Зона Посещения. За миг до рассветаТекст

Из серии: Радиант Пильмана #16
Читать фрагмент
Как читать книгу после покупки
Зона Посещения. За миг до рассвета | Вольнов Сергей
Зона Посещения. За миг до рассвета | Вольнов Сергей
Зона Посещения. За миг до рассвета | Вольнов Сергей
Бумажная версия
330
Подробнее
Шрифт:Меньше АаБольше Аа

Любое использование материала данной книги, полностью или частично, без разрешения правообладателя запрещается.

Серия «СТАЛКЕР» основана в 2012 году.

© С. Вольнов, 2017

© ООО «Издательство АСТ», 2017

***

Посвящается мечте о единстве землян…



Воин знает, что если он ничего не сделает для мира, то никто больше этого не сделает…

Пауло Коэльо


Всю жизнь последовательно идти к цели можно, если она постоянно отодвигается…

Станислав Ежи Лец


Сделай шаг, и дорога появится сама собой…

Стив Джобс

Вступление

…Сталкер выбрался на кромку вертикали. Последний раз оттолкнулся ногой от выступа, подтянулся на руках и перевалился через край. Распростёрся на долгожданной горизонтальной поверхности… И протяжно, надрывно застонал. Не столько от боли и даже не от жуткой усталости.

На самом деле это вырвалась победным криком радость от того, что он совершил только что. Теперь крадущийся уже смог себе позволить роскошь истратить на стон крупицу остатков сил.

Восхождение состоялось. Подъём из третьего круга позади. Пропасть зияла там, за спиной поднявшегося из неё человека. Отвесная скала более чем в километр высотой. Причём это была самая короткая и лёгкая из трёх стен, которые сталкер одолел по пути в эту точку. А ещё горизонтальные участки пути, которые только в сухих цифрах – полтора, плюс семь, плюс восемь с половиной, – кажутся не широкими. На самом деле в каждом преодолённом километре бесконечность смертельных ловушек: разного рода изменений физического пространства, мутированных растений и животных, следов человеческой цивилизации, превратившихся в западни, капканы, приманки… болей и страхов, ложных просветов и тупиковых троп.

Вопреки всему сталкер рвался наверх, чтобы наконец-то позволить себе лежать и стонать.

Здесь и сейчас, в эту минуту, он ещё не верил, что достижение всё-таки случилось в реальности. Что лежать и стонать от радости – не плод его воспалённого воображения, не морок, насланный тьмой, из которой он чудом выполз.

Но застыть в неподвижности и громогласно радоваться сталкер позволил себе не больше минуты. Первой и единственной после того, как перебросил себя через край перепада. Грузно, неуклюже, кряхтя, измождённый человек поднялся на ноги, чтобы продолжить движение, которое – жизнь. В Зоне – буквально, без всяких переносных смыслов.

Идущий не оборачивался и вниз не посмотрел. Что пройдено, то пройдено. Удача улыбается лишь тем, кто движется вперёд.

Поэтому имеет значение только всё, что ждёт впереди, важно лишь то, какие ловушки подстерегают. Там – тридцать с чем-то километров до Периметра. Горизонтальная территория второго уровня, за ним первого; между ними подъём, перепад, который после вертикалей, оставшихся за спиной, покажется всего лишь тренировочной стеночкой скалолазов в спортзале.

Да, конечно, сталкером уже пройдены нижние круги Трота, узкие, в сумме не шире любого внешнего, зато неизмеримо более опасные. Но расслабляться нельзя ни в коем случае. Удача – она такая капризная дамочка… Проще простого споткнуться и утонуть в луже возле порога своего дома, вернувшись из экспедиции по донному погружению в глубины Тихого океана.

Российская Зона Посещения – это ступенчатый котлован с пятью уровнями, и человеку ещё долго быть в пути. Выжил, сумел, выбрался из нижних кругов Недоада.

Однако ходка продолжится, курс – обратно к Периметру.

Сталкер обязан добраться живым, чтобы донести людям бесценное знание, которое обрёл в эпицентре. Он понятия не имел, смог ли кто-нибудь ещё из людей после Мегазахвата и Нашествия спуститься в пятый круг и, главное, подняться оттуда обратно живым и неповреждённым… А затем добраться сюда, к внутренней кромке одного из двух внешних кругов. Тех, в которых находится львиная доля немутированных людей, обитающих сейчас в Троте. Значит, появился шанс передать хабар, добытый в центре Зоны.

Если никто не смог спуститься, тогда он первый и единственный за многие годы. Как это ему удалось, человек будет вспоминать и ужасаться потом. Отлёживаясь и бездельничая на заслуженном отдыхе, если захочет уйти на пенсию.

Сталкер, поднявшись на ноги, сразу пощупал левую сторону груди. Там, за пазухой, он спрятал контейнер, в котором содержится невероятная добыча.

Сделал первый шаг от края и вспомнил, что начиная с этой линии уже действуют правила хождения, установленные людьми для людей… Улыбнулся ностальгически. Поневоле возникло ощущение, что побывал как минимум на другой планете. И вернулся с небес на Землю.

Что в принципе очень и очень недалеко от истины.

Главное – вернулся. Живой.

Пролог

Бывает только неправильный путь, но не бывает безвыходных положений…

Китайская пословица

…Человек прыгнул вовремя. Проём выхода на краткое мгновение очистился от серого тумана и выпустил его на свободу.

Он уходил прочь, шагая по настоящей зелёной траве. Сверху припекало настоящее солнце. Впереди просматривалось скопление деревьев. Та самая роща, в которой ему нестерпимо хотелось оказаться… За спиной уходящего, на западе, больше не было ничего, кроме такого же заросшего травой поля. Никакой стенки, никакого забора с калитками или окошками. Исчезло всё. У человека не осталось даже возможности добровольно вернуться.

Двигаясь по направлению ко всему, что ещё совсем недавно было его заветной мечтой, он окончательно поверил, что даже в хаотическом безвременье обязательно существуют некие закономерности.

Но бурлящий хаос остался позади. Что ждало впереди? Зачем человек шёл сейчас по этому полю?..

В архивах внешнего мира его уже наверняка давным-давно занесли в статистику пропавших без вести. Здесь он стал одним из сотен тысяч бесследно исчезнувших. Население планеты не имеет понятия, куда люди реально пропадают, во все времена, из всех регионов.

Что остаётся тому, кто знает куда? Тому, кто воскрес и вернулся. Только искать новую цель, чтобы не пропасть окончательно, не остановиться…

Идущий был настолько погружён в собственную боль, что, когда его окликнули, даже не сразу понял, что слышит голоса людей. Хотя боевой опыт должен был сработать и напомнить, что при встрече с незнакомыми существами нельзя терять ни единой секунды. Чтобы не оказалось, что потерянная была последней в этой жизни.

Говоривших было двое. Они почему-то удивились тому, что он ходит голым, полностью без одежды, и спросили, кто такой и откуда здесь взялся…

– Я? – растерянно спросил он. И по инерции чуть было не сказал правду, «освободился», но всё же успел собраться и понять, что такой ответ в любом случае не годится для первого знакомства.

И вдруг один из голосов исторг неприкрытую угрозу…

Человека пронзила мысль: вот была бы злобная ирония! Ни за что ни про что отдать жизнь, с таким трудом сбережённую в смертельно опасных испытаниях. Злой, насмешливый сарказм в духе хаоса, из которого он вырвался.

Вот она, секунда, когда человек очнулся после прыжка. Об этой секунде грезил он с тех самых пор, как узнал, что выпрыгнуть можно, что это вполне реально.

Послепрыжковая секунда. Надо же, сумел вырваться! Из постапокалипсиса… в постджамп. Вот каким словом он мог бы назвать всё, поджидающее его впереди.

Просто прыгнуть и суметь перепрыгнуть – не одно и то же. Но ему удалось совершить и то, и другое.

Однако перед прыжком он совершенно не думал о том, что ждёт его, когда вернётся домой… Ведь тот, кто однажды исчез из этого мира, и тот, кто сюда опять впрыгнул, – не один и тот же человек, даже если и зовут их вроде бы одинаково.

Грех, за который попал в хаос безвременья и «многомирья», искуплен, раз удалось вернуться оттуда, но сможет ли этот новый человек жить дальше, не совершая новых грехов? И кто знает, если будет он их совершать, не случится ли вдруг так, что за какое-то из деяний снова исчезнет однажды, чтобы погрузиться в…

Да, жизнь прожить – не поле перейти. Не по степи на бронемашине рассекать. Грехи подстерегают на каждом шагу, только и успевай вовремя останавливаться, чтобы не согрешить невзначай.

Но разве это значит, что человек должен позволить убивать его какой-нибудь твари с ножевым клинком, блеснувшим в ручонке?!!

Вот ведь. А он только-только начал подумывать о том, чем займётся после освобождения, по какому адресу в постджампе отправится первым рейдом. Помогло зажатое под левой подмышкой письмо, которое вдруг явственно напомнило о себе. Каким чудом оно там спряталось, непонятно, ведь удачный прыжок, оказывается, в секунду отобрал всё, что было на нём и при нём. Одежду, вещи, снаряжение, оружие. Человек действительно голый, у него ничего нет! Кроме собственного тела, собственных чувств, собственной памяти о пройденном пути и этого бумажного конверта, уголками настойчиво колющего левую подмышку…

– Ну, вот я и дома! – удовлетворённо произнёс человек. – Допрыгался.

Выпрямившись, он расправил плечи и сразу стал гораздо выше ростом. Цепкие глаза уже оценивали дистанцию, которая разделяла его и парочку враждебных существ, перехвативших потенциальную жертву в тени древесных крон той самой вожделенной рощицы. До чего же страстно он желал попасть в неё! Часами выстаивал перед дверным проёмом Рубежа, жадно разглядывая поле, солнце и деревья, мелькавшие в просветах… Раз за разом они, открываясь в сером тумане на секундочку, манили совершить прыжок.

 

Сгореть в лучах смерти – или вернуться домой.

Но не для того же, чтобы остаться в этой траве и пойти на корм этим деревьям!

Ведь на самом деле он выпрыгнул не голым нищим бродягой, а истинным богачом. У него осталась собственная жизнь, главная добыча, отвоёванная у запредельного хаоса.

Значит, путь всё ещё продолжается, и прожить суждено больше чем одну секунду. Даже если придётся заплатить за продолжение двумя трупами, оставленными за спиной.

Цена за билет в обратную сторону? Да, конечно. И придётся переступить через трупы, чтобы идти дальше…

***

Автобус пылил на просёлке, оставляя за собою длинный серый клубящийся шлейф. Мужчина, выбравшийся на остановку из перелеска, козырьком приставил ко лбу ладонь и пронаблюдал за приближением раздолбанного агрегата.

– Вопрос тот ещё, сколько времени прошло между изъятием и возвращением в большой мир, – пробормотал он, опуская ладонь и оглядываясь по сторонам, будто желая найти подтверждение или ответы. – Судя по виду этого рейсовика, я вернулся чуть ли не в тот же самый день. Но если допустить, что время утекало синхронно, тогда здесь прошло столько же лет, сколько и там… По идее, я не должен встретиться с самим собой… э-э-э… понятия не имеющим, что в одну далеко не прекрасную ночь, завалившись дрыхнуть, проснуться можно не в своей уютной кроватке, а в какой-нибудь вселенской жо…

Обыкновение разговаривать вслух с самим собой, вероятно, выработалось у мужчины там, где у него долго не имелось других собеседников. А быть может, это было привычкой разговаривать с кем-то, постоянно находившимся рядом, делиться соображениями, впечатлениями и постоянно обсуждать происходящее. Так или иначе, при виде автобуса человек озадачился вопросами, которые его волновали, и озвучил их, пользуясь тем, что на пустой остановке нет случайных свидетелей, с которыми не стоит делиться сокровенным.

В дальнейшем ему придётся привыкать к тому, что с самим собой вслух лучше не беседовать. На то и большой мир, полный нормальных, так сказать, людей.

– А было бы забавно посмотреть на свою обалдевшую рожу, ха! – ухмыльнулся человек, скривив губы, но веселья в этой гримасе не просматривалось ни на йоту.

Мужчина на остановке снова приставил ладонь ко лбу и всмотрелся в будущее, куда ему предстояло отправиться с этой точки. Погода стояла ясная, позволяя видеть далеко. Смотрел он с надеждой, что там, за горизонтом, ждёт его дорога без кровопролития и убийств, о которой мечталось, когда «отбывал срок» в ЗОНЕ. Той, название которой пишется именно так, четырьмя заглавными буквами.

И сейчас ему даже верилось, что эта дорога никогда не повернёт обратно.

Он ещё не знал, что истинное будущее скрывалось в этой чистоте не хуже, чем в мутном непроглядном тумане. Таилось не менее надёжно.

В этот миг из списка теоретически возможных человек жирно крест-накрест вычеркнул саму мысль о том, что окажется способен испытать желание вернуться на эту остановку. Что для него реально возможной станет другая секунда возвращения. В обратном направлении.

И вновь продолжение рейда:«…к звёздам!..»

Реальность – это то, что остаётся, даже когда вы перестаёте в это верить…

Филип Киндред Дик

…десят первый раунд

Оставив эпицентр позади, Несси выбрал направление строго на юг, и они с Ангелом продолжили путь. Проводник увёл напарника к внешнему краю первого круга Трота.

По дороге, конечно же, не обошлось без проблем.

Идущим по Зоне при всём желании невозможно полностью избежать ударов и последствий испытаний, которые подстерегают буквально на каждом шагу. Этого не сумеют сделать даже те, кто способен воспринять эхо процессов, творящихся внутри необъяснимой сверхсущности.

Но они оба прекрасно знали, как прокрадываться посреди сонма монстров и локальных изменений, превращающих нормальное пространство в смертоносный хаос. Уж им-то дорого пришлось заплатить за умение снижать степень вероятности вариантов, наиболее опасных для жизни. Поэтому напарники успешно преодолели все неожиданности, и ходка привела их в сектор, издавна прозванный «Венерой».

Спираль совершила виток и возвратила ведомого в первый круг, только с противоположной стороны. Именно в первом Ангел, вернувшийся в Зону и уже получивший другое имя Реверс, встретил бродягу Графа и его сестру, девушку с глазами цвета пасмурного дня. А ещё раньше его тропа пересекла вектор движения загадочного Каракурта, с немалой долей вероятности ни человеком, ни даже бывшим человеком не являвшегося… То существо, убитое на болотах в укромном лагере странных заторможенных «псевдобоевиков», наверняка имело прямое отношение к сути явлений, из-за которых два далеко не простых сталкера пришли сюда, завершая ходку на крайнем юге.

Венера представляла собой скопление мусора, наваленного бесчисленными кучами. Свалка шириной около полукилометра начиналась у внешнего края, совсем близко от Периметра, и далее тянулась на север по территории первого круга. Локация была очень старой и считалась хоженой-перехоженой вдоль, поперёк и наискосок. Здесь всегда было очень жарко, небо постоянно затягивали плотные облака, и часто выпадали кислотные дожди. Такой Венера стала давным-давно, в годы, которые сейчас казались «веком расцвета» сталкеров Трота. Впрочем, ситуация с тех пор особенно не изменилась.

И теперь она такая же. Огромная мусорная свалка, скопление всего и вся. Отрадно, что по-прежнему никакой живой материи, только изначально мёртвая. Органику Зона вбирает в себя без остатка, не складирует; вполне возможно, чтобы использовать как биомассу для «конвейерного» порождения всяческих тварей, которых принято называть мутантами, хотя по большей части они новые произведения, а не отредактированные копии старых.

Как образовались эти отвалы и терриконы – некоторые из груд достигали высоты пятиэтажного дома, – достоверно не известно никому. Самая популярная гипотеза предполагала, что некие процессы, действуя внутри Зоны, смещают объекты, по каким-то причинам ставшие для неё лишними. Выдавливают излишки наверх, к краю, к самой границе. И каким-то совершенно необъяснимым образом весь оттеснённый «осадок наоборот» концентрируется в одном секторе. Возможно, для того, чтобы когда-нибудь разом быть выметенным восвояси.

Правда, за всё время с момента появления российской отметины Посещения подобных выбросов не случалось… Поэтому скопление увеличивалось и увеличивалось. Росла высота куч, удлинялась захламлённая полоса, тянулась всё ближе и ближе к кромке перепада, отделяющего верхний, самый неглубокий уровень, от следующего круга Трота.

Несси и его новый напарник сейчас двигались в южной части Венеры, дольше всего существующей. Попали они сюда с западной стороны. Поначалу всё шло привычно. Проводник давненько здесь не бывал, но особой разницы не заметил. Как и раньше, в жарком секторе наблюдалось множество «изменёнок», искажённых инородным влиянием участков пространства; и достаточно часто попадались зонники, как сталкеры издавна зовут ИО. Некоторые в буквальном смысле слова валялись под ногами. Хотя стоило признаться, что подлинные Инопланетные Объекты отсюда давно выгребли. Теперь сплошь «новоделы», сработанные Зоной уже в ходе её существования на отвоёванной у Земли территории, а не аутентичные странности, свалившиеся с неба в ту самую дату Посещения.

Мысленно проводник предпочитал воспринимать ведомого как Ангела-Хранителя, это имя из прошлого больше соответствовало той миссии, которая им обоим предстояла в будущем. Хотя в разговорах тот предпочитал своё сегодняшнее прозвище – Реверс. Однако для Несси дополнительным мостиком между ними служило старое прозвище, когда-то данное Витьку, юному новичку, незабываемым Сомом. Пусть даже Сом к тому моменту и сам уже звался Тигром. Очень даже помогала не забыть о том, кто его спас, вытащил обратно в жизнь, отметина на облысевшей голове. Несси мог бы убрать жуткий шрам, но не стал. В память о тогдашнем их противостоянии с необъяснимостью…

Часа два Несси и Ангел просто бродили посреди груд и куч мусора, иногда, не удержавшись, подбирали хабар – принуждал к этому наработанный сталкерский рефлекс. Они искали и находили проходы между плотно расположенными участками изменённого пространства и двигались дальше… Настоящий честный труд для обычного сталкера, добывающего зонники и тем живущего.

Неприятности начались, когда они углубились в дебри крайней южной части локации. Туда, где мусор когда-то начал скапливаться. Дальше на юге, всего через две-три сотни метров, тянулся невысокий обрыв, обозначающий внешнюю границу первого круга с ещё очень слабым эффектом перехода при её пересечении, затем примерно километровой ширины полоса «ничейной» земли, подступы к внутренней стороне Периметра, и сам бетонный Вал, ограждающий Трот от большого мира, но отсюда его не разглядеть.

Напарники выбрались к исполинскому навалу вещей и обломков, не просто высокому, а ростом с пирамиду какого-нибудь древнего хотепа рангом помельче, но расползшуюся в стороны, оплывшую. Настоящая мусорная гора.

И от этого несусветного нагромождения изломанных вещей несло гнилостным смрадом.

Как будто громадный конус образовался из гниющих пищевых отходов. Чего на территории Венеры раньше не бывало и в принципе быть не могло[1].

Сталкеры присмотрелись и заметили вверху, почти у вершины, нечто вроде чернеющих входов в норы. Из этих пещерных зевов выдавливалось нечто движущееся, словно комки слепленных обломков отделялись от основной массы. На первый взгляд так и показалось… Но очень быстро удалось распознать, что движущиеся комки – живые существа. Живые, пусть и похожие на сгустки протоплазмы, в которые вросли куски этого самого мусора: лохмотья плёнок, фрагменты пластмасс, металлические прутки, детали механизмов… Фактически из нор вылезали мобильные мусорные холмики. Оттуда, от них, и несло гнилью.

Это был мусор из мусоров! Низшая степень хлама, отторгнутая даже здешней средой. Абсолютно ненужные, категорически не пригодные к использованию ресурсы. Каким-то образом они мутировали, благодаря воздействию абнормальности обрели квазижизнь. Оставалось только предполагать, чем этот оживший хаос здесь питался… Человеческой плотью ничуть не брезговал, поэтому закономерно, что Ангел и Несси превратились в объекты охоты.

Напарники без труда отбились, избежав участи жертв мусоромутантов. Эти несусветные комки не обладали изощрённым интеллектом и не имели достаточной физической силы. Куцый опыт охотничьих вылазок и отсутствие командной слаженности свели на нет их численное превосходство. Поэтому сталкерам не пришлось рвать жилы и напрягать извилины, чтобы с ними разделаться.

 

Впрочем, серьёзные проблемы подстерегали дальше. Несси обнаружил свою цель. Чуйка вела его именно туда. Причём ведомый тоже ощутил это, и они даже невольно переглянулись с целью удостовериться, что им не мерещится. Обоим померещиться одновременно могло, но вряд ли.

Цель ходки находилась по ту сторону громадного террикона, и толком разглядеть её пока не удалось, мешали кучи поменьше, сложенные бог весть из чего. Там было нечто, излучающее синевато-серебристый свет, бьющий лучом вдоль склона мусорной горы и выше её оконечности… и порождающее вибрацию. Поверхность под ногами напарников периодически подрагивала. Скорей всего источник дрожи тоже находится именно там, в районе источника светового луча, бьющего в небо, к которому напарники и пробирались через половину Трота, как выяснилось в эту минуту.

Вот только вплотную к цели не удалось приблизиться без проблем. Территория по ту сторону исполинской горы обломков, послужившей «муравейником» для квазижизни, неожиданно оказалась многолюдной. Подходы к загадочной штуковине контролировались целой толпой вооружённых бойцов, агрессивно, враждебно настроенных ко всему, что покажется им на глаза. Ещё и насторожившимися, само собой, после того, как услышали выстрелы. Ошибки быть не могло – этот отряд сосредоточился непосредственно вокруг источника свечения и вибрации.

Охранники. Да не разномастный сброд, а все из одного клана. На лицах маски, изображавшие одно и то же – звериную оскаленную морду, шакала скорей всего.

История Трота знала нечто подобное. Но именно подобное, не совсем такое. Те, другие фанатики сражались яростно, жертвовали жизнями безоглядно, только бы оградить пятый круг от вторжений. Эти же, несмотря на сходство, отличались – в них не ощущалось фанатичности, присущей людям пусть и обработанным идейно, но побуждаемым к действиям чувствами.

Эти сражались обезличенно; собственные жизни не щадили вовсе не потому, что жертвовали ими во имя какого-то идеала. Они просто действовали как детали общего механизма. Без малейших заминок неслись навстречу пулям и сами не прекращали огонь. Некоторые из них превращались буквально в камикадзе; чтобы уничтожить врага, атаковали со взрывпакетами наперевес… Здесь напарники столкнулись с фанатизмом как таковым. Охранники больше не были личностями. Двум сталкерам противостояли боевые биороботы, зомбированные особи, переделанные из людей специально, чтобы задерживать и не пускать к источнику света на мусорной горе.

Несси при всём своём опыте не ожидал проблем такого уровня. К тому же «шакалы» ухитрились застать врасплох, напали первыми. Несколько минут боя показали, что выступать в открытую, сражаться против множественной боевой машины для проводника и его ведомого равнозначно самоубийству, какими бы супербойцами они ни являлись.

Вынужденные отступить напарники спрятались за подходящей кучей хлама, чтобы обороняться против стражей.

Что называется, вляпались по самое не могу!

Чтобы продвинуться вперёд, необходимо было изменить тактику. Старший напарник предложил Ангелу разделиться. Ведомый займётся снайперским отстрелом бойцов со взрывчаткой, а сам Несси будет сдерживать всех остальных. Младший поможет ему в том случае, если врагов подтянется слишком много…

И только они приготовились рассредоточиться, как пуля ударила проводника в левое плечо. Он дёрнулся, отпрянул и сменил положение. Стреляли откуда-то сверху.

– Реверс, снайпер! – крикнул младшему. – Убери!

Но очередной залп со стороны охранников заставил Ангела вжаться в землю за укрытием. Поэтому сразу приступить к выполнению приказа командира он не смог, и это ему удалось только после того, как стих шквальный огонь. Воспользовавшись паузой, он чуть высунулся из-за укрытия, чтобы убрать стрелка. Только в окружающем хаосе попробуй ещё найди цель сразу! Стрелявший мог засесть где угодно… Ещё одна пуля срикошетила от мусора, совсем рядом с высунувшейся головой Ангела. Сквозь общий шумовой фон в эту секунду пробился звук – короткий, «чпокнувший», будто из бутылки шампанского вылетела пробка. Вероятно, это и был тот снайпер, убрать которого Несси скомандовал. Напарник метнулся в сторону и нырнул за другое укрытие; теперь от Несси его отделила соседняя груда мусора, и проводник больше не видел Ангела.

Бой с охраной источника разводил сталкеров в стороны.

***

Совокупность особых способностей, которые Несси привык звать зонной чуйкой, пока что ещё, увы, не включала телепатию в чистом виде. А может быть, не увы, а к счастью. Ведь приходилось постоянно балансировать на кромке между нормальным и сверхнормальным. Чтобы оставаться человеком; несмотря на все соблазны, подсовываемые абнормальностью, не превратиться в «супермена», которому уже будет по фиг, что станется с теми «менами», кто не «супер»… Если пространство разделит его с напарником, придётся рассчитывать на рации, которыми они разжились, пока сюда шли. Можно будет состыковаться при помощи связи. Только бы связь была… Но радиоканал хотя бы оставляет шанс.

С этого момента у каждого из них отдельный маршрут ходки. И в очередном раунде противостояния биться придётся одному. Что ж, ему не привыкать. На то у него и зонное имя такое пророческое, чтобы ускользать и выживать подобно легендарному одинокому чудовищу из шотландского озера. Про Несси слышать-то все слышали, но видел ли хоть кто-нибудь с гарантированной достоверностью…

Продолжая ощущать и частично отслеживать, как неподалёку прорывается уже невидимый глазам напарник, он примерялся к тактике боя между мусорных куч и успешно противостоял. Но через некоторое время оказался в ситуёвине, несомненно, хреновой: к нему двигалась цепь стражников, и среди них – трое камикадзе, обвешанных взрывчаткой…

В этот момент, будто специально подгадав, ожила рация. Ангел вызвал старшего напарника голосом.

– Орёл, тут небольш-шая задерж-жка получилась, – осипшим, посаженным голосом выдавил он. – Ты как там?..

– Бывало лучш-ше, – передал он на «тот конец» канала связи, и голос у него самого был не менее охрипшим. – Тут ко мне в тыл заш-шли… Я пока их подержу, а ты за мной не возвращ-щайся, не надо… Прорывайся сразу к этой светящейся… – велел своему ведомому.

– Ага, счас! – без колебаний отринул младший предложение.

– У тебя нет другого вых-хода… Их слишком много… Я подержу их… и сваливаю. Для тебя выиграю время, выполни задание… – Слова с трудом продавливались сквозь иссушённую глотку.

– Раз так, тогда принято. – Ангел-Реверс по справедливости счёл крайний довод неопровержимым и пожелал: – Удачи тебе, напарник…

– Не дождутся, падлы… – заверил его Несси.

– Что? – переспросил ведомый.

– Это означает… увидимся вновь… Я тебя…

Дальнейшие слова почти заглушил грохот выстрелов. Стражники вновь атаковали.

И Несси не был уверен, действительно ли разобрал слова, или ему послышалось, что с того конца исчезающей ниточки, связавшей на недолгие секунды напарников, донеслось:

– Увидимс-ся… Надеюс-сь…

Какие события произойдут с ними обоими уже через секунду, обречённый быть сталкером не имел понятия. Слишком много вариантов, но о себе он точно знал одно: в стороне от грядущей войны, разразившейся за передел этого мира, не останется. Так или иначе, деваться ему из этой Зоны некуда. Пусть и чужаком он сюда попал, но теперь здесь его дом. На то и сталкер.

У каждого бродяги свой путь, складывающийся из ходок. И только Зоне, по которой он прокрадывается, ведомо, которая из них станет последней. А сейчас, похоже, даже ей не разобраться что к чему. Потому что заполучила коварный удар в спину. И ему необходимо сделать всё от него зависящее, чтобы помочь ей выстоять.

Да уж, каждому сталкеру предстоит выбрать, на чьей он стороне. Начиная от «сверхветеранов» и заканчивая самыми слабыми, «зелёными» новичками.

Если уж очутился в Зоне, значит, ходка продолжается…

***

Дурной пример заразителен. В справедливости этого вывода довелось убедиться по полной программе.

(К слову, Она много чего подхватила у общечеловеческой «сферы разума», в том числе и формулирование с использованием афоризмов, поговорок, пословиц, слоганов, идиом, закавыченных фраз, прочих максим и «крылатых выражений».)

Но в данном случае вывод относился не к прискорбному факту, что Она порой начинала мыслить с использованием примитивных информационных приёмов – слов, образов и ассоциаций.

Теперь пришлось констатировать, что спрятавшаяся в Ней залётная «беженка» оказала и продолжает оказывать слишком мощное влияние, хотя и находится в полной стагнации. Никуда не стремится, просто существует, удовлетворённая самим фактом, что выжила. Вопреки концу света, наступившему в исчезнувшем слое реальности. Воспользовалась случайно открывшимся «окном» сюда и ускользнула от тамошнего ничто-нигде-никогда. Взяла и запряталась здесь без Её позволения. Она, конечно, обнаружила непрошеную гостью, но не вытурила беглянку. Дала приют, выделила крохотный уголок для искорки чужой энергии. Заполучила на свою голову, используя ещё одну человеческую формулировку.

С момента, который Ей пришлось для конкретизации назвать «Секунда Рождения», сверхсущность (у-у-у, ещё одно привязчивое словечко, которое Она подцепила в терминологии человеков!) много всякого разного черпала в окружающей среде, где пришлось вынужденно оказаться.

(Зачем оказалась, каким способом и почему именно в этой точке пространства, она старалась не часто воспоминать. Этому она тоже научилась у человечества – смотреть в будущее. Подхватив вредные «вирусы» самих понятий линейности времени и объёмности пространства.)

Так вот, залётная искра выжившей сверхсущности заразила Её пагубным желанием найти и выбрать только один разум.

Перебрать, «перешерстить», перелопатить, просеять, выудить из сонма потенциальных собеседников, наёмников, добровольных и вынужденных помощников, фанатов, адептов и так далее, в общем, из множества особей человечества, сохранивших индивидуальность, но связавших судьбы с Нею, так или иначе контактирующих… вычленить единственный элемент. Наиболее подходящий.

Беглянка принесла с собой память о том единственном, кто был с нею там, в исчезнувшей реальности. И эти воспоминания питали её желанием жить, надеждой, что встретится снова. Верой, что её человек не сгинул в ничто-нигде-никогда и обязательно найдётся… Залётная убеждённо звала эту неисчезающую память самым неудобопонятным человеческим словом «любовь».

(Скорей всего рано или поздно спасшаяся от небытия «родственница» захочет выйти из стагнации. Погонится за возрождённой мечтой, приняв кого-нибудь из людей за того самого «единственного», разыскавшего её в переплетении мировых реальностей и временных периодов. Судя по тому, что удалось узнать, он стал далеко не обычным индивидуумом, впитав энергию сверхразума, с которым угораздило его сочетаться…)

1Эта книга из авторского цикла Сергея А. Вольнова о «ловчих желаний»; хронологически – основное и сопутствующие действия в ней происходят параллельно с событиями романов «Калибр памяти (Рождённые помнить)» и «Режим Человека (Универсально-сборные)», а также до и после них. Происходящее напрямую взаимосвязано с сюжетами других романов о Троте, российской Зоне Посещения: «В спящем режиме», «Плата за выход», «Заложники небес» и «Должник», – которые также обязательно понадобится прочитать. Для понимания сути происходящего, во избежание недоумения и досадующего «ничего не понятно!» (все перечисленные книги – издательство АСТ, серия СТАЛКЕР, цикл [Зона Посещения]). К тому же для улавливания всех деталей сути необходимо узнать содержание романа «Прыжок в секунду [Зона будущего]» и ознакомиться с героями и событиями романов об американском, шестом Ареале Визита: «Предел желания [Радиант Пильмана]» и «Испытание силой [Зона Посещения]» (все – серия СТАЛКЕР издательства АСТ). У читателей, не знакомых с общей предысторией событий, имеется ещё и возможность в подробностях узнать обо всём, что происходило с некоторыми ключевыми персонажами ещё раньше, из книг «Ловчий желаний», «Zona Incognita» и «Режим Бога» (серия «S.T.A.L.K.E.R.» издательства АСТ). И конечно, всем, кто ещё не успел, непременно следует прочесть книгу братьев Стругацких «Пикник на обочине». Чтобы не теряться в догадках по поводу некоторых фактов и обстоятельств. Да и просто потому, что эта легендарная повесть более чем заслуживает прочтения. В написании некоторых романов принимали участие соавторы. (Порядок публикации и чтения книг цикла: 1. «Ловчий желаний»; 2. «Zona Incognita»; 3. «Режим Бога»; 4. «Предел желания»; 5. «Прыжок в секунду»; 6. «В спящем режиме»; 7. «Плата за выход»; 8. «Испытание силой»; 9. «Заложники небес»; 10. «Должник»; 11. «Калибр памяти (Рождённые помнить)»; 12. «Режим Человека (Универсально-сборные)»; 13. «За миг до рассвета»; 14. …)
С этой книгой читают:
Закон якудзы
Дмитрий Силлов
249
Развернуть
Купите 3 книги одновременно и выберите четвёртую в подарок!

Чтобы воспользоваться акцией, добавьте нужные книги в корзину. Сделать это можно на странице каждой книги, либо в общем списке:

  1. Нажмите на многоточие
    рядом с книгой
  2. Выберите пункт
    «Добавить в корзину»