй половины магического сословия здраво предпочитали держаться от эпатажной девушки подальше.

До сих пор только мама Алиса «отмазывала» дочь перед мужем, говоря, что Кейла очень сильно помогает ей в управлении сетью постоялых дворов по всей Шерисии. Но, положа руку на сердце, Кейлин понимала, что не обладает маминой сноровкой и деловой хваткой, и не столько помогает матери, сколько мешает. Другое дело – её брат Кайл! Вот тот был истинной гордостью Томаса и Алисы. Он впитал в себя и родовую магию Капарэлли, умело распознавая ложь собеседников, и, как ни странно, даже магия нимфы в нём чувствовалась сильнее, чем в Кейлин.

За своими размышлениями девушка не заметила, как наёмный экипаж подкатил к шикарному особняку из тёмно-серого камня. Кейла рассчиталась с возничим и, воровато оглядываясь по сторонам, побежала к запасному выходу в особняк. Уже поднимаясь по лестнице на второй этаж и радуясь, что её не застукали в прихожей, она услышала громкий голос позади себя:

– Вот ты где, Кейла. А я тебя с самого утра ищу. Где же ты была всю ночь? И почему твоя личная карета приехала вчера вечером без тебя? – бесстрастно прозвучал голос Томаса.

Кейлин медленно обернулась и посмотрела на обманчиво спокойного отца. Тёмные глаза Томаса метали молнии, весь вид выражал крайнее напряжение, при этом плечи расправлены, а мокрые чёрные волосы зачёсаны назад. Мужчине было ближе к пятидесяти, но при этом выглядел он старше дочери лет на десять, не больше. В Шерисии, чем сильнее дар у мага, тем длиннее его жизнь. Так, например, король Шерисии правил уже вторую сотню лет. Но увеличение продолжительности жизни относилось лишь к одарённому магически первому и частично второму сословиям.

– Привет! – улыбнулась Кейла. Она прекрасно знала, что врать отцу бессмысленно, он легко распознает ложь, это лишь разозлит его ещё больше. Но быть дочерью королевского инспектора означало ещё и то, что приходилось всегда проявлять смекалку. – А я маму ищу. Ты не знаешь, где она?

Томас на миг растерялся, потом сообразил, что его пытаются нагло обвести вокруг пальца:

– Алиса сейчас спустится. Она собирается на проверку одного из своих постоялых дворов. А ты, юная грэтта, так и не ответила на мой вопрос. Где ты была этой ночью?

– В безопасности, – не моргнув и глазом сообщила девушка. Она понимала, что если скажет, что осталась ночевать у грэта Теодора Пелигрини, то последнего, чего доброго, жениться на ней заставят, не спросив её собственного мнения.

– А карета почему без тебя вернулась? – Томас медленно вскипал от бешенства, о чём свидетельствовали его почерневшие глаза. Удивительно, по долгу службы ему приходилось допрашивать самых дерзких и нахальных преступников, но только дочь могла его вывести из себя.

– А карету я домой отправила, чтобы вы не волновались, – это тоже было правдой. Кейла рассчитывала, что увидев возвращение кареты, родители подумают, что и она сама вернулась домой. Никто не будет волноваться и задавать лишние вопросы.

Последний ответ Кейлы переполнил чащу терпения Томаса:

– Мне надоело переживать, где ты пропадаешь и думать, что с тобой стряслось…

– Том, милый, – в гостиную мягкой походкой вошла миниатюрная и невероятно красивая женщина с длинными каштановыми волосами и по-кошачьи зелёными глазами. Алиса выглядела как старшая сестра Кейлы. Такова была магия истинно рождённых нимф. – Как ты заметил, Кейла только с дороги. Дорогая, – она обратилась к дочери, – иди, перекуси что-нибудь, а затем подходи в конюшню к моей карете, мне сегодня понадобится твоя помощь. Мы вместе едем проверять, как идут дела в одном из моих постоялых дворов.

Кейла мысленно поблагодарила богиню Судьбы и метнулась в сторону кухни.

–Ты разве не видишь, что она вообще не ночует дома? Это недостойно грэтты Капарэлли! А ещё с ней может случиться что-нибудь плохое, – накинулся на жену Томас.

– Том, ну что ты говоришь, – снисходительно улыбнулась Алиса, – ей через несколько дней исполнится двадцать четыре года. Вспомни себя в её возрасте.

– В двадцать четыре я уже был подающим надежды помощником королевского инспектора и зарабатывал хорошие деньги, – быстро ответил Томас. Его жена Алиса всегда имела на него огромное влияние, и он боялся, что чем больше она будет с ним говорить, тем скорее убедит в своей точке зрения.

 

– Во-первых, Кейлин – наследница богатейшего рода Капарэлли, во-вторых, даже если не брать в расчёты финансы рода, то остаются мои с Эриком патенты на магические изобретения и сеть постоялых дворов по всей Шерисии. С последними, кстати, Кейла мне помогает. Да даже если она до конца жизни не будет работать, то всё равно не сможет потратить все деньги семьи, – Алиса насмешливо посмотрела на мужа, давая понять, что аргумент про финансы её нисколько не тронул, – ну и, в-третьих, она девушка, пускай развлекается, общается с подругами, выбирает себе новые платья и шляпки.

– Вот именно, что девушка, – ухватился за это слово Томас, – а по ночам неизвестно где пропадает. А вдруг с ней что случится? А вдруг на неё нападут? А вдруг…

– Том, – Алиса покачала головой. – Кейлин – единственная девушка с синими волосами на весь Алишер.

– Не напоминай об этом, – Томас сжал кулаки от злости.

Приличные женщины первого сословия вообще не красили волосы. Это редко делали даже девушки второго сословия. Для этих целей состоятельные дамы использовали иллюзии. Красили же волосы в основном только простолюдинки, и те – в натуральные цвета, чтобы подчеркнуть природную красоту. Окрашивать волосы в синий, зеленый, сиреневый или розовый цвета любили представительницы третьего сословия, зарабатывающие телом. На территории Шерисии взятие денег за оказание интимных услуг было запрещено, но соблюдали закон только в столице – Алишере. За пределами города на это смотрели сквозь пальцы. Вот и получалось, что на территории Алишера грэтта Кейлина Капарэлли была единственной девушкой с синими волосами.

– Так вот, Кейлин – единственная синеволосая девушка на весь Алишер, – невозмутимо повторила Алиса. – Здесь все знают, чья она дочь. Неужели ты думаешь, что найдётся глупец, решивший перейти дорогу самому́ королевскому инспектору? Да даже если предположить, что найдётся такой сумасшедший… Ты действительно думаешь, что наша дочь не сможет постоять за себя? Да это её должны бояться! – Алиса фыркнула и засмеялась.

Томас махнул рукой и привлёк жену, чтобы поцеловать. Слова Алисы всколыхнули в нём старые воспоминания, как двадцать пять лет назад его прехорошенькая жена обвела вокруг пальца обоих представителей знатного рода Лируа.

Глава 2. Сын истинно рождённой нимфы

Кейлин сразу отправилась на кухню, чтобы позавтракать. В общей столовой она ела лишь изредка, когда собиралась вся семья или ожидался званый ужин. Её раздражало ожидание, когда принесут очередное блюдо, необходимость есть фрукты специальной десертной вилочкой с двумя зубцами, а не руками, а светские разговоры вгоняли в тоску. При этом, разумеется, разговоры с набитым ртом считались верхом неприличия. Как следствие, после таких приёмов Кейла вставала из-за стола голодная как оборотень. Девушка от чистого сердца находила все эти светские посиделки маразмом и аристократическим атавизмом, а потому, не задерживаясь в столовой, прошла прямо на кухню.

На кухне витали вкусные ароматы, от которых у Кейлы сразу потекли слюнки. На печи в кастрюле красовалась аппетитная каша, на большом странном блюде стопочкой лежали поджаренные до румяного состояния блины, а в шкафу с холодильными искрами Кейлина нашла банку с джемом, сметану и мёд. Она задумчиво почесала переносицу:

– Как можно определиться, чего хочешь в жизни, если не можешь решить, что хочешь на кухне? – спросила она саму себя.

Потом махнула рукой и решила съесть всё. Поставила на стол всю найденную еду, начав завтрак с ароматной каши. Вечер и ночь с Тео выдались чудесными, сил она потратила много, а последний раз ела лишь вчера в обед.

Внезапно в кухню вихрем ворвался Кайл. Молодой грэт был как две капли воды похож на Кейлину. Изумрудно-зелёные глаза, доставшиеся от нимфы-матери, высокие скулы, густые волосы, матовые губы. Вот только нос, подбородок и шея были по-мужски широкими. Да каштановые волосы имели природный цвет.

Помимо внешней схожести у брата и сестры Капарэлли с самого рождения была какая-то невидимая и понятная им одним связь. Они чувствовали настроение друг друга, иногда даже могли отчётливо сказать, где находится другой близнец.

– Привет, Синяя борода, – он подошёл к сестре и потрепал её по яркой шевелюре. – Что у нас есть покушать? Это из-за тебя мама с папой ссорятся? Что ты опять учудила? Неужели смогла что-то выкинуть круче, чем съесть пирог на королевском приёме руками или покрасить волосы в синий цвет? – Кайл воспользовался тем, что сестра жуёт, а потому сыпал своими остроумными догадками.

Кайл как и Кейлин не любил чинно завтракать в столовой, а потому, чтобы не терять время даром, тоже спустился завтракать на кухню. У близнецов было больше общих черт характера и привычек, чем это могло бы показаться на первый взгляд.

– П-и-и-и-в-э-т, Кайл, – выговорила Кейла, одновременно проглатывая кашу и закатывая глаза. – Я же просила меня так не называть. Всё как обычно. Как твои дела? Где тебя носило целую неделю?

– Отец представил меня ко двору и поручил первое дело, – гордо сказал Кайл, отобрав щедро намазанный блин сладким джемом из рук сестры. – Я вошёл в состав делегации Шерисии и ездил на границу с Норингией на подписание договора об экспорте магических кристаллов для управления карет без возницы. Если бы ты чаще появлялась дома, то я успел бы тебя предупредить и попрощаться с тобой, – добродушно пожурил её брат.

Кейла вздохнула. Она отчасти завидовала Кайлу. Он был мужчиной, а, следовательно, мог представлять интересы короля. Его взяли в делегацию на переговоры с соседней страной – это большая честь. А ко всему прочему Кайл был заметно более магически одарённым, чем сама Кейла. От отца Кайл унаследовал умение распознавать ложь, а также смотреть сквозь иллюзии. Уже сейчас было понятно, что брат сможет сделать себе блестящую карьеру. Кейла же только сильно сосредоточившись могла понять, врёт ей человек или нет. И сколько она ни пыталась развить унаследованный дар, до брата или отца ей было очень далеко. Хотела бы Кейла сказать, что ей досталась кровь нимфы, но даже здесь девушка подсознательно ощущала, что в брате крови истинно рождённой нимфы в разы больше, чем в ней самой. Стало немного грустно.

– Почему вздыхаешь? – Кайл как всегда чутко поймал изменение настроения сестры. Он попытался вызвать улыбку на лице сестры. – Смотрю, ты уже полкастрюли каши умяла и с десяток блинов. Снова села на диету?

Кейлин улыбнулась. Брат любил подкалывать её на тему того, как много она ест.

– Иногда мне кажется, что есть и не толстеть – это моя единственная способность, доставшаяся по крови нимфы, – мрачно ответила Кейла.

– Поверь, большинство грэн готовы отдать свой дар и всё состояние в придачу, лишь бы обладать твоим умением, – засмеялся Кайл, забирая последний блин из тарелки сестры.

– Эй, куда! – возмутилась Кейла, но блин уже исчез во рту брата. – А ты с дядей Златом ездил на границу? – полюбопытствовала она. Блины уже закончились, но узнать новости хотелось.

Грэт Златан Капарэлли был их двоюрдным дядей и служил королевским нюхачом. Его дар заключался в тонком распознавании самых разных запахов. Какое-то время он служил на границе с Норингией, где на нюх определял контрабандный товар, будь то редкие травы, зачарованное оружие или магические артефакты. Кейлин спросила не просто так про дядю Злата. Она знала, что будучи подростком Кайл был влюблён в Нонну – приёмную дочь Злата.

Нонна была старше их с Кайлом на три года и тоже являлась истинно рождённой нимфой. Вот только она была единственной дочерью у своей матери Виолетты, а потому магия в ней была густая, концентрированная. Всё детство она, Кайл и Нонна провели вместе, играя в салочки и прятки во дворе, учась сидеть в седле на лошади и стрелять из лука. Да-да, Кайл исподтишка учил девочек стрельбе. У него, как у знатного грэта, стрельба из лука и бои на мечах входили в программу обучения. А вот сестру и Нонну он учил уже сам. Сестру – потому что она сама просила, Нонну – потому что было приятно прикасаться к ней, поправлять её руку, иметь возможность вдохнуть аромат её волос.

Когда Нонне исполнилось шестнадцать, а Кайлу было всего лишь тринадцать, мальчик подарил ей букет цветов и признался в своих чувствах. Нонна уже тогда была красавицей с белоснежными волосами до поясницы, пухлыми чувственными губами, миниатюрной талией и достаточно большой грудью. Молодые грэты из первого сословия и богатые мисье из второго не давали ей проходу, буквально заваливая дорогими украшениями и предложениями руки и сердца. Возможно поэтому Нонна на фоне толпы поклонников не восприняла всерьёз букет Кайла и его признание в любви. Но годы шли, Кайл рос и становился всё мужественнее, развивал свой дар, учился владеть мечом и придворному этикету, стал ходить на светские мероприятия. Грэтты и мисси строили Кайлу глазки и приглашали на свидания, парень соглашался и даже встречался с некоторыми. Осталась ли у брата к Нонне та юношеская влюблённость, Кейла не знала.

– Да, он тоже был в составе делегации, так как хорошо знает географию тех мест, – кивнул Кайл. – Злат много лет проработал на границе, прежде чем вернуться в Алишер. И последние несколько лет, как я понял, вновь чаще стал там бывать.

– А она там была? – Кейлин знала, что брат поймёт её. И Кайл понял.

– Нет, её там не было, – легко ответил грэт, – я её уже почти три года не видел. Последний раз она приходила на наше с тобой совершеннолетие и с тех пор как-то отдалилась.

– Ты думаешь, это она? – спросила Кейла. По негласному договору они никогда не поднимали эту тему вслух. Но ещё когда они были детьми, их мама Алиса рассказала им, что нимфы могут иметь детей только от тех, кого по-настоящему полюбят. Кейлин не знала, верить в это или нет, а главное, насколько сильно это правило распространяется на них с Кайлом. Ведь они родились вдвоём, и вынашивала их Алиса тоже вдвоём. Магия истинно рожденной нимфы могла уйти как только в неё, так только в её брата или же неравномерно распределиться между ними двумя. И сама она на всякий случай пользовалась дополнительно противозачаточными артефактами. Этот вопрос она никогда не поднимала с Кайлом, но по одной только внешности брата было очевидно, что в нём тоже немало от нимфы.

– Понятия не имею, – пожал плечами Кайл. – Столько воды утекло, давно дело было.

Кейлин неожиданно хлопнула себя по лбу:

– Ох, Кайл, прости, я ж опаздываю! Меня мама заждалась уже наверно! – поспешно сгребая грязную посуду в одну кучу, она, так и не переодевшись, поспешила в конюшню.

– Удачи, Синяя борода! – бросил ей вдогонку брат.

***

Кайл давно не общался с сестрой. Кейла помогала матери в управлением самой большой сетью постоялых дворов в Шерисии, а он сам ездил с отцом и помогал распутывать различные кражи и обманы, развивая свой дар распознания лжи. Отец даже научил его смотреть сквозь иллюзии, но получалось это пока что с трудом и пока что только с теми людьми, кого он до этого видел без магических изменений.

Сегодня Кейлин спросила его про Нонну. Он рад бы ответить, но и сам не знал, что к ней испытывает. Кайл признался ей в своих чувствах в тринадцать лет. Это можно было списать на мальчишескую влюблённость, временное помешательство, переходный возраст, в конце концов. С тех пор у Кайла было много других женщин. «И не стоит забывать, что Нонна тоже нимфа. Вполне возможно, что это просто её влияние на меня», – мысленно добавил грэт Капарэлли-младший.

Кайл решительно встал со стула и поспешил в конюшню за своей каретой. Он сегодня планировал заехать в деревню Шершим близ Алишера и расспросить местных о причинах повышения цен на овечью шерсть. Король лично поручил ему это дело, так как грэт Капарэлли-младший уже поднаторел в распознавании лжи. Королю требовалось узнать истинные причины, чтобы иметь возможность повлиять на внутреннюю экономику, ведь из овечьей шерсти шились все зимние платья и пальто для горожан Алишера.

Уже расправившись с делами в Шершиме, грэт понял, что находится недалеко от загородного поместья, где живёт Нонна. «Тем более и повод есть», – соблазнял внутренний голос, – «можно пригласить Нонну приём в честь дня рождения». Параметры поместья уже были внесены в кристалл управления каретой, и одной голосовой команды хватило, чтобы экипаж двинулся в противоположном от столицы направлении.

Такие кристаллы – последняя разработка талантливого мага-учёного грэта Эрика Рунальда, близкого друга их семьи. Именно этими кристаллами заинтересовалась высшая знать Норингии и про них речь шла в договоре экспорта.

Отец относился к Эрику по непонятным причинам весьма прохладно, а вот их мать Алиса с удовольствием поддерживала общение с гениальным магом. В последний раз она привезла сразу несколько кристаллов, благодаря которым можно было больше не пользоваться услугами возничих. Алиса, Кайл и Кейлин с удовольствием стали перешли на последнее изобретение Эрика, а вот Томас по старинке предпочёл ездить верхом. «Вот бы ещё лошадей не запрягать, цены бы не было такому кристаллу. Надо подкинуть идею Эрику», – проскочила шальная мысль в голове, когда одна из лошадей споткнулась и карету ощутимо тряхануло.

 

Под мерную тряску в карете Кайл предался воспоминаниям. После того, как он признался в любви Нонне, она словно испугалась и отдалилась от него. Примерно на это же время наложился переезд нимф и Златана из Алишера в загородное поместье, а сам Кайл стал очень много уделять времени ежедневным тренировкам и развитию внутреннего дара. Нонна периодически приезжала с матерью на праздники и гостила в особняке Капарэлли, но уже так близко, как раньше, они не общались.

Кайл вспомнил, как в восемнадцать лет впервые в жизни почувствовал тот самый Голод. На светских приёмах вокруг него всегда было много девушек, но все они были грэтты и мисси из первого или второго сословия. Было немыслимым подумать о том, чтобы переспать с ними. За такими девушками стояли семьи и, скорее всего, заставили бы жениться на своих обесчещенных дочерях. А вдобавок ко всему на территории Алишера особенно тщательно соблюдался закон о запрете оказания и получения интимных услуг. В тот год Кайл очень сильно заболел, исхудал, перестал есть обычную еду, под глазами поселились тени. Его лучший друг Теодор Пелигрини смог вытянуть Кайла на горячие источники в «Запретном плоде», где разомлев и расслабившись, Кайл признался, что в нём течёт кровь истинно рождённой нимфы, и рассказал о последствиях. Тео понял проблему друга и присоветовал Кайлу посетить Квартал Сладких Грёз, бывший ранее Кварталом Нимф.

Как оказалось, здесь же в «Запретном плоде» в отдельном павильоне работал особый ресторан «Сладкие Грёзы», куда было принято приходить в одиночку и в масках. Если же маски не было, то её выдавали на входе. Соблюдалась полная анонимность посетителей, так как в заведение могли прийти как и знатные грэты, так и простые горожанки. Мужчины и женщины приходили в «Сладкие Грёзы» с одной единственной целью – найти себе партнёра на ночь. В зависимости от дня либо женщины, либо мужчины садились за столик, заказывали блюда и ждали. На входе в ресторан стоял человек с мешочком с жетонами. Люди противоположного пола брали на входе жетон с номером столика и шли к нему. Считалось, что сама богиня Судьбы сводит людей в этом месте.

Далее вечер длился на усмотрение пары. Иногда это был просто ужин, иногда пара уходила, взяв ключи от домика из Квартала Сладких Грёз, иногда же партнёр мог не понравиться с первого взгляда, и тогда посетитель просто молча вставал и уходил. Приходить второй раз в эту ночь в «Сладкие Грёзы» запрещалось, так как это считалось явным проявлением неуважения к богине Судьбы. А её почитали.

В ту же ночь Кайл впервые вытянул свой жетон и встретился в «Сладких Грёзах» с миловидной женщиной, чуть старше его самого. Они даже не дождались основных блюд – ушли почти сразу вдвоём. С тех пор Кайл стал частым завсегдатаем Квартала Сладких Грёз. И то ли кровь нимфы действовала, то ли природное обаяние Кайла, но ни разу за все эти годы ни одна девушка не ушла.

Именно в «Сладких Грёзах» в двадцать лет он встретил Нонну. В тот день по правилам заведения мужчины сидели за столиками и должны были дожидаться спутниц. В какой-то момент Кайл поднял глаза на вход в ресторан и увидел тоненькую фигурку с длинными белоснежными волосами у двери и в белой маске. Девушка только опустила руку, чтобы вытянуть жетон с номером стола, но Кайл уже точно знал, что она вытянет его номер. Так и случилось.

Ужин пролетел незаметно, они сняли домик в Квартале Сладких Грёз. Каково же было их общее удивление, когда оба сняли маски и узнали друг друга. После той ночи у Кайла завязался роман с Нонной. Кто бы мог подумать, что истинно рождённая нимфа, которая может заполучить любого мужчину, на самом деле приходит инкогнито в «Сладкие Грёзы»? Ещё несколько месяцев они встречались, снимая коттедж в Квартале Сладких Грёз. А в один прекрасный день, когда Кайл приехал к Нонне в поместье, она вдруг сказала:

– Наши свидания – большая ошибка. Я не хочу больше видеться, тебе не стоит приезжать.

Самым неприятным оказалось то, что она действительно так считала и не обманывала его. Именно поэтому Кайл перестал искать встреч с Нонной.

Карету качнуло, и она резко остановилась. Раздалось ржание лошадей. Кайл неторопливо вышел из кареты, собираясь с мыслями. Поместье, в котором жила Нонна, оказалось небольшим двухэтажным деревянным строением, а вокруг, насколько хватало глаз, росли зелёные виноградники. Свежий ветер ударил в лицо Кайлу, и он вдохнул воздух полной грудью. Грэт Капарэлли-младший привык к городской суете, шуму копыт, запаху навоза от лошадей, смешанному с курительным табаком, толпам людей. Здесь же было безлюдно, необычно тихо и пахло сырой землей.

Кайл неторопливой походкой направился ко входу в дом. Он ещё прокручивал в голове, что скажет Нонне при их встрече. Они не виделись почти три года. Адреналин вдруг выплеснулся в кровь, а сердце громко застучало от волнения. Кайл был в каких-то пятидесяти метрах от лестницы, ведущей в дом, как услышал треск веток. Он тут же повернул голову и стал всматриваться в виноградники, но было непонятно, есть ли там кто-то или нет. Взвесив все «за» и «против», Кайл решил всё-таки посмотреть, что или кто мог привлечь его внимание. Пройдя немного вглубь виноградников, Кайл увидел кусочек белой ткани. Он сглотнул в предвкушении первой встречи за несколько лет. Десяток шагов – и он видит Нонну в простом белом платье с завязанными в толстую косу волосами. Статная белокурая девушка, напевая какой-то несложный мотив, с помощью садовых ножниц обстригает высохшие коричневые побеги, а затем подвязывает растения. Кайл немного полюбовался её работой со спины, а потом сделал шаг вперёд.

– Нонна, привет!

Девушка вздрогнула, так как не ожидала никого увидеть, и обернулась:

– Кайл?! – голос девушки дрогнул, на лице проступил испуг, потом удивление, а затем облегчение.

Купите 3 книги одновременно и выберите четвёртую в подарок!

Чтобы воспользоваться акцией, добавьте нужные книги в корзину. Сделать это можно на странице каждой книги, либо в общем списке:

  1. Нажмите на многоточие
    рядом с книгой
  2. Выберите пункт
    «Добавить в корзину»