Электронная книга

Иллюзия

Автор:
Из серии: Миры и войны Сергея Тармашева
4.31
Как читать книгу после покупки
Подробная информация
  • Возрастное ограничение: 16+
  • Дата выхода на ЛитРес: 30 ноября 2017
  • Дата написания: 2017
  • Объем: 420 стр. 1 иллюстрация
  • ISBN: 978-5-17-088895-5
  • Правообладатель: АСТ
Шрифт:Меньше АаБольше Аа

© Тармашев С.С., 2017

© ООО «Издательство АСТ», 2017

* * *

«Кривая ветка ровной тени не дает».

Народная мудрость

Москва, Зябликово, ул. Мусы Джалиля, 28 к.1, типовой спальный район, наши дни, полдень


Неспешно ползущий на четырнадцатый этаж лифт ощутимо подрагивал, и Оля недовольно вздохнула. Не хватало еще опять просидеть полчаса в застрявшей кабине, как это было на прошлой неделе. Ровно тридцать одна минута, она специально засекала. Сначала не срабатывала кнопка аварийного сигнала, потом никто на этот самый аварийный сигнал не реагировал. Чуть ли не сразу аварийную кнопку заклинило, и пришлось колотить в дверь ногами и звать на помощь. Потом все ждали специально обученного человека из ЖЭКа, который, конечно же, пришел не сразу, потому что оказался то ли на поломке в другом подъезде, то ли просто выходил куда-то по своим частным делам, а всем сказал, что, типа, занят чем-то важным. В общем, в итоге ее освободили и лифт починили, но, судя по подозрительному подрагиванию и явно замедленной скорости движения, ремонт произвели некачественно либо не полностью. А так как ей всегда везет как утопленнику, то есть все шансы застрять в лифте еще раз.

Лифтовая кабина все-таки доползла до нужного этажа, и дверные створы с дрожанием поползли в стороны. Выход раскрылся где-то наполовину, как вдруг что-то глухо лязгнуло, и дверные створы замерли на полпути. Вообще неудивительно, вот реально ничуточки! Оля с трагическим выдохом протиснулась в полураскрытые двери, придерживая руками платье. Фигура у нее полная… да чего уж тут заниматься самообманом – она откровенно толстая… протиснуться бы наружу, не повредив новое платье. Мама купила его для нее месяц назад, специально к началу последнего учебного года. Скорее бы уже он закончился, не терпится расстаться со школой и сразу же забыть о ней навсегда! И обо всем, что с ней связано. И обо всех. Последнее – в особенности.

Вылезти из лифта удалось хоть и не с первого раза, но все же без происшествий. Что само по себе уже достижение, потому что с ее-то везением могло быть хуже. Оказавшись на свободе, Оля ткнула рукой в кнопку аварийного вызова и, не дожидаясь результата, направилась к своей квартире. На этот раз ЖЭК или кто там должен заниматься всем этим пусть возится без нее. Ей хватило прошлого раза, и, вообще, начинать уик-энд с очередной невезухи не хочется. Скорее бы уже за комп, в любимую игру, и забыть обо всем хотя бы на пару дней.

– Я дома! – провозгласила Оля, захлопывая за собой входную дверь, и торжественно ответила сама себе: – С возвращением, Иоланта!

Дома, как обычно, было пусто. Мама всегда допоздна на работе, она ученый-физик в одном из НИИ Академии наук, и рано не возвращается никогда. Часто бывает в командировках или на каких-нибудь важных мозговых штурмах, которые сотрудники ее лаборатории устраивают на выходных в порядке личной инициативы. В общем, двигает российскую науку и иногда, когда сильно устанет, может пожаловаться на то, что делается это в основном на голом энтузиазме. Финансирование оставляет желать лучшего, да и зарплаты, прямо скажем, могли бы быть побольше. Отца Оля не помнила, с ним связана крайне неприятная история, знать подробности которой совершенно не хочется. Так что находиться дома в одиночестве ей не привыкать. И вообще, одиночество – это клево, потому что она всегда найдет чем заняться, и главное счастье в том, что никто не сможет помешать ей погрузиться в свой собственный мир. В котором она живет гораздо счастливее, чем в реале.

Час пришлось потратить на уборку, мелкие домашние дела по хозяйству и готовку ужина. Мама, как всегда, придет домой поздно, будет уставшей и очень обрадуется тому, что вся возня по дому уже сделана. Она обнимет Олю и с утомленной, но счастливой улыбкой скажет, что дочка у нее лучше всех. Эта скупая похвала всегда была для Оли лучиком света в темном царстве реальной жизни, в котором больше ничего особо радостного не наблюдается. Ради этого она в свое время перелопатила пол-интернета в поисках вменяемых кулинарных сайтов и пересмотрела все соответствующие шоу на ТВ. В итоге теперь она готовит очень даже неплохо, маме всегда нравится и одноклассникам тоже. В общем-то только из-за кулинарных способностей они ее и приглашают на совместные мероприятия. Точнее, приглашали. Потому что последний год она сливается со всех школьных тусовок, ибо достали. Даже слепой заметит, как все это школьное сообщество к ней относится. Она там что-то вроде дежурного объекта для скрытых насмешек и стебалова за спиной. Типа, страшная неудачница и все такое. Ну да, толстовата, восемьдесят пять кэгэ при росте в метр семьдесят, но ведь бывают и потолще!

К сожалению, приходилось признать, что даже в этом ей, как всегда, не повезло. Многим девчонкам при подобном весе удается хотя бы более-менее плоский живот сохранять. При таком раскладе широченные задницы и объемистые ножищи даже имеют популярность у некоторых «ценителей». А вот лично у нее пузо. Причем какое-то напрочь непобедимое. И попа, мягко сказать, крупная и дряблая. И ноги… ммм… как бы так озвучить, чтобы самой себе не сделать еще более грустно… ну… немного перегружены лишним весом. А еще мешковатые щеки, нос картошкой, словно в него оса ужалила, тонкие, как ниточки, губы, и вся физиономия в не проходящих прыщах, которые устанешь замазывать тоннами тонака. И жиденькие волосы а-ля «три волосины в пять рядов», которые наотрез отказываются расти и секутся, едва спускаются ниже плеч. А их родной светло-русый цвет никак не закрасишь чем-нибудь модным, например рыжим, потому что все парикмахеры в один голос заявляют: начнешь краситься – последние повылазят. Короче, полный набор. А вот и нет. Ни фига не полный. Потому что, чтобы он стал полным, сюда надо прибавить ее исключительное «везение», ставшее в классе притчей во языцех. То стул под ней сломается, то полка с креплений сорвется и прямиком на спину, спасибо еще, что не по башке! То на химии случайно вымажешься в чем-нибудь, то на инглише именно твой лингафон сломается и начнет пищать тебе в ухо. То зимой поскользнешься там, где все нормально проходят, то летом споткнешься на ровном месте, да еще так, что растянешься задницей кверху к вящей радости окружающих, лыбящихся на тебя через камеры своих мобильников. О личной жизни можно даже не упоминать, какая может быть личная жизнь при такой жизни? Грустный каламбур…

Закончив с готовкой, Оля наскоро собрала себе пару гамбургеров, смешала стакан молочного коктейля с мороженым и потащила все это в свою комнату. Комнат в их квартире было две, обе довольно просторные, но так как гости у них с мамой бывали редко, зал с молчаливого согласия матери перешел в собственность дочери. Тут располагался неплохой диван, раскладывающийся в удобную кровать, и находилось главное Олино сокровище – профессиональный компьютерный стол с неслабым игровым компом и тремя мониторами на двадцать семь дюймов, мамин подарок на пятнадцатилетие. Дверь в виртуальный мир, являющийся для нее в сто раз более желанным, чем унылый реальный.

Составив тарелки рядом с клавиатурой, Оля ткнула в кнопку запуска компа и влезла в профессиональное кресло, со счастливым пыхтением принимая удобную позу. Вот теперь она по-настоящему дома! Пока на центральном мониторе загружалась любимая игра, а на левом высвечивалась новостная лента популярной соцсети, Оля вывела на правый монитор подборку кулинарных каналов и видеоблогов и принялась изучать содержимое. На кулинарных каналах ничего из ряда вон выдающегося не обнаружилось, и она запустила просмотр свежего видео одного из известных шеф-поваров. Пусть крутится, можно одним глазом взглянуть, вдруг попадется какая-нибудь незнакомая фишка. А пока пробежимся по новостной ленте.

В соцсетях была сплошная тоска и рутина, одноклассники и прочие знакомые постили всякую бытовую тупизну. У кого-то из баб опять депресняк, потому что ее снова бросил бойфренд, то ли все тот же, то ли уже новый, пацаны соревнуются в сомнительном остроумии и постят кучу комментов к еще большей куче разных фоток, кто-то сцепился с кем-то из-за какой-то фигни, и толпа с удовольствием развивает срач. Ничего интересного. В блогах со шмотками есть пара неплохих платьев, но на толстухе оба они будут смотреться нелепо. Хотя одно из них очень клевое, хоть плачь… Белоснежное, элегантное, в пол, с разрезом сбоку, на девочке-модельке, представленной на сайте, сидит, как влитое, и выглядит просто обалденно! На улице сейчас тепло, хоть и сентябрь, лето в этом году приятно затянулось, в самый раз носить! Можно, конечно, упросить маму, и она его купит, но надеть его Оля все равно не решится. Ясно же, что на ней это будет смотреться как на бочонке. Что бы там ни говорили психологи и эмансипе на тему раскованности, неприятия комплексов и необходимости любить свое тело таким, каково оно есть, глаза-то не обманешь.

Настроение вновь посерело, и Оля начала закрывать окна соцсетей одно за другим. В новостной ленте последней из них высветился значок свежей новости, и она узнала аватар Сандры. Сандра выложила новость! Надо поглядеть! Сандра – это ее подруга по виртуальному миру. Наверное, единственная нормальная девчонка из всех, с кем она знакома. Они подружились в знаменитой онлайн-игре пару лет назад и с тех пор общаются. К сожалению, в реале с Сандрой удается видеться редко. Она из богатой семьи, живет в самом центре Москвы, на Чистых прудах, каждый день туда не покатаешься. От нашей «Шипиловской» туда на метро только в одну сторону почти сорок минут трястись. К тому же Сандра старше на три года, у нее полно подруг и всяких разных тусовок. Так что в виртуале Оля встречается с ней гораздо чаще. Зато Сандра никогда не задирает нос, не кичится социальным статусом и баблом, которого у нее куча, тепло к ней относится и вообще, она реально клевая. Симпатичная, с в меру хорошей фигурой, с выразительными карими глазами, и длинный черный волос ей очень идет. А еще Сандра – это ее настоящее имя, что тоже круто. Уж точно покруче, чем примитивное «Оля».

 

Оля ткнула мышкой в значок новости в ленте друзей, и оказалась на страничке Сандры. Выложенная подругой новость являлась репостом новости об открытии известного на всю страну ежегодного фестиваля компьютерных игр и короткого комментария под ней, в котором Сандра изъявляла желание посетить данное мероприятие. Самой подруги в настоящий момент онлайн не было, статус пользователя гласил «В игре». Значит, Сандра уже зашла в виртуальный мир. Это клево, там они и поболтают. Оля запустила программу игровой голосовой связи, нацепила наушники с микрофоном и в ожидании загрузки принялась жевать гамбургер. Вообще, такая пища совсем не способствует ни похуданию, ни хорошей фигуре, но на все вышеназванное пришлось махнуть рукой. Что она только ни делала, чтобы похудеть, – все бесполезно. Изнуряющие голодания, диеты по группе крови, прыжки со скакалкой по полчаса в день, уличные пробежки – ничего не помогало. Она даже ходила к врачам и диетологам за приличные деньги, но те лишь развели руками. Типа, генетические особенности организма и все такое. Похудеть почти нереально, можно только не потолстеть еще сильней. С тех пор Оля просто старалась есть мало, на остальное веры в себя уже не хватало.

Игровой экран выбора персонажа продемонстрировал эффектную компьютерную блондинку с фиалковыми глазами в обалденно крутом фиалковом платье и ником «Иоланта». Оля ткнула кнопку «Зайти» и оказалась в игре. Наконец-то она ПО-НАСТОЯЩЕМУ дома! Виртуальный мир мгновенно захлестнул ее с головой, и следующие полчаса Оля провела в приятных хлопотах, улучшая недавно отстроенную в компьютерном коттедже студию и разбирая дизайны новых платьев, появившихся на аукционе. Личное сообщение от Сандры застало ее врасплох.

«Привет! Как дела? Ты почему не в голосе?» – красные буквы вспыхнули в окне чата.

«Блин!!! Я забыла кнопку жмякнуть!» – торопливо ответила Оля, выставляя кучу огорошенных смайликов.

Она вернулась к окну с голосовой программой. Программа была давно запущена и ожидала выбора сервера, на котором пользователь желал установить связь с друзьями. Оля зашла на сервер и отыскала комнату с Сандрой.

– Сандра, трям! – поздоровалась она. – Как дела? Что делаешь?

– Аук потрошу, – деловито ответила подруга. – Прикинь, только что видела там клевую внешку, и кто-то ее уже купил!

– Такую, белую, со стрекозиными крылышками? – уточнила Оля.

– Ага! – подтвердила Сандра. – Давно такую хотела, но сама скрафтить не могу, там профу качать надо до какого-то безумного значения! Думала, сейчас куплю, и все, типа, изи! Жмякаю кнопку «купить», а мне пишут, типа, «указанный предмет не найден». Кто-то подсуетился вперед меня! Фак!

– Это была я! – Оля тихонько прыснула. – Только что купила!

– Аааа! – в ужасе заверещала Сандра. – Иоланта, отдай ее мне! Куплю за две цены!

– Не могу, – расстроилась Оля. – Я ее уже надела… Она теперь персональная… Прости…

Вот ведь как уныло получилось… Сандра ее единственная подруга, и она, кстати, одна из всех называет ее не Олей, а Иолантой, потому что знает, что ей так приятнее. В отличие от быдловатых представителей интернет-просторов, вечно норовящих искорежить такое прекрасное имя то в «Иолу», то в «Елу», а самые тупые – и вовсе в дурацкую «Елку». Расстраивать подругу очень не хотелось, но с ее-то везением все, как всегда, получилось наоборот…

– Да забей! – приятный голос Сандры не нес и следа разочарования. Голос у нее, кстати, вообще клевый! Такой мимимишный, прямо прелесть, по нему все мужики кипятком брызжут, хоть эта игра в общем-то женская. – Я себе в другой раз куплю! Покажи платье! Ща я к тебе в гости прилечу!

На экране в дом к одной компьютерной красотке явилась вторая, и несколько минут оба персонажа соревновались в эффектности.

– Платье – найс! – оценила Сандра. – Особенно крылышки! Выглядишь топово! А что у тебя в студии так пусто? Только отстроилась?

– Полчаса назад строительство закончилось, – подтвердила Оля. – Еще не начинала обустройство. Хочу сделать тут все в скандинавском стиле, очень подойдет под новое платье, все в белых тонах!

– Прикольно, – согласилась подруга. – Слушай, Иоланта, го завтра на фестиваль в «Крокус»?

– На фестиваль?.. – Оля с сомнением наморщила лоб. – Там очереди безумной протяженности, я сегодня фотки в новостях смотрела, на входе реально море из желающих попасть внутрь. Четыре пропускных пункта не справляются! Если нас там не затопчут, то умрем от тоски, пока дождемся своей очереди!

Вообще на фестиваль Оле хотелось. Судя по прошлогодним фоткам, там нереально клево: красочные стенды, куча всяких новинок, множество разных косплееров, с которыми можно наделать фото, всякие мелкие шоу, не дающие заскучать, призы, подарки и так далее. Но все это перечеркивал один жирный минус: безумно огромное количество народа. Находиться в толпе ей некомфортно. Потому что постоянно ловишь на себе насмешливые женские взгляды и пренебрежительные мужские. Этого ей и в школе хватает с лихвой. Особенно неприятно сталкиваться взглядом с Павлом. Он из параллельного класса, когда им было по тринадцать, они неплохо дружили… А потом началась пора этого долбаного полового созревания, и от дружбы не осталось и следа. Как он там сказал? «Ты страшная»! Да уж, очень жизнеутверждающе… Впрочем, на Павла Оля не обижалась, все равно он сказал правду, а на правду обижаются только дебилы. Но само по себе это все равно было очень обидно. Привычка не обращать внимания на брезгливость, появляющуюся в глазах смотрящих на нее людей, у Оли так и не выработалась. Мама всегда успокаивала ее, убеждала, что внешность – это поверхностное, что главным является то, каков человек внутри, но это, честно признаться, помогало мало. Во-первых, мама в свои сорок была стройной и вообще выглядела в сто раз лучше дочери, а, во-вторых, в глубине души, где-то совсем-совсем глубоко, у Оли жил своей жизнью упрямый червячок сомнений. Был он маленьким, но очень упрямым. И любил нашептывать, что все в ее жизни должно быть не так. При этом он был еще очень вредным и, как именно все должно быть, не говорил. «Не так» – и все тут. Дальше разбирайся сама. Видимо, даже собственные тараканы в голове считают ее неудачницей…

– Не проблема! – уверенный тон подруги вывел ее из невеселых раздумий. – Пройдем без очереди! Мальчишки из «ПГ» помогут, один из них там работает! Помнишь Артурчика «Мегакиллера»? Он все организует! А вот, кстати, и он!

Звуковые сигналы оповестили о появлении в голосовой связи сразу нескольких абонентов, и Оля вспомнила, о ком идет речь. «ПГ» – это какая-то онлайн-стрелялка, в которую гоняет Сандра. У нее там своя туса из мальчишек, которые без ума от нее и ее голоса, и вообще на руках там ее носят. Точную расшифровку аббревиатуры «ПГ» Оля не помнила, то ли «Покорители Галактики», то ли еще как, но кто-то оттуда иногда появлялся в этой игре, в основном чтобы клеиться к Сандре.

– Сандра! Бэби! Вот ты где! – судя по характерному акценту, это и был Артурчик. – Опять залипаешь на покупке шмота? Ну что, ты завтра идешь на фестиваль? Я уже пропуска заказал для вас, на пятерых! Все наши идут! Во сколько вас ждать?

В наушниках зазвучали мужские голоса, парни обсуждали пробки, удобное время и прочие детали. Кто-то предлагал Сандре заехать за ней, но у Сандры крутая тачка с персональным водителем от папы, и такие незамысловатые подкаты с ней не прокатывают. Об Оле, понятное дело, никто даже не вспоминал, словно ее в комнате голосового чата вообще не было.

– Мальчики, мы приедем к трем! – очаровательно промурлыкала Сандра, и все мгновенно замолчали. – До двенадцати я буду спать, потом два часа на сборы – учтите, это рекорд скорости, для вас стараться буду, – потом я заеду за Олей, и к вам!

– Сандра, я тащусь с твоего войса! – тоном, содержащим крайне прозрачный намек, заявил Артурчик и уточнил: – Оля, ты здесь? А ты где живешь?

– В Зябликово… – уныло ответила Оля, понимая, что услышит в следующей фразе.

– Блин, а это вообще где?! – ожидаемо замешкался Артурчик.

– Это в противоположной стороне, у МКАДа, – ответил за нее кто-то из парней.

– Фак! – Голос Артурчика принял унылые интонации. – Тогда к трем не успеете… Чуваки, может, кто-нибудь заедет за ней заранее? А Сандра пусть сразу в «Крокус» едет!

– Я не смогу! – мгновенно ответил его собеседник. – Мне не по пути, я на Западе живу.

– Я тоже! – немедленно присоединился к нему еще кто-то. – Мне вообще с Рублевки туда пилить!

– Я сама заеду за Олей, не парьтесь, – продолжила мурлыкать Сандра. – Я без нее не хочу! Мы успеем, не волнуйтесь. Ну, может, опоздаем на полчасика, девушкам можно! Артурчик, тебе тяжело меня подождать?

– Хоть до утра! – поклялся тот. – Для тебя все, что угодно, бэби! Только если опоздаете сильно, пропустите много интересного. Программа на фестивале насыщенная, и она вас ждать не будет.

– Я приеду в центр на метро, – подала голос Оля. – К Сандре. Так будет быстрее.

– Найс! – оценила подруга. – Тогда в два у моего дома! У подъезда будет стоять моя машина, сразу туда садись, я предупрежу водителя! Машину помнишь?

– Помню, – подтвердила Оля. – Ты же меня несколько раз до дома подвозила.

– Тогда все будет изи! – подвела черту Сандра. – Артурчик, жди нас в три! Я позвоню, как будем подъезжать!

На этом обсуждение закончилось, и все, включая Сандру, переместились в другую комнату, гонять в свою «ПГ». Оля осталась одна и до вечера с удовольствием занималась обустройством свежеприобретенной студии, наслаждаясь новым внешним видом своей Иоланты. Компьютерная красотка в обновке и впрямь выглядела сногсшибательно: обворожительная блондинка в снежно-белом роскошном королевском платье с сияющими, словно чистый снег на ослепительном солнце, крылышками феи за спиной. Шмотка, конечно, обошлась безумно дорого, но оно того однозначно стоило! А деньги Иоланта заработает, у нее три профы прокачаны на максимум, за неделю все окупится! Надо только ресов насобирать. Но сначала – студия!

За два часа до полуночи с работы вернулась мама, и от игры пришлось оторваться. Мама одобрила выбор платья для Иоланты и похвалила Олин вкус, после чего Оля побежала накрывать на стол. Мама была очень уставшей и не скрывала, что сильно вымоталась и безумно хочет спать, но все же нашла полчаса поболтать. Мама у нее вообще супер, никогда не забывает поговорить с ней хотя бы чуть-чуть, как бы сильно не утомилась. И она всегда понимает Олю, ей можно рассказать обо всем и не бояться насмешек или порицания. Наоборот, она всегда выслушает и встанет на сторону дочери. Поэтому эти полчаса в день для Оли дороже всего. Даже Иоланту она любит не так сильно, хотя Иоланта, по сути, это и есть ее настоящая жизнь.

– Сандра пригласила меня завтра на фестиваль компьютерных игр, – сообщила Оля, убирая со стола. – Я давно хотела там потусить! Только как подумаю, сколько там людей, и все будут зыркать на меня, как на отстой, так весь позитив сразу пропадает…

– Не обращай на них внимания, – мама ласково поправила ей воротник на домашней одежде, – они не стоят твоих переживаний. Это пустышки. Для них важнее мишура, а не суть. Примитивные людишки не способны заглянуть внутрь, поверь мне. Бессмысленно обращать на таких внимание! А на фестиваль обязательно сходи! Пообщаешься с подругой, увидишь новинки своими глазами, просто проветришься. Ненадолго сменить привычную обстановку иногда бывает полезно. Езжай и не переживай ни о чем. Не смотри на толпу, это внешний антураж. Смотри на фестиваль! Увидь суть!

Мама ушла спать, и Оля принялась за мытье посуды, обдумывая ее слова. Мама, как всегда, права. И очень умна. Вроде сказала всего-то пару фраз, а самоощущение у Оли сразу же повысилось. Жаль, что они с мамой проводят друг с другом так мало времени. Но иначе не получается. У мамы много работы, и это очень ответственное поле деятельности. Она вообще очень сильная женщина, на ее долю выпало столько нереальных испытаний, но мама все преодолела, даже совершенно ужасную личную трагедию, от которой оправится далеко не каждый. Оля тяжело вздохнула. Вспоминать об отце она не любила, но сейчас эти мысли всплыли как-то сами собой. В общем-то сама она ничего не помнила, ей в ту пору было всего шесть лет, вся картина развернулась перед ней со слов мамы и из материалов уголовного дела, копии которых мама хранит у себя в шкафу. Детские воспоминания сохранили лишь один отцовский образ: крепкий улыбающийся мужчина с соломенными волосами подбрасывает вверх шестилетнюю девчушку, ловко ловит ее и подбрасывает вновь и вновь. Маленькая Оля пребывает в полнейшем восторге и заливается радостным смехом. Папа сделал так, что она умеет летать! Как настоящая птичка! Сильные руки отца подхватывали ребенка, словно пушинку, и отправляли ввысь, будто навстречу бездонно-прозрачным небесам, цвет которых идеально повторял цвет отцовских глаз, это врезалось в память почему-то особенно отчетливо.

 

Других воспоминаний об отце не сохранилось. Мама рассказывала, что он был и вправду физически сильным человеком. Отец был геологом, постоянно пропадал на задворках страны в поисках ценных месторождений. В одной из таких командировок мама с ним и познакомилась. Она в ту пору недавно закончила университет и работала младшим научным сотрудником в лаборатории одного талантливого ученого, занимавшегося изучением альтернативных видов энергии. Лаборатория работала над сложным проектом, в случае успеха которого в мировой энергетике открылись бы поистине революционные перспективы. Для нужд проекта требовалось изучение свойств различных природных элементов, включая особенности, присущие той или иной конкретной местности, и маме пришлось поездить по стране с геологическими партиями. Из очередной такой командировки она вернулась счастливой женой. Через год родилась Оля, и пять лет в их маленькой семье все было хорошо.

А потом началась черная полоса, навсегда перечеркнувшая мамино счастье. Лаборатория добилась успехов и стояла на пороге глобального открытия. Для получения финального результата требовался сверхважный эксперимент, и руководитель проекта, являвшийся его создателем и идейным вдохновителем, собрал для испытаний всех своих сотрудников. К сожалению, где-то в его расчетах была допущена ошибка, обнаружить которую впоследствии так и не смогли. В решающую минуту, когда экспериментальный прибор вывели на полную мощность, произошел ужасный взрыв. Руководитель проекта погиб, вместе с ним погиб еще кто-то, мама попала в реанимацию в состоянии комы. Трое суток врачи боролись за ее жизнь и все-таки сумели спасти пациентку. Мама получила сильный ожог лица, следы которого видны и по сей день, но не сдалась и вернулась к научной деятельности. Она продолжила проект погибшего ученого и со временем возглавила его. Но в Академии наук испугались столь рискованных разработок, и вся активность на эту тему была заморожена. Но мама не опустила руки и начала заниматься другими видами альтернативной энергии. Со временем она стала авторитетным специалистом в этой области и теперь курирует сразу несколько важных проектов. И пусть революционных прорывов больше достичь не удавалось, Оля не сомневалась, что рано или поздно мама изобретет что-нибудь нереально важное и нужное. Такие сильные люди, как она, никогда не сдаются.

Даже после кошмарных личных трагедий. Мама не любила рассказывать о том, что произошло дальше, и всегда говорила об этом крайне неохотно. Больше информации Оля получила из материалов уголовного дела. И понимала маму очень хорошо. После того взрыва отец изменился. Мама нехотя уточняла, что на самом деле он наверняка был таким всегда, просто до этого она не замечала его поверхностности. Оказалось, что привлекательную внешность отец ценил больше внутренней сути. Со следами сильного ожога на лице жена уже не была ему столь желанна, как прежде. Он стал грубым и замкнутым, начались беспочвенные придирки, скандалы на ровном месте и какие-то глупые и нелепые обвинения. Как потом выяснилось, во время очередной командировки, в ходе которой проводилась геологическая разведка перспективного месторождения тяжелых металлов, отец получил сильную дозу облучения. Из-за ошибки медиков это обнаружили не сразу, а когда все-таки обнаружили, у отца уже начало развиваться какое-то повреждение мозга. Оно вызвало помутнение рассудка, которое спровоцировало усиление неких «подсознательных комплексов и стереотипов», так сказано в материалах дела. С каждым месяцем отец относился к потерявшей привлекательность маме все хуже, а потом и вовсе попытался ее убить. К тому времени его психологическое здоровье вызывало серьезные опасения, но медикаментозное лечение не помогало, и мама на всякий случай спрятала в доме все колющие и режущие предметы.

Но в конце концов трагедия все же произошла. У отца окончательно помутился рассудок, он разбил зеркало и хотел перерезать маме горло его осколком. Мама едва не погибла второй раз, сам он в момент нападения изрезал себе все пальцы, на фотографиях с места преступления были целые лужи крови… Мама вновь попала в реанимацию и вновь выкарабкалась. Отца арестовали. На суде он вел себя абсолютно неадекватно и вообще заявил, что его жену подменили инопланетяне, а он пытался убить того, кто прикрывается ее личиной. Психиатрическая экспертиза признала его невменяемым и социально опасным, после чего отца поместили в психушку. Из которой он едва не сбежал, тяжело ранив трех санитаров и двух охранников. С тех пор его содержат в специальном учреждении для особо опасных психов. Людей к нему не пускают, потому что с годами все стало еще хуже, и он пытается вцепиться в горло зубами любому, кто заходит к нему в палату, даже санитару, который приносит еду. Поэтому смирительную рубашку с него не снимают даже тогда, когда ведут в душ.

Но мама смогла найти в себе силы оправиться даже от этого. Ожоги и шрамы на лице, руках и горле минимизировали пластические хирурги, следы от них стали гораздо меньше, но мама принципиально не прячет их под слоем косметики. Говорит, что это доказательство ее побед над судьбой, и они придают ей сил всякий раз, когда она смотрит на себя в зеркало. А еще они более чем красноречиво показывают собеседникам и оппонентам, с насколько сильным человеком они ведут дела. Мама сменила квартиру и продолжила жить. Она нереально сильная. Правда, об отце в их маленькой семье вспоминать не принято, но с этим Оля целиком согласна. В школу она пошла уже на новом месте жительства, и еще не хватало, чтобы о таком прошлом стало известно ее имбицильным одноклассникам. Для всех ее отец был геологом, который погиб в очередной экспедиции. И эта версия Олю вполне устраивала. И вообще, вспоминать такое совсем не хочется, а хочется быть такой же сильной, как мама! Жаль, что у нее это совсем не получается. Проблемы и с силой, и с внешностью. Приходится признать, что она явно пошла в отца. Дочери, как правило, идут в папу, она много читала на эту тему, и это вгоняло в уныние еще сильнее. Она точно неудачница – ни рожи, ни кожи, ни фигуры, да и маминой внутренней силы что-то не заметно…

Оля тяжело вздохнула, сложила в кухонный шкаф вымытую посуду и отправилась готовиться ко сну.

* * *

Незнакомое служебное помещение было большим и целиком заставленным параллельными складскими стеллажами, заполненными какими-то коробками и пластиковыми ящиками. Оля шла вдоль уходящего под потолок стеллажа, пытаясь разглядеть в щели между коробками кого-то, кто находился в помещении кроме нее. Она точно знала, что здесь кто-то есть, и стремилась не упустить этого «кого-то». Понять, в чем дело, не удавалось, но было предельно ясно, что дело нечисто. Оля торопливо добралась до окончания стеллажа, обогнула его массивную конструкцию и оказалась возле следующего такого же. В ведущем вдоль него проходе было пусто, и она заторопилась дальше, ускоренным шагом проходя мимо стеллажей, уходящих в глубь помещения, и заглядывая в каждый проход. Стеллажи один за другим оставались позади, но обнаружить тех, кого она пытается не упустить, никак не удавалось. Где-то впереди, в невидимом отсюда углу склада, щелкнул дверной замок, и раздалось удаляющееся цоканье дамских каблуков.

Они там! Оля устремилась вперед, переходя на бег, и в последнюю секунду успела заметить девушку в роскошном белом платье, исчезающую за дверью. Кажется, ее заметили! Надо торопиться, иначе она их упустит! Оля добежала до выхода и рванула на себя дверную рукоять. К счастью, та, которую она преследует, не успела запереть за собой дверь. Наверное, не успела. Неожиданно Оля четко ощутила, что время запереть дверь у девушки в белом было. Она не стала запирать ее перед носом у Оли потому, что совершенно ее не опасалась. Незнакомка была уверена, что Оля для нее не противник и вообще не проблема, так что ее можно попросту не замечать. Это было обидно и совсем не ново, но почему-то на этот раз Оля упорно продолжала преследование. Она распахнула дверь и выскочила из склада, оказываясь на служебной лестнице. Торопливые шаги звучали где-то вверху, Оля подбежала к перилам, задирая голову вверх, и увидела беглянок.

С этой книгой читают:
Развернуть
Нужна помощь