Уведомления

Мои книги

0

Найти Кайлера

Текст
Из серии: Братья Кеннеди #1
21
Отзывы
Читать фрагмент
Отметить прочитанной
Как читать книгу после покупки
Найти Кайлера | Дэвис Шивон
Найти Кайлера | Дэвис Шивон
Бумажная версия
452 
Подробнее
Шрифт:Меньше АаБольше Аа

Siobhan Davis

FINDING KYLER

Публикуется с разрешения литературных агентств Bookcase Literary Agency и Andrew Nurnberg

Copyright © 2017 Finding Kyler by Siobhan Davis

Moral rights of the author have been asserted.

© Е. Осипова, перевод на русский язык

© ООО «Издательство АСТ», 2020

Глава 1

– Вы серьезно?! – Я сосредоточенно терла переносицу, недоверчиво поглядывая на лысого мужчину, сидевшего напротив. Он пристально смотрел на меня поверх старомодных очков в толстой черной оправе, сдвинутых на кончик носа, – такие обычно носят пожилые адвокаты.

– Уверяю вас, мисс Донован, в «Хэйс, Райан, Барретт энд компани солиситорс» такими вещами не шутят.

Его губы сжались в тонкую ниточку. В этом тоне и взгляде не было ни капли сострадания – казалось, эти пустые выпученные глаза давно покинула жизнь. Как и совесть, по всей видимости. Адвокат излучал равнодушие. А чего ему, собственно, волноваться? Ему уже заплатили, и его трудно упрекнуть в недостатке сочувствия.

– Почему я раньше не слышала об этом типе, – я взмахнула руками, – о Кеннеди?

Адвокат вздохнул.

– Только ваши родители могли бы ответить на этот вопрос.

Я прищурилась.

– Ну, пока вы не найдете способ разговаривать с мертвыми, мой вопрос, полагаю, так и останется без ответа.

Горе накрыло меня волной размером с цунами, и я откинулась на спинку стула. Я иронизировала не от хорошей жизни, но все сказанное было чистой правдой. Этот разговор состоялся в те роковые дни, когда я ощутила на себе последствия аварии.

Первые четыре дня этой, как я ее называю, «лучше-бы-я-тоже-умерла» жизни, прошли как в тумане. Я с трудом могу вспомнить полицейского, приехавшего сообщить, что мои родители погибли в лобовом столкновении. Говорил он мягко и сочувствующе. Против грузовика с прицепом у их серебристой «Тойоты-Короллы» не было никаких шансов, и, по описанию страховой компании, машина восстановлению не подлежала.

Я закрыла глаза, обхватила себя руками и стала слегка покачиваться на стуле, чтобы прогнать ужасные картины, внезапно всплывшие в сознании. В желудке тугими узлами перекатывалась боль, а в горле застряли невысказанные эмоции. Ни один ребенок не должен видеть родителей в таком состоянии – из памяти никогда не сотрутся их искаженные лица. Но поскольку других родственников не было, опознать тела могла только я.

По крайней мере, я так думала, пока десять минут назад мир не перевернулся второй раз за неделю.

– Мисс Донован, воды? – Услужливый тон адвоката вернул меня на землю из мира мучительных кошмаров.

Я открыла глаза и убрала с лица длинные липкие пряди темных волос. Стояла невыносимо жаркая погода даже для лета, а матушка-природа не слишком-то потрудилась над моими волосами. Влажность и густая шевелюра – плохое сочетание. В итоге я все лето хожу с кудрявой потной шваброй на голове. Неудивительно, что с тех пор как мы с Люком расстались, никто не пытался ко мне подкатить.

Адвокат кашлянул, привлекая мое внимание:

– Фэй, все в порядке?

Я едва сдержалась, чтобы не фыркнуть. В порядке ли я? Этот старый пердун серьезно?! Нет, идиот несчастный, я совсем НЕ в порядке! Вся моя жизнь вот-вот пойдет прахом, в голове туман, а мозг почти не осознает последствий произошедшего. Уже молчу о том, что почти не сплю несколько дней, а сердце будто рассыпалось на крошечные кусочки. Да меня разрывает в клочья от одной только мысли, что я больше никогда не увижу мамину сияющую улыбку и папин любящий взгляд, так что «в порядке» – точно не про меня!

Хотелось высказать все это адвокату, но сил не нашлось. Я больше напоминала живую оболочку человека, которая двигалась и дышала, подобно бездушному зомби. Даже кожа стала мертвенно бледной, а глаза впали. Может, пойти на кастинг в массовку «Ходячих мертвецов»? Желательно успеть до того, как этот Кеннеди меня заберет.

Я встряхнула головой, удивляясь ничтожности своих мыслей, и попыталась сосредоточиться.

– Он уже знает? – спросил адвокат, но я проигнорировала этот глупый вопрос.

– Мы информировали мистера Кеннеди о последней воле ваших родителей, указанной в завещании. Он будет здесь завтра в два часа, чтобы тут же вступить в обязанности опекуна.

– Послушайте, я не какая-нибудь вещь или собака, которой требуется хозяин! – выпалила я.

Мистер Хэйс выпрямился в кресле и уставился на меня пустым взглядом.

– Я просто констатирую факты. Вы несовершеннолетняя, и ваш дядя, как единственный живой родственник, будет вашим опекуном, пока вам не исполнится восемнадцать. Так что теперь вы находитесь под его ответственностью.

– Могу я оспорить завещание? Я вполне способна позаботиться о себе каких-то несколько месяцев. Вы сами сказали, что кредит выплачен, а у меня есть работа на полставки. Я проживу на сбережения, которые мне оставили родители.

Я бы без раздумий пожертвовала любой частью тела, лишь бы не жить по ту сторону Атлантического океана с кучей незнакомцев. Не хочу уезжать из Ирландии – это мой единственный дом.

– Этих сбережений надолго не хватит, и к тому же, – на стол приземлилась пачка бумаг, – ваши родители хотели, чтобы о вас позаботился дядя. Они боялись, что вы останетесь одна.

Тогда почему они меня бросили? Почему заставили жить с этим незнакомцем и ехать к черту на рога на другой конец света? Я добавила эти вопросы к огромному списку других, появившихся после их смерти.

– Неужели совсем ничего нельзя сделать? – предприняла я еще одну попытку.

Адвокат отрицательно покачал головой.

– Это закон, мисс Донован, и выбора у вас нет.

Я поднялась, засунув руки в карманы джинсов. Да, сейчас у меня нет выбора, но так будет не всегда.

Январь совсем скоро. Как только я перешагну восемнадцатилетний рубеж, тут же свалю домой.

* * *

– Поехали! – Чокнувшись со мной, Джилл запрокинула голову и залпом осушила свой шот. Я слизала с руки соль и одним движением выпила текилу. Фу, какая гадость – похоже на кислое молоко!

Люк рыгнул, а Джилл от хохота повалилась на диван.

– Крутая штука! Давай еще. – Он протянул стакан.

Как же хочется пить прямо из бутылки, утопить в ней все беды, а потом очнуться и обнаружить, что все произошедшее – просто нелепая ошибка, а вовсе не оживший ночной кошмар. Но к сожалению, я не шизофреник, хотя с такими мыслями до этого недалеко.

– Слушай, ну, может, все не так уж плохо. – Рэйчел в шутку пихнула Джилл кулаком, и та снова рухнула на диван. – Сколько сыновей, говоришь, у этого Кеннеди?

– Семеро. – Люк вырвал текилу у меня из рук. Я не сводила тоскливого взгляда с горлышка. – Эй! – потянулась я через весь диван, пытаясь отнять бутылку, но в последний момент он убрал ее прямо у меня из-под носа. Я рассержено пихнула Люка в грудь. – Это мое, дай сюда!

– Только если пообещаешь не пить из горла. Ты же не хочешь, чтобы тебя стошнило в самолете?

– Наоборот, хочу напиться и заблевать своего опекуна. Может, тогда он задумается, брать меня к себе или лучше не стоит.

Я снова потянулась за текилой, но Люк ее убрал. Нахмурившись, я поползла по дивану, предпринимая последнюю попытку отобрать свою бутылку. Пальцы коснулись холодного стекла, и в тот же момент свободная рука Люка обвилась вокруг моей талии. Он посадил меня к себе на колени, уткнулся носом в шею и прошептал:

– Ты так чудесно пахнешь, Фэй.

– Прекрати, Люк. Даже не пытайся залезть ко мне в трусы. – Я хотела встать, но он крепко меня держал.

– Может, напоследок займемся сексом, как в старые добрые времена? – Внимательные зеленые глаза потемнели от желания.

Раньше я думала, что солнце, луна и звезды светят из задницы Люка, но этот поезд ушел шесть месяцев назад. Мы встречались два года, пока отношения окончательно не выдохлись. Когда я предложила расстаться, он очень обиделся, но все оказалось к лучшему. Химия между нами исчезла, а раз так, зачем себя обманывать? Если уж я приняла решение, то назад не поворачиваю. Хотя Люка это не останавливает. Вот как сейчас.

Я освободила свой зад из его рук.

– И не надейся, Люк. Отпусти.

Он обиженно вздохнул, и я посмотрела на него умоляющим взглядом. Я по-прежнему чувствовала, что должна заботиться о Люке, несмотря на то, что сама его бросила. Нельзя, чтобы мы расстались на плохой ноте, – он все-таки поддерживал меня в трудные времена, и я этого не забуду.

Люк с неохотой отпустил меня, и я отсела на другой конец дивана.

– Прис-сылай фоточки, – промямлила Рэйчел, и я усмехнулась. Эта девчонка не может даже смотреть на алкоголь без тошноты, но это никогда ей не мешало. – Своих стройняшек-бр-ратишек, – добавила она, и я задумчиво приподняла бровь.

– Почему ты думаешь, что они стройняшки?

– Потому что все американские богачи – красавчики.

– Глупее ничего в жизни не слышал, – фыркнул Люк.

Рэйчел резко подняла голову и смерила Люка уничтожающим взглядом.

– Правда. Я смотрела «Сплетницу»: там у всех прекрасные тела, от которых так и несет богатством.

– Ого, ну раз ты видела это в глупом сериале, тогда, конечно, все так и есть, – усмехнулся Люк. – Теперь это звучит еще туповатее. – Он закатил глаза.

– Нет такого слова, – вдруг вмешалась Джилл. Для человека, который едва держался на ногах, ее голос звучал слишком трезво.

– Есть. Загугли! – Он показал ей средний палец и выпил залпом еще один шот текилы. – Ты бы это знала, если бы не заливала мозг алкоголем.

Рэйчел уже приготовила ответ, но я решила больше не участвовать в этом диалоге: поставила телефон на зарядку и прибавила громкость на максимум, пока голоса друзей не утонули в разрывающей перепонки музыке. Тело само стало двигаться в такт песне, и Джилл вдруг вскочила и присоединилась ко мне.

Остаток ночи смазался. Я с трудом припоминаю, как приехали остальные и комната постепенно превратилась в консервную банку, до отказа набитую сардинами. Кажется, Рэйчел и Джилл вели меня в ванную. Потом все как в тумане…

 

Я попыталась воспроизвести события прошлого вечера, но почувствовала болезненный стук, будто кто-то приложил перфоратор к черепу и он вибрировал в странном ритме. Я простонала, но язык приклеился к небу, а рот был покрыт отвратительной слизью с прогорклым вкусом текилы и соли. Я облизала сухие губы и попыталась открыть глаза.

Простыни казались ярко-красными. Я часто заморгала, чтобы прогнать наваждение. Пока я старалась подавить тошноту, на глаза упали спутанные пряди красных волос. Да что за?..

Я совершила маленький подвиг и приподнялась на локтях. Опираясь на дрожащие руки, попыталась распутать волосы и убрать их с глаз, а потом поняла, что белые простыни действительно залиты красной краской.

Черт! Что я наделала?..

Я потерла прядь волос пальцами, и только тогда память начала возвращаться. Ночью я, видимо, решила, что мой внешний вид далек от идеала, и мы побежали ванную. Красная краска для волос была маминой. Последние месяцы она пользовалась ей, чтобы скрыть несколько седых прядей. У нее были великолепные темные пышные волосы с медным отливом. До сих пор помню, как загадочно они блестели на солнце…

Боль пронзила сердце, и я повалилась обратно на кровать. Тут появилась еще одна проблема. Стоило лечь, как чья-то рука оказалась у меня на груди, а ловкие пальцы тут же нашли сосок. К счастью, я все еще была одета, хотя это не остановило моего соседа. Паника росла – что все это значит? Я потрясла головой, но так ничего и не вспомнила.

Понятия не имею, кто это и что мы уже успели сделать. Я попыталась повернуться на бок, чтобы посмотреть, кто лежит рядом, и из груди вырвался стон: меня встретила насмешливая улыбка Люка. Я тихо чертыхнулась. Его зеленые глаза светились от восторга, а меня, казалось, вот-вот вырвет.

Пожалуйста, хоть бы между нами ничего не было! У меня же хватило ума ничем таким не заниматься, правда? Я уставилась на него, злобно прищурившись. В ответ он сильнее сжал сосок – мне стало действительно больно, даже через одежду. Я смерила Люка яростным взглядом, который, пожалуй, больше подошел бы для серийных убийц.

– Ты что тут делаешь, а?

Мне ответил голос с сильным акцентом:

– Забавно. Хотел спросить то же самое.

Глава 2

Вскрикнув от неожиданности, я оттолкнула руку Люка и, резко отодвинувшись, вжалась в спинку кровати, натянув одеяло до подбородка. Передо мной стоял высокий привлекательный мужчина с короткой стрижкой и пронзительными голубыми глазами. Он пялился на меня так, будто видел призрака.

Вот дерьмо! Этого не может быть!

Взглянув на часы, оставленные на тумбочке, я снова чертыхнулась. Прошло уже полдня! Ну почему я не завела будильник?

Люк тоже вскочил, поправляя спутанные волосы.

– Ты кто, мать твою, такой?!

Он что, совсем тупой? Я закатила глаза и пихнула Люка локтем в ребра.

– Не будь идиотом, разве сам не видишь? Или пропустил мимо ушей все, о чем я рассказывала прошлой ночью?

– Был слишком занят. Пялился на твои сиськи.

Балл – за честность, ноль – за интеллект. Он точно еще пьян. Мистер Кеннеди, похоже, еле сдерживался, чтобы не вышвырнуть Люка на улицу. Надо спасти их от драки.

– Мне кажется, тебе пора. – Я слегка подтолкнула Люка к выходу. – Давай-давай, пошевеливайся.

– А ночью ты говорила совсем другое, – с презрением ответил тот.

Я злобно прошептала ему на ухо:

– Да пофиг. Ты ведь знал, что я пьяная.

– Надеюсь, ты не воспользовался моей племянницей, – сказал дядя со странным акцентом, наполовину американским, наполовину ирландским.

Его вид не предвещал ничего хорошего. Они с Люком смотрели друг на друга буквально пару секунд, но взгляд мистера Кеннеди становился все тяжелее. Очень впечатляет. Не хотела бы я испытать его на себе.

Я стала украдкой разглядывать дядю: высокий и худой, как будто ходит в спортзал, но без фанатизма. Для старпера одет модно: темные джинсы и сине-красная рубашка поло с длинными рукавами, обтягивающая грудь как вторая кожа. Темные волосы зализаны назад. Чувствуется легкий аромат лосьона после бритья.

Выглядел мистер Кеннеди очень просто, но при одном взгляде на него становилось понятно, какие деньги скрывались за этим образом, и от этого было не по себе. Похоже, теперь я поняла, что имела в виду Рэйчел. Если уж мой дядя так выглядит, то кузены наверняка соответствуют ее определению «мускулистых красавчиков».

Люк скинул с себя одеяло и подошел к одежде на стуле.

– Расслабься, я ею не воспользовался. Я бы никогда не причинил Фэй вреда, потому что люблю ее, – ответил Люк и продолжил искать свою обувь, старательно избегая моего взгляда.

Дядя скептически посмотрел на него и вздернул подбородок.

– Твой парень?

– Бывший.

Ему как будто сразу полегчало. Люк присел на край кровати и, нахмурившись, попытался натянуть кеды.

– Мы прощаемся? – Он повернулся ко мне.

– Ну… – Я почесала затылок и посмотрела на дядю. Откуда я знаю, какие у него планы? Он останется на несколько дней здесь, или мы уедем немедленно?

Мистер Кеннеди кивнул.

– Да, Люк, – сказала я. – Еще увидимся.

Он наклонился, поцеловал меня в щеку, а я слегка обняла его за талию. Глаза Люка наполнились грустью.

– Береги себя, Фэй. Я буду скучать.

Сгорбившись, Люк ушел.

Напряжение тут же заполнило все пространство. Мы с дядей смотрели друг на друга, не зная, что сказать или сделать. На его лице сменялись эмоции, а взгляд странно знакомых голубых глаз будто приклеился ко мне. По играющим желвакам я поняла, что он стиснул челюсти, – и вот тогда мне стало неловко. Я закусила губу, но глаз не отвела.

Пару минут спустя меня накрыло раздражение. Я что, похожа на мартышку в Дублинском зоопарке?!

– Вам не говорили, что пялиться невежливо? – Терпение все же меня подвело. Что ж, по крайней мере, эти слова вывели его из транса.

Слегка качнувшись, дядя отвел взгляд и смущенно извинился:

– Прости, Фэй. И за то, что вот так неожиданно появился. Но ты не пришла на встречу с поверенным… – Увидев мой непонимающий взгляд, мистер Кеннеди тут же исправился: – То есть с адвокатом. Я беспокоился. – Я с вызовом посмотрела на него, и он, будто защищаясь, продолжил, засунув руки в карманы: – Я не хотел тебя обидеть. Просто ты так похожа на Сиршу. – Он почти прошептал ее имя. – Ты копия своей матери в этом возрасте.

Дядя прижал руку к сердцу и в его глазах заблестели слезы. Он присел на край кровати, опустив голову. Из-за нахлынувших эмоций дядя уже не казался таким уж самоуверенным. Если это не разыгранное, как по нотам, представление, то он и правда очень любил мою маму. Однако их отношения – точнее, отсутствие таковых – останутся тайной, которую мне пока не хочется разгадывать.

Я не знала, стоит ли его успокаивать – все-таки для меня он совсем чужой. В конце концов решила ничего не предпринимать – просто позволила ему самому справиться с эмоциями. Когда дядя наконец посмотрел на меня, во взгляде читалась невыносимая боль и отчаяние, которые он даже не пытался скрыть. Казалось, он постарел лет на двадцать. Честно говоря, мне это даже понравилось – такая искренность обычно располагает, знаете ли.

Я медленно опустила одеяло и придвинулась к нему.

– Вы правда мамин брат?

Не то чтобы требовалось подтверждение: глаза того же цвета, похожая фигура, сквозь темную шевелюру просвечивались те же рыжие локоны. Да он просто мужская копия моей матери!

Когда я о ней вспомнила, на глаза навернулись слезы. Я поспешила их смахнуть, но одна предательская капля все же скатилась по щеке.

– Да. Кстати, я Джеймс, – представился дядя. Я пожала протянутую руку, все еще чувствуя себя неловко. – Соболезную твоей потере, Фэй. Все не могу прийти в себя с тех пор, как узнал о случившемся… – Он провел рукой по небритым щекам. Теперь, находясь ближе, я убедилась в том, что он не врет. Фиолетовые тени под воспаленным глазами и бледная кожа явно свидетельствовали о нескольких бессонных ночах.

– Почему мама не рассказывала о тебе?

Его кадык дернулся.

– У нас были сложные отношения. – Дядя говорил с чистым американским акцентом, забавно растягивая и коверкая слова. – Я даже не подозревал, что у нее есть дочь. Прости, что тебе пришлось пройти через весь этот кошмар одной. Я обязан был помочь, но адвокат сказал, что у него были четкие инструкции связаться со мной только после похорон.

– Все в порядке, – пришлось выдавить из себя улыбку, – я справилась.

С трудом, но ему об этом знать не обязательно. Я снова закрыла глаза, чтобы прогнать ужасные воспоминания. Повисло неловкое молчание. Наконец я заставила себя улыбнуться.

– Думал, придется мстить за твою смерть, – спустя несколько минут произнес дядя, кивнув на испачканные краской простыни.

Мистер Кеннеди старался разрядить обстановку, но смеяться я была не в силах.

– Видимо, прошлой ночью я решила, что пора сменить имидж. – Я нахмурилась, разглядывая свои рыжие волосы.

– Я удивлен, что вы с друзьями допились до такого состояния, особенно после того, что случилось с твоими роди… – Заметив выражение моего лица, он резко замолчал.

Непреодолимое горе заполнило каждую клеточку тела, и я уже не смогла это скрыть. Дыхание сбилось, грудь сдавило… Мне до сих пор было безумно больно думать о случившемся, но я не собиралась поддаваться этому состоянию. Просто возьми себя в руки. Да что он вообще о себе возомнил? Рассуждает так, будто все знает, но это неправда.

– Не надо лекций! – выпалила я. – Вы мне не отец.

Если Джеймс думает, что сможет заменить мне папу, то будет сильно удивлен. Он всего лишь дядя, а я согласилась на эти условия только потому, что другого выхода не было. По крайней мере до января. Как только мне исполнится восемнадцать, все сделки аннулируются.

Хотя в чем-то он прав, и я ненавижу себя за это. Родителей убил пьяный водитель, и, конечно, я не нашла лучшего способа почтить их память, кроме как надраться до беспамятства. Мама терпеть не могла, когда я пила, хотя и понимала, что не может на это повлиять. Она бы расстроилась, узнав, как я веду себя, и теперь мне казалось, что я ее предаю. Но ведь она тоже меня предала. Обещала, что всегда будет рядом. И солгала. Теперь мне придется существовать без нее всю оставшуюся жизнь.

К горлу подступил болезненный комок, и я разрыдалась.

– Черт! – воскликнул Джеймс. – Я все испортил. Успел отвыкнуть от девчонок, с тех пор как…

Можно было не продолжать. С тех пор как они с мамой разъехались.

Снова взглянув в его глаза, я успокоилась; внезапная вспышка злости испарилась. Дядя хотел как лучше, он так же тяжело переживал произошедшее, как и я. Судя по этому искреннему взгляду.

– Ну, я тоже не привыкла к дяде, кузенам и жизни за пределами Ирландии, так что уровень моей неловкости точно превосходит ваш, – благосклонно сказала я; пальцы машинально теребили нитку. – Не то чтобы мы соревнуемся… Просто решила напомнить. – Я пожала плечами.

Широкая улыбка преобразила его лицо – так он выглядел куда моложе.

– Мне кажется, ты точно приспособишься, Фэй. – Он поднялся. – Поехали домой.

Купите 3 книги одновременно и выберите четвёртую в подарок!

Чтобы воспользоваться акцией, добавьте нужные книги в корзину. Сделать это можно на странице каждой книги, либо в общем списке:

  1. Нажмите на многоточие
    рядом с книгой
  2. Выберите пункт
    «Добавить в корзину»